25.03.2020 09:00
Артём Метелев о волонтёрском движении в России слушать скачать
Соведущий программы "Россия — страна возможностей" Алексей Каспржак и председатель Совета Ассоциации волонтерских центров, член общественной палаты РФ Артём Метелев говорили о развитии волонтёрского движения, о помощи тем, кто сегодня оказался в изоляции, на карантине, о реабилитации инвалидов, о государственной поддержке движения.
Телефон: 8 800 200-34-11

С.СТИЛЛАВИН: Друзья мои, наш традиционный проект «Россия – страна возможностей» сегодня расцветает новыми технологическими красками. Участники этого проекта сегодня находятся в четырех разных местах. Алексей Каспржак, ведущий программы «Россия – страна возможностей», вице-президент государственной корпорации развития «ВЭБ.РФ». Леш, доброе утро.

А.КАСПРЖАК: Привет.

С.СТИЛЛАВИН: Леш, расскажи слушателям, где ты находишься, чтобы мы представили.

А.КАСПРЖАК: Слушай, я дома, если честно, потому что, с одной стороны, это не плохо, но, с другой, продолжая наш прошлый эфир, если ты помнишь, в прошлый раз мы с тобой сильно спорили, вот я в данном случае приверженец традиционных способов ведения эфира все-таки, мне как-то удаленка претит.

С.СТИЛЛАВИН: Видишь, это челлендж, Алексей, это вызов, это надо преодолеть.

А.КАСПРЖАК: Ты хочешь сказать, что мы с тобой поменялись ролями?

С.СТИЛЛАВИН: Да, теперь я буду твоим тьютором.

А.КАСПРЖАК: А я традиционалист.

С.СТИЛЛАВИН: Хорошо. Друзья мои, я рад, что у нас есть возможность все равно, несмотря ни на какие изменения технологические быть на связи. И сегодня у нас наш главный герой Артем Метелев, председатель Совета Ассоциации волонтерских центров. Кстати, на минуточку, член Общественной палаты Российской Федерации. Артем, доброе утро.

А.МЕТЕЛЕВ: Доброе утро.

С.СТИЛЛАВИН: Артем, вы так грустно это сказали. Я, честно говоря, сейчас просматривал ваши фотографии, ну, потому что вас нет рядом, а мне хочется представлять себе человека, с которым я разговариваю.

ВЛАДИК: Визуализировать.

С.СТИЛЛАВИН: И, вы знаете, я скажу очень не скромно, но с точки зрения нашей аудитории очень четко. Вашей улыбке позавидую даже я.

А.КАСПРЖАК: Сережа, ты в этом отношении перестал быть…

С.СТИЛЛАВИН: Я говорю это, как человек эмоциональный. Я скажу так, вот все фотографии, которые я видел у Артема, они все с белозубой, такой огромной улыбкой, очень обаятельной.

А.МЕТЕЛЕВ: Я и сейчас улыбаюсь.

С.СТИЛЛАВИН: Да, но это не слышно. Хорошо. Значит, Артем занимается бескорыстной помощью людям, правильно я понимаю?

А.МЕТЕЛЕВ: Да, мы развиваем волонтерское движение в стране. Уже много лет, больше 10 лет добровольчество, волонтерство, социальных проектов и все то, что вообще, в целом, может помочь людям или качественно поменять нашу жизнь.

С.СТИЛЛАВИН: Артем, чтобы немножко перестать быть консерватором, как вот сейчас себя чувствует Каспржак, я хочу спросить, вы чувствуете себя лично функционером от волонтерского движения?

А.МЕТЕЛЕВ: Да, чувствую. Периодически мне приходится даже быть, так называемым, иногда чиновники называют чиновником от волонтерства. Потому что совещаний очень много, и именно на них приходится представлять интересы сообщества, некоммерческих организаций, волонтеров. Огромное число есть и до сих пор сложностей в этой сфере. И для того, чтобы эти барьеры сложностей снимать, приходится пропадать во многих государственных различных сценариях, скажем так. Поэтому, да, конечно, я думаю, что, так или иначе, работа с этим связана.

С.СТИЛЛАВИН: Понятно. Алексей, я так понимаю, вы с Артемом знакомы не первый год, правильно?

А.КАСПРЖАК: Не первый год.

С.СТИЛЛАВИН: Расскажите нам об Артеме хорошее.

А.КАСПРЖАК: Смотрите, на самом деле, вот давайте здесь несколько историй. История номер первая, это все-таки давайте понимать, в каком мы сейчас контексте находимся, а мы сейчас находимся в контексте, который не позволяет нам быть всем в студии совместно. И Артем ведет, насколько я понимаю, Артем ведет сейчас достаточно большую работу, связанную с помощью тем, кто находится на изоляции. И в этом смысле, как это устроено, как можно этим воспользоваться, нужно просто использовать, на мой взгляд, все каналы, для того чтобы это сообщить. Это первый сюжет.

Сюжет номер второй. Он важный, он актуальный, но я прошу прощения, может быть, за некую недооценку, как может слушателю показаться, что я недооцениваю ситуацию. Нет, я ее хорошо, в принципе, более-менее представляю. Но это самый такой поверхностный вопрос, который стоит обсудить, его стоит сформулировать и донести до всех, кто может. А вот второй вопрос, Сережа его начал потихонечку определять, но, как мы к этому относимся, я имею в виду к тому, что люди помогают другим людям, как это устроено у нас, насколько это у нас огосударствляется и насколько это может, как это может повлиять на само движение.

С.СТИЛЛАВИН: Алексей, а вы вот прямо задайте вопрос. Может ли быть волонтерское движение свободным, условно говоря, от координации? Потому что, мне кажется, есть такая тема. С одной стороны, очень хочется быть таким независимым полностью, а, с другой стороны, надо видеть общую картину, где помощь реально нужна, а где нет. Потому что с точки зрения каждого отдельного конкретного человека общая картина не выстраивается, и с этой стороны государство как бы может правильней позиционировать, где действительно есть еще дыры какие-то, например, в социальной работе, где волонтеры могут помочь. Вот действительно, как с этим, как с ощущением, Артем, жажды такой вот независимости и соответственно, но, с другой стороны, координации с государством?

А.МЕТЕЛЕВ: Смотрите, по разным оценкам у нас около 40 процентов волонтеров действуют в одиночку. Они не участвуют в каких-то организованных структурах. Это не обязательно государство, это могут быть и некоммерческий сектор, большое число разных благотворительных фондов, НКО. Но чуть меньше половины это те, которые одни сами что-то делают, либо они с разными организациями работают, не причисляя себя к какой-то конкретной, это нормально.

С.СТИЛЛАВИН: Артем, а можно конкретный пример? Потому что вы стараетесь формулировать это все. Вот конкретно, чем эти люди занимаются?

А.МЕТЕЛЕВ: Ну, например, можно, если возле вашего дома находится центр реабилитации инвалидов, и вы сами пришли туда и договорились с руководителем о том, что будете его посещать и играть в «Мафию», например, с ними, как мы в свое время делали, то для этого вам не нужна некоммерческая организация. Вы это сами можете делать и даже никому об этом говорить, скорее всего, не будете. Вы просто будете ходить и получать удовольствие свое внутреннее моральное, этим самым помогая, в том числе, людям в общении, в каком-то внимании.

С.СТИЛЛАВИН: Артем, тогда не могу не задать вопрос, а откуда взялась тогда цифра 40 процентов, если есть такие волонтеры молчуны, которые делают что-то?

А.МЕТЕЛЕВ: Это социология.

А.КАСПРЖАК: Подсчитали.

А.МЕТЕЛЕВ: Нет, это социологические исследования, которые мы проводим ежегодно. И люди, которые отвечают на них, участвуют, они говорят, что, да, я волонтер, но я работаю в одиночку. Это нормально.

А.КАСПРЖАК: Артем, сейчас, я прошу прощения, Артем сейчас очень правильную вещь сказал. Вот, знаете, в общественном все-таки поле понимание волонтерства это понимание как бы цель лежит в помощи кому-то. А, на самом деле, мне кажется, очень важно донести, что эта цель лежит в том человеке, который этим занимается.

Дело в том, что с развитием экономики огромное количество людей не ощущает своего как бы общественной, у них нет общественной прописки. Они не ощущают своей общественной значимости. Но, если ты передвигаешь, механически делаешь, помните, как в притче о каменщиках, не каждый каменщик понимает, что он строит город. И в этом смысле у него нет вот этого ощущения социальной своей пользы, которая, как ни странно, является значимым фактором счастья.

С.СТИЛЛАВИН: А можно, Алексей, вопрос к вам обоим, и к тебе, Леша, кстати, мы так и не узнали, купил ли ты своему сыну меч за 45 тысяч рублей. Ты как-то это скрыл от нас, а я помню. Ну, вот, и к Артему тоже вопрос. Вот, смотрите, мы по всем опросам имеем следующее. Главная ценность человека это семья в нашей стране, и это позиционируется на самом высоком уровне, и, в общем-то, мне кажется, с этим никто не спорит.

Но человек, думая о том, что главная задача это семья, тем не менее, тяготится ощущением, что он что-то недодает обществу. Что он кому-то не приносит пользу. Вот в чем вот этот парадокс? Разве человеку недостаточно заботиться только лишь о тех, с кем ты связан своей кровью, то есть родственными узами, но надо еще кому-то помогать, кто по ДНК тебе абсолютно чужой человек. Вот в чем вот этот парадокс?

А.КАСПРЖАК: Нет, подожди, ну, во-первых, здесь парадокса нет, секунду. Причем здесь, даже, то, что ты выполняешь функции свои по отношению к своей семье, это и есть общественная польза, в том числе. Просто кому-то это нужно более, у кого-то не получается, у кого-то этого нет. У нас, как и вообще главная ценность человека это он сам. Я готовился к эфиру, я нашел цитату, которая мне крайне импонирует. Я сейчас изучаю такого психолога Адлера, он как бы один из родоположников психоанализа, только он такой антипод Фрейду. И у него есть фраза замечательная, она сформулирована в достаточно популярной книге «Смелость не нравиться». «Счастье – это ощущение своего содействия обществу». Вот, как его человек для себя сам определяет, через семью, через двор, через улицу, через дом престарелых, через то, что, как для меня.

Вот для меня волонтеры открылись, вот с Артемом мы познакомились, он мне помог собаку найти, которая убежала в Москве. И он заставил через это, у меня не было другого варианта, мне не к кому было обратиться. А та девочка, которая нашла мою собаку, она, собственно говоря, я не знаю, что ею двигало, но в результате, ну, вот она точно мне счастье подарила, она большому количеству людей счастье подарила, потому что мы эту собаку нашли.

А.МЕТЕЛЕВ: Она и сама получила удовольствие.

А.КАСПРЖАК: Да, и она сама, уверен, получила удовольствие.

С.СТИЛЛАВИН: Алексей, чтобы наша история не превращалась просто в разговор о чем-то отвлеченном, пожалуйста, какой породы у вас собака, и как ее зовут, чтобы мы как бы сопереживали вам?

А.КАСПРЖАК: Джек-рассел, зовут Гаррик. У меня, правда, теперь есть вторая собака, тоже джек-рассел.

С.СТИЛЛАВИН: То есть, вы хотите сказать, что вы пока искали, завели еще второго?

А.МЕТЕЛЕВ: Чипированная уже, надеюсь.

А.КАСПРЖАК: Да, уже чипированная, оба чипированы, оба с татуировками, оба, ну, там со всем. Сейчас появилась третья.

С.СТИЛЛАВИН: Понятно. Слушайте, ну, вы разносторонний.

А.КАСПРЖАК: Сереж, я могу и тебя завести, в принципе.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, уже ты меня с пол-оборота уже завел сегодня. Артем, ну, вот скажите, пожалуйста, хорошо, 40 процентов это люди, которые тихо делают какие-то дела, не афишируя, и 60 процентов. Что ими движет, почему им нужна организация какая-то, вот, в чем вопрос?

А.МЕТЕЛЕВ: Все очень просто. Во-первых, волонтеру требуется обучение, потому что очень много различных сфер, где нужны навыки, немножко навыков или долгое обучение, по-разному. Но, в любом случае, кто-то должен это делать. Это делают организаторы так называемой волонтерской деятельности, это либо фонд, либо молодежные центры, школы, вузы, ну, по-разному, в зависимости от того, сколько тебе лет, и чем ты хочешь заниматься.

Во-вторых, в одиночку иногда просто скучно. То есть хочется, чтобы ты был в команде. И, в том числе, многие идут в волонтерство за общением, за контактами, потому что, если ты на определенных ценностях, то ты там найдешь человека, своего единомышленника, человека, с которым тебе будет комфортно, который тоже экологичный, с которым ты дальше сможешь уже выстроить какие-то более качественные отношения в жизни, будь он другом и так далее.

С.СТИЛЛАВИН: Артем, а, кстати, в этой связи вы регистрируете, ну, например, семейные пары, которые возникли на почве общего увлечения?

А.МЕТЕЛЕВ: Да, есть такие, конечно. Есть такие кейсы, я знаю пару, на олимпийских играх, его тоже Артем зовут, а жену, по-моему, Евгения звали. Они познакомились там, теперь семья у них, уже дети есть.

А.КАСПРЖАК: Артем, не обижайся, доволонтерились, да?

А.МЕТЕЛЕВ: Ну, да. Нет, так это нормально абсолютно. И, честно говоря…

А.КАСПРЖАК: Тусовка. Это очень важный фактор, конечно.

С.СТИЛЛАВИН: Артем, а вы можете нарисовать вот сегодня собирательный портрет тех людей, с которыми вы работаете, возраст, что это за ребята, как правило?

А.МЕТЕЛЕВ: Ну, чем нравится мне моя работа, тем, что она абсолютно не ограничивает ни возрастную, ни какую-то профессиональную рамку. Люди совершенно разные абсолютно. Но, конечно, преимущественно в нашей стране это молодой человек, у нас средний возраст волонтера 25 лет. В европейских, в американских государствах это больше 35, 30-35 средний возраст, у нас 25.

У нас это связано с государственной молодежной политикой, с акцентами, которые расставляются в стране. Но огромное число сейчас людей приходит сюда на пенсии, то есть называем это серебряный, третий возраст, то есть люди находят здесь просто для себя новое дыхание, самореализацию, они подтверждают свои навыки.

С.СТИЛЛАВИН: Артем, а не могу не спросить вот, о чем. Поскольку это все-таки организация, и она ставит благородные очень цели, вот смотрите, попытаюсь поточнее сформулировать. Люди уже приходят к вам, у них есть некий душевный порыв, правильно? У них есть порыв, у них есть желание что-то делать.

Уже занимаясь этой работой, вы видите, что люди, ну, скажем так, я не хочу использовать это тренинговое слово «личностный рост» или что-то, но они еще больше расцветают нравственно, не знаю, морально, развиваются как-то еще выше? Или они уже такие хорошие, замечательные люди цветы, которые просто, так сказать, в удовольствие занимаются этим делом?

А.МЕТЕЛЕВ: Ну, я считаю, что волонтерство это невероятно эффективный инструмент именно раскрытия личности и приобретения человеком навыков, которые приобрести на работе или на учебе, невозможно. Это навыки общественной коммуникации, это навыки осознанности, лидерства, навыки принятия решения в критических ситуациях.

То есть то количество компетенции и внутренних собственных сильных качеств, которые ты себе формируешь, колоссальное. И поэтому люди это понимают. Они просто, ну, сарафанным радио приходят в волонтерство, потому что им рассказывают – слушайте, там так классно, я там научился тому, тому, тому, то, что я перечислил, приходи тоже. А это сейчас на рынке труда самое важное. То есть человек смотрит и на эмоциональный интеллект, смотрит на то, как он улучшает быстро ситуацию, на то, как он общается с людьми.

А.КАСПРЖАК: Меняется.

А.МЕТЕЛЕВ: Конечно. И поэтому, безусловно, люди, то, что уже приходят с порывом, это уже можно назвать их цветами, как вы сказали, но в них вкладывается все волонтерское движение, весь дух, и каждый человек поодиночке все лучшее, что у него есть друг другу, так сказать, опыляют. Поэтому люди растут.

С.СТИЛЛАВИН: Артем, я, вот вы знаете, все-таки человек старой закалки, советский, я вот эти все термины, искренне скажу, ненавижу и не понимаю. Вот вы можете по-человечески объяснить, что такое эмоциональный интеллект? Потому что вы сейчас обрушили на меня целый шкаф вот этих слов, которые, понимаете, мы, с одной стороны, говорим о душевности. Ну, только душевный человек может бескорыстно, без бабок идти и кому-то помогать, правильно? А, с другой стороны, его действия описываются какими-то чудовищными словами.

А.КАСПРЖАК: Сереж, можно я, я прошу прощения. Еще раз, не надо расценивать и раскрашивать волонтерство, на мой взгляд, Артем, ты меня можешь потом поправить. Это не бескорыстно. Вот приведу пару примеров. Пример номер первый. Моя старшая дочь, которая, для того чтобы найти те компетенции как раз, которые, ну, условно говоря, научиться тому, чему она не может научиться в школе, она хочет сейчас поучаствовать в тех волонтерских проектах, которые связаны с ее будущей профессиональной деятельностью. Для нее это элемент ее портфолио.

И это настолько, просто люди разные есть, есть люди, которые могут сделать что-то по отношению к чужому престарелому человеку, а есть люди, которые будут это делать, будут проводить какие-то социологические опросы для общественных организаций бесплатно. А есть третьи, которые с детьми будут разговаривать. Не нужно этому придавать сразу какое-то такое бесплатное…

А.МЕТЕЛЕВ: Шаблонное значение.

А.КАСПРЖАК: Шаблонное значение.

С.СТИЛЛАВИН: Алексей, я не ожидал от вас, что, вы, оказавшись дома, наедине со своим ноутбуком, вдруг озаритесь светом правды. Во-первых, вы из писания нам притчу представили, а сейчас вы заявили, что волонтер это не бескорыстный человек. У меня не укладывается, у меня разрыв шаблона.

А.КАСПРЖАК: Нет, еще раз, я не люблю, когда мы апеллируем только к истории бескорыстности и так далее. Вопрос не об этом. Еще раз говорю, это нужно человеку, для того чтобы человек ощутил себя счастливым, он должен, понимаете, он не только должен заработать и есть, а ему еще нужно иметь некий, он должен понимать свое жизненное предназначение, которое…

С.СТИЛЛАВИН: Алексей, но я категорически против потребности психологические все-таки причислять к материальным и называть все это вместе корыстью. Вот категорически не согласен с вами. Давайте мы этот острый разговор продолжим сразу после новостей.

Друзья мои, сегодня в «Россия – страна возможностей» мы продолжаем обкатывать наши новые технологии, когда каждый гость, каждый ведущий на своем месте в буквальном, а не переносном смысле этого слова. Сегодня Алексей выходит из своей квартиры и, наконец-то, он, я надеюсь, не надел свои элитные лаковые ботиночки.

Очень важный момент прозвучал, он действительно важный, о том, что волонтерство это не бескорыстие, но каждый в этом деле получает то, что он соответственно ищет. Может быть, не материальное, но, по крайней мере, для своей души, для сердца какие-то вещи, которых ему не хватало в жизни. Вот мы не должны забывать, ребята, что сегодня волонтерство действительно очень важная история, потому что очень много у нас пожилых людей.

Я напомню, что сейчас, это официальное уже постановление, это не просто призыв куда-то в пустоту из приемника из какого-то, если вам больше 65 лет, то вы могли бы сидеть дома. Нет, это настоящее указание ответственное для ответственных людей, а пожилое поколение это все-таки люди ответственные, в отличие от школьников, которые в свои такие вынужденные каникулы шляются по улицам, вот об этом даже журналисты постоянно рассказывают и призывают родителей все-таки детям объяснить, что каникулы это, для того чтобы быть здоровыми, а не для того, чтобы развлекаться в торговых центрах.

Так вот, пожилым людям после 65 лет нельзя сейчас выходить на улицу, надо беречь свое здоровье максимально. И волонтеры это как раз те люди, которые могут и должны, и делают уже это, помочь пожилым людям справиться со всеми бытовыми проблемами. Правильно я говорю, ребята?

А.КАСПРЖАК: Да, абсолютно правильно. Артем сейчас отошел, к сожалению, там параллельно…

С.СТИЛЛАВИН: Ну, конечно, работа.

А.КАСПРЖАК: Реализация этой же программы, которая называется «мывместе2020.рф», это то место, куда можно обратиться и где можно написать о своей какой-то потребности в жизнеобеспечении, которая нужна человеку, находящемуся на изоляции.

С.СТИЛЛАВИН: Леш, тогда мы ждем Артема обратно к его ноутбуку. Я тогда все-таки, вот смотри, задам тебе такой вопрос, хотел, пока нет с нами Артема. Смотри, тебе нашли собаку, правильно, нашли собаку Гаррика. Скажи, пожалуйста, эта девочка, которая в итоге откликнулась на твой клич о помощи, а люди, которые знают, что такое домашний питомец, ну, у меня такая была бабушка, например, она считала, что домашнее животное это главный источник грязи. Поэтому мне никогда в детстве не разрешали заводить что-нибудь такое четвероногое.

Но для настоящих людей, которые понимают, что такое собака или кот, это, в общем-то, член семьи, и потеря это, конечно, настоящая трагедия. Скажи, пожалуйста, эта девочка, как ее зовут? И она отличалась чем-то от других подростков, молодых людей, девчонок, которых ты видишь просто на улице, просто в жизни?

А.КАСПРЖАК: Слушай, ну, вообще в силу такой моды на историю волонтерства, я честно могу сказать, я от всего такого сильно модного пытаюсь как-то немножко сторониться. И я, если честно, тем более что эта мода стала такой очень сильно близкой к организованной официальной, что, в целом, было ощущение, что, честно говоря, там только очень большая, очень красивая картинка нарисована.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, то есть, грубо говоря, пиар такой, облако пиара, а, на самом деле, эффекта ноль?

А.КАСПРЖАК: Да. И в этом смысле, но в той ситуации, а абсолютной безысходности, потому что, по-моему, это был уже второй день поисков, в Москве, если потерялась собака, статистика говорит о том, что, если в первый день ты ее не найдешь, то вероятность ее нахождения стремится к нулю. Больше не к кому было обратиться, и в этом смысле я написал Артему, мы тогда только познакомились, и он очень быстро включился, надо сказать.

Есть специализированные организации, которые как раз и занимаются поиском животных. У нас просто нет такой некоей системы общей. У нас есть очень много разных сетей, в которых появляются объявления о пропаже или поиске животного. И это произошло вот как-то так. Потом они очень сильно нам помогли, они разместили все эти объявления везде, где можно было бы это увидеть. И в один прекрасный момент просто пришла фотография забитого Гаррика. Ты его увидишь, я тебе сейчас прислал фотографию.

С.СТИЛЛАВИН: Ты мне прислал фотографию, я поясню, к сожалению, на фотографии два собакина, я не могу понять, кто из них Гаррик, рыжий или черный?

А.КАСПРЖАК: Черный, Гаррик справа черный.

С.СТИЛЛАВИН: Черный. Дело в том, что из этой фотографии я потом, если с вашего позволения, когда увижу как-нибудь Владика, эту фотографию покажу. Во-первых, я могу сделать, что у Алексея прекрасный вкус на замечательный кафель в ванной комнате.

ВЛАДИК: Началось.

С.СТИЛЛАВИН: А, во-вторых, самое главное, фото сделано из ванной, понимаете, да? Два собакина, они встали на задние лапы, и как бы оттуда они смотрят на своего любимого хозяина. Я хотел бы один вопрос вам, Алексей. Вы с пеной принимаете ванну или нет?

ВЛАДИК: Прекратите, Сергей, завидовать.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, это жизнь, ребята, это жизнь. Ну, я не хочу формальных слов, это жизнь.

А.КАСПРЖАК: Главное, что я принимаю ванну без тебя, Сергей.

ВЛАДИК: Очень хороший ответ, правильный.

С.СТИЛЛАВИН: Как сказал Карлсон, вот я смотрю, вы принимаете ванну с собакой, а как сказал Карлсон – но я же лучше собаки. Хорошо. Шутка. Как зовут девочку-то эту?

А.КАСПРЖАК: Слушай, вот мне ужасно неудобно, но так как это происходило больше года назад, то я не помню, как ее зовут. Мы с ней потом переписывались, благодарили, но она даже вот, как бы сказать, она, поразительно было то, что она делала, для нее было большим благом, нежели какие-то слова благодарности, возможности как-то отблагодарить. Она даже не появилась. Ну, условно, тем более надо понимать, что эта девушка училась и жила где-то недалеко совсем. То есть это в районе Шаболовки, метро «Шаболовская» происходило.

С.СТИЛЛАВИН: Ах, вот, где кафель. Понятно.

А.КАСПРЖАК: И в этом смысле она не стала другом, товарищем, еще кем-то, она не попросила никакой благодарности, она просто была очень довольна тем, что это случилось, что собака нашлась.

С.СТИЛЛАВИН: Это очень хорошо. И она ничего не потребовала взамен, правильно? Вы же хотели отблагодарить ее?

А.КАСПРЖАК: Нет, ну, это нормальное желание отблагодарить. Но вопрос заключается в том, что она даже никак не проявилась. То есть, по большому счету, кроме благодарности в сети больше ничего невозможно было бы сделать, потому что человек не был идентифицирован никаким образом. Она просто прислала фотографию и объяснила, где она эту фотографию сделала, для того чтобы можно было забрать собаку. Это не так далеко было от дома.

С.СТИЛЛАВИН: Друзья мои, я хотел бы сказать нашим слушателям, чтобы они вот в этой истории с собакой, очень человечной видели, что, возможно, мы просто разговариваем разными словами, на разных немножко языках. Потому что я, конечно, не могу представить себе, чтобы большинство наших слушателей в обычной речи использовали глагол «идентифицировать». Но, вы понимаете, по тому, как Алексей трепетно относится к Гаррику, а это не Харламов, не Бульдог, а джек-рассел, что он тоже чувствует, он тоже человек, хотя иногда кажется и не человеком, и это логично.

А.КАСПРЖАК: Вот, смотри, вот тут вот следующий вопрос, следующая вещь крайне важная, надо просто ее понимать. Понимаешь, мы, видимо, люди, мы и старше нас, люди советской закалки, они привыкли, им все время говорили, что все общее, все надо делать всем…

С.СТИЛЛАВИН: Наше.

А.КАСПРЖАК: Все наше, все надо делать всем бескорыстно, за какие-то вещи нужно бескорыстно бороться, чего-то достигать. И, видимо, вот эта вот история бескорыстности, она как-то странным образом, она у нас, мы к ней относимся, как к некоей высшей ценности. На самом деле, еще раз, я вот в своем тезисе относительно корысти, просто корысть бывает разная, и это потребность. Ну, давайте не называть ее корыстью, это потребность.

Это потребность человека в сложном сегодняшнем обществе, в котором ты не находишь смысла, в котором ты иногда не находишь смысла своего существования, опереться на свою социальную роль. На то, что ты просто сделал быстро хорошую вещь, и ты видишь результат своего дела, ты видишь радость, отклик. И тебе, знаете, так на душе тепло, хорошо. Ты просто понимаешь, зачем ты прожил этот день.

С.СТИЛЛАВИН: Алексей, можно вопрос? Вам не кажется, что вот это ощущение бессмысленности, оно было характерно до совсем недавнего времени, когда некая зажратость и некая устаканенность и стабильность, ну, вот именно в личной жизни, в какой-то рутинности даже, она и была, вызывалась вот этим. Как пел Вадимыч, на какой-то там кефир, на фруктовый была похожа жизнь. И вот сейчас новая реальность, соответственно, которая приходит, она действительно выносит на поверхность другие цели, другие задачи, жизнь становится острее. И вот в этом смысле, не пострадает ли волонтерство, что у людей появляются и сиюминутные какие-то задачи, более острые, чем вот в благополучные, скажем так, для глобального мира времена.

А.КАСПРЖАК: Понимаешь, мы относимся, у нас даже слово волонтер, оно такое, оно от чего-то, ну, условно…

С.СТИЛЛАВИН: А чем вам не нравится доброволец?

А.КАСПРЖАК: Оно, знаешь, еще, что напоминает, типа вот ты поработал, а потом можно поволонтерить. Понимаешь, тут история, еще раз, тут история глубже. Для современного человека делание чего бы то ни было без прямой финансовой выгоды, есть абсолютная цивилизационная норма. Ну, то есть человек не должен, а иначе он до конца человеком себя не ощущает. Потому что быть встроенной функцией только в экономику, ну, это, на самом деле, недостаточно для одушевленного, рефлексивного существа под названием человек. И в этом смысле ему нужно в чем-то себя еще проявлять. Есть еще то, о чем ты говоришь, есть семья, есть личные отношения. Но вот этот…

С.СТИЛЛАВИН: Ну, есть, в конце концов, ванна, наполненная горячей водой.

А.КАСПРЖАК: То есть, ты представляешь, там еще может быть книга, там еще может быть бокал шампанского, там вообще может много, чего быть.

С.СТИЛЛАВИН: Может быть целая ванна, наполненная шампанским.

А.КАСПРЖАК: Ну, это липко. Ну, наверное, может, не знаю, не пробовал.

С.СТИЛЛАВИН: Понимаю. Алексей, в любом случае…

А.КАСПРЖАК: Когда будет у меня день рождения, я тебе об этом напомню, о твоем желании наполнить ванну.

С.СТИЛЛАВИН: Обязательно. Я с вашей помощью тоже вспомню. Алексей Каспржак, друзья мои, ведущий программы «Россия – страна возможностей» со мной на прямой связи. Я в бане, Алексей недалеко от ванны с кафелем, рядом с ним три собаки джек-рассел. Все трое джек-рассел?

А.КАСПРЖАК: Нет, два джек-рассела, а одна акита-ину.

С.СТИЛЛАВИН: Одна акита-ину. Учим новые слова. Ну, что же, нашему юбиляру Владику простительно, что ролик «Россия – страна возможностей» не вышел, не порадовал нас.

ВЛАДИК: Ну, давайте послушаем, ну, что такое.

С.СТИЛЛАВИН: Вот, узнаю Владика. Не знаю, вернулся ли к нам Артем Метелев. Вот вы представляете, какой человек, с утра до ночи он востребован. Мне кажется, вот самый счастливый человек сейчас среди нас четверых, это Артем.

А.КАСПРЖАК: Появился.

А.МЕТЕЛЕВ: Это правда.

С.СТИЛЛАВИН: Артем, пользуясь, у нас очень мало времени, мы, как могли его отжимали у эфира, время, про собак поговорили, про то, про се. Программа «Мы вместе» это очень важно сейчас, Артем. Я еще раз напомню, что 65+ люди обязаны сидеть дома ради своего здоровья, ради своей жизни. Как помочь им при помощи волонтеров решить свои бытовые проблемы? Они реальные, это не фантазия, да?

А.МЕТЕЛЕВ: Я бы рекомендовал даже 60+. Если кому-то нужна помощь, а сейчас большое число людей находится в так называемой самоизоляции, действительно на домашнем карантине, это важно, ради собственного здоровья. Если вам нужна помощь в покупке продуктов питания, лекарств, бытовых вопросов, если, конечно, у вас нет собственных родственников и тех, кто готов это сделать, вы проживаете в одиночестве, то у вас есть возможность позвонить на горячую линию. Я продиктую номер это 8(800)200-34-11. Это наш колл-центр.

Вы звоните на горячую линию, если вы одиноко проживающий пенсионер, мало мобильный гражданин, то вы можете попросить приобрести вам то, что необходимо для вашей жизни. И соответственно наши волонтеры, которые сейчас работают во всех регионах России, у нас больше 8 тысяч человек за несколько дней сейчас записалось, каждый день регистрируется по 1 тысяче, по 1,5 тысячи человек, мы придем к вам в течение суток и принесем то, что необходимо.

С.СТИЛЛАВИН: Артем, а записываться тоже по этому телефону?

А.МЕТЕЛЕВ: Помимо этого, вот то, что я хотел сказать, мы запустили сайт, он называется «мывместе2020.рф». И очень важно, чтобы наши радиослушатели, неважно, где бы они ни работали, и сколько бы им ни было лет, если у них есть желание присоединиться, сделать что-то хорошее, помочь тем, кому необходима помощь сейчас в эту трудную ситуацию, пожалуйста, либо запишитесь в волонтеры, мы ждем людей абсолютно всех. Сейчас нужны и руки, и люди во всех городах нашей страны, «мывместе2020.рф». Вы можете стать волонтером, мы сейчас ищем психологов, юристов, просто волонтеров, которые готовы помогать или тех, кто готов в онлайн общаться с подопечными различных социальных учреждений.

С.СТИЛЛАВИН: Артем, и еще раз можно телефон?

А.МЕТЕЛЕВ: 8(800)200-34-11. Но что еще важно, позвольте, у нас там есть возможность записаться не только, как волонтер, мы за три дня работы сайта получили 1300 заявок на партнеров от различных предпринимателей, от бизнеса, от коллективов, от просто людей, которые готовы сделать что-то, какую-то услугу оказать, дать какой-то товар, какой-то ресурс.

И, если нас слушают радиослушатели, зайдите на сайт, посмотрите, чем вы готовы поделиться, возможно, что-то предоставить, у вас есть какая-то возможность. Заполните соответствующую форму, и это то, что у вас есть, этот ресурс будет направлен тем, кому он нужен, исходя из ситуации коронавируса, в вашем городе или в ближайших городах. То есть мы маршрутизируем сейчас заявки, собирая потребности, и собирая возможности людей, которые готовы помогать. Вот такая большая история взаимопомощи, я уверен, что, чем больше людей в ней будет участвовать, тем проще нам будет пройти через эти трудности.

А.КАСПРЖАК: Артем, сложный вопрос, и на него мало времени, как всегда. Но, скажи, вот в такой кризисной ситуации, конечно же, взаимодействие с государством, оно помогает, оно просто необходимо. А вообще, в принципе, оно может не то, что мешать, оно может каким-то образом ухудшить ситуацию? Мы об этом говорили в самом начале.

А.МЕТЕЛЕВ: Нет, именно вот в этой ситуации нам важно объединиться всем абсолютно службам.

А.КАСПРЖАК: С этим я абсолютно согласен.

А.МЕТЕЛЕВ: Всем абсолютно службам, профильным органам власти, мы открыли сейчас штабы, которые так и называются «Мы вместе» во всех регионах России. Туда вошли и социальный блок, и волонтерские организации, и предприниматели активные. То есть большие сообщества команд людей, которые под брендом, так сказать, без брендов, потому что это «Мы вместе» пошли, и сейчас вместе в регионах помогают, разносят продукты, перечисляют деньги, предоставляют машины, кому не хватает, шьют медицинские маски. То есть там такое количество гражданских инициатив сейчас появляется, что здесь не нужно разобщаться ни в коем случае, государство ты или…

А.КАСПРЖАК: Конечно. Нет, здесь государство просто помогает. А вообще, в принципе, еще раз говорю, для добровольчества, для вещи свободной и внутренней, в чем-то может мешать?

А.МЕТЕЛЕВ: Для волонтерского движения, я считаю, что всегда есть во всех ситуациях перегибы, и, конечно, когда излишне бывает, встречаем такие кейсы в регионах, государство немножечко огосударствляет...

А.КАСПРЖАК: Узурпирует.

А.МЕТЕЛЕВ: Ну, да, то есть иногда, в самом начале это обсуждалось, что у нас бесплатных волонтеров, на самом деле, нет. У нас нет людей, которые сидят и ждут, когда по щелчку они встанут и пойдут, и будут что-то делать, из шкафа, да, этот шкаф еще сложно будет закрыть. Нет, такого не бывает. Это люди, которые инвестируют свое время, свои силы, свои эмоции.

С.СТИЛЛАВИН: Артем, к сожалению, наше время эфира, оно вот так быстро пролетело. Я напомню, с нами был Артем Метелев, председатель Совета Ассоциации волонтерских центров. Ребята, скажите вашим пожилым соседям телефон – 8(800)200-34-11. И давайте помогать друг другу.