Шоу Картаева и Махарадзе

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Что вас раздражает в общественном транспорте?

скоро в эфире

05.12.2019 08:00
Игорь Артамонов: беру в команду людей, которые мотивированы на достижения смотреть слушать скачать
Вместе с соведущим программы "Россия — страна возможностей" Алексеем Каспржаком в студию пришел глава администрации Липецкой области Игорь Артамонов. Он рассказал о своей работе дворником в детском саду и о любви к истории, о научной системе для мотивации сотрудников и успешной карьере экономиста, о своем вкладе в развитие Липецкой области.

С.СТИЛЛАВИН: Друзья мои, у нас сегодня специальный выпуск, я имею в виду специальный, потому что утренний, очень ранний выпуск нашей программы «Россия – страна возможностей». И рад видеть в этой студии не совсем бодрого, потому что на час раньше сегодня проснулся, Алексея Каспржака. Леш, доброе утро.

А.КАСПРЖАК: Привет.

С.СТИЛЛАВИН: Написано так – наш коллега.

Р.ВАХИДОВ: Соведущий программы «Россия – страна возможностей».

С.СТИЛЛАВИН: Наш коллега, наконец-то.

А.КАСПРЖАК: Мы решили Россию сделать страной возможностей чуть раньше.

С.СТИЛЛАВИН: Пятилетку в четыре года, было неплохо, хорошо. Я рад приветствовать Игоря Георгиевича Артамонова. Игорь Георгиевич, доброе утро.

И.АРТАМОНОВ: Доброе утро.

С.СТИЛЛАВИН: Главу Администрации Липецкой области, у нас, сегодня с нами в гостях. Я познакомился с нашим гостем 10 минут назад, но я скажу, очень адекватный и обаятельный мужчина.

И.АРТАМОНОВ: Спасибо.

С.СТИЛЛАВИН: Обсудили всякие, так сказать, житейские дела. Но традиционно наше голосование мы запускаем в самом начале. Ребятушки, проголосуйте, пожалуйста, только честно, для вас лично М1 на номер 5533 Россия является страной возможностей? М2 – пока такой возможности для себя не увидели или потеряли. И рейтинг мы посмотрим в конце.

А.КАСПРЖАК: Начнем с Игоря.

И.АРТАМОНОВ: Для меня это, на самом деле, страна возможностей, потому что у меня папа рядовым инженером был, мама рядовым бухгалтером. И все, что случилось в моей жизни это только благодаря труду, упорному труду. Вся моя карьера успешная в «Сбербанке» и вот сегодняшняя позиция, то есть никто меня не толкал, за ручку не вел, спиной не подпирал. Вот я Алексею говорю, наверное, я яркий пример, как можно делать и карьеру, и достигать успеха, не имея ни связей, ни знакомых, ни мамы, ни папы каких-то могущественных.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, это мистика?

И.АРТАМОНОВ: Нет, ну, что вы, на самом деле, таких примеров много. Просто распространено мнение, что, если ты не достиг успеха, это потому, что у тебя нет волосатой руки.

А.КАСПРЖАК: И волосатой головы нет особенно.

С.СТИЛЛАВИН: Это Алексей шутит.

И.АРТАМОНОВ: Но я считаю, что, если человек в себя вкладывает и к себе относится жестко, то успех придет.

С.СТИЛЛАВИН: Жестко. Вот тут была полемика некоторое время назад, что один из духовных наших лиц начал, я тоже поддержал в этом смысле, я развил мысль, что нашим мужчинам, если уж мы говорим о мужском сегодня коллективе, вот какая проблема. Многие воспитываются в семьях, где только, например, мама и бабушка. И женщины прививают мужчинам право жалеть себя. Потому что ребенок потом смотрит на женщину, он смотрит, она нет-нет, да и всплакнет, нет-нет, да и пожалуется на жизнь и так далее. И мужчины учатся тому, что можно жаловаться, кого-то обвинять в разговорах, что вот из-за этого у меня не получилось, из-за того, сего, и вообще к себе относиться так снисходительно. А вы сказали просто о том, что надо стараться быть жестким.

И.АРТАМОНОВ: Вы знаете, я бы сказал, что…

С.СТИЛЛАВИН: Я сейчас не против женщин набрасываю.

И.АРТАМОНОВ: Да, да. А я вам хочу сказать, что со мной много работало женщин, которые были требовательны к себе, и сейчас очень много работает. У меня заместители на предыдущем месте все боевые были женщины, очень адекватные, очень грамотные, умные.

С.СТИЛЛАВИН: Так называемые сильные женщины.

И.АРТАМОНОВ: Сильные абсолютно. Они давали результат, они были лучшие в стране по своим отраслям. Сегодня очень много молодых руководителей женщин, директора управления около 30 лет, 35, то есть очень много. Это те люди, которые не жалеют себя, идут вперед.

С.СТИЛЛАВИН: Это хорошо для женщины не жалеть себя?

И.АРТАМОНОВ: Здесь два аспекта. Как-то у нас был разговор с одним моим товарищем, говорит, кем ты хочешь, чтобы была твоя дочь? Я говорю, ну, как, банкиром, традиция, семья. А я, говорит, хочу, чтобы она была библиотекарем. Я говорю – почему? Говорит – ну, посмотри на так называемых успешных женщин, у них мужчин нет, личной жизни нет, они карьеру сделали, деньги есть, а счастья нет. А я хочу, чтобы моя дочь была счастливой.

А.КАСПРЖАК: Игорь, у нас тут было много женщин, у которых есть и успех, и счастье.

С.СТИЛЛАВИН: Не у нас тут было много женщин, как вы фразу-то строите.

А.КАСПРЖАК: А у меня?

Р.ВАХИДОВ: Нас же не пустят домой, Алексей.

А.КАСПРЖАК: Надо выбрать тех женщин, которые пустят домой.

С.СТИЛЛАВИН: Игорь Георгиевич, ну, это взаимоисключающие вещи? Или есть такие, которые умеют совмещать и переключаться?

И.АРТАМОНОВ: Есть. Я вам пример приведу. Мэр Липецка мама шестерых детей, счастлива в браке, при этом она была успешным бизнесменом в Липецкой области, она владела почти 100 тысячами гектар земли и сахарный завод, очень успешный бизнесмен. Пока не повстречалась со мной.

С.СТИЛЛАВИН: Не понял.

А.КАСПРЖАК: И что там случилось?

И.АРТАМОНОВ: И она решила перейти на государственную службу.

С.СТИЛЛАВИН: Стать мэром. Вы переубедили.

И.АРТАМОНОВ: Да.

С.СТИЛЛАВИН: А как вы нашли слова?

И.АРТАМОНОВ: Я сказал на вопрос ее, зачем мне это надо, ну, ей вообще это не надо было, я ей ответил – а что я здесь делаю, по-твоему? И она согласилась стать мэром Липецка.

С.СТИЛЛАВИН: То есть нашли слова.

И.АРТАМОНОВ: Простые, очень простые.

А.КАСПРЖАК: Да, я думаю, что просто все слова он не может сказать в эфире.

С.СТИЛЛАВИН: То есть с женщиной надо разговаривать.

И.АРТАМОНОВ: Обязательно.

Р.ВАХИДОВ: Сергей, вы не разговариваете с женщиной?

С.СТИЛЛАВИН: Я детализирую.

А.КАСПРЖАК: Слушай, я понимаю, что ты привык за последние пять передач, что в эфире только женщины.

С.СТИЛЛАВИН: Как только?

А.КАСПРЖАК: Последние пять передач у нас в эфире были женщины.

С.СТИЛЛАВИН: Да врете вы.

А.КАСПРЖАК: Да не вру.

С.СТИЛЛАВИН: Да был товарищ из ЛДПР.

А.КАСПРЖАК: ЛДПР, это было шесть передач назад, Миша.

С.СТИЛЛАВИН: Да, Миша.

А.КАСПРЖАК: Заказ понял, принят.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, хорошо. Игорь Георгиевич, а вот вы когда поняли, что помощи со стороны не будет, ну, в своей личной жизни, что некому вас толкать, и что надо браться самому за дело и валять дурака не надо? Вот сколько вам было лет?

И.АРТАМОНОВ: Ну, это, наверное, в институте, когда я поступил в Московский институт народного хозяйства имени Плеханова, и у меня начались тяжелые времена, что общаги не было, так сказать, по квартирам по съемным, денег особо не хватало. И надо было как-то самому себе готовить, все находить самому. Потом армия два года, потом вернулся, спал на железной койке, работал на трех работах, укрывался пальто. Поэтому как-то и армия меня…

С.СТИЛЛАВИН: Самая экзотическая ваша работа, какая была в то время?

И.АРТАМОНОВ: Знаете, я сейчас, жалко, что не сохранилась трудовая книжка, я был дворником в детском саду. Но еще я был дворником в студенческом общежитии, где жил, вот это была адская работа.

С.СТИЛЛАВИН: В женском?

Р.ВАХИДОВ: Сергей, да что же такое?

И.АРТАМОНОВ: Я учился в Московском институте народного хозяйства. Этаж – 20 дверей, 2 мужские. В целом, не женские.

А.КАСПРЖАК: Слушай, а почему ты хотел быть учителем географии?

И.АРТАМОНОВ: Что?

А.КАСПРЖАК: Ты хотел быть учителем географии.

И.АРТАМОНОВ: Истории. Ну, географию тоже очень любил, у меня была похвальная грамота по географии.

А.КАСПРЖАК: Просто Иванов тогда не написал еще книжку «Географ глобус пропил», поэтому.

И.АРТАМОНОВ: Да, да. Нет, мне просто очень нравится история, и я считаю, она повторяется. И я все время думаю про 1917 год, и нашим успешным бизнесменам говорю, что они должны идти в школу, должны рассказывать, что трудиться хорошо, быть успешным хорошо.

А.КАСПРЖАК: Чтобы 1917 год не повторился?

И.АРТАМОНОВ: Конечно.

С.СТИЛЛАВИН: А в чем, тогда важный момент такой, как вы понимаете, в чем была проблема 1917 года того?

И.АРТАМОНОВ: Власть слабенькая, раз, не понимали, что происходит, два, были самоуспокоены, три, не ходили в школу проповедовать о том, что нужно трудиться и быть успешным.

С.СТИЛЛАВИН: Очень хорошо. Вопрос от Алексея Каспржака.

А.КАСПРЖАК: Ты же сформулировал практически протестантские заветы.

И.АРТАМОНОВ: Не знаю, не знаком с этим.

А.КАСПРЖАК: Труд, труд и успех.

С.СТИЛЛАВИН: Они сейчас извращены.

А.КАСПРЖАК: Труд и успех это линия Макса Вебера.

И.АРТАМОНОВ: Ничего плохого я не вижу в этом. Не знал, что я протестант.

А.КАСПРЖАК: А что сейчас, есть твой опыт жизненный, есть пример, которым ты пользуешься. Но этот пример ты не можешь распространить на всех жителей Липецкой области.

И.АРТАМОНОВ: Ну, почему не могу. Смотрите, во-первых, есть эффект мультипликации. То есть, как бы я распространяю на своих заместителей и директоров. Дальше директора распространяют на начальников отделов, начальников секторов. То есть у меня по жизни как-то было, я менял несколько регионов, банков и так далее, каждый раз, когда я приходил, это не было прекрасным местом. И каждый раз, когда я уходил, было очень много людей, которых потом брали в центральный аппарат, они становились лучшими в стране. Причем это происходило годика за два. Вот Липецкая область сейчас примерно так же двигается.

С.СТИЛЛАВИН: А в чем секрет этой технологии?

И.АРТАМОНОВ: А простой очень секрет. Вы знаете, у меня был учитель, может, даже он нас сейчас слышит, Виктор Владимирович Гаврилов, председатель Северо-Кавказского банка «Сбербанка». Он мне все время говорил – Игорь, ты незрелый. Я все думал, когда же я созрею, когда же наступит этот момент. Я понял, что нет зрелых людей. Есть, либо недозрелый, либо уже перезрелый. И мой секрет простой, нужно доверять незрелым и их поддерживать.

С.СТИЛЛАВИН: И не пасти постоянно.

И.АРТАМОНОВ: Ну, как я говорю, подушечку взбивать, одеялком укрывать, чтобы с ними ничего не случилось. Но важен потенциал. И вот столько таких решений я принял, назначая незрелых, и они давали потрясающий результат, потрясающий. Сейчас то же самое делаю.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, это интуиция видеть в человеке вот то, что он выстрелит?

И.АРТАМОНОВ: Конечно, интуиция.

С.СТИЛЛАВИН: То есть, опять же, мистика.

А.КАСПРЖАК: Нет, это доверие и вера в людей.

С.СТИЛЛАВИН: Но всем-то нельзя доверять.

И.АРТАМОНОВ: Вы знаете, как, у меня собеседование не длится больше двух минут. И все это знают. И у меня коэффициент ошибок очень маленький. Он есть. Но успешность руководителя определяется, сколько ошибок он допускает в кадрах. Кто-то 20 процентов, кто-то 50, кто-то 10.

С.СТИЛЛАВИН: А тем, кто, в общем-то, хотя бы в первый раз не оправдал надежду, вы даете второй шанс? Или сразу коленом?

И.АРТАМОНОВ: Ну, воспитание. Нет, зачем, это западная, чуждая нам школа менеджмента, понимаете. Я застал и поработал с людьми, которые имели партийную школу работы с кадрами, была очень сильная, хорошая школа. То есть ты должен вкладываться в человека. Он ошибся, надо поправить, либо ты должен смотреть, что он делает и понимать, что он сейчас натворит. И надо как-то, так сказать, попрофилактировать, предупредить, рассказать. Я использую шахматы, понимаете. Говорю, ну, смотри, вот ты играешь в шахматы, на два хода можешь посчитать хотя бы? Тебе, если позиция не нравится, зачем ты делаешь первый ход? Зачем? Если через ход будет плохо, зачем ты это делаешь? Ну, не надо быть мастером спорта. Это абсолютно понятно.

С.СТИЛЛАВИН: То есть это такой как бы тренерско-отцовский подход к подчиненным?

И.АРТАМОНОВ: Наставнический, есть такое классическое определение.

С.СТИЛЛАВИН: А сколько времени вот вы его как бы ведете, пока перестанете так пристально наблюдать за человеком, который под вашим руководством?

И.АРТАМОНОВ: Ну, это зависит от результата. Через какой период наступает результат у человека, и какие решения, как он с персоналом работает, с кадрами, понимаете. И вот я вчера, к примеру, был, есть такое японское слово, на гэмбе управления ЖКХ Липецкой области и Госжилинспекции, смотрел, как у них поставлена работа. Много жалоб на управляющие компании, на коммуналку, очень много. И понятно, что преодолеть это могут только сильные люди. И, если есть проблема, а руководитель хороший, значит, либо с подчиненными что-то не так, и надо посмотреть, оценить. Вот я вчера посмотрел, дал рекомендации одному и второму. Мне все понятно, что там происходит, и какие есть проблемы. То есть я всегда оцениваю не человека, а как этот человек подбирает себе подчиненных.

С.СТИЛЛАВИН: По окружению.

И.АРТАМОНОВ: Если он плохо подобрал, значит, он, не бывает такого – лидер гигант, а вокруг негодяи.

С.СТИЛЛАВИН: Шушера.

И.АРТАМОНОВ: Ну, так не бывает.

А.КАСПРЖАК: А какой первый вопрос на собеседовании? Ну, за две минуты надо что-то спросить.

И.АРТАМОНОВ: Мотивация. Зачем. Ну, вот первый вопрос, вот внезапно это оказывается и в классике, зачем, что, кто, как. Поэтому надо понять, какая у человека мотивация. Я беру в команду людей, которые мотивированы на достижения, которым надо доказывать. Если у человека нет мотивации, ему нечего рядом со мной делать, потому что это надо гонять, подгонять, ему надо какие-то деньги. У нас куча людей, которые потеряли деньги, ну, условно, мой доход упал в 52 раза. Журналисты стебутся, это я не жалуюсь, это журналисты посчитали.

С.СТИЛЛАВИН: В 52?

Р.ВАХИДОВ: После перехода на государственную должность.

И.АРТАМОНОВ: Да, да. У мэра, я не знаю, сколько, зам. один был успешный бизнесмен, в бизнесе был тоже, другой зам. приехал с Севера, тоже очень такие приличные деньги. То есть очень много людей, которые утратили свои финансы и финансовые позиции, но зато получили возможности творить.

С.СТИЛЛАВИН: Но надо сказать, что они перед этим успели создать базу комфортную для себя.

И.АРТАМОНОВ: Кто-то успел, кто-то быстро базу закончил.

Р.ВАХИДОВ: Как найти в себе силы, 26 лет вы в «Сбербанке» проработали, вот как найти в себе силы каждый день мотивировать себя, приходить на работу, и 26 лет работать в одном месте?

И.АРТАМОНОВ: Это самый сложный вопрос. Еще он был сложный, знаете, почему, мы были лидерами в системе, те банки, которые я возглавлял, очень часто становились первыми. И когда ты становишься первым, если ты на следующий год не стал первым, это трагедия, понимаете. И я работал в Западной Сибири, три года подряд был первым. К счастью, Герман Оскарович потом забрал меня к себе и прекратил вот это мое мучение каждый год становиться первым. Но это страшная история, потому что каждый раз тебе команду надо мотивировать и надо говорить, не скажешь – ребята, мы должны стать лучше. Так мы уже лучшие. Что им сказать?

С.СТИЛЛАВИН: А что сказать?

И.АРТАМОНОВ: О, это была каждый раз идея, отдельный штурм, что же сказать в следующем году, потому что каждый год, ну, мы, либо первые, либо вторые, либо третьи, ниже не опускались.

С.СТИЛЛАВИН: А вот этот штурм после того, как присваивается первое место, он через какое время начинается?

И.АРТАМОНОВ: Сразу же.

С.СТИЛЛАВИН: Тут же? На второй день?

И.АРТАМОНОВ: Знаете, я где-то услышал, чтобы стать дважды олимпийским чемпионом, утро следующего дня после твоей победы ты должен встретить на стадионе, на тренировке.

С.СТИЛЛАВИН: И не закусить даже.

А.КАСПРЖАК: Есть другой пример, помните «Визит к Минотавру», когда Амати объясняет Страдивари, что вот это ощущение внутреннего недовольства своим результатом, которое должно прийти сразу в тот момент, когда этот результат получен. Он такой важный диалог.

С.СТИЛЛАВИН: Старая лента, лет 30 ей уже, наверное.

А.КАСПРЖАК: Я понимаю, что ты не смотрел.

С.СТИЛЛАВИН: Нет, я все смотрел, «Визит к Минотавру» один из моих любимых фильмов, ну, что вы.

ВЛАДИК: Теперь.

А.КАСПРЖАК: Пересмотри еще разок.

С.СТИЛЛАВИН: Я по-прежнему призываю вас высказать свое мнение в голосовании.

А.КАСПРЖАК: 24 процента все-таки считают, что Россия – страна возможностей.

С.СТИЛЛАВИН: Это пока цифры.

Р.ВАХИДОВ: Четверть.

С.СТИЛЛАВИН: Это стабильный результат.

А.КАСПРЖАК: Стабильный, ну, чуть выше среднего. Надо привести еще какой-нибудь пример.

С.СТИЛЛАВИН: Мы сейчас прервались. Игорь Георгиевич, мы уйдем сейчас на новости совсем скоро. Ну, а мы можем в 30 секунд уложиться с мыслью о том, как же снова искать людям слова после того, как победа одержана?

Р.ВАХИДОВ: Замотивировать.

С.СТИЛЛАВИН: Что им?

И.АРТАМОНОВ: Ну, это, еще раз, очень сложно. В последний раз мы разрабатывали новую научную систему с ребятами.

С.СТИЛЛАВИН: Научную?

И.АРТАМОНОВ: Научную, да, которая немножко не соответствовала принятым правилам работы. И мы ее успешно внедрили.

С.СТИЛЛАВИН: То есть без науки-то никак?

И.АРТАМОНОВ: Ну, надо было все время придумывать, понимаете. Потому что, еще раз, невозможно звать людей на баррикады, если они там были и победили, невозможно.

С.СТИЛЛАВИН: Сегодня у нас и у Алексея Каспржака, нашего коллеги, вот так, да, в гостях Игорь Георгиевич Артамонов, глава Администрации Липецкой области. 26 лет работы в одной сфере.

Р.ВАХИДОВ: «Сбербанк».

С.СТИЛЛАВИН: Да, и я так понимаю, Игорь Георгиевич, вы скверно смотрите на тех, которых в советское время называли «летунами». Ну, то есть посидел два годика и надо туда дальше куда-нибудь ломануться.

И.АРТАМОНОВ: Меня учили, что «летуны», если человек год поработал, я таких не беру. То есть я просто даже не смотрю, когда мне приносят биографию. Это человек, который ищет. Знаете, есть маленький анекдот, концерт идет, группа выступает в Казахстане, значит, куча инструменталки, все, нет аплодисментов. Выходит акын, две струны, зал взрывается аплодисментами. Вопрос, говорит – а что такое? Говорит – ну, как? Ансамбль ищет, а акын уже нашел.

ВЛАДИК: Аккорд.

Р.ВАХИДОВ: Хорошее сравнение.

И.АРТАМОНОВ: Поэтому нужны люди, которые мотивированы на достижения, которые перепрыгивают, они не понимают, что это, им непонятно. Они предадут, сдадут, их не удержишь, смысла нет в них вкладываться.

А.КАСПРЖАК: Ну, время немножко другое, на самом деле, 26 лет. Слушай, как можно после 26 лет работы на одном месте найти в себе силы уйти?

И.АРТАМОНОВ: Ну, как это, силы, я всегда готов уйти в любой момент. Сейчас готов уйти.

А.КАСПРЖАК: А ты же не то, что говоришь?

С.СТИЛЛАВИН: Алексей шутит.

И.АРТАМОНОВ: Нет, у меня все знают, что я готов в любой момент расстаться с работой и устраиваться в «Сбербанке», так что в любой момент времени я готов уйти. И поэтому это достаточно легко.

С.СТИЛЛАВИН: Это бесстрашие или понимание того, что работа найдется?

И.АРТАМОНОВ: Нет, понимаете, если ты великий вождь, это не значит, что завтра ты им и останешься. И часто исключается, вот был-был человек великим вождем, потом, раз, никто. И у него трагедия по жизни, все, потерялся. А я не боюсь этого. Я очень комфортно себя чувствую. И это независимость.

А.КАСПРЖАК: Это, видимо, потому что от жены уйти не хочешь?

И.АРТАМОНОВ: Да, наверное.

А.КАСПРЖАК: Слушай, а, честно, я тут недавно случайным образом проводил мониторинг на себе, качество работы банков. Так получилось, что лет за, ну, сколько там, 20 рабочих лет у меня накопилось достаточное количество счетов, по которым мне нужно было вдруг предоставить информацию. Ну, я не могу сказать, что наши госбанки впереди.

И.АРТАМОНОВ: Ты знаешь, а я столкнулся, когда готовил декларацию, с банком «Тинькофф» и с банком «Сити», я изматерился. Я был очень недоволен работой этих банков, потому что это невозможно. И не с кем тебе поговорить. Если в госбанке ты можешь кого-то найти, то там нет.

С.СТИЛЛАВИН: Людей нет.

И.АРТАМОНОВ: Ну, да, живого человека нет, понимаете. А у меня там горело, пожар, значит, я же теперь государственный служащий, а там счета, там 3 копейки, «Тинькофф» мне начислил какие-то 3 рубля за операцию, лучше бы этого он не делал, и у меня возник доход 3 рубля. Понимаете, мне надо было за него отчитываться, это такая беда, чтобы там найти, с кем поговорить. Я изматерился.

А.КАСПРЖАК: Ну, на самом деле, я немножко про другое. Вообще общее отношение к человеку, к клиенту, вот у «Сбербанка» есть очень красивая история в центральном офисе, перед центральным офисом стоит памятник первому клиенту. Меня это, ну, то есть очень впечатлило. Я как-то там первый раз был, мне показалось это очень правильным. Но отношение к человеку, в принципе, ну, банк, он же в некотором смысле отражает отношение государства к человеку, вот оно не сильно у нас меняется.

И.АРТАМОНОВ: Вы знаете, это можно говорить, пока вы не столкнетесь с западными банками. Я после того, как хотел открыть счет лет 6 назад, вернулся и целовал своих менеджеров просто, как что-то сильно родное. Мы серьезно продвинулись, понимаете. Первое. Второе, когда я столкнулся вот сейчас, был в «Сити» и «Тинькофф», я там смог решить только вопрос, знаете, как, когда в структуре «Сбербанка», не в структуре «Сбербанка» поднялся и сказал – ребят, вы там никого не знаете в этих прекрасных…

С.СТИЛЛАВИН: Через личные отношения.

И.АРТАМОНОВ: Нельзя ли как-то мне поспособствовать, чтобы они помогли мне эти 3 рубля задекларировать? Только так. Я не в восторге от этих банков.

С.СТИЛЛАВИН: Тогда, Игорь Георгиевич, а должно ли быть у нас в стране вот как бы вот такое, как проповедует Алексей, сервисное отношение вот такое высокое? Или все-таки наша национальная традиция через людей, которых знаешь, хорошие знакомые и решить вопрос и все элегантно?

И.АРТАМОНОВ: Мы сейчас государственная служба и работа с людьми не паханая целина, если сравнивать, как поставлена работа в банке. То есть я же все видел за 26 лет, что громадное количество жалоб было на хамство, непрофессионализм и так далее. Сейчас жалобы в том же «Сбербанке» идут на машины, на условия вклада, банкомат зажевал, не там стоит, не так программа открылась, но не на человека, очень мало на человека. А в государственной службе на человека поток, понимаете. Поэтому мы сейчас пытаемся, очень тяжело, пытаемся перестроить отношение к человеку в государственной службе.

С.СТИЛЛАВИН: А в чем причина вот такого отношения, на которое жалуются?

И.АРТАМОНОВ: В чем причина?

С.СТИЛЛАВИН: Да, почему?

И.АРТАМОНОВ: Давайте мы начнем с того, что уровни оплаты разные. Соответственно разный уровень оплаты, разное качество людей. Это очень большая проблема, о которой я постоянно говорю, что необходимо, есть возможность и для оптимизации чиновников, и, в принципе, даже денег государству не надо больше тратить. Есть возможность применения современных методов оптимизации чиновников в том же фонде оплаты труда создать нормальные финансовые условия людям, которые обслуживают других людей.

С.СТИЛЛАВИН: То есть, что, хамство, получается, это компенсация безденежья?

И.АРТАМОНОВ: Нет, не совсем так. Понимаете, проходили все это. Можно подобрать нормальных качественных людей, поставить нормальные качественные программы, обучить. Ну, мы сейчас тренируем своих менеджеров, в принципе, достигли успеха, ну, пока, такого промежуточного.

А.КАСПРЖАК: Игорь, слушай, ну, у меня есть пример, если ты помнишь, один крупный наш банк вдруг, большой банк, который занимал корпоративный, вдруг получил дополнительный банк себе в придачу, который занимался розницей. Понимаешь, о ком я говорю

И.АРТАМОНОВ: Да.

А.КАСПРЖАК: И HR этого большого госбанка занимался подбором кадров в розницу.

И.АРТАМОНОВ: И что?

А.КАСПРЖАК: Большая история там была, обычно большим инструментом, 20 тысяч заявок, 2 тысячи прошло, большая воронка. В итоге отобрали двух человек.

И.АРТАМОНОВ: Бывает.

А.КАСПРЖАК: Я спрашиваю, слушайте, расскажите мне, пожалуйста…

И.АРТАМОНОВ: Наверное, еще не угадали.

С.СТИЛЛАВИН: Зачем из 2 тысяч 2-х.

А.КАСПРЖАК: Спрашиваю, а в чем? Мы отрабатывали модель. Я говорю, хорошо, а что в модели получилось? Какие критерии? Говорят – ну, мы в итоге остановились на двух, умении считать и улыбаться. Нет, секунду, подождите, есть продолжение. От умения считать можно отказаться.

Р.ВАХИДОВ: Машина.

А.КАСПРЖАК: А вот улыбаться нельзя научить.

И.АРТАМОНОВ: Ну, вот, смотрите, надо набирать позитивных людей. Почему я говорю эффект мультипликации. Если рядом с тобой люди позитивно заряженные, они не будут брать разных негодяев себе в команду. Вот я никогда не брал, и со мной всегда очень много работало позитивных людей. И сейчас смотрю за позитивной энергией в нашем коллективе.

А.КАСПРЖАК: Лезут и лезут?

С.СТИЛЛАВИН: А может быть жулик позитивным?

ВЛАДИК: Кстати, да.

И.АРТАМОНОВ: Это профессия позитивный жулик, вор на доверии.

ВЛАДИК: Может. Ответ – может.

И.АРТАМОНОВ: Это высшая ступень профессионализма.

А.КАСПРЖАК: Я, на самом деле, про улыбку хотел бы продолжить, потому что я тоже был чиновником долго, и я понимаю, что история отношения к человеку, тот вопрос, который Сережа пытается задать.

И.АРТАМОНОВ: Знаете, это очень сложно. Вот я вчера иду по улице и, значит, останавливает меня женщина.

А.КАСПРЖАК: В Липецке.

И.АРТАМОНОВ: В Липецке, да.

А.КАСПРЖАК: Ты по улицам ходишь?

И.АРТАМОНОВ: Хожу, да.

А.КАСПРЖАК: Пешком?

И.АРТАМОНОВ: Пешком часто. Еще я бегаю по улицам.

ВЛАДИК: А фотографии есть, хочется спросить?

И.АРТАМОНОВ: Да нет.

А.КАСПРЖАК: Ну, я понимаю, что просто больше негде бегать, поэтому ты же парки еще не сделал.

И.АРТАМОНОВ: Сделал, уже есть, где бегать, уже есть дорожки у нас беговые. То есть мы уже подошли к этому году с некоторыми успехами. Уже есть, где бегать, есть, где в летнее, ну, в теплое время заниматься спортом, в зимнее мы в следующем году задачу эту будем решать.

А.КАСПРЖАК: Можно я здесь…

С.СТИЛЛАВИН: Тихо-тихо, подожди, женщина.

И.АРТАМОНОВ: Женщина. И она говорит – решите мою задачу. Я, говорит, живу в общежитии с другой женщиной алкоголиком, документов у нас нет никаких, суд мне отказывает. Вот вы губернатор, вы мне помогите. Что я ей скажу?

А.КАСПРЖАК: Найдите мужчину.

С.СТИЛЛАВИН: А вы идете.

И.АРТАМОНОВ: И она пристает, да идет. Я говорю, понимаете, ну, конечно же, улыбаться сложно в таких ситуациях, когда люди хотят, чтобы губернатор нарушил закон. И таких людей много. Чтобы я отобрал у кого-то частную собственность.

А.КАСПРЖАК: Я даже не понял, чего она просит.

И.АРТАМОНОВ: Она просит абсолютно незаконную историю. Ни документов нет, говорит – выселите вот эту женщину от меня. А куда эта женщина должна пойти? Вопрос же такой есть. Они живут на законных основаниях. Ну, ей не нравится.

С.СТИЛЛАВИН: Обе?

И.АРТАМОНОВ: Обе. И она говорит – вот отселите от меня, почему вы, губернатор, мне не помогаете?

А.КАСПРЖАК: Это нормально, если женщине не нравится жить с женщиной, правильно.

ВЛАДИК: Здесь есть позитивное зерно в этом.

И.АРТАМОНОВ: Вы знаете, очень много разных проблем, когда люди хотят, чтобы нарушили ради них закон. Ну, там, условно, приняты какие-то льготы, компенсации.

С.СТИЛЛАВИН: А для человека, что это вы на его сторону не хотите встать?

И.АРТАМОНОВ: Да. Они лично обижаются, что власть не хочет вникнуть в их ситуацию.

С.СТИЛЛАВИН: А ошибка в чем? Шел по улице.

А.КАСПРЖАК: Нет, на самом деле, я просто знаю, что Игорь занимается спортом. Ты же каждое утро занимаешься спортом?

И.АРТАМОНОВ: Да.

А.КАСПРЖАК: Я, почему спрашивал про парк.

С.СТИЛЛАВИН: Почему не убежал?

А.КАСПРЖАК: Почему я спрашивал про бегать и так далее. Потому что, по большому счету…

И.АРТАМОНОВ: Вчера убежал с криками «обращайтесь в суд».

А.КАСПРЖАК: Мне кажется, что люди начинают верить, когда люди делают для себя, как для себя.

И.АРТАМОНОВ: А все считают, что я парк, «Быханов Сад» сделал для себя. Я еще много, чего в Липецке для себя сделал.

С.СТИЛЛАВИН: Товарищи, парк не для себя. Друзья мои, Алексей Каспржак, наш коллега.

Р.ВАХИДОВ: Как выяснилось.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, вот это хорошо, это замечательно, перешел все-таки на эту сторону.

А.КАСПРЖАК: Нет. Я на другой стороне, если видишь…

С.СТИЛЛАВИН: На что смотреть?

А.КАСПРЖАК: Я на другой стороне стола.

С.СТИЛЛАВИН: Игорь Георгиевич, а как вы относитесь к, ну, скажем так, слово такое нейтральное подобрать, не популистское, ну, вот социально-сетевое общение с публикой?

Р.ВАХИДОВ: С гражданами.

И.АРТАМОНОВ: У меня предстоит через несколько дней прямая линия в социальных сетях. Ну, я примерно знаю, что будут спрашивать. Почему льгот недостаточно, почему улицы не так убираются, как хотелось, почему в некоторых квартирах холодно, почему тарифы высокие. То есть перечень вопросов примерно понятен.

С.СТИЛЛАВИН: То есть вы идете на прямую линию только за тем, чтобы услышать что-нибудь новое?

И.АРТАМОНОВ: Ну, во-первых, понимаете, даже, если ты не можешь что-то по каким-то причинам, обычно это закон, инструкции, что-то сделать для человека, ты, как минимум, должен объяснить, почему. Потому что люди находятся в сумасшедшем неведении и проклинают власть, потому что не понимают, почему очевидные для них вещи власть не делает. Поэтому мы сейчас занимаемся, как минимум, разъяснением, что можно делать, что по закону. Потому что юридическая некомпетентность зашкаливает. Люди не понимают, почему нельзя сделать это, почему нельзя сделать это, почему нужно жить по закону, не понимают.

С.СТИЛЛАВИН: А это у нас любят жить по понятиям.

И.АРТАМОНОВ: Ну, я люблю по закону.

А.КАСПРЖАК: И в Липецке особенно. Игорь, слушай, ты не из Липецка?

И.АРТАМОНОВ: Нет.

А.КАСПРЖАК: Ты приехал туда успешным человеком сделать успешный проект. Липецк сегодня ассоциируется в таком, вот, если человека просто спросить, то, наверное, металлургия.

Р.ВАХИДОВ: И холодильники «Stinol».

А.КАСПРЖАК: Вот про холодильники не знаю. Ну, то есть, наверное, кто-то знает, но не я. Какой образ ты хочешь построить? Вообще это регион, в котором что?

С.СТИЛЛАВИН: С чем должна ассоциироваться эта земля?

И.АРТАМОНОВ: Вы знаете, один руководитель подарил, я, когда зама по внутренней политике 31 года, который во внутренней политике ничего не понимает, назначил, говорю, слушай, как мы будем это делать? Он говорит – ну, Липецкая область это же инновационный регион. И он подарил определение – Липецкая область это инновационный регион. И, в первую очередь, это во взаимоотношениях с людьми. И я пришел с задачей, я хочу сделать один регион, ну, в моем понимании, правильно построенный по принципам клиентоориентированной организации. Мне очень интересно попробовать.

С.СТИЛЛАВИН: Что образец для вот этого?

И.АРТАМОНОВ: Ну, 26 лет, они же никуда не делись.

А.КАСПРЖАК: То есть, он такой зеленый будет немножко?

И.АРТАМОНОВ: Сейчас там фон, зеленый, липа, все там не так далеко.

Р.ВАХИДОВ: Кроме всего прочего, кстати говоря, Липецк это еще и прекрасная минеральная вода – «Липецкий бювет».

И.АРТАМОНОВ: И шикарное сельское хозяйство, шикарное, с продуктами очень качественными.

А.КАСПРЖАК: Слушай, ну, я прошу прощения, то есть, понимаешь, я помню…

С.СТИЛЛАВИН: Нет, это внутри. А вот мы из других регионов, как должны?

А.КАСПРЖАК: Ну, вот мы приехали, мы встретимся с человеком, который приехал из Липецка, и он что скажет? Ко мне Артамонов хорошо относится? И это отличается его от других?

С.СТИЛЛАВИН: От меня Артамонов убежал.

А.КАСПРЖАК: Который себе построил.

С.СТИЛЛАВИН: По дорожке.

И.АРТАМОНОВ: Ребята, я думаю, липчане уже сейчас гордятся своим регионом. И дальше, то есть мы активно перестраиваем всю область. И я думаю, она будет одной из процветающих и комфортных для жизни.

С.СТИЛЛАВИН: А что для этого залог, в чем для процветания?

И.АРТАМОНОВ: Для процветания, безусловно, уверенность в завтрашнем дне и безопасность. То, что волнует людей, это безопасность, первое, и чувство справедливости. И мы очень надеемся, что они будут иметь чувство справедливости власти по отношению к ним, открытость.

С.СТИЛЛАВИН: Чувство справедливости это во власти местной власти?

И.АРТАМОНОВ: Да. Ну, еще раз, мы очень открытые. Мы открыты для критики, мы ее получаем вагонами критику, мы ее слышим, воспринимаем, меняем свои решения, как бы обсуждаем, пытаемся построить вот модель другого общения с жителями.

А.КАСПРЖАК: У меня был опыт, опять же, региональный, мы готовились к выборам, и один из замов губернаторов, мой коллега, сказал тогда следующее. Он говорит – слушайте, чего вы тут мучаетесь. Вот ты сказал про прямую линию. Он говорит – слушайте, давайте предложим населению сдать паспорта за минимальные социальные блага. И зам говорит, проголосуют почти все. И он был недалек от истины. Уж давайте правде в глаза и вообще, зачем эта передача нужна, если не затем, чтобы процент тех людей, который готов отдать свое право и свою свободу воли подчинить, неважно, кому, становился меньше. Насколько ты в это веришь? Насколько ты видишь динамику, как люди меняются?

И.АРТАМОНОВ: Ну, это очень сложная задача. Но именно для этого я пришел в регион поменять сознание людей.

А.КАСПРЖАК: Сколько тебе времени надо?

И.АРТАМОНОВ: О, это такая с вызовом задача. Я думаю, срока-то может даже не хватить 5-летнего.

С.СТИЛЛАВИН: Вы не хотите обвинять, как это иногда слышно, нашу культуру и нашу традицию в таком отношении к жизни?

И.АРТАМОНОВ: Слушайте, то, что дано, есть условия задачи, я их поменять не могу. Я могу поменять метод задачи, решения.

А.КАСПРЖАК: Это уже есть.

И.АРТАМОНОВ: Чего там пенять на кого-то. Надо менять метод решения задачи, другого нет.

Р.ВАХИДОВ: Надо собраться Сергею с инспекционной поездкой в Липецкую область. Наконец, вас познакомлю с городом, в котором я провел детство.

А.КАСПРЖАК: А ты можешь провести экскурсию по Липецку?

И.АРТАМОНОВ: Конечно.

С.СТИЛЛАВИН: Бегом только.

И.АРТАМОНОВ: Но по паркам.

А.КАСПРЖАК: А что, есть место, которое тебе там близко?

И.АРТАМОНОВ: Да, которое, говорят, что я сделал для себя, «Быханов Сад». Сейчас будет Верхний парк, Нижний парк, набережная, очень много, Парк Металлургов.

А.КАСПРЖАК: Слушай, я прошу прощения, вопрос. У нас сегодня 5 декабря.

С.СТИЛЛАВИН: Более того, Алексей, 8 часов 59 минут.

А.КАСПРЖАК: Новый год ты где празднуешь?

И.АРТАМОНОВ: Я, наверное, буду в горах.

С.СТИЛЛАВИН: В горах. Друзья мои, Игорь Георгиевич Артамонов был сегодня с нами, глава Администрации Липецкой области. С нами это с нами и с Алексеем Каспржаком, нашим коллегой. Спасибо.