АудиоСторис

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Популярная музыка и интересные факты

скоро в эфире

19.02.2020 09:00
Борис Титов о проблемах и задачах бизнеса смотреть слушать скачать
Нужно заниматься макроэкономикой, потому что все проблемы каждого отдельного предпринимателя складываются в системные проблемы, которые не только в защите собственности, но и в том, что у нас сегодня экономическая политика не способствует росту, развитию страны, – делает вывод уполномоченный при Президенте РФ по защите прав предпринимателей Борис Юрьевич Титов. Говорили также о силовом давлении и налоговой нагрузке на бизнес, каким может быть успешный бизнес …

С.СТИЛЛАВИН: Друзья мои, «Россия – страна возможностей». Прошу нашего друга Рустама Ивановича включить новый опрос.

Р.ВАХИДОВ: Давайте попробуем, Сергей Валерьевич.

С.СТИЛЛАВИН: Мы сегодня обкатываем технологии, друзья мои, упрощаем наше с вами общение. Вы можете использовать свой собственный WhatsApp, например, и через несколько минут сможете ответить на наш простой вопрос традиционный, который мы с Алексеем Каспржаком задаем. Леш, доброе утро.

А.КАСПРЖАК: Привет.

С.СТИЛЛАВИН: Соведущим, вернее, нет, ведущим программы «Россия – страна возможностей», вице-президентом государственной корпорации развития «ВЭБ.РФ». Вопрос простой.

Р.ВАХИДОВ: Вице-президент?

С.СТИЛЛАВИН: Рустам Иванович, вы просто много пропустили выпусков. Вы, наверное, и 15 января пропустили. Так вот, друзья мои, ответить на простой вопрос. «Да» отправьте, если для вас лично Россия является страной возможностей, «нет», просто напишите по-русски – нет, не является, и все, и мы узнаем результаты совсем-совсем скоро. Ну, а сегодня у нас в гостях Борис Юрьевич Титов. Борис Юрьевич, доброе утро.

Б.ТИТОВ: Доброе утро.

С.СТИЛЛАВИН: Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по защите прав предпринимателей.

Р.ВАХИДОВ: Предприниматели, пишите.

С.СТИЛЛАВИН: А что пишите? Во-первых, «да» или «нет».

Р.ВАХИДОВ: Это первое. И, самое главное, есть ли у вас проблемы.

Б.ТИТОВ: Предприниматели, вы есть? Ответьте «да» или «нет».

С.СТИЛЛАВИН: Борис Юрьевич, можно мы плавно перейдем из прошлого часа. У нас была тема дня, с людьми мы обсуждали, потому что вышло исследование россиян, опрос и большинство наших, ну, видимо, и слушателей, и вообще сожителей в стране, это я уважительно говорю, они считают себя добрыми людьми. И в нашем эфире, и, в целом, по стране большинство говорят – я добрый. Ну, про себя самих. Вы какой опыт имеете о большинстве?

Б.ТИТОВ: Нет, ну, я считаю, что, конечно, из двух начал в каждом человеке отрицательного и положительного, конечно, в целом, статистика мировая показывает, что, конечно, подавляющее большинство плюсов, чем минусов.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, вам по жизни попадались?

Б.ТИТОВ: Ну, они разные. Еще раз, каждый человек обладает и тем, и другим, и, причем не в константе. То есть у него в какой-то момент может на первое место выходить все положительное, общественное, гражданское, семейное, а в какой-то момент он становится не менее дьяволом, что-то происходит там или в атмосфере, или съел не то, и вдруг в нем есть все, ну, просто, исчадие ада. Но все это меняется. И, в целом, если взять среднюю температуру по больнице, то, конечно, абсолютное превалирование добра.

А.КАСПРЖАК: А как же тогда с добром, которое относится к тем, кого вы защищаете? У нас же в стране как бы достаточно…

Б.ТИТОВ: Ну, в некоторых социальных группах статистика различается. И поэтому, конечно, социальная группа с условным названием силовики, конечно, там есть некоторые другие мотивы поведения, которые приводят к тому, что они не очень по-доброму относятся к той социальной группе, которая называется, исчезающей, как мы уже в начале сегодняшнего утра понимаем, исчезающей группе предпринимателей, и как-то ее не жалеют совсем.

А.КАСПРЖАК: Но это не только у этой социальной группы. Вообще, помните, в бытность моей работы у вас, было же такое время, собственно говоря, мы как раз пытались понять, как устроено общественное мнение по отношению к человеку, который предприниматель. И это общественное мнение отнюдь не позитивное.

Б.ТИТОВ: Было. Потому что вот пока вы у нас не работали, это уже, сколько лет прошло, вы успели позаниматься разными, в том числе, теперь и ВЭБовскими задачами, но я могу сказать, что последняя статистика показывает, что люди относятся к бизнесу лучше. И вот этот период, когда все, что ассоциировалось с 90-ми, олигархами, красными пиджаками, те, которые вместо того, чтобы делать бизнес, больше отбирали у других, чем сами чего-то придумывали и производили, это все больше уходит в прошлое.

Сегодня, мне кажется, что больше и больше людей понимают, что без предпринимательства или без предпринимателя, знаете, как был немецкий экономист Зомбарт, который, наверное, лучше всех сказал, что такое бизнес, определил его позицию, функцию. Он сказал, что только бизнес может объединить три главных элемента – это труд, капитал и основные средства, в результате чего производится добавленная стоимость для страны. Заметьте, это он объединяет для производства, но капитал к бизнесу не имеет отношения. То есть он не считает капитал бизнесом.

Так вот, если говорить о предпринимателях вот в этом определении, в этой терминологии, то, конечно, к ним люди относятся хорошо. То есть они понимают, что это очень важная функция, что не будет благосостояния общества, если не будет предпринимательства, ну, и в нашей стране особенно, или нефть всегда, или одно, или другое. Хотелось бы и то, и другое.

А.КАСПРЖАК: Ну, это такое индустриальное определение.

Б.ТИТОВ: Индустриальное, но оно очень точное. Потому что эта функция очень нужна, и абсолютное большинство людей уже даже в нашей стране, ну, это статистика, вернее, социология, потому что недавно ВЦИОМ сделал очередной анализ социологический и определил отношение к предпринимателям. Уже больше 80 процентов сказали, что они, в целом, позитивно относятся к бизнесу. Они имеют в виду уже, конечно, малый и средний бизнес, производственный бизнес. Но они понимают, что без него, мы выходим постепенно из 90-х годов, и, слава богу.

С.СТИЛЛАВИН: Вот видите, Алексей, и отношение улучшилось.

А.КАСПРЖАК: Знаете, я готовился к передаче, ну, наверное, пару передач назад, и вы с ним знакомы, Олег Зубков, директор зоопарка, владелец зоопарка в Крыму. Дело в том, что я, когда там работал, в Крыму, то нужно было…

Б.ТИТОВ: Тигропарк.

А.КАСПРЖАК: Тигропарка. Я ему написал как раз – слушай, ты бываешь в Москве? Он говорит – да, бываю, теперь чаще, чем раньше. У него сильно поменялось настроение, кстати, с начала 2014 года к сегодняшнему, оно стало более позитивным, но, к сожалению, на следующий день он был арестован. Вот это отношение, сейчас, слава богу, его выпустили, я надеюсь, что все равно приедет в Москву и все равно придет в эфир, потому что, на мой взгляд, это как раз такой яркий представитель предпринимательского сословия.

Б.ТИТОВ: Креативного. Мечтатель.

А.КАСПРЖАК: Креативного сословия, мечтатель, ну, он действительно фантазер в хорошем смысле этого слова. Эти фантазии, кстати, в том числе, его завели в ту ситуацию, в которой он очутился. Потому что все предприниматели думают, что они чуть-чуть умнее, чем все остальные, так, по-хорошему. И это иногда играет злую шутку. Вопрос в другом. Общество, да, а силовой блок, как сейчас с этим?

Б.ТИТОВ: Есть же еще один способ добычи себе пропитания, который больше в тигропарках практикуется.

А.КАСПРЖАК: Нет, там их кормят очень хорошо.

Б.ТИТОВ: Который некоторые почему-то тоже путают с предпринимательством, хотя это к бизнесу не имеет отношения. Хотя любой человек зарабатывает деньги, это и певец, и актер, и врач, но это все не бизнес. Так же не бизнес силовики, рейдеры, которые пытаются забрать имущество, которое было создано не ими, но очень так сладко лежит, и до него легко дотянуться, всего лишь чуть-чуть нарушив закон.

А еще, даже можно не нарушая, просто использовать свои погоны в качестве главного оружия и возможность использования всей машины аппаратной, вот этого силового аппарата, для того чтобы отбирать собственность. К сожалению, это у нас происходит, и мы это видим. Нельзя сказать, что это какой-то, знаете, прямо массовый-массовый характер, немножко мы вышли из этого периода, сейчас это как-то стало не очень удобно, уже все начали побаиваться чуть-чуть, хотя еще, в общем, происходит. Если чувствуют за собой силу какую-то, начинают.

Вот конкретный пример «Меньшевика», вы слышали, когда человек убил, он тоже мечтатель, он тоже такой человек, который построил этот конфетный бизнес на голом месте, причем в Москве, не самый, наверное, лучший с точки зрения бизнес-плана вариант. Но когда его начали атаковать, а это были рейдеры, которые были просто под прикрытием шли местных силовиков, а, на самом деле, просто откровенные бандиты, то он не выдержал и начал оказывать вооруженное сопротивление. Ну, слава богу, и, в том числе, с нашей помощью, потому что у него не было ничего, мы даже, пришлось ему бесплатных юристов давать, для того чтобы защищать. Мы его, в конце концов, он вышел, хотя его оправдал суд присяжных. Но, к сожалению, бизнес он потерял, и сейчас приходится восстанавливать этот бизнес обратно.

А.КАСПРЖАК: А статистика вообще по этому поводу какая-то существует, наверное, есть цифры?

Б.ТИТОВ: Нет, есть статистика тех же силовиков, причем она достаточно объективная, вы знаете, это разные департаменты в этих министерствах. Я просто хочу сказать, что вот только что вышла новая, и, вы знаете, она не совсем соответствует ощущениям. Потому что вот последние какие-то недели, а, может быть, месяц до нового года, какое-то время после нового года, казалось, идет какое-то потепление.

У нас прямо по многим делам вдруг пошли какие-то решения, даже этих ребят по делу Калви только что отпустили, сколько мы боролись за это. Есть еще там несколько случаев, когда у нас даже были и оправдательные приговоры, что вообще редкость большая. Казалось, есть потепление. Но потом приходит статистика и жесткие цифры конкретных ситуаций, они нас, конечно, не радуют. Ну, например, по той знаменитой 159-й, которая больше всего, в 80 процентах случаях используется против бизнеса.

А.КАСПРЖАК: Это мошенничество.

Б.ТИТОВ: Да, мошенничество.

С.СТИЛЛАВИН: Я смотрю, вам она знакома, Алексей.

Б.ТИТОВ: Теоретически, надеюсь.

С.СТИЛЛАВИН: Подкован.

Б.ТИТОВ: Так вот, если в 2010-м 160 тысяч было возбуждено, зарегистрировано преступлений по 159-й всем ее пунктам, в 2018-м уже 215, то есть практически в два раза рост за 8 лет, то в 2019-м традиции продолжим и плюс сейчас уже 257 тысяч, а было 215, то есть на 45-42 тысячи больше, соответственно это 20 процентов.

С.СТИЛЛАВИН: Борис Юрьевич, а по вашим ощущениям, ну, мы же не будем отрицать, что мошенники, они, в принципе, существуют. По вашим ощущениям реальных мошенников…

Р.ВАХИДОВ: В бизнесе.

С.СТИЛЛАВИН: Среди 250 тысяч, ну, по ощущениям?

Б.ТИТОВ: Как не нам знать об этом, потому что к нам обращаются, очень много обращений идет, нам пришлось даже создать, наверное, самое лучшее из системных организационных решений, которое мы сделали, управленческих решений, это то, что у нас сегодня два фильтра. Это все общественные фильтры на условиях – юристы и не только юристы, специалисты в разных, налоговая, прав, интеллектуальных прав, таможенные и прочие, есть общественные омбудсмены, которые отсекают, которые фильтруют обращения, делая свои юридические экспертизы, правовую и экономическую, которые говорят помогать этому или не помогать.

Потому что, к сожалению, там процентов мы точно не ведем эту статистику, но процентов 70, к сожалению, мы не помогаем, потому что это, ну, бизнес, он имеет, знаете, у нас же взятки берут не только чиновники, силовики, но и врачей бывает много, и в образовании у нас не все хорошо. Разные люди существуют в разных профессиях, и в бизнесе то же самое существуют разные люди.

Но еще проблема бизнеса была в том, что в 90-е его загнали в эту ситуацию. Потому что, если мы все очень хорошо и часто вспоминаем, какие свободы были у бизнеса, в 90-е годы начали создаваться, в принципе, экономика страны рыночная, то мы забываем, что вообще-то налоги были 120 процентов от оборота в то время введенные. В то же время бизнес загнали в тень полностью. Малый бизнес в подполье, большой бизнес в офшоры. Эти свободы дали, да, но создали такие условия, что надо было вот такими свободами, которые были схемами для бизнеса удобными, но для страны не нужными, по большому счету, испортили, можно сказать, наш бизнес.

С.СТИЛЛАВИН: Еще не родившийся.

Б.ТИТОВ: Да, еще не родившийся. И поэтому к нему такое отношение людей, кстати.

С.СТИЛЛАВИН: Но, еще раз повторю, 70 процентов отказов, да, у вас?

Б.ТИТОВ: Да, мы помогаем далеко не всем.

Р.ВАХИДОВ: По вашим ощущениям давление государства сегодня на бизнес, на среднее предпринимательство, на средних предпринимателей, на малое предпринимательство, насколько оно серьезно с точки зрения налогов, я сейчас о нагрузке говорю? Если сравнивая с экономиками европейских стран, не знаю, Северной Америки. Это же важно. Нас же слушают сейчас люди, которые, может быть…

Б.ТИТОВ: Конечно. Честно говоря, это даже важнее, по мнению предпринимателей, чем мы только что говорили о силовом давлении на бизнес. Потому что, если тебе не выгодно, если у тебя не бьется экономика, тебя уже никакие суды или силовики, последствия, уже просто уйдешь из бизнеса, и это уже тебя волновать вообще не будет. Поэтому вот то, что мы, к каким выводам пришли за это время, пока я работаю уполномоченным, что нужно заниматься макроэкономикой. Потому что все проблемы каждого отдельного предпринимателя складываются в системные проблемы, которые не только в защите собственности, но и в том, что у нас сегодня экономическая политика не способствует росту, развитию страны.

И проблема не только, как, знаете, экономисты наши очень любят такие особенно того толка либерального, которые, якобы либеральные, на самом деле, тут можно еще поспорить, кто из нас либеральнее, мы или они, но они все время показывают пальчиком и говорят – не мы виноваты, это вот люди в погонах. Вот, видишь, человек, это он виноват в том, что происходит с экономикой страны. Вот мы со всей уверенностью говорим, что не только, а, может быть, и не столько. Просто за эти годы мы вымыли слой предпринимателей частных, ушли в государственную экономику, потому что так было выгодно.

Р.ВАХИДОВ: Проще.

Б.ТИТОВ: Потому что проще, да. Потому что жить за счет нефти намного проще, когда она высокая, чем вот возиться с этой кучей разных предпринимателей, тонко настраивать экономику, чтобы не воровали, а производили, платили заработные платы, и с чего было платить эти заработные платы. Вот это все так сложно, так неудобно, особенно в нашей бюрократической системе, что привело к тому, что практически налоги сегодня, одни из самых, как они говорят, низких, а, на самом деле, высоких.

Мы вот гордимся 13-процентным НДФЛ, а добавьте туда еще 30 процентов социальных страховых платежей и получите приблизительно налоговую нагрузку Франции. А эффективность, производительность труда у нас, ну, почти в 2,5 раза ниже, чем по Франции. Как в такой ситуации…

А.КАСПРЖАК: А можно, я прошу прощения, вот смотрите, вы говорите, вот статистика по возбуждению, по делам растет. А вообще защищать-то осталось кого? У нас количество, доля частного в нашей экономике, она, по-моему, уходит и уходит.

Б.ТИТОВ: Уходит-уходит. Причем это происходит, ну, уже достаточно давно, вы знаете, это период с 2008 года, когда случился очередной кризис. И вот сейчас мы проводим социологию и спрашиваем предпринимателей, как они себя ощущают, и в прошлом году, вот сейчас мы готовим новый мой доклад президенту, я каждый год даю доклад президенту, и, в том числе, с этими цифрами.

Вот в прошлом году я ему сказал, что 67 процентов предпринимателей считают, что они не вышли из кризиса даже 2014 года, не 2008, 2014-го года. Они продолжают жить в кризисе. Сегодня статистика по количеству субъектов бизнеса в отрицательном тренде очень сильно, образовалось 300 тысяч, я не помню конкретные цифры до последнего знака, но, условно, около 300 образовалось новых компаний, 600 ушло с рынка. То есть почти минус 50 процентов по прошлому году. Количество средних предприятий мизерное осталось.

Вообще это надо понимать, что такое российская экономика. У нас много по-прежнему ИП, и нельзя сказать, что у нас мало малого бизнеса, просто этот малый бизнес весь в подполье. А так-то он есть, и много, и мы все его видим, и не меньше, чем в западных странах, просто он не может выйти из подполья, потому что это ему не выгодно, раз, и опасно. Безопасней нарушать закон, чем выйти наружу и тебя тут же схватят полицейские. Поэтому, еще раз, малого бизнеса у нас много, крупного бизнеса у нас вообще как бы с этим все хорошо, особенно нефтяным и финансовым, а среднего чуть больше 19 тысяч предприятий осталось.

Р.ВАХИДОВ: Всего.

Б.ТИТОВ: Да. Мы потеряли…

С.СТИЛЛАВИН: На пике, сколько их было вот в среднем?

Б.ТИТОВ: Ну, я сейчас точную статистику не скажу, но, если говорить о 2000-м годе, я думаю, что их было и 60, и 70 тысяч. Это вопрос в том, что мы теряем производство, у нас стало не выгодно производить. Налоги, которые по-прежнему не стимулируют рост, процентные ставки по кредитам, это позиция Центробанка. Вы знаете, что происходит, вот сейчас они, аж на 0,25 снизили процентную ставку, при этом инфляция у нас 2 процента. Обычно сравнивают, Кудрин нас все время заверял, что не может быть ставка ниже инфляции. Хотя во всех странах сейчас она ниже инфляции. Они стимулируют рост даже тем, что ставку устанавливают на уровне инфляции. Но, хорошо, пусть будет выше инфляции, но не на столько же. Сегодня 2 процента инфляции, 6 процентов ставка – 4 процента, самая высокая в мире.

С.СТИЛЛАВИН: Разница.

Б.ТИТОВ: Разница. Под это дело к нам идут инвестиции очень много, просто льются рекой. Но называются они carry-trade. То есть люди чисто на деньгах зарабатывают и оттягивают стоимость, которая есть, наработанная, добавленная стоимость страны, они ее оттягивают просто.

С.СТИЛЛАВИН: Друзья мои, хороший вопрос, на который мы ответим уже после новостей из Санкт-Петербурга: «А что Титов?»

Я вот смотрю на комментарии, которые люди нам присылают, и свои личные какие-то ощущения о бизнесе. Я уже смирился с тем, что бизнесмен талантливый, это пассионарий, это 10 процентов общества, не может быть вся страна занята одним бизнесом. Но вот, разговаривая с моими друзьями, с земляками, условно говоря, из Питера, которые занимаются чем-то мелким или средним, я понимаю, что проблема упирается в то, что бизнес это же не просто какое-то замкнутое сообщество. Бизнес это производство чего-то, что купит человек обычный. Если у человека нет денег на покупку, значит, бизнес сидит.

Б.ТИТОВ: Экономическая система это, конечно, соотношение спроса и предложения. Если есть спрос, то есть предложение. Но обычно, когда предложение рождается, рождаются заработные платы, за работу платится и от этого растет спрос. Поэтому вот этот замкнутый круг, вернее, должна быть спираль, которая постепенно растет и расширяется, и является, в общем, спиралью экономического развития общества. Если у тебя нет нефти, алмазов, металлов или то, что называется ресурсами, ресурсная экономика живет на другом – на добыче из земли или откуда-то каких-то…

С.СТИЛЛАВИН: Борис Юрьевич, а на своем деле вы чувствуете падение спроса? И возможностей потребителя?

Б.ТИТОВ: Ну, мы смотрим на статистику. Имеете в виду мое, свое дело, мое оно такое игристое дело с пузырьками.

С.СТИЛЛАВИН: Игристое дело.

Б.ТИТОВ: Но очень приятное.

А.КАСПРЖАК: Там и вина много уже теперь.

Б.ТИТОВ: Ну, и теперь есть вино, да, без пузырьков, но тоже вино. Но я должен сказать, что, конечно, в этом году немножко прибавилось, то есть рынок немножко подрос. Хотя вот мы показываем стабильный рост уже все время, пока мы владельцы «Абрау-Дюрсо», потому что мы к нему как бы приросли уже, и это не просто бизнес, это наша часть и очень большая часть жизни, если практически не все связано уже с «Абрау-Дюрсо» в нашей семье. Так вот, и не только в семье, и среди друзей, ну, в общем, целого нашего сообщества.

Мы выросли с 2004 года, когда 3,5 миллиона производилось, до 40 миллионов бутылок в этом году. Но не только количеством мы гордимся, мы гордимся тем, что мы сегодня завоевываем уже и хорошие призы на международных конкурсах, и становимся лучшими винами в России. Белое наше лучшее было вино, и игристые вина были лучшими.

Но, кроме этого, мы гордимся, что еще и туристов у нас много. То есть мы любим гостей, мы стали таким очень большим туристическим центром, одним из самых больших в мире, винных туристических центров. У нас в год проходит больше 250 тысяч только через дегустации, уж не говоря о количестве людей, которые просто у нас приезжают в Абрау, чтобы погулять, пожить, у нас и гостиницы, поесть, потому что у нас уже очень приличные, очень хорошие рестораны.

С.СТИЛЛАВИН: Я могу от себя добавить, что, конечно, я не знаю, насколько это был эксперимент и останется ли это в будущем, но, когда игристым сделали красное, это да.

Б.ТИТОВ: Это до нас, это историческая традиция, мы только его сохраняем.

С.СТИЛЛАВИН: Но, Борис Юрьевич, в прошлом же году была история по лоббированию прав и интересов наших виноделов по сравнению с экспортерами.

Б.ТИТОВ: Сейчас вышел, уже принят закон, который очень-очень строг, прежде всего, даже не в том, как государство должно поддерживать виноделие, а в том, как виноделы должны накладывать на себя дисциплинарные, так скажем, оковы, ограничения, чтобы потребитель понимал, что он пьет это вино, российское вино или не российское вино, то есть там всячески стимулируется производство вина из российского винограда.

С.СТИЛЛАВИН: Не из концентрата, да, виноматериала.

Б.ТИТОВ: Ну, у нас нет концентратов. А виноматериалы, это, в принципе, базовое вино, то есть это такое же вино, только прошедшее первичную ферментацию, и поставляемое из других стран в контейнерах, в контейнерах не на танкерах. Но вопрос в том, что, конечно, реально хорошее вино, вино, которое может стать неким таким символом страны, страна может гордиться только винами, сделанными из собственного винограда, это точно. Высшие сорта вин национальных должны быть сделаны на собственном терруаре, потому что они должны показывать, насколько страна хорошо приспособлена, у нее хороший терруар, климат, почвы, знания, школа.

С.СТИЛЛАВИН: А у нас есть столько почвы, условно говоря, и столько климатических зон, чтобы именно хорошим, не каким-то там, напоить страну?

Б.ТИТОВ: Нет, ну, я же сказал, что как бы высший разряд должен быть из собственного винограда или по импорту купленное вино в бутылках, то есть шампанское, Бордо, Бургундия, ну, такие вина, которые здесь не сделаешь. И, к сожалению, нам еще расти и расти до них, потому что мы только начали этот путь, всего лет 10, наверное, после огромного перерыва, который был между Голицыным и вот этим новым вином России. Но сегодня, конечно, виноградников у нас не хватает. Если даже в советские…

С.СТИЛЛАВИН: Физически.

Б.ТИТОВ: Физически. В советские времена у нас было 180 тысяч, это только РСФСР плюс Крым, это было 180 тысяч виноградников, то сегодня у нас 93 тысячи виноградников. Крым плюс Россия. И, конечно, мы производим сегодня только, ну, меньше 50 процентов, например, игристых вин.

С.СТИЛЛАВИН: Меньше.

Б.ТИТОВ: Меньше 50 процентов игристых вин. Но постепенно виноградники нарастают, мы должны их высаживать, закон будет этому способствовать. То есть мы должны наращивать, собственно, нам надо время, то есть какое-то время, для того чтобы высаживать виноградники, конечно, нужно. Но потенциал у нас весь есть.

А.КАСПРЖАК: Вот, Борис Юрьевич, вы, когда начинаете говорить о вине, даже не потому что это вино, а потому что это «Абрау-Дюрсо», у вас даже тон в голосе меняется.

Б.ТИТОВ: Не прав, я говорю обо всяких винах с большим интересом.

С.СТИЛЛАВИН: Нет, по сравнению с омбудсменством.

Б.ТИТОВ: Ну, что же вы меня так загоняете. Омбудсменство это, конечно, так скажем, большая тяжелая работа. Но когда ты занимаешься ей, и понимаешь, что ты должен ей заниматься, и что ты, я тоже как бы считаю, что это очень важная задача, и я не просто так на нее согласился. Многие предсказывали, что вообще все будет плохо, ты идешь, когда, тебе снесут голову моментально, потому что ты не знаешь, куда ты идешь против силовиков и против бандитов. Но, тем не менее, мы как-то выстояли более-менее, и стоим, и у нас действительно очень хорошая команда, которая горит этим делом.

Мы, наверное, не самые большие зарплаты получаем по России, но ни одного коррупционного случая у нас, потому что команда. Потому что ребята, которые работают, они все за дело, то есть за то, чтобы это решать. Причем это еще омбудсмены в каждом регионе, у нас свои региональные омбудсмены есть и их команды. А уж те общественники, мы, наверное, самый общественный институт из всех, которые только есть среди государственных в России сегодня, у нас там больше 2 тысяч общественников. Ладно, я рекламой занимаюсь. Это я доказываю, что не только вино, не только «Абрау-Дюрсо».

А.КАСПРЖАК: Я ни в коем случае не хотел каким-то образом снизить функцию института омбудсмена по сравнению с частным бизнесом. Я считаю, что, если бы вообще ничего не случилось, но в 2013 году вы инициировали амнистию 2,5 тысяч человек, это уже просто такая не галочка в истории, это просто то содержание, о котором…

Б.ТИТОВ: Начало было ничего, да.

А.КАСПРЖАК: Начало было такое значимое. Но я про другое. Я просто, когда читаю ваши посты или слушаю ваши интервью, когда вы говорите про собственный бизнес, вы говорите больше, нежели про производство вина. И вообще для вас это такая история, вы говорите, что это ваша вторая родина, что это прописка, это очень близко моему представлению о том, что такое дело любое, просто дело.

Если вспомните, опять же, возвращаясь к истории наших профессиональных, нашего профессионального взаимодействия, мы тогда, помните, обсуждали те фамилии русских предпринимателей, которые могли бы быть ориентиром для сегодняшней жизни. И тогда возникла фамилия Путилова, Морозова и еще многих.

Вот, мне кажется, что люди, которые за своим делом видят больше, так же, как, кстати, Олег Зубков, которого мы сегодня упомянули, их становится, вот их много, мало и готовы ли они свою фамилию или себя ассоциировать настолько со своим делом? Потому что вы, вот сегодня всем понятно, что бренд «Абрау-Дюрсо» это вы, это ваша семья, на самом деле, это, наверное, самое правильное, что может быть. Сколько таких? Таких много, мало?

Б.ТИТОВ: Вы знаете, я был очень приятно удивлен, мы еще делаем такой большой проект вместе с бизнес-платформами образовательными, знаете их, они есть у нас в стране, и «Сбербанковская деловая среда», и «Бизнес Молодость», и Аяз Шабутдинов и его «Like», даже у нас, хотя это не совсем предпринимательство, но «Black Star» тоже вместе с нами, делаем премию «Немалый бизнес», которая выявляет какие-то, это не какие-то там люди, которые думают чем-нибудь заняться, таких у нас в стране много, а те, которые уже занялись, и уже сделали свое предприятие, свой проект.

Мы думали, что у нас будет, ну, тысяча заявок, может быть, максимум на этот конкурс. Когда нам пришли 30 тысяч, в результате это было 32 тысячи заявок, и когда мы смотрим эти бизнесы, это просто фонтан фантазии, потому что эти ребята, ну, полностью живут своим делом, придумывают совершенно какие-то нереальные бизнесы, которые…

С.СТИЛЛАВИН: Это работающее дело.

Б.ТИТОВ: Да, они уже, это конкурс работающих дел.

С.СТИЛЛАВИН: Сколько средний возраст?

Б.ТИТОВ: В том числе, они должны показать свои финансовые результаты. Первый фильтр – финансовые результаты, они должны быть прибыльными. И это уже говорит о том, что они все прибыльные.

С.СТИЛЛАВИН: Каков средний возраст участников? Ну, вот ваше ощущение.

Б.ТИТОВ: Ну, у нас самой младшей девушке, которая победила в номинации «Юный бизнес», ей было, по-моему, 19-20 лет, Кузнецова Юля, которая занимается школами английскими, франшизами английских школ. А старшие были, ну, мы до 40 поставили этот предел, ну, вот много было до 40, потому что все-таки о молодом бизнесе конкурс. И я был настолько удивлен, что такая активность, что у нас, на самом деле, живет такое большое количество активных интересных ребят, которые занимаются предпринимательством, ну, это было действительно.

С.СТИЛЛАВИН: Борис Юрьевич, а успешный бизнес, вот вы поняли, среди молодых, это что, это найти какую-то не освоенную нишу, это какая-то идея, в чем, так сказать?

Б.ТИТОВ: Ну, бизнес вообще, все это, всегда бизнес об идее. Не бывает успешного предприятия без креатива. Бывают, конечно, франшизы, которые отрабатывают, чуть-чуть приносят, но и там бывают очень интересные люди. Но обычно это создать некую монополию в отдельной маленькой точке, товару, сектору, группе целевой, для того чтобы получить какие-то дополнительные прибыли, за счет этого получить возможность развиваться дальше. Поэтому это, конечно, прежде всего, идеи.

Но в нашем случае я понял еще кое-чего. Эти ребята, у них нет скелета в шкафу. Это новое поколение бизнеса, которое не прошло ни через 90-е, не прошло через налогосберегающие схемы, через офшоры, подполье, черные кассы. Прошли через образовательные программы. Когда они лучше, еще даже не начав бизнес, уже знают, что такое 1С, и как правильно вести бухгалтерию. Они уже знают, как вести онлайн маркетинг, который, вот старшее поколение, оно, может, и учится кто-то, но это отдельные индивиды, а, в основном, это такой старый нормальный подход к бизнесу. Поэтому, еще раз, у них есть уже преимущество, у молодых. У них, наверное, преимущество еще, самое главное, что они не очень правильно оценивают риски, или знают тех, кого уже побили.

А.КАСПРЖАК: Но это им тоже помогает.

Б.ТИТОВ: Я вспоминаю начало российского бизнеса, когда выживали же те, кто как раз не понимал рисков.

А.КАСПРЖАК: Одержимые.

Б.ТИТОВ: Да, одержимые. Среди наших олигархов большинство людей, уже потом получившие образование, ну, или во время, потому что начинали они с самого примитивного уличного бизнеса, и у них не было, поскольку у них не было ни образования, ни опыта, они не понимали, какие риски они, при этом их косило так. Но те, кто выжил в этой ситуации, стали олигархами.

С.СТИЛЛАВИН: Время летит незаметно, Алексей.

А.КАСПРЖАК: Совсем, да, очень быстро. Слушайте, вот вы в самом начале сказали про те основы предпринимательства, которые должны быть, для того чтобы оно развивалось. В самом конце вы приводите в пример, говорите о том, что есть конкурс, на который приходит большое количество молодых людей, которые идут в предпринимательство. Мне кажется, что был еще один человек, который сформулировал одно базовое условие наличие предпринимательской среды и вообще дела, это Фрэнсис Фукуяма, когда написал текст «Доверие». Говорит ли это о том, что молодые люди доверяют стране и им доверяют? И вообще…

Б.ТИТОВ: Ну, наша страна должна сделать очень многое, чтобы ей доверяли.

А.КАСПРЖАК: И, собственно говоря, этим я хотел подвести к вопросу, а для вас Россия – страна возможностей?

Б.ТИТОВ: Потенциальных возможностей. Если человек находит свою нишу, и здесь, и сейчас можно делать очень приличный, очень хороший бизнес, об этом говорит опыт молодых ребят, которые чуть больше знают и чуть больше хотят, и уже достигают результата. Об этом говорят и такие большие, крупные предприятия, которые все-таки существуют даже, в общем, не в простой ситуации.

Но я хочу сказать, что это ничто по сравнению с потенциалом России. Потому что, вот мы сделали же большую «Стратегию роста», потом сделали следующий документ по поручению президента «Дорожная карта развития несырьевого сектора российской экономики», мы проанализировали, мы сделали настоящую стратегию, как обычно бизнес делает в своих компаниях.

С.СТИЛЛАВИН: Бизнес-план.

Б.ТИТОВ: Сначала оцениваются плюсы и минусы, свод-анализ так называемый. Потенциал огромный. Мы можем расти и 10 процентов, как, собственно, мы росли в 2000-м году на низких ценах на нефть. Просто надо сделать условия правильными, выстроить правильную экономическую политику. Не стабильности, которая бы сохранялась у нас постоянно на всякий случай, такая мобилизационная модель, как сегодня, а дать, да, рискнуть чуть-чуть, дать в рост. Какие-то сделать налоговые понижения ставок для бизнеса, который должен понимать, что тот, кто растет, должен платить меньше, потому что ему нужны деньги в рост.

Сделать правильную тарифную политику, а не то, что у нас двузначными числами цена на электроэнергию растет, достигли уже почти Соединенных Штатов по цене. Дать процентные ставки, дать доступ к нормальному дешевому, долгосрочному беззалоговому кредитованию, как во всем мире это есть. Самые простые вещи. Мы проанализировали опыт очень многих стран. Мы ничего, не придумали велосипед, мы просто собрали вот тот комплект, который должен быть. Почитайте нашу стратегию, там все написано. Есть огромная возможность расти.

А.КАСПРЖАК: Борис Юрьевич, 30 на 70 результат, тоже хороший. Но, понимаете, вы говорите «рискнуть».

С.СТИЛЛАВИН: Очень хороший, Алексей.

А.КАСПРЖАК: Но люди должны рискнуть ради чего-то.

Б.ТИТОВ: Ради своего успеха.