АудиоСторис

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Интересные факты и популярные музыкальные композиции

скоро в эфире

04.03.2020 09:00
Индустрия гостеприимства смотреть слушать скачать
Российский турист, который отдыхает в Европе и тот же российский турист, который отдыхает у нас в стране – чаще всего два разных человека. Его требования к пяти звездам там, в Европе, и его требования к пяти звездам в России – требования в двукратном размере, – констатирует Грант Бабасян, основатель и Президент Общенационального Союза Индустрии Гостеприимства, генеральный директор крымского курорта Mriya Resort & Spa.

С.СТИЛЛАВИН: Друзья, у нас сегодня среда, как оказалось. И, конечно, я увидел рядом со студией несколько минут назад Алексея Каспржака, ведущего программы «Россия – страна возможностей». Леш, доброе утро.

А.КАСПРЖАК: Тут ошивался со вчерашнего вечера. Привет.

С.СТИЛЛАВИН: Вице-президент государственной корпорации развития «ВЭБ.РФ». И сегодня наш гость нашей программы Грант Бабасян. Грант, доброе утро.

Г.БАБАСЯН: Доброе утро.

С.СТИЛЛАВИН: Основатель и Президент Общенационального Союза Индустрии Гостеприимства. По-английски гостеприимство это у нас «hospitality». Это мы будем говорить, в том числе, и о развитии системы культурного, как говорится, путешествия по стране. Правильно? Культурного, потому что это очень важно. И также Грант является генеральным директором крымского курорта Mriya Resort & Spa, знаменитого места, куда, как говорят, не так просто попасть. Но не для таких людей, как Алексей, конечно.

А.КАСПРЖАК: Почему? А в Крыму было два места, куда сложно попасть.

Г.БАБАСЯН: Согласен, да, «Артек» и Mriya.

С.СТИЛЛАВИН: Вот и вы и встретились.

Г.БАБАСЯН: Просто надо, мое мнение, знаете, как, выходить на правильное планирование своего отдыха и отпуска. Когда ты планируешь, у тебя есть возможность заранее все забронировать.

С.СТИЛЛАВИН: Грант, а вот, смотрите, действительно не будем скрывать, действительно не просто попасть в отель. Не просто попасть даже с учетом достаточно высокой цены, хотя, конечно, которая, ну, вот мы перед эфиром обговорили эту историю, в цену номера входит еще и именно санаторно-курортное лечение. То есть это не просто завтрак, обед и ужин, и номера с уборкой, с кондиционером и с Wi-Fi, но еще и человек может…

А.КАСПРЖАК: Фен.

С.СТИЛЛАВИН: Фен, да.

А.КАСПРЖАК: И белые тапочки.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, вот, смотрите, Грант, а каково чувствовать себя в этих условиях таким монополистом, который гарантированно знает, что люди все равно приедут, правильно. Зачем, собственно говоря, тогда что-то как-то, вот вы говорите, hospitality, вот это все развивать, если ты чувствуешь, что ты номер один, правильно, отель номер один на полуострове, и, собственно говоря, люди приедут. Зачем шевелиться как бы клешнями, как говорится?

Г.БАБАСЯН: Ну, вот приблизительно так мы, как вы сейчас сказали…

С.СТИЛЛАВИН: Так себе и представляют люди бизнеса, в принципе, вот у тебя есть точка, из нее надо выгребать.

Г.БАБАСЯН: Начинаем совещание, ребят. Учитывая, что к нам едут, слава богу, и все хорошо. Что нас зажигает, на самом деле. И поэтому в Mriya появилось множество других проектов, не только санкур.

С.СТИЛЛАВИН: Санаторно-курортное.

Г.БАБАСЯН: Да, санаторно-курортные программы. Мы совместили очень много всего в одном проекте. У нас есть японский сад, таких аналогов в странах СНГ, наверное, в Восточной Европе не найти. У нас есть детский парк развлечений с аттракционами, у нас есть отдельная клиника, так скажем, люксовая мы ее называем, в которой трафик не 500 человек в день, а 30. То есть ты можешь на санаторно-курортную программу пойти, а можешь просто пойти в клинику, где другая программа. То есть мы эти истории стараемся развивать так, чтобы те, кто не могут остановиться на ночь, могли приехать на день. У нас очень много разовых посещений так называемых.

С.СТИЛЛАВИН: Тогда не могу не спросить. А логично, если, смотрите, имеем какой-то успешный проект, и как-то его дуплицировать, условно говоря. Вы вот прогнозируете, так вот, если математики там собирались, ученые, профессора от этой науки, от статистики, по вашим оценкам люди, которые такой отдых комплексный могли бы получить, но не могут, потому что мест не хватает. Вот резерв человеческий в клиентах, в людях, которые могут приехать, какой? Вот, если мы говорили, там 1100 номеров.

Г.БАБАСЯН: 1100 человек.

С.СТИЛЛАВИН: 1100 человек может одновременно. А с вашей точки зрения, сколько могут действительно вот на полуострове, например, где-то в тех же местах еще и приехать?

А.КАСПРЖАК: Разместиться.

С.СТИЛЛАВИН: То есть резерв какой?

Г.БАБАСЯН: Ну, смотрите, если говорить про лето, понятно, что летом нет ни у кого никаких проблем. Для нас самая важная история, это 12 месяцев в году. И это и является основной проблемой вот этих курортных регионов, когда…

А.КАСПРЖАК: Вызовом.

Г.БАБАСЯН: Да, это такой вызов серьезный курортных регионов, когда ты можешь продать лето, и у тебя, в принципе, нет проблем. А что делать там, осень, зима, весна, как грузить эти отели. Поэтому потенциал есть очень большой. Это первое. А второе, гостей хватит на всех. Очень многие говорят – открылась Турция, откроется Египет.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, сейчас Турция немножко под вопросом.

ВЛАДИК: Прикрылась.

Г.БАБАСЯН: Все поедут туда, и опять наши курорты опустеют. На самом деле, если так вот, знаете, положа руку на сердце, туристов хватит на всех. Вопрос, как ты их привлекаешь, что ты делаешь для этого. Не только ты, но и регион, микс очень важен работы твоей, региона совместной.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, мне казалось со стороны, не то, что со стороны, но я и соучастник некоторых вещей, мне казалось, что с открытием моста автомобильного, я имею в виду движения, а теперь и железнодорожного, то, в принципе, вообще нет как бы вопросов с круглогодичным приездом людей.

Г.БАБАСЯН: Там вопросов, на самом деле, не было. Вопрос был в стоимости транспортировки твоей в Крым. Сейчас есть возможность на автомобиле доехать. До этого было сложнее, самолет стоит дороже. Но, опять же, автомобильный трафик, он добавил, там же много сегментов, есть частный сектор, про который многие не говорят. Допустим, в Крыму по статистике 6 миллионов туристов, приблизительно половина останавливается в частном секторе.

И вот фишка Крыма, наверное, и вообще многих российских курортов, когда вся целевая аудитория, нет такого, что южный берег Крыма это только для тех, у кого много денег, а вот другие части для тех, у кого не очень много. В Крыму собраны все целевые аудитории, которые только можно собрать, и это тоже очень интересный вызов.

С.СТИЛЛАВИН: Я чувствую, мучается Алексей, уже набрал воздух, держит в легких. Пожалуйста.

А.КАСПРЖАК: Хорошо, что не воды. Я решил позвать Гранта по очень простой причине. У него отличный отель, и он известен далеко за пределами Крыма, и, в целом, думаю, что уже и за пределами России. Потому что ты же участвуешь в огромном количестве всяких разных конкурсов.

В этом смысле это некий такой вызов, мне казалось, что это как раз то место, которое ставит перед собой правильную цель быть лучшим в мире, ну, как и все, что делается хорошо. И мне крайне приятно, тем более что ты сосед по Крыму. И вообще, когда я тебя вижу, у меня возникает, или разговариваем с тобой, то у меня возникает некое такое ностальгическое настроение, потому что в Крыму я провел много времени, и, конечно, место такое незабываемое.

С.СТИЛЛАВИН: А с нами тебе плохо?

А.КАСПРЖАК: Ты знаешь, от тебя веет холодом особенно по утрам.

ВЛАДИК: Несмотря на твою прическу, Сергей.

А.КАСПРЖАК: А вот от Гранта веет теплом.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, извини.

А.КАСПРЖАК: Морской бриз, понимаешь. Ты же питерский.

С.СТИЛЛАВИН: Логично.

А.КАСПРЖАК: Но, на самом деле, я позвал тебя совершенно по другой причине. Ты сейчас ведешь конкурс, ну, или от лица платформы «Россия – страна возможностей» ты ведешь конкурс по гостеприимству.

С.СТИЛЛАВИН: Hospitality.

А.КАСПРЖАК: И для меня этот конкурс и вообще идея гостеприимства в нашей стране, идея увидеть страну, идея потратить время и получить какие-то эмоции внутри нее, для того чтобы в некотором смысле стать большим гражданином, потому что мы же не очень понимаем, какая у нас страна, мы ничего про нее не знаем, на самом деле, мы ее не видели.

Мы не представляем себе, что можно полететь в Крым тот же самый и найти там качество сервиса и цены, соответствующие всем мировым стандартам. С другой стороны, можно и так вляпаться, что не дай, бог. И вот поэтому мне хотелось задать вопрос, который я хотел задать слушателям.

С.СТИЛЛАВИН: Уже давно.

А.КАСПРЖАК: Он звучит примерно так – знать свою страну, это обязанность или возможность? Можно запустить голосование?

С.СТИЛЛАВИН: Ах, вы так хотите сделать?

А.КАСПРЖАК: Да, я хочу так сделать.

С.СТИЛЛАВИН: Извините, будьте любезны. Вопрос длинный, кстати говоря.

А.КАСПРЖАК: Почему? Знать свою страну? Это обязанность или возможность?

С.СТИЛЛАВИН: Да. Может быть, просто обязан ли…

А.КАСПРЖАК: Нет, стоп, секунду, это будет по-другому, мы же не про урок говорим. Мы говорим про понимание и ощущение ее. Мы говорим про том, если я правильно понимаю идею конкурса, то в некотором смысле она про то, как сделать так, чтобы каждый регион, в том числе, который никогда не был туристическим, он себя в этой нише почувствовал успешным. Он приоткрылся для внешнего, для гражданина страны. Он сделал так, чтобы человек, живущий, неважно в каком регионе, например, в Твери, мог сказать гостю, что только у нас есть что-то, то, что нет нигде больше, и это есть моя такая неформальная прописка, как гражданина России, большой страны Россия. Как этот конкурс проходит? И вообще, что открывается, что видно через призму участников?

Г.БАБАСЯН: Конкурс, на самом деле, такой же глубокий, как и вопрос, который ты задал радиослушателям.

С.СТИЛЛАВИН: Нет, это вам задали вопрос.

Г.БАБАСЯН: На самом деле, показать свой регион это одна из задач конкурса. Мы проездили очень много регионов. У вас был, кстати, Дима Артюхов, губернатор ЯНАО, и был вопрос, связанный, сколько лететь на самолете. Мы это называем, сколько лететь до северного сияния. И у нас в стране 98 процентов людей не знают, сколько лететь до северного сияния. А лететь туда 2,5-3 часа. Вот тебе Мурманск, вот тебе Ямал и северное сияние.

И вот тут вопрос, у конкурса задача – за счет тех роликов, которые мы собрали, а мы их собрали больше 14 тысяч роликов различных на тему разных фишек разных регионов туристических, в том числе, показать какие-то особенности, и мы это назвали «Россия удивляет». А второе, это найти людей в разных регионах страны, которые смогут командам регионов или в командах регионов помогать, новое видение внесут, новые управленческие какие-то качества проявят, соберем по-другому команды немножко и постараемся переориентироваться на внутренний туризм чуть-чуть по-другому. Почему, потому что многие ориентируются на туристов из Москвы, допустим, многие регионы.

А.КАСПРЖАК: Ты в этот момент погрустнел, как-то у тебя лицо изменилось. Что, плохие туристы из Москвы?

Г.БАБАСЯН: Нет, отличные. Но, когда ты живешь в Поволжье, допустим, и у тебя в Поволжье 22 миллиона человек, и ты пытаешься, допустим, привезти туриста из Москвы или из Санкт-Петербурга, ну, допустим, в Удмуртию, в Ижевск, это хорошо и это…

А.КАСПРЖАК: Если Калашниковым погонять, то прицелом они туда все пойдут.

С.СТИЛЛАВИН: Какие стереотипы у тебя. Там прекрасный тир есть в музее.

Г.БАБАСЯН: Да, пельмени.

С.СТИЛЛАВИН: Тир, пельмени, все супер.

Г.БАБАСЯН: Так и называется, кстати, этот турмаршрут, который они сделали, то, о чем я говорю. Пусть жители Поволжья сначала начнут приезжать. 22 миллиона человек живут вокруг твоего региона.

С.СТИЛЛАВИН: То есть такие региональные центры.

Г.БАБАСЯН: Да, так скажем, региональные маршруты, позволяющие жителям соседних регионов увидеть вот ту локацию, в которой они живут. И они сделали, кстати, этот крутой маршрут, называется «Ешь, стреляй, лепи» для детей. И история пошла. Почему бы башкирам не приехать в Удмуртию, постреляли, полепили, съели. И, наоборот.

А.КАСПРЖАК: Сначала подстрелили, потом слепили, ты это имеешь в виду?

Г.БАБАСЯН: Можно по-разному, на самом деле. В этом и прикол этого конструктора.

С.СТИЛЛАВИН: Не могу не задать вопрос серьезный. Потому что у Алексея, у него, он шоумен, а хочется серьезную вещь. Вот, поскольку вы являетесь Президентом Общенационального Союза Индустрии Гостеприимства, это важно.

И мы периодически с людьми, которые занимаются сервисом, организацией, много лет уже в этой студии встречаемся и разговариваем, и хотим, мы ищем эту причину, почему с такой тяжестью, с таким скрипом удается сделать тот сервис, грубо говоря, который, ну, в некоторых вещах мифический, в некоторых, на самом деле, ассоциируется с европейским сервисом, ну, каким-то таким заграничным.

ВЛАДИК: Некий уровень.

С.СТИЛЛАВИН: Вы начали говорить про частный сектор в Крыму, и меня вдруг мысль такая посетила, а что, если люди, которые занимаются сервисом, вот они гостя, гостеприимство воспринимают, как. Если гость приехал как бы ко мне, вот в мою комнату или в мой домик, это мой гость. Я как бы к нему отношусь, он мне бабос дает, и я его как бы могу обласкать.

А.КАСПРЖАК: Чего дает?

С.СТИЛЛАВИН: Бабос. А, если он приехал просто к владельцу конторы, где я наймит, так я никому ничего не должен. Вот история с тем, что действительно наш сервис, он как бы ненавязчивый и иногда хамский, но дело даже не в этом. Он не заинтересованный в том, чтобы, грубо говоря, извините за выражение, облизывать клиента, условно говоря.

А.КАСПРЖАК: Понятно. Можно я переведу. Понимаешь, у меня было четкое ощущение в Крыму, вот я, когда там работал, и я при том, что я хорошо отношусь к людям, в целом.

ВЛАДИК: К частному сектору.

А.КАСПРЖАК: Да нет, понятное дело, что было много сложностей вокруг, понятное дело, что мы очень сильно меняли, и ты тоже наверняка меняешь мир вокруг себя, и к любым изменениям люди относятся сложно, напряженно. Но главной проблемой Крыма люди считали приезжих. Это прямо невозможная какая-то конструкция, потому что, если я правильно помню, там, например, Рим, его основной статьей бюджета является туризм, и он получает, по-моему, один вот Рим вот такой, в него приезжает, по-моему, 30 миллионов в год или 300 миллионов в год.

С.СТИЛЛАВИН: Там гладиаторы были, все нормально.

А.КАСПРЖАК: А вот мы за эту цифру в 6, причем половина полулегально, мимо кассы, мимо налогов, мимо всего, мы прямо боремся и каждый раз считаем, что это хорошо. Как сделать так, чтобы в регион действительно приезжали, да и в любой регион. Вот в Твери – понаехали.

С.СТИЛЛАВИН: Грант уже загрузился вопросом.

А.КАСПРЖАК: Вот это «понаехали», как с этим бороться, как это объяснять?

Г.БАБАСЯН: Смотрите, вопрос, на самом деле, важный. И две стороны в этой истории работают. Есть история с нашим клиентом, так скажем, русский турист, который отдыхает, российский турист, который отдыхает в Европе, и тот же российский турист, который отдыхает у нас в стране, это два разных человека чаще всего.

С.СТИЛЛАВИН: Что с ним происходит?

Г.БАБАСЯН: Его требования, ну, например, к 5 звездам там в Европе, и его требования к 5 звездам в России эти требования в двукратном размере.

С.СТИЛЛАВИН: Так люди, значит, дрянь.

Г.БАБАСЯН: Нет, наоборот.

А.КАСПРЖАК: И это нормальный разговор от представителя туристической индустрии. Во всем виноват кто? Клиент.

С.СТИЛЛАВИН: Правильно. Людей, конечно, хотелось бы поменять в лучшую сторону.

Г.БАБАСЯН: За 5 лет закалило, например, нашу команду. Потому что нам говорили – э, стоп, это, что, пять звезд? Нет, ребята. И, безусловно, у нас там выбора просто не было. Команда постоянно придумывала что-то новое…

А.КАСПРЖАК: Доказывала.

Г.БАБАСЯН: Доказывала, плюс эти статуэтки, премии, когда тебе дают World Travel Awards в категории «Лучший семейный курорт мира», ты просто, к тебе приезжают уже с таким посылом – давайте посмотрим на ваш лучший курорт мира.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, давай, показывай. Друзья мои, сегодня у Алексея Каспржака в гостях Грант Бабасян, основатель и Президент Общенационального Союза Индустрии Гостеприимства. То есть, есть целая команда людей, которым не наплевать на то, чтобы во всех уголках страны, ты, приезжая туда, был, как дома, чтобы тебе были рады, чтобы был достойный сервис и не обязательно за ярды, как говорится, а вот, чтобы ты чувствовал, мне кажется, достойно себя, когда ты чувствуешь достоинство. Ты приезжаешь, тебе рады, тебя уважают. И также Грант является генеральным директором Крымского курорта Mriya Resort & Spa.

Вот мы перед новостями говорили о том, что, ну, вот сравнили Рим и Крым, родился оборот Крим, как-то сразу все, и то, и другое.

А.КАСПРЖАК: Лучше Рым.

С.СТИЛЛАВИН: Так, вы в свою сторону гнете. Грант описал этих людей, которые приезжают. Там у них одна планка ожиданий, здесь те же пять звезд, они требуют чего-то другого.

А.КАСПРЖАК: Здесь планку сносит.

С.СТИЛЛАВИН: Но мне кажется, в этом смысле публика, которая вот такими ожиданиями располагает, она вот чем-то сродни, сегодня мне прислали, что в кроссовках «Puma» разглядели портрет Адольфа Гитлера, и теперь компанию обвиняют даже в нацизме. То есть видят то, чего нет, или ожидают того, чего не надо ожидать, в общем, какие-то фантазии, накладывающиеся на реальность, добавленная реальность. В итоге эти люди сменились или вам удалось их убедить, что все нормально?

Г.БАБАСЯН: Ну, вообще в индустрии гостеприимства человек, который предъявил какую-то претензию или чем-то недоволен, твоей ошибкой и твоей команды или чем-то еще, он в дальнейшем становится…

А.КАСПРЖАК: Самым лучшим клиентом.

Г.БАБАСЯН: Самым лояльным твоим клиентом, когда ты с ним работаешь. И те, кто эту формулу знают и понимают, я сейчас про бизнес-индустрию гостеприимства, они с этим правильно работают, и это помогает.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, то есть сначала надо клиента нагнуть, а потом он соответственно становится лояльным.

А.КАСПРЖАК: Слушай, это, как в отношениях, в семейных отношениях практически. Чем сильнее нагнул, тем дольше прожил.

С.СТИЛЛАВИН: То есть легкая доминация еще никому не помешала, я понимаю.

Г.БАБАСЯН: Но ситуация меняется. На самом деле, меняется очень многое. За пять лет, пока я в этой индустрии, во-первых, сервис в Крыму точно становится лучше, это есть общедоступные показатели.

С.СТИЛЛАВИН: Объективные.

Г.БАБАСЯН: От Booking, до всего остального, все оценки, баллы, комментарии.

А.КАСПРЖАК: Грант, ты привыкаешь просто, ты ассимилируешься.

Г.БАБАСЯН: Ну, может быть.

С.СТИЛЛАВИН: Или это смирение.

Г.БАБАСЯН: Я думаю, что все-таки что-то меняется, появляются новые компании, которые начинают работать. Сейчас появились академии гостеприимства, появились академии сервиса. Сейчас уже, например, если нашу команду взять, в ней 2 тысячи человек работает в Mriya, уже руководители управлений, департаментов, заместители, уже крымские ребята, которые пять лет назад начали работать в Mriya на совсем других должностях.

С.СТИЛЛАВИН: С нуля.

Г.БАБАСЯН: И они step by step начинают расти. Это, в любом случае, свой отпечаток оставит. Потому что дальше эти ребята начинают разбегаться на разные другие объекты, и поднимать индустрию, в целом. Безусловно, много упущено и нужно прибавлять.

С.СТИЛЛАВИН: Вопрос. Вот самое главное при работе с людьми, которые непосредственно контактируют с посетителями, с гостями отеля.

Г.БАБАСЯН: С любимыми гостями.

С.СТИЛЛАВИН: С любимыми гостями. Это, как вот в полиции, есть ППС, а есть оперативники. И оперативники с людьми не общаются, а ППС общается, и поэтому лицо полиции это не оперативники, а ППС, допустим. Я не говорю, что это плюс, минус, но просто есть части, которые соприкасаются, а есть, которые нет.

Г.БАБАСЯН: Надо понять, кто я в этой истории.

С.СТИЛЛАВИН: Вы не соприкасаетесь, вы разруливаете проблемы, если вдруг выльется что-то.

ВЛАДИК: Вы генерал полиции.

С.СТИЛЛАВИН: Вы в РУВД. Так вот, Грант, самое главное, что вы объясняете людям, которые работают непосредственно с дорогими гостями?

А.КАСПРЖАК: Можно я расскажу историю?

С.СТИЛЛАВИН: И вы там же?

А.КАСПРЖАК: Я расскажу историю, но она не крымская. Это история одного из больших эйчаров, который работал в одном из крупных банков.

С.СТИЛЛАВИН: Эйчар это из отдела кадров.

А.КАСПРЖАК: Да, это руководитель этого подразделения. Извини, пожалуйста, это у меня после Рыма, никак отмякнуть не могу. Так вот, этот банк, большой банк вдруг приобрел себе маленький банк, который занимался розницей. И они начали нанимать людей в розницу, никогда ей не занимаясь. Это была огромная, большая, действительно очень большая организация, они со всеми инструментами эйчара начали отбор, это 20 тысяч анкет, из них 2 тысячи анкет, потом 200, которые пришли на собеседование.

С.СТИЛЛАВИН: На выходе люди позолоченные.

А.КАСПРЖАК: В итоге они не позолоченные, они просто золотые, их осталось 2.

С.СТИЛЛАВИН: 2 из 20 тысяч?

А.КАСПРЖАК: Я спрашиваю, слушайте, ну, это же неэффективность сумасшедшая. Мы отработали механизм. Я говорю – отлично. В чем идея? Критерии, мы отобрали критерии, как отбирать людей. Я говорю – ну, и? В розницу, в банк. Говорят – два критерия, один – умение считать, и второй – улыбаться. Я говорю – а какое важнее? Он говорит – пусть не считают, пусть только улыбаются, этому научить невозможно.

Г.БАБАСЯН: Люди чувствуют, на самом деле, искренность твою, чувствуют улыбка наигранная или у тебя это идет от души.

С.СТИЛЛАВИН: Есть такие люди-то у нас, чтобы улыбались посторонним от души?

ВЛАДИК: Искренне.

Г.БАБАСЯН: У нас это все от корпоративной культуры, в том числе, зависит. Наши ребята, наша команда написала в свое время корпоративную, внутреннюю корпоративную культуру.

А.КАСПРЖАК: Кодекс.

Г.БАБАСЯН: Она называется «Забота», забота о своем месте, где я работаю, забота о коллеге, с которым я работаю.

С.СТИЛЛАВИН: Очень хорошо, что слово не иностранное, потому что такое засилье этих терминов.

Г.БАБАСЯН: Забота, безусловно, в первую очередь, забота о клиенте.

С.СТИЛЛАВИН: Забота. То есть он себя, кем чувствует? Он себя чувствует, человек?

Г.БАБАСЯН: Он себя чувствует, как у себя дома. То есть это забота о родном человек. Если ты руководитель, ну, допустим, у меня есть мой заместитель, у меня отношение к нему, радость, как твой ребенок получает «пятерку».

С.СТИЛЛАВИН: Это женщина?

А.КАСПРЖАК: Это, подождите, забота и любовь не заменишь, это не одно и то же, не путай.

Г.БАБАСЯН: Забота, там же и любовь, там же и уважение, там же много-много, чего.

А.КАСПРЖАК: Вот, Сереж, ты знаешь, почему я с утра не улыбаюсь? Ты обо мне ни хрена не заботишься.

С.СТИЛЛАВИН: Нет, погоди, старший ты, тут написано – ведущий программы. А я заместитель.

Г.БАБАСЯН: Я пришлю вам нашу книжку корпоративную.

А.КАСПРЖАК: Пусть он, обучите его.

Г.БАБАСЯН: Вы прочитаете, и у вас отношение к Алексею сразу же изменится.

А.КАСПРЖАК: Я начну улыбаться с утра.

Г.БАБАСЯН: Да, управляем с душой.

С.СТИЛЛАВИН: Это как монетизируется?

Г.БАБАСЯН: Это монетизируется в количестве возврата людей. Когда люди возвращаются обратно.

С.СТИЛЛАВИН: Вам важно, чтобы у вас были лояльные клиенты, которые снова и снова?

Г.БАБАСЯН: Безусловно.

С.СТИЛЛАВИН: И какая у вас сейчас доля вот тех, которые, рецидивистов?

Г.БАБАСЯН: Ну, в разные сезоны по-разному. Например, на Новый год это доля в новогодние каникулы доходит до 40 процентов.

А.КАСПРЖАК: У нас там мриевец. У нас есть артековцы, а есть мриевцы. Мриевец сегодня…

Г.БАБАСЯН: Очень много людей возвращается второй раз, это важный фактор. Несмотря на то, что тебе от аэропорта, например, Симферополя до Mriya ехать 2,5 часа летом иногда. Это серьезный фактор, ну, стоп-фактор в индустрии гостеприимства. Тебе нужно добираться и прочее. А потом, если мы ориентированы на детей, в том числе, если детям хорошо, и вот это, кстати, региональная история, регионы должны ориентироваться на детей. Если ребенку хорошо, родитель, скорее всего, выберет тот вариант, где ребенку хорошо.

С.СТИЛЛАВИН: Грант, а вот, смотрите, у нас рубрика называется «Россия – страна возможностей». И этот вопрос в разных вариантах Алексей им жонглирует, комбинирует. А у меня такой вот родился угол зрения. И хочу вам задать, я смотрю, вы человек откровенный, искренний и улыбчивый, можете, если что, отшутиться. Но Россия страна возможностей чего? Для вас?

Г.БАБАСЯН: Возможностей для проактивных людей.

С.СТИЛЛАВИН: Проактивных? Это что-то с йогуртом с биологически активным связано?

ВЛАДИК: Потенциально активным.

С.СТИЛЛАВИН: Который пока спящий, но сейчас вот заведется? Или как проактивный?

Г.БАБАСЯН: Который уже заведен.

С.СТИЛЛАВИН: И не знает, куда ему.

Г.БАБАСЯН: Да, который, я считаю, что, правда, ситуация в этом смысле поменялась. Если раньше ты был заведен, ты бегал, у тебя такое количество энергии, и ты пытаешься ее там, там, там применить, и шансов на то, что у тебя будет возможность применить свою энергию и свою активность была меньше, сейчас этих возможностей больше, это правда. Если вы почитаете…

С.СТИЛЛАВИН: Люди скажут – конечно, вам хорошо, вы там этот вот…

Г.БАБАСЯН: Нет, вот зайдите, пожалуйста, в сетях или где угодно про «Мастера гостеприимства», про конкурс почитайте. У нас есть проектный трек – 1000 ребят 1700 проектов прислали. Просто кто-то прислал проект турмаршрута для людей с ограниченными возможностями.

А.КАСПРЖАК: Дешевый вход, вход в индустрию достаточно…

Г.БАБАСЯН: Человек бегал с этим проектом.

С.СТИЛЛАВИН: Без документов? Креативщик, он просто взял и все?

Г.БАБАСЯН: Просто человек, который придумал. Ну, вот у нас был проект «Новые варианты меню для вагонов-ресторанов РЖД». Конкурс поваров.

С.СТИЛЛАВИН: Хорошие объемы.

ВЛАДИК: Проходимость хорошая.

Г.БАБАСЯН: И все, он бы никогда, возможно, не попал бы к руководителям в РЖД этой истории с этим проектом. Ну, вот вчера ребята уже показали после полуфинала и там появятся новые продукты. Я про это. В этом и заключаются все возможности.

С.СТИЛЛАВИН: То есть ваш конкурс это такой трамплин? Причем без ценза какого-то?

Г.БАБАСЯН: Мы делаем все возможное, чтобы выявить интересных ребят по всей стране и дать им возможность проявить себя. И найти проекты, которые где-то на региональном уровне кто-то не увидел, кто-то не применил. Где-то на федеральном уровне с нашей помощью тоже мы сможем, это не трамплин, Сергей, это трамплинище. Десятиметровая вышка.

А.КАСПРЖАК: Главное, правильно подать, это же гостеприимство, пять звезд. Можно все-таки вернуться? У меня есть, на самом деле, несколько вопросов. Один из этих вопросов задавали, анонсируя передачу. Я на своем Facebook все время предлагаю задать те вопросы, которые можно задать тебе. Через этот конкурс, ну, я чуть-чуть его перефразирую, скажи, пожалуйста, какие регионы обладают, хотя изначально не туристические, обладают максимальным потенциалом туристическим? Связано ли это с людьми или, с чем это вообще связано?

С.СТИЛЛАВИН: Грант, дело в том, что, задавая вопрос, Алексей немножко подъел время. Буквально, если вот одной фразой, а потом мы продолжим после рекламы.

Г.БАБАСЯН: Одной фразой. Любой регион имеет туристическую возможность.

С.СТИЛЛАВИН: Любой. Алексей, это прекрасный ответ. Друзья мои, ответ Гранта Бабасяна не удовлетворил Алексея Каспржака. В любом, как это в любом?

Г.БАБАСЯН: Я быстро скажу. Помните, я рассказывал про то, что в рамках одного федерального округа ты можешь путешествовать. Вот любой, даже промышленный регион имеет огромный потенциал туристический. У меня коллеги вчера были в Новолипецком металлургическом комбинате, где ты видишь раскаленную сталь, которая…

А.КАСПРЖАК: Не остановить, река.

Г.БАБАСЯН: Да. И все это безумно интересно. При этом есть какие-то, любой регион может собрать свои маршруты. Даже те, кто считает, что они никогда в жизни не были туристическими и ничего не выйдет, это все работает. Почему, потому что есть школьники, у них свои интересы, и это тоже туристы. Потому что дальше эти школьники, почему я всегда говорю, надо начинать со школы и с детей, потому что таким образом мы им показываем, что, ребята, путешествовать надо по стране.

С.СТИЛЛАВИН: Грант, а, если в цифрах, то потенциал туристический в регионе не морском, не в каком-то типа Питер или Москва, но, тем не менее, насколько может поднять, так сказать, подхлестнуть жизнь и экономически помочь региону, если действительно закрутится вот эта история с внутренним туризмом? Вы анализировали вот это?

Г.БАБАСЯН: Да, в любой из регионов нашей страны, любой может при определенных обстоятельствах до миллиона человек ежегодно. Вот регион, в который приезжало 50 тысяч человек по бизнесу, у него в потенциале может по определенной причине, не имеет значения, нашли камень, который…

А.КАСПРЖАК: Придумали.

Г.БАБАСЯН: Придумали миф. На самом деле, голову включи, подумай, придумай, и к тебе поедут люди. До миллиона человек может поехать.

А.КАСПРЖАК: Грант, смотри, но есть материальный эффект, имеются в виду налоги, бизнес и так далее. Вот ты начал говорить, на мой взгляд, о самом главном не материальном эффекте, который происходит с регионом, в который приезжают туристы, приезжают внешние туристы. Ты говоришь, что вот московские туристы, они очень, российские туристы, они очень требовательны.

Мне кажется, что это, с одной стороны, негатив, ну, такое напряжение. Но, с другой стороны, это то, что заставляет меняться. Это заставляет меняться и заставляет меняться территорию. Потому что территория представляет собой, если территорию представить, как дом, то в него приехали гости, они приехали со своим уставом, И они потихонечку как-то чуть-чуть меняют и развивают.

С.СТИЛЛАВИН: А у нас, как, в чужой монастырь со своим уставом не ходи.

Г.БАБАСЯН: Меняют. А мы сейчас за счет конкурса ищем ребят, которые как раз готовы быстро менять этот регион. Все очень просто. Теперь вопрос – срастется то все, схлопнется и получится то, чего мы ожидаем. Мы уверены, что да. Ну, а, как там будет.

С.СТИЛЛАВИН: Грант, я очень жалею, что у нас так быстро пролетело время. Потому что говорить об этом нужно, это, мне кажется, заражает, заряжает идеями и, главное, стремлением делать это самое. С вашей точки зрения, насколько, вот короткий просто вопрос, насколько туриндустрия может еще принять рабочие руки? Насколько она может вырасти в стране, если мы говорим о развитии таких проектов региональных и так далее? Какая емкость именно человеческая?

Г.БАБАСЯН: Я думаю, что, очень сильно могу ошибаться, потому что вилка огромная, 20-30 миллионов человек.

С.СТИЛЛАВИН: Принять в себя.

Г.БАБАСЯН: Да, потому что один номер это три рабочих места в смежных сферах.

С.СТИЛЛАВИН: Один номер – три рабочих места. Вот так, Алексей.

ВЛАДИК: И думайте, о чем хотите.

Г.БАБАСЯН: Кормить, поить, возить.

С.СТИЛЛАВИН: Алексей, вы сегодня привели прекрасного гостя, спасибо вам большое. Алексей Каспржак и Грант Бабасян, основатель и Президент Общенационального Союза Индустрии Гостеприимства были у нас. Спасибо

Г.БАБАСЯН: Спасибо.