В центре внимания

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Джинсы: как рабочая одежда изменила мир и наши представления о стиле

14.11.2019 09:00
Анастасия Мыскина о детях и большом спорте смотреть слушать скачать
Теннис стало смотреть трудней, потому что он стал другим, он стал прямолинейным, – делится Анастасия Мыскина, российская теннисистка, заслуженный мастер спорта, мама троих мальчишек. Был ли выбор, кроме тенниса? Что дал спорт? Как развиваться в любительском спорте? Почему мужчины не соревнуется против женщин? На эти и другие вопросы мы получили ответы в этом выпуске программы.

С.СТИЛЛАВИН: Дорогие друзья, наша традиционная рубрика «Россия – страна возможностей», которую мы готовим совместно с Алексеем Каспржаком, он в студии, это ректор Мастерской управления «Сенеж» и зам. генерального директора АНО. Алексей, как расшифровывается АНО?

Р.ВАХИДОВ: Вы до сих пор не знаете?

А.КАСПРЖАК: Просто АНО.

С.СТИЛЛАВИН: Так это с ошибкой, оно.

А.КАСПРЖАК: Ну, что делать.

С.СТИЛЛАВИН: «Россия – страна возможностей». Вот, видите, у Алексея какое чувство юмора прекрасное. И вообще мы обычно по вторникам или по средам, но так вышло, что сегодня четверг, это нормально. И, вы знаете, после прошлого часа я удалился из студии, чтобы взять чашечку чая, выхожу в коридор и вижу, как навстречу мне ведут по нашим коридорам, в которых можно запутаться прекрасную женщину. И я поздоровался, сразу, конечно, узнал, а потом вдруг понял – это же к нам. Я рад очень приветствовать Анастасию Андреевну Мыскину. Настя, доброе утро.

А.МЫСКИНА: Доброе утро. Вы опять хотели про мой свитер.

С.СТИЛЛАВИН: Про свитер я молчу. Я ни разу не видел, чтобы так было много раз написано на одной вещи. Российская теннисистка, тренер, Заслуженный мастер спорта и, конечно, голосование, о котором Алексей помнит всегда. Наш короткий номер 5533 сейчас понадобится. Ребята, давайте так, М1 на номер 5533 – для вас, с вашей точки зрения Россия является страной возможностей, М2 – нет, для вас нет.

Р.ВАХИДОВ: И голосуйте в нашем аккаунте в социальной сети «ВКонтакте».

А.КАСПРЖАК: Ты недопредставил.

С.СТИЛЛАВИН: Он все силы на свитер отдал. Все силы бросил на свитер. Так, а что же я не сказал?

А.КАСПРЖАК: Настя мама троих детей.

Р.ВАХИДОВ: Да, Сережа.

С.СТИЛЛАВИН: Да, ну, нет.

А.КАСПРЖАК: И, более того, есть известная цитата Насти, когда она сказала, что «быть чемпионкой легче, чем воспитывать троих детей».

А.МЫСКИНА: У меня три мальчика. И такая тишина.

С.СТИЛЛАВИН: Об этом мы чуть-чуть поговорим. Но вот, когда мы говорим о Насте…

А.КАСПРЖАК: А здесь у тебя четыре мальчика.

С.СТИЛЛАВИН: Насть, сейчас Алексей будет про возможности говорить, а я тоже вставлю пять копеек. Вот скажи, пожалуйста, возможности, ну, вот у меня это ассоциируется с неким выбором, куда, так сказать, можно себя реализовать, в какой сфере. У вас был такой выбор? Или вот вас прямо с детства запрягли в теннис и все, и вот дальше магистраль пошла?

А.МЫСКИНА: Ну, у меня выбора не было, честно. Из спорта, да, меня отдавали в фигурное катание в 4 года, потом уже в 6 отдали в теннис.

С.СТИЛЛАВИН: А как так переметнулись?

А.МЫСКИНА: В связи с какими-то семейными обстоятельствами не смогла ходить на фигурное катание, и потом уже была одна дорога.

С.СТИЛЛАВИН: Переехали?

А.МЫСКИНА: Что-то там, я уже не помню, это было давно. И поэтому, конечно, выбор был только один – теннисный корт или теннисный корт.

С.СТИЛЛАВИН: Вообще, Леш, Анастасия Андреевна, она у нас именитая. Сколько у нас теннисом занимаются людей? То есть, это же такой шанс, не всем дается, я имею в виду в самом даже этом спорте, в теннисе стать звездой.

А.КАСПРЖАК: Ты меня убеждаешь в этом?

С.СТИЛЛАВИН: Нет, это факт просто, факт.

А.КАСПРЖАК: Ну, ты же в коридоре точно понял, что звезда навстречу идет.

С.СТИЛЛАВИН: Конечно, конечно, полыхнула.

А.МЫСКИНА: Занимается много детей, на самом деле, в теннис. Единственное, чтобы стать, наверное, профессиональным спортсменом, нужно очень много вложиться родителям, не только ребенку. И вот тут, так как сейчас очень много возможностей у родителей – работа, карьера, бизнес, еще что-то, творчество, то многие родители, конечно, выбирают свою жизнь.

Р.ВАХИДОВ: А не жизнь ребенка.

С.СТИЛЛАВИН: Вы просто должны понимать, я-то тоже к спорту имею самое непосредственное отношение.

Р.ВАХИДОВ: Тоже хотел быть теннисистом.

С.СТИЛЛАВИН: Дело в том, что я поступил в школу в 1980 году.

А.КАСПРЖАК: Шахматную.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, послушай. Это очень интересная история. Я просто честно все рассказываю. И балет был, да. Ну, как у Насти, у нее был выбор между фигурным катанием и теннисом. У меня тоже.

А.КАСПРЖАК: Между балетом и шахматами.

С.СТИЛЛАВИН: А у меня был между балетом и плаванием. И к нам пришла в школу тренер, которая осматривала, ее задача была, значит, она пришла и сказала – ребята, я сейчас отберу ребят, с которыми я позанимаюсь, а потом на основе месячных занятий или двухмесячных скажу, кто дальше пойдет уже в большой спорт. И когда она шла мимо меня, она сказала – так, этого сразу нет. Так я ушел из большого спорта. Ну, и слава тебе, господи, нет разочарований.

Р.ВАХИДОВ: Получается, вам не дали шанс.

С.СТИЛЛАВИН: Нет, мне дали его, этот шанс был в виде…

А.КАСПРЖАК: Он до сих пор плавает.

С.СТИЛЛАВИН: Да, я плаваю в ванне. Анастасия, а вот смотрите, а вот можно вопрос такой дурацкий, бытовой? Вот скажите, все время люди, которые занимаются какой-то профессией, они, в принципе, в свободное время это все ненавидят. Вы как к ракетке? Она для вас какая?

А.МЫСКИНА: Нет, я к ней очень положительно отношусь, играю сама периодически в теннис. Но вот смотреть теннис для меня сейчас стало, конечно же, сложнее.

С.СТИЛЛАВИН: Мука?

А.МЫСКИНА: Я знаю, мне звонят друзья и говорят – вот сейчас такой матч был, давай, посмотри, расскажи. Я говорю – так, давайте о чем-нибудь другом, потому что вот смотреть мне стало сложнее.

С.СТИЛЛАВИН: Почему?

А.МЫСКИНА: Не знаю, может быть, теннис стал другим.

С.СТИЛЛАВИН: Ревность?

А.МЫСКИНА: Это, это точно нет.

С.СТИЛЛАВИН: А что в нем изменилось?

А.МЫСКИНА: Он стал очень таким не разнообразным, скажем так. Не хочу никого обидеть.

С.СТИЛЛАВИН: Шаблонным?

А.МЫСКИНА: Прямолинейным.

С.СТИЛЛАВИН: То есть вы смотрите и все понятно, что будет делать тот и другой?

А.МЫСКИНА: Не то, что понятно.

С.СТИЛЛАВИН: Как сейчас с мировым кино, мы включаем фильм и знаем, что будет дальше.

А.МЫСКИНА: Ну, хэппи-энд везде побеждает.

А.КАСПРЖАК: Я видел, как ты смотрела, следишь за детским теннисом. Детский теннис тебя больше воодушевляет?

А.МЫСКИНА: На данный момент да. Потому что, во-первых, я занимаюсь с детьми, курирую по Федерации юношеский теннис, и мне это стало больше интересно, потому что я могу дать что-то деткам, которые работают со мной, и, естественно, мне интересно, как развиваются другие. Поэтому смотрю детский теннис с большим удовольствием. Вот после вас как раз поеду на детский турнир.

Р.ВАХИДОВ: Как очень многие смотрят, например, юношеский хоккей, который считают гораздо более интересным состязанием, чем взрослый уже.

С.СТИЛЛАВИН: Поняли, что Рустам смотрит?

Р.ВАХИДОВ: Юношеский чемпионат мира, например, по хоккею.

А.МЫСКИНА: А вы плавание, я так понимаю.

Р.ВАХИДОВ: Синхронное.

С.СТИЛЛАВИН: Очень люблю. Алексей, пожалуйста, ваш коронный вопрос. Про трех детей вы уже сказали, сдали.

А.КАСПРЖАК: Я и хотел как раз спросить. Сейчас что приоритет?

А.МЫСКИНА: Ну, приоритет дети всегда были, как они родились и всегда будут, наверное, до того момента, когда я им буду не очень нужна уже. Детское расписание зависит от них, каникулы, что им важно, что им нужно, а потом уже все остальное. Хотя работы сейчас достаточно много, больше, наверное, потому что я открыла свою школу и занимаюсь ей, поэтому работы достаточно много. Но, тем не менее, все равно свободное время или, если детям что-то важно, я, конечно же, провожу с ними.

С.СТИЛЛАВИН: У вас сейчас больше свободного времени, чем тогда, когда вы занимались профессионально теннисом?

А.МЫСКИНА: Меньше, намного меньше, его почти нет.

С.СТИЛЛАВИН: Еще меньше? Потому что складывается ощущение, что у спортсмена времени нет. Из принципа.

А.МЫСКИНА: Ну, понятно, что есть тренировочный процесс, соревновательный процесс особенно в теннисе, мы не сезонный вид спорта, мы круглогодично играем.

С.СТИЛЛАВИН: Как шахматы.

А.МЫСКИНА: С января по ноябрь. Поэтому все равно это твое личное время, ты можешь играть, можешь не играть, можешь тренироваться, можешь не тренироваться. А здесь, извините, ты должен работать и еще плюс свои дети.

С.СТИЛЛАВИН: Настя, а можно вопрос такой, он как бы личный и психологический.

А.МЫСКИНА: Мне страшно.

С.СТИЛЛАВИН: Я, когда слышу мужчин, которые занимались спортом, особенно силовым, всякие Ironman, вот эти все, они все говорят – спорт дал мне волю к победе, упорство. Поэтому такому человеку, вот я вижу просто, проще пойти, например, на руководящую должность, он боец. То есть спорт выковал из него бойца. Кого кует из женщины спорт?

Р.ВАХИДОВ: Кует.

А.МЫСКИНА: Мне точно, я поняла, мне точно дал дисциплину, то есть ту, которую я передаю своим детям. Тем более, наверное, это с мальчиками…

С.СТИЛЛАВИН: То есть это муштра, что ли?

А.МЫСКИНА: Ну, не до такой степени все-таки, сейчас дети более такие уже понимающие, что они хотят и какие у них права и обязанности.

С.СТИЛЛАВИН: Чем вы?

А.МЫСКИНА: Чем я в их возрасте, точно. Поэтому дисциплина, по крайней мере, сейчас очень важна.

С.СТИЛЛАВИН: Для женщин. Вот это очень важные…

А.МЫСКИНА: Для детей.

С.СТИЛЛАВИН: Нет, нет, очень важные слова. Надо женщинам сказать очень важно дисциплину развивать в себе.

А.МЫСКИНА: Нет, женщине она как раз уже не нужна, особенно в 40 лет. Там все понятно, либо она есть, либо ее нет.

С.СТИЛЛАВИН: А кому 40?

А.МЫСКИНА: Мне почти.

С.СТИЛЛАВИН: Да вы что? Серьезно? Давайте комплимент скажем. Анастасия, 30 максимум, 27.

А.МЫСКИНА: Ну, в 30 тоже она не нужна.

Р.ВАХИДОВ: Хорошо, если говорить про возможности.

С.СТИЛЛАВИН: Это вопрос Алексея, но ничего.

Р.ВАХИДОВ: Не важно. Значит, если говорить про возможности, как тебе кажется, в нашей стране возможностей этих больше у мужчин или женщин? Немножко сексистский вопрос, но он время от времени возникает, что, на самом деле, в обществе реально. Даже в том же спорте.

А.МЫСКИНА: Мне кажется, сейчас у всех такой выбор и возможности, неважно мужчина ты или женщина. Сейчас все женщины пытаются построить свой какой-то бизнес маленький, большой, не важно, но они все что-то пытаются делать, ну, многие, скажем так. А мужчины, мне кажется, тоже, я меньше знаю, что пытаются сделать мужчины

Р.ВАХИДОВ: А вот в спорте, на своем примере, есть же статистика наверняка?

С.СТИЛЛАВИН: Что делают мужчины, мы знаем.

Р.ВАХИДОВ: Просто по российским спортсменам, советским, российским спортсменам, например, в том же самом теннисе, я не знаю, которая бы демонстрировала, что женщины, например, чаще выигрывали чемпионаты, чаще становились победительницами тех или иных турниров. Есть вот это понимание, кто реально в российском теннисе, например, в современном, кого больше, женщин или мужчин?

С.СТИЛЛАВИН: Ну, не поштучно, в процентах.

Р.ВАХИДОВ: В процентах.

А.МЫСКИНА: Мне кажется, девочек.

Р.ВАХИДОВ: Все-таки это женский вид спорта.

А.КАСПРЖАК: Их вообще больше.

А.МЫСКИНА: Просто у девочек, наверное, больше возможностей, мы любим это слово. Возможностей в плане, например, количества турниров каких-то, как набрать первые очки, чтобы встать на компьютер.

С.СТИЛЛАВИН: То есть это мировая история, да?

А.МЫСКИНА: Да, да.

С.СТИЛЛАВИН: То есть засилье женщин в теннисе.

А.МЫСКИНА: У мужчин просто конкуренция, и, опять же, чтобы добиться результатов, мужчинам надо проявить, наверное, такую волю, такой характер.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, наконец-то, нас отмазали.

А.МЫСКИНА: И вот здесь вот возникают вопросы.

С.СТИЛЛАВИН: Вот меня и загасили.

ВЛАДИК: В 1980 году, ты был без шапочки.

Р.ВАХИДОВ: Текущие результаты голосования.

А.КАСПРЖАК: У нас хорошее начало – 31:69. У нас обычно результат где-то около 20 процентов верят в то, что возможности есть.

Р.ВАХИДОВ: В нашей стране.

С.СТИЛЛАВИН: Обаяние города берет, Алексей. Анастасия очень обаятельная.

А.КАСПРЖАК: То есть надо просто звать все время женщин.

Р.ВАХИДОВ: Скажи, пожалуйста, а у тебя лично, когда появилось ощущение, что эти возможности действительно есть, и они зависят исключительно от тебя, от твоего таланта, от твоего упорства, от того, что в тебя вложил тренер? Вот в какой момент ты сама поверила?

А.МЫСКИНА: Достаточно поздно, лет в 18. Сейчас, конечно, все быстрее приходит в голову детям. Или, на самом деле, я, наверное, вообще как-то поздно поняла, что теннис мне даст столько всего, ну, что я сейчас имею, благодаря теннису.

С.СТИЛЛАВИН: Мы видим, и свитер.

Р.ВАХИДОВ: Сергей.

ВЛАДИК: Что же ты пристал-то?

А.МЫСКИНА: Я больше его никогда не одену.

С.СТИЛЛАВИН: Вас просто не предупредили, что у нас камера, к сожалению.

А.МЫСКИНА: Нет, почему, я здесь была.

С.СТИЛЛАВИН: Правда?

А.МЫСКИНА: Да, но не с вами.

С.СТИЛЛАВИН: Заметили только сегодня. Я была, но не с вами. То есть, в 18 лет. А до этого, что, палка?

А.МЫСКИНА: Ну, тогда не было все-таки такой, была больше тусовка, ну, в том понимании нашего советского периода, то есть не было такой школы или института. Но мы все равно проводили время…

С.СТИЛЛАВИН: Ну, каких-то, тусовка мажоров?

А.МЫСКИНА: Нет, конечно, ну, просто не было таких.

А.КАСПРЖАК: Когда было возможностей больше? Тогда или сейчас?

А.МЫСКИНА: В теннисе или вообще?

А.КАСПРЖАК: Ну, и в теннисе, и вообще.

А.МЫСКИНА: Мне кажется, сейчас. Смотрите, какой выбор сейчас стоит. Даже просто в интернет заходишь, туда, сюда, это, детям можно то дать, взрослые могут это попробовать, не говоря уже о направлениях йоги, не йоги, еще какой-нибудь пилатес. Ну, я имею в виду к тому, что очень много всего, что ты можешь попробовать, найти себя.

С.СТИЛЛАВИН: Чемпионат по пилатесу.

Р.ВАХИДОВ: Ну, я так, наверное, сформулирую. Ведь просто-напросто кортов, если мы говорим про теннис, стало на порядок, они просто появились. Они просто появились и они не пустуют.

А.МЫСКИНА: Ну, сейчас да, единственное, что они стоят дорого.

А.КАСПРЖАК: Они стоят. Нет, понимаете, давайте просто вспомним, есть…

С.СТИЛЛАВИН: Сейчас процент будет падать у Алексея.

А.КАСПРЖАК: Ну, что делать.

А.МЫСКИНА: Алексей, что надо сделать, расскажите.

А.КАСПРЖАК: На самом деле, есть исследование, «Вышка», по-моему, делала исследование, по поводу допобразования и всех, ну, там спорта и так далее. Это очень сильно коррелирует с доходами. Сказать, что у нас в стране у всех были такие доходы, которые позволяют им реализовать своих детей в теннисе, ну, на самом деле, не так. Поэтому…

А.МЫСКИНА: Ну, сейчас любой вид спорта стал достаточно таким дорогим.

С.СТИЛЛАВИН: А вот спрашивает человек, давайте, Саша, 39 лет из Удмуртии: «Анастасия, я ваш сверстник». Ну, непонятно, то ли 27, то ли 40. «В детстве занимался большим теннисом 3 года, потом на 20 лет забросил. Пару лет назад снова начал заниматься, невероятно увлекло. Как можно развиваться в любительском теннисе?» Есть ли спорт после спорта, условно говоря?

А.МЫСКИНА: Есть очень много турниров любительских в Москве, я больше не знаю, не особо интересовалась. Но я точно знаю, что даже вот у нас на кортах проводится любительский турнир выходного дня, и очень много народа участвует, приезжает, записывается, с тренером занимаются, друг с другом играют.

С.СТИЛЛАВИН: Со стенкой, я видел в кино.

А.МЫСКИНА: Ну, стенки уже сейчас нет.

С.СТИЛЛАВИН: Как?

А.МЫСКИНА: А где зимой взять стенку?

Р.ВАХИДОВ: В зале, Сергей имеет в виду.

А.МЫСКИНА: Мне кажется, это сквош. Вы перепутали.

Р.ВАХИДОВ: Сергей, то есть у вас есть шанс вернуться в спорт.

ВЛАДИК: В плавание.

С.СТИЛЛАВИН: Я понимаю, я каждый вечер погружаюсь по маковку.

А.МЫСКИНА: Можно скинуться на нее.

А.КАСПРЖАК: Какая самая большая победа?

А.МЫСКИНА: Ну, Ролан Гаррос, естественно, более значима. Для меня Кубок Кремля всегда останется главным турниром, так как это в Москве, дома.

А.КАСПРЖАК: Это в тот же год?

А.МЫСКИНА: Я несколько раз, два раза выиграла. Все-таки дома, и мы тогда были очень…

А.КАСПРЖАК: Нет, подожди, это самая большая победа. Я по жизни спросил.

А.МЫСКИНА: А по жизни? Ну, это мои дети. Ну, мы опять к ним вернулись.

Р.ВАХИДОВ: Почему трое?

С.СТИЛЛАВИН: Отличный вопрос.

Р.ВАХИДОВ: Нет, ну, почему трое. Я не в плане, как это получилось.

С.СТИЛЛАВИН: Отличный вопрос – почему трое?

Р.ВАХИДОВ: Были ли какие-то планы, например, в 18 лет, ну, просто, как мне кажется, женщина…

С.СТИЛЛАВИН: Давайте лучше так, когда появились насчет детей?

А.МЫСКИНА: Их не было вообще. Но я знала единственное, что я в теннис не буду играть долго. Вообще моя карьера была достаточно короткой, в отличие, там многие играют по 20, 15 лет.

С.СТИЛЛАВИН: Спринтер.

А.МЫСКИНА: Я играла профессионально всего лет 7, и я знала, что я недолго буду играть. Не знаю, почему, какое-то внутреннее такое свое чувство было. И когда познакомилась с папой моих детей, так как-то получилось, что это правдой оказалось.

С.СТИЛЛАВИН: То есть папа окончательно увел из спорта.

А.МЫСКИНА: Ну, можно сказать и так.

Р.ВАХИДОВ: Нет, ну, просто женщина, как мне кажется, она для себя внутренне определяет количество детей и время.

С.СТИЛЛАВИН: Откуда вы знаете, как они определяют?

А.КАСПРЖАК: Собрались такие женоэксперты.

С.СТИЛЛАВИН: Женоведы.

А.КАСПРЖАК: Эксперты.

Р.ВАХИДОВ: Сколько у меня будет детей. Более того, ты успешный человек просто по жизни. И чаще всего мы наблюдаем следующую картину в массмедиа – успешная женщина это не всегда синоним «многодетная семья».

А.МЫСКИНА: У меня был перерыв и травма такая серьезная с рукой, которая до сих пор дает о себе знать, с плечом. И вот этот перерыв, как раз получилось так, что я пошла работать на телевидение, началась другая жизнь, другая карьера, и мне просто повезло, на самом деле, что я смогла найти себя очень быстро после спорта. Потому что я лет пять отработала на телевидении, и вот в этот момент как раз моя личная жизнь…

С.СТИЛЛАВИН: Наладилась.

А.КАСПРЖАК: То есть телевидение ближе к личной жизни, нежели спорт.

А.МЫСКИНА: Как оказалось, видимо, да.

С.СТИЛЛАВИН: Вот еще возможность, которую дала страна – телевидение.

А.КАСПРЖАК: Телевидение, понимаешь, это не радио.

С.СТИЛЛАВИН: Естественно.

А.МЫСКИНА: Между прочим, много спортсменов теперь работает на телевидении.

Р.ВАХИДОВ: И поют.

А.МЫСКИНА: И танцуют.

Р.ВАХИДОВ: Я про Губерниева сейчас, хорошо поет.

А.МЫСКИНА: Он поет?

Р.ВАХИДОВ: Да, запел.

С.СТИЛЛАВИН: Романсы.

Р.ВАХИДОВ: Вопрос, а тяжелее быть профессиональным спортсменом, чемпионом или мамой? С точки зрения усилий, просто твой график.

А.КАСПРЖАК: Еще раз говорю – «быть чемпионкой намного легче».

А.МЫСКИНА: Ну, тяжелее мамой, так как это огромная ответственность, начиная от быта детей, заканчивая просто выбором, опять же, возможностей в этой жизни, что они, ну, как-то мне хочется, чтобы они делали, где они развивались. И в то же время учитывать их интерес, чтобы это не получилось там где-то задушить их какое-то творческое начало и вложить то, что тебе, свои амбиции какие-то в них.

А.КАСПРЖАК: Ну, у тебя-то, ты говоришь, выбора не было.

А.МЫСКИНА: У меня не было.

А.КАСПРЖАК: А у них есть?

А.МЫСКИНА: Был, сейчас нет.

А.КАСПРЖАК: Лет до трех.

С.СТИЛЛАВИН: Был, пока их не было.

А.МЫСКИНА: Либо так. Нет, на самом деле, вот у меня дети любят футбол, и я пытаюсь как-то им помочь.

С.СТИЛЛАВИН: Ты им скажи – главное, в «Кофеманию» не ходить.

Р.ВАХИДОВ: Запретить, обходить стороной.

С.СТИЛЛАВИН: Стулья не поднимать.

А.КАСПРЖАК: Кстати, мнение относительно воспитания детей, это мнение, по-моему, Черчилль сказал, что управлять страной легче, чем воспитывать четырех детей.

С.СТИЛЛАВИН: А Миттеран сказал, что, как жаль, что те люди, которые знают, как управлять страной, уже работают в такси.

Алексей Каспржак, ректор Мастерской управления «Сенеж» приглашает вместе с нами вас проголосовать по вопросу, является ли для вас, не надо думать о других, вы о себе вот на данный момент подумайте, для вас лично Россия – страна возможностей? Честно отвечаем, Алексей смотрит.

А.МЫСКИНА: Ну, и как там?

С.СТИЛЛАВИН: Люди шлют.

А.КАСПРЖАК: 30 на 70 примерно.

С.СТИЛЛАВИН: Анастасия Андреевна Мыскина сегодня у нас в гостях, мать троих детей. Раз уж так мы заостряем на этом внимание, тогда будем так говорить, но еще наша теннисистка и тренер, Заслуженный мастер спорта.

А.МЫСКИНА: Спасибо.

С.СТИЛЛАВИН: Рады вас видеть.

А.МЫСКИНА: У вас весело.

А.КАСПРЖАК: Успешная женщина. Успешная женщина и мать троих детей, у нас это не очень как-то…

А.МЫСКИНА: Мне кажется, сейчас очень многие женщины, на самом деле, успешные, которые имеют большое количество детей, нет? Вам так не кажется?

А.КАСПРЖАК: Вам лучше знать. Давайте уговорим наше народонаселение…

А.МЫСКИНА: Что это так? Что не надо бояться?

А.КАСПРЖАК: Во-первых, не надо бояться, во-вторых, это так, в-третьих, это можно.

С.СТИЛЛАВИН: Минуточку, а чтобы не бояться, надо понимать, вот, Настя, у вас какие были опасения перед тем, как вы начали быть мамой?

А.МЫСКИНА: А никаких.

С.СТИЛЛАВИН: У вас не было. А у них есть, значит, да?

А.МЫСКИНА: Нет, опасения…

С.СТИЛЛАВИН: Женские?

А.МЫСКИНА: Скажем так, я долго шла к тому, что я хочу открыть свою школу. То есть это не вот, я закончила играть в теннис, я знала, что я этого хочу, но как, что, это же время, надо себя полностью посвящать. Я к этому пришла, на самом деле, год тому назад. А детям, уже старшему 11.

С.СТИЛЛАВИН: Только сейчас пришли?

А.МЫСКИНА: Год тому назад я пришла к тому, что я готова морально, физически, и время есть, чтобы посвящать этому делу большую часть своего дня, скажем так.

А.КАСПРЖАК: А детям сколько, 11?

А.МЫСКИНА: 11, 9 и 7. По расписанию.

А.КАСПРЖАК: Постоянство признак класса.

А.МЫСКИНА: Мастерства.

А.КАСПРЖАК: А как ты относишься, ты сказала, что ты сейчас не смотришь теннис или не очень…

А.МЫСКИНА: Я смотрю, да, только, либо своих, за кого прямо переживаю и помогаю.

А.КАСПРЖАК: А как ты относишься к тому, что спорт так сильно молодеет?

А.МЫСКИНА: Ну, вот теннис, я не могу сказать, что очень сильно молодеет. Да, есть яркие девочки, мальчики, в том числе, которые появляются на горизонте. Но костяк, опять же, если мы берем тот же мужской теннис – Федерер, Джокович, Надаль, Маррей и еще несколько человек, они до сих пор в топе. И взять, если женский теннис, то очень много игроков до сих пор, которые играли еще со мной. Поэтому я не могу сказать, что теннис прямо так сильно помолодел.

С.СТИЛЛАВИН: Анастасия, а вот скажите, пожалуйста, можно задать вам вопрос. Я вижу, вы человек адекватный, с чувством юмора, а я мастер задавать идиотские вопросы, ну, прямо такого же мастерства, на пару работаем. Он говорит – почему три? А у меня другой вопрос. Скажите, пожалуйста, я много раз от спортсменов пытаюсь добиться ответа на вопрос, а вот при всем нашем равноправии сегодня, декларируемом даже с трибуны ООН и прочее, то есть сейчас ведь равноправны не только мужчины и женщины, но и трансы, все равноправны. Почему мы не видим в спорте соревнований, например, мужчина против женщины? Вот очень хочу увидеть, вот мужчина против женщины.

А.МЫСКИНА: Тем более, если все хотят такого равноправия. Я, на самом деле, абсолютно не сторонник того, что надо кричать, что женщины должны там, ну, чаще всего это к деньгам сводится, что там надо столько же получать, как и мужчины. Я вообще считаю, что это какой-то странный вопрос. То есть, есть определенная система, которая уже работает много-много лет, и кто-то ее пытается все время сломать, переделать, и ничего хорошего из этого, как мне кажется, чаще не получается.

С.СТИЛЛАВИН: А у вас-то в спорте, почему вам не дают играть против мужиков?

А.МЫСКИНА: Ну, потому что это невозможно.

С.СТИЛЛАВИН: Почему?

А.МЫСКИНА: Ну, потому что мужчины намного сильнее. Это будет скучно, не интересно. Ну, может быть, там пару матчей в год для разнообразия.

А.КАСПРЖАК: Если посмотреть на сестер Уильямс, то там…

А.МЫСКИНА: Это так кажется. Это абсолютно так кажется. Да, может быть, физически они очень сильно развиты и сильнее, чем остальные девушки. Но по игре, теннис же не только физика, правильно, здесь же еще нужно голову включать периодически.

А.КАСПРЖАК: А что с головой у женщин?

А.МЫСКИНА: Нет, просто не всегда ее включают. Надо думать, я все время говорю, надо думать. И мужчины, наверное, все-таки лучше и быстрее думают на корте.

А.КАСПРЖАК: Не только.

С.СТИЛЛАВИН: Быстрее и лучше.

А.МЫСКИНА: Ну, не знаю насчет «не только».

С.СТИЛЛАВИН: Хорошо, так, еще вопрос, Алексей, пожалуйста.

А.МЫСКИНА: У Алексея нет вопросов ко мне.

А.КАСПРЖАК: Вообще. Уже все было сказано.

А.МЫСКИНА: Да, за кофе, до.

А.КАСПРЖАК: А, на самом деле, почему теннис не молодеет? Там в чем игра? В характерах?

А.МЫСКИНА: Нет, он, может быть, не так быстро. То есть происходит какое-то обновление. Естественно, приходят новые лица, приходят новые. Ну, мы все-таки давайте лучше про женский, мне там комфортнее про него говорить. Приходят новые девочки интересные. Но вот прямо так, раз, десятка сильнейших, и все новые молодые, такого нет. Мне кажется не потому, что что-то не то они делают, а просто это сейчас, чтобы прийти к тому уровню, чтобы, наконец-то, понять, что тебе нужно, чтобы достичь самого топа, нужно время, опыт, время. Ты без него никак не сможешь. Ты можешь взлететь, как у нас тоже есть девочки, которые взлетели, год поиграли, а потом на следующий год, когда нужно подтверждать очки, доказывать, что ты не случайно оказался на вершине.

С.СТИЛЛАВИН: Вы про Энрике?

А.МЫСКИНА: Так, это муж моей подруги, так что давайте не будем о нем.

ВЛАДИК: Повезло мужу.

А.МЫСКИНА: Поэтому, наверное, без этого опыта нельзя быстро так на молодом уровне достичь какого-то хорошего результата.

С.СТИЛЛАВИН: Анастасия, а вот в вашем виде спорта женская сексуальность, она какую занимает позицию? Потому что, мне кажется, ни в одном другом, там я смотрел внимательно и шахматы, ну, немножко, может быть…

А.МЫСКИНА: Пляжный волейбол вам надо посмотреть.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, там как-то много, и песок, и пыль, очень не сосредоточиться мне, как зрителю. А вот в теннисе, там еще и подзвучка хорошая.

А.КАСПРЖАК: Да, вот много пишут.

С.СТИЛЛАВИН: Женщины соответственно выдыхают, вдыхают.

А.МЫСКИНА: И говорят. Ну, тоже таких немного.

С.СТИЛЛАВИН: Скажите, пожалуйста, а у вас была такая маркетологическая стратегия, что из теннисистки делают еще одновременно и секс-символ?

А.МЫСКИНА: Нет, у меня не было.

С.СТИЛЛАВИН: Опять же, чтобы потом часы рекламировать или кеды.

ВЛАДИК: Певца найти.

А.КАСПРЖАК: Когда ты ищешь цитаты: «Я, когда смотрю теннис Анастасии Мыскиной, всегда кричу вместе с ней».

А.МЫСКИНА: Это кто сказал? Кто-то?

А.КАСПРЖАК: Ну, это в топе Яндекса.

С.СТИЛЛАВИН: Главное, в ритм попасть.

А.МЫСКИНА: Я, на самом деле, не кричала. И, правда, у меня не было каких-то конкретных целей стать лучшей…

С.СТИЛЛАВИН: А вот, если бы был Рустам, он сейчас вышел, он спросил бы – а почему вы не кричали?

А.МЫСКИНА: Мне даже такой вопрос никто никогда не задавал.

ВЛАДИК: Дурацкий вопрос.

С.СТИЛЛАВИН: Вопрос Рустама. Почему вы не кричали?

А.МЫСКИНА: Главное, серьезно хочешь найти ответ и понимаешь, что его нет, если честно. Я растерялась.

А.КАСПРЖАК: Вот Сережа начал в самом начале про...

ВЛАДИК: Про свитер.

А.КАСПРЖАК: Нет, он начал про себя. Вот это важный вопрос, на самом деле. Я люблю задавать в конце сложные вопросы.

С.СТИЛЛАВИН: Когда времени нет, а здесь повисает.

А.КАСПРЖАК: А здесь вроде бы есть.

А.МЫСКИНА: До Сергея сейчас сложно…

А.КАСПРЖАК: Нет, я просто отталкиваюсь от него. Он очень важную вещь сказал относительно того, что вообще в жизни все делается для себя. Потом уже это отношение распространяется. Ты, когда побеждала, это, ну, побеждала в спорте, я имею в виду, это ощущение, его сейчас не хватает?

А.МЫСКИНА: Нет, у меня, слава богу, нет такого, что мне чего-то не хватает. Но я могу сказать точно, что одна из моих проблем, как говорит моя подруга психолог, что я не умею жить для себя. Я вообще для себя никогда ничего не делала. Хотя, она говорит – пора начинать. Поэтому, когда я выигрывала, я выигрывала как бы моя команда, которая мне помогает, болела, переживала и столько в меня вкладывала, мои родители.

С.СТИЛЛАВИН: То есть это ответственность?

А.МЫСКИНА: Ответственность, да. Когда играешь перед ними, перед родителями, которые положили всю жизнь на тебя. Когда играешь Кубок Федерации, это за людей, которые пришли за тебя болеть, поддержать, за страну, за флаг. Олимпиада это вообще для меня мой, еще то, о чем я переживаю, одна из Олимпиад. Поэтому я всегда как-то, мне казалось, что не я вот одна тут сейчас такая классная в красном свитере, а еще есть куча людей, которые мне помогают, и которым я хочу сделать хорошо, а через мои победы как раз они получают то, над чем они работали.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, а когда в жизни все-таки пришло то, что, наконец, ты почувствовала, что, да, вот теперь это мое личное, не из-за того, что я должна, ответственность и так далее? А вот мне хорошо, потому что я вот это сделала, наконец, для себя?

А.МЫСКИНА: В прошлую пятницу. С подружкой посидели. Я думаю, вот как хорошо, для себя, наконец-то, вышла в люди.

С.СТИЛЛАВИН: В прошлую пятницу. Реально.

А.КАСПРЖАК: Надо, значит, в эту пятницу тоже.

А.МЫСКИНА: Не получается, я очень занята.

С.СТИЛЛАВИН: А как вот получается, что есть же у нас люди и дети, и люди потом из них получаются хорошие. А разгильдяи, ну, нет вот в человеке чувства ответственности. Никому ничего не должен, ни женщине, никому, ничего, ни детям, ничего.

А.МЫСКИНА: Ужасно, меня это раздражает.

С.СТИЛЛАВИН: А в вас это зародилось. Это генетическая история или воспитательная?

А.МЫСКИНА: Это было одну пятницу всего лишь.

С.СТИЛЛАВИН: Нет, я имею в виду, наоборот, вот это постоянное наличие в голове вот этого центра, что я должна что-то сделать.

А.МЫСКИНА: Ну, это воспитание все-таки. Не знаю, хорошо это или плохо.

С.СТИЛЛАВИН: Что вам говорили? Откуда, из каких слов это вот зародилось в вас?

А.МЫСКИНА: Надо работать, надо стать человеком, ты должна что-то доказать.

С.СТИЛЛАВИН: Вам так говорили, Алексей, что надо стать человеком?

А.КАСПРЖАК: Мне? Я им родился.

ВЛАДИК: В отличие от нас.

С.СТИЛЛАВИН: Все детьми, а он человеком.

А.КАСПРЖАК: Но тренер, у меня был тренер.

С.СТИЛЛАВИН: А вы-то, чем занимались?

А.КАСПРЖАК: Я много, чем занимался. Вот эти слова «надо».

С.СТИЛЛАВИН: Тренер, сейчас можно сказать, сейчас ремарка – тренер личностного роста.

А.МЫСКИНА: Так, а что тренер?

А.КАСПРЖАК: Она говорила – «давай», вот эти слова, «надо» и «еще». Вот эти три слова…

А.МЫСКИНА: «Терпи» еще.

А.КАСПРЖАК: Нет, «терпи» не говорила. Это было «еще».

С.СТИЛЛАВИН: Ну, тот спорт, которым ты занимался, не подразумевал терпения. Терпеть не надо было, надо было еще.

А.МЫСКИНА: Ну, вот из этих слов как раз формируется та ответственность, наверное.

А.КАСПРЖАК: Но, на самом деле, это наблюдение сейчас, опять же, мы недавно у нас была Катерина Николаевна Поливанова, возрастной психолог, ей задавали вопрос относительно молодежи, относительно той безответственности, которая существует у молодежи и детей. Она говорит, вы знаете, у нас нет проблем с детьми, у нас со взрослыми становится проблема. Потому что взрослые перестают брать на себя всяческую ответственность и это веяние времени. Это веяние, которое существует…

А.МЫСКИНА: Потому что везде написано – ты должен жить для себя, ты должен делать для себя.

С.СТИЛЛАВИН: А женщины везде пишут – хочу ответственного и надежного.

А.МЫСКИНА: Ну, так это противоречит.

А.КАСПРЖАК: Это не противоречит друг другу. Вот, на самом деле, это не противоречит. Не может человек, пардон, такая четкая позиция – человек не может ни за кого взять ответственность, если он не может взять ответственность за себя.

С.СТИЛЛАВИН: А мы просто не понимаем смысл слова ответственность, которое используют женщины. Ответственность в женском понимании…

А.МЫСКИНА: Чего вы все про женщин-то?

С.СТИЛЛАВИН: А вы у нас в гостях. Ответственность в понимании женщин, это когда женщина возвращается в состояние ребенка, ну, я имею в виду, что она теряет свою ответственность, передает как бы родителям.

А.КАСПРЖАК: Ничего подобного.

С.СТИЛЛАВИН: Да, да, точно тебе говорю. Я общался с ними.

А.КАСПРЖАК: А ты опытный, да?

С.СТИЛЛАВИН: Да, да, я тертый калач.

А.МЫСКИНА: К концу часа такая тема неожиданная.

С.СТИЛЛАВИН: Серьезно, они так говорят, что я передаю заботу о себе и предупреждение всех негативных обстановочек в жизни мужчине. Ну, там, понятно, включается и бабло, что он и оплачивает все. А я могу посуду разбить, вести себя, как ребеночек и ни за что не отвечать, и мне хорошо.

А.КАСПРЖАК: Ты можешь не на меня смотреть? На Анастасию посмотри.

С.СТИЛЛАВИН: Так я свитер вижу.

ВЛАДИК: Замкнутый круг.

С.СТИЛЛАВИН: Меня это как бы, так сказать, заводит психологически.

А.МЫСКИНА: От ответственности все-таки, того, с чего начали утром.

С.СТИЛЛАВИН: Анастасия, а вам надо, чтобы мужик был ответственным?

А.МЫСКИНА: Да.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, не мужик, а вот мужик общий или ваш личный мужчина?

А.МЫСКИНА: Только что значит надо. Мне бы хотелось, чтобы он был таким.

С.СТИЛЛАВИН: Ответственным.

А.МЫСКИНА: Да, ответственным.

С.СТИЛЛАВИН: А что в вашем понимании, вот скажите, ответственный мужчина?

А.КАСПРЖАК: Мне бы хотелось, чтобы он был.

С.СТИЛЛАВИН: Тебе хотелось бы? Елки зеленые, договорились.

А.МЫСКИНА: Чтобы он держал свое слово. Не важно, это будет какое-то маленькое обещание или там…

С.СТИЛЛАВИН: Так вы знаете, как женщины стоят над душой и говорят – сделай это, сделай это.

А.МЫСКИНА: Я так не умею и не хочу.

С.СТИЛЛАВИН: Потом он сидит, сидит – ладно. И она это запоминает. И через месяц – ты не сделал, ты не сделал. А он уже забыл, на что он сказал «да ладно».

А.МЫСКИНА: Из этого же ничего хорошего не получается. Вот так могу сделать.

ВЛАДИК: Три человека.

А.КАСПРЖАК: Какого?

А.МЫСКИНА: Какого, да?

С.СТИЛЛАВИН: Какого человека?

А.МЫСКИНА: Рустама, который больше не пришел.

С.СТИЛЛАВИН: Нет, человеком родился тут только один, это Каспржак, его и бери.

Друзья мои, к нам присоединяется и Рустам Иванович, вот пришел. Доброе утро. Мы скучали по вашим остроумным вопросам. Пришлось мне острить.

Р.ВАХИДОВ: Спасибо, Сергей.

С.СТИЛЛАВИН: Извините вот, Настя, повернулась ко мне как-то бочком, чтобы…

Р.ВАХИДОВ: Чтобы вы не видели эти надписи на ее свитере.

С.СТИЛЛАВИН: Но они кругом, по кругу.

А.МЫСКИНА: И на спине.

С.СТИЛЛАВИН: Алексей Каспржак начал говорить, но я вовремя сказал ему, что надо типа помолчать чуть-чуть. А сейчас можно.

А.КАСПРЖАК: Нет, это потрясающее свойство.

С.СТИЛЛАВИН: Дело в том, что Алексей договорился до того, что все рождаются детьми, а он человеком. И теперь я вот так.

А.КАСПРЖАК: Я про людей.

А.МЫСКИНА: Сюжет про людей.

А.КАСПРЖАК: Все-таки мода на спорт. Теннис же был тогда, когда ты играла, сильно модным.

А.МЫСКИНА: Очень.

Р.ВАХИДОВ: Потому что президент играл.

А.КАСПРЖАК: У нас все? У нас так все?

А.МЫСКИНА: У нас так все, не знаю. Но теннис, конечно, сейчас не таким популярным является. Хотя, благодаря ребятам, между прочим, мужской теннис, и про молодость, вот у нас сейчас есть молодые, Хачанов, Медведев достаточно молодые, благодаря им теннис такую новую волну сейчас обретает именно в мужском направлении после Марата и Жени Кафельникова был большой, очень сильный провал. Многие все время – ну, когда же будет? И вот теперь классные ребята появились у нас.

А.КАСПРЖАК: Они рождаются или ими становятся?

А.МЫСКИНА: Я думаю, что ими становятся. Только труд и только именно свое собственное личное желание достичь какой-то цели.

С.СТИЛЛАВИН: Которая у вас в 18 лет появилась.

А.МЫСКИНА: У меня только, да. Слава богу, сейчас пораньше у детей это все появляется. А, тем более, опять же, возвращаясь к возможностям, я уверена, что у ребят было много разных возможностей, но, тем не менее, они к этой цели целенаправленно шли.

А.КАСПРЖАК: Ну, то есть, другими словами, каких-то специальных генетических предрасположенностей именно к теннису…

А.МЫСКИНА: Нет, ну, должны быть там, рост, все равно ты должен быть спортивный, ну, это, как в любом спорте, наверное, конкретно к теннису, к плаванию.

Р.ВАХИДОВ: Ну, как у Сергея к плаванию.

А.МЫСКИНА: Ну, тут вот зарубили на корню, можно сказать, талант. Поэтому я думаю, что все-таки должны быть такие какие-то генетические данные минимальные. Потому что сейчас очень мало спортивных детей.

А.КАСПРЖАК: Здоровых мало просто.

А.МЫСКИНА: Вот я смотрю, приходят детки и они абсолютно, сейчас все делают акцент, там мелкая моторика, какие-то буквы, ну, естественно, сейчас очень много развивашек именно в таком плане, умственные. Мы, как раньше, мы же бегали, прыгали, какая-то гимнастика была, в первую очередь, а потом уже школа, знания. А сейчас, наоборот. Поэтому детки приходят не очень спортивные.

А.КАСПРЖАК: А что делаешь в своей школе? Чем она отличается?

А.МЫСКИНА: Ну, моя школа направлена все-таки на профессиональное направление. К нам приходят дети, которые хотят стать профессиональными спортсменами, теннисистами. Ну, и дальше, если, смотря какой возраст, у меня есть две девочки помощницы прекрасные, которые мне помогают, и я работаю с чуть постарше детками, а они и постарше, и помладше.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, а как у них, они сами для себя или для тебя, когда ты на собеседовании, отвечают на вопрос – а зачем ты хочешь стать профессиональным теннисистом? Вот центральная цель.

А.МЫСКИНА: Я сейчас, вот те, кто к нам приходит, я уже им не задаю такой вопрос.

С.СТИЛЛАВИН: Их другие проверяют.

А.МЫСКИНА: В течение тренировочного процесса понимаю, правда ли хочет этот человек или нет.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, что сегодня должно быть у спортсмена современного?

А.МЫСКИНА: Желание работать.

С.СТИЛЛАВИН: Нет, желание чего? А цель-то какая? То есть надо же куда-то двигаться?

А.МЫСКИНА: Сейчас очень ясно, понятно, цель везде пишут, как, кто живут. И вот эта хорошая жизнь это является, наверное, первоначальной целью.

С.СТИЛЛАВИН: То есть, смотрите, надо, чтобы в теннисе или в спорте идти к результату, надо в детстве жить плохо, правильно?

А.МЫСКИНА: Нет, не плохо, просто надо, наверное…

С.СТИЛЛАВИН: Ну, иначе к чему? Если на тренировку приезжаешь в Audi, тогда зачем тебе спорт?

А.КАСПРЖАК: Хочется Bentley.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, это жадность уже. Тем более, концерн один и тот же.

А.МЫСКИНА: Ну, вот смотрите, нас воспитывали, как Олимпиада, олимпийский чемпион это очень важно, это прямо святое. Сейчас воспитывает, к сожалению, Instagram.

А.КАСПРЖАК: Насть, а чего тогда делать с учителями, врачами и вообще всеми остальными?

А.МЫСКИНА: Я не поддерживаю это. Я считаю, что как бы это не самое лучшее направление и цели для начинающего поколения. Для меня как раз важнее, чтобы это больше духовно развивалось. Что цели должны быть, наоборот, как раз, что я хочу стать лучше других теннисистов, и что я хочу выиграть турнир «Большого шлема». А потом уже, да, те блага, которые дает спорт, это, конечно, здорово.

Р.ВАХИДОВ: Что вы будете делать с этой информацией, Сергей?

С.СТИЛЛАВИН: Я с этой информацией, мне кажется, с ней придется заснуть.

Р.ВАХИДОВ: Вы-то кого воспитываете? У вас 250 тысяч подписчиков в Instagram.

А.МЫСКИНА: Класс.

Р.ВАХИДОВ: Вот чем вы их воспитываете? Каким словом, какой фотографией? Давайте посмотрим, какую фотографию вы последнюю опубликовали, и что там было?

С.СТИЛЛАВИН: Да лучше вам не смотреть.

А.КАСПРЖАК: Я знаю, там сейчас появится фотография Насти Мыскиной.

С.СТИЛЛАВИН: Сейчас мы с ней сфотографируемся.

А.МЫСКИНА: Моего свитера.

С.СТИЛЛАВИН: Конечно. Вопрос, есть еще возможность, Алексей, как раз, вы любите под завязку задавать вопросы. А вот сейчас есть возможность, не спеша.

А.КАСПРЖАК: Слушай, а что бы про тебя сказали твои, вот как про тебя говорят твои дети? Они общаются с другими детьми.

А.МЫСКИНА: Я не знаю.

А.КАСПРЖАК: Ну, а что бы ты хотела слышать, это же важно?

А.МЫСКИНА: Что я им являюсь поддержкой. Потому что мне хотелось, чтобы, ну, друзья, поддержка, я не знаю, как правильно сейчас это сформулировать коротко и четко. Но я хочу для своих детей стать другом.

С.СТИЛЛАВИН: А твои родители были для тебя поддержкой или такими активными стимуляторами твоих усилий?

А.МЫСКИНА: Мама поддержкой, папа стимулятором, а сейчас оба мои хорошие друзья, слава богу.

С.СТИЛЛАВИН: В каком возрасте ты с ними подружилась? Когда карьера закончилась?

А.МЫСКИНА: С папой уже, да, честно скажу, потому что то, что он меня заставлял, это являлось неким таким, преградой.

С.СТИЛЛАВИН: Рустам, не делай так. Не делай так, надо быть другом своим детям.

ВЛАДИК: Как-то помирись с детьми.

Р.ВАХИДОВ: Вдруг начни их видеть, да?

С.СТИЛЛАВИН: Алексей, вам огромное спасибо за сегодняшнюю программу.

Р.ВАХИДОВ: Да, спасибо огромное.

С.СТИЛЛАВИН: А результаты? Текущие результаты?

Р.ВАХИДОВ: Да, свежие.

С.СТИЛЛАВИН: 31на 69. Видите, растете. Растем все.

А.КАСПРЖАК: Мы все вместе растем.

С.СТИЛЛАВИН: Анастасия Андреевна, был и остаюсь вашим фанатом.

А.МЫСКИНА: Спасибо большое.