Ассамблея автомобилистов

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Из Праги в Минводы, от Octavia до Vesta

16.10.2019 09:15
О "Смешариках" и работа с творческой командой смотреть слушать скачать
О рождении «Смешариков» и успехе проекта, мультипликации и работе с творческими людьми, – рассказал Илья Попов, бизнесмен, генпродюсер группы компаний "Рики", президент Ассоциации Анимационного Кино России, соавтор мультсериала "Смешарики".

С.СТИЛЛАВИН: Ну, что же, товарищи, я думаю, что и вы привыкли, и мы уже рады в середине недели встречать в нашей студии Алексея Каспржака. Алеш, доброе утро.

А.КАСПРЖАК: Привет.

С.СТИЛЛАВИН: С Алексея сняли только что теплый шарф, потому что он мерзнет, подмерзает, погода не шуточная. Ректор Мастерской управления «Сенеж» и заместитель генерального директора «Россия – страна возможностей». И вот сегодня к нам и к Рустаму Ивановичу, к нам всем вместе пришел Илья Александрович Попов. Илья Александрович, доброе утро.

И.ПОПОВ: Доброе утро.

Р.ВАХИДОВ: Давайте просто Илья.

С.СТИЛЛАВИН: Илья не в васильковом форменном костюме значимого государственного человека.

Р.ВАХИДОВ: Чиновника.

С.СТИЛЛАВИН: Я предлагаю не использовать слово «чиновник», оно обросло таким мхом каким-то. Государственный человек – ГЧ.

А.КАСПРЖАК: Тоже государственный человек, на самом деле.

С.СТИЛЛАВИН: Минуточку, сначала…

А.КАСПРЖАК: Нет, он абсолютно государственный.

С.СТИЛЛАВИН: Но пришел совершенно в другом образе, чем обычно наши гости. На нем худи, я долго пытался рассмотреть, что на нем нарисовано, по версии это зайчик. Худи это с капюшоном на молнии кофта, худи.

А.КАСПРЖАК: Кстати, дети в «Артеке» называли такие кофты пайтами.

С.СТИЛЛАВИН: Дети-то откуда приехали?

А.КАСПРЖАК: Отсюда.

С.СТИЛЛАВИН: Так вот, Илья Александрович, российский бизнесмен.

Р.ВАХИДОВ: Дядя Сереж, перед тем, как вы все регалии произнесете, Илья, кроме всего прочего, он наш слушатель. Кроме всего прочего вот наш слушатель.

С.СТИЛЛАВИН: Просто, да, Илья Александрович наш слушатель. Но, кроме этого, в свободное от прослушивания программы время, российский бизнесмен, генеральный продюсер группы компаний «Рики». Это требует пояснения. Президент Ассоциации анимационного кино России. А, так это вот мультипликационное, видимо, что-то на кофте. Ну, посмотрите, сколько регалий. А как с государственным человеком?

А.КАСПРЖАК: Ну, на мой взгляд, человек, который в нашей стране сделал то, что он сделал, а сделал он международно признанный бренд и продукт под названием «Смешарики», «Фиксики», это государственный человек.

С.СТИЛЛАВИН: Питерский?

А.КАСПРЖАК: Питерский, да.

С.СТИЛЛАВИН: Так надо было с этого начинать, ну, что вы. «Смешарики», я был в студии много раз в этой, где это все записывается.

А.КАСПРЖАК: Слушайте, давайте все-таки вспомним, зачем мы здесь собрались.

Р.ВАХИДОВ: Конечно.

А.КАСПРЖАК: У нас продолжается эстафета некоего соревнования с общественным мнением.

С.СТИЛЛАВИН: Почему соревнование? Борьба назовите, борьба.

Р.ВАХИДОВ: Борьба с предубеждением.

А.КАСПРЖАК: Борьба с предубеждением. Мы хотим вновь запустить голосование и Ильей Поповым попытаться и его жизненным опытом, и его опытом предпринимательства в нашей стране…

С.СТИЛЛАВИН: Скорректировать.

А.КАСПРЖАК: Его общественной деятельности, да, скорректировать общественное мнение и все-таки узнать, является ли Россия страной возможностей.

С.СТИЛЛАВИН: Товарищи, пожалуйста, отправьте смску М1 на номер 5533 – «да», является, с вашей точки зрения. Ну, давайте каждый за себя, для вас. Не вообще, в целом, а для вас лично. М2 – «нет», не видите для себя возможностей. В этой России.

Р.ВАХИДОВ: И проголосуйте обязательно в нашей официальной группе «ВКонтакте». И в конце передачи мы подведем итог сегодняшнего голосования. Борется с предубеждениями сегодня в нашей студии Илья.

С.СТИЛЛАВИН: Илья Александрович, а я не могу не спросить, сколько вам лет?

И.ПОПОВ: 41.

С.СТИЛЛАВИН: Выглядит замечательно, кстати говоря.

Р.ВАХИДОВ: Гораздо лучше, чем вы.

И.ПОПОВ: Мультики молодят.

А.КАСПРЖАК: Ну, так, а как ты бы ответил на этот вопрос?

Р.ВАХИДОВ: Стала ли Россия для тебя страной возможностей? Дала ли она эту возможность самореализоваться?

И.ПОПОВ: Да, конечно. Ну, давайте начнем с того, что я из самой простой семьи, где у меня отец инженер, мать учитель.

С.СТИЛЛАВИН: В каком районе вырос?

И.ПОПОВ: Вырос в Приморском районе Санкт-Петербурга.

С.СТИЛЛАВИН: На кораблях?

И.ПОПОВ: До этого, до 11 лет мы жили в Северодвинске в военном городке на Севере России. И в этом смысле все, что действительно за все эти годы было создано, что произошло, это действительно step by step, шаг за шагом.

С.СТИЛЛАВИН: Илья Александрович, а вы были хорошим мальчиком?

И.ПОПОВ: Нет, я был троечником.

С.СТИЛЛАВИН: Нет, не в этом дело. Хулиган были или, так сказать, обижали?

И.ПОПОВ: Я не драчливым был, если про это.

С.СТИЛЛАВИН: Обижали девочек?

И.ПОПОВ: Нет, девочек не обижал.

С.СТИЛЛАВИН: Хорошо.

А.КАСПРЖАК: Слушайте, а вот идея стать лучшим, в данном случае, в мультфильмах, это вообще первый бренд, который вышел, она как родилась? Как это произошло? И вообще, почему мультики? Ну, вроде мальчики…

С.СТИЛЛАВИН: Ну, ты же вырос на мультфильмах.

И.ПОПОВ: Да, вырос.

А.КАСПРЖАК: Просто тут есть подсказка. У Нюши есть высказывание: «Если не суждено стать мисс Вселенной, какой смысл вообще прихорашиваться».

И.ПОПОВ: Да, есть такое высказывание.

А.КАСПРЖАК: Вот эти высказывания, они тоже тобой рождены?

И.ПОПОВ: Нет, нет. На самом деле, во-первых, я, конечно…

А.КАСПРЖАК: Нюша это поросенок, это не та, которая на сцене прыгает. Это я просто так поясняю, там есть, оказывается…

И.ПОПОВ: Наша Нюша появилась раньше, чем…

С.СТИЛЛАВИН: Ну, эта Нюша тоже прыгает.

Р.ВАХИДОВ: Сергей знаком с главными героями «Смешариков».

С.СТИЛЛАВИН: Я вообще по жизни Копатыч. Мне нравится это слово.

И.ПОПОВ: Кто из нас каждый по жизни.

С.СТИЛЛАВИН: Я серьезно, все мы выросли на советских мультиках, правильно?

И.ПОПОВ: Да.

С.СТИЛЛАВИН: Помним, что такое советская анимация. Мы помним, как в начале 90-х к нам хлынул вал американской мультипликации.

И.ПОПОВ: А потом японская, да.

С.СТИЛЛАВИН: Которая была сделана на компьютере, это было видно, что это делали не люди, а роботы какие-то.

Р.ВАХИДОВ: Какие-то чуть попозже.

И.ПОПОВ: Это делалось корейцами, китайцами вся американская анимация, и потом пошли все эти «Покемоны», японская анимация.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, как у тебя получилось? Ты художник?

Р.ВАХИДОВ: Кем ты хотел стать? Или кем тебя видели родители?

И.ПОПОВ: Ну, во-первых, да, я художник дизайнер, я действительно хотел быть дизайнером, и, более того, даже какой-то период учился на это. Но как раз, в принципе, все, чем я занимаюсь всю жизнь, это можно отнести к так называемым креативным индустриям, к творчеству, и для меня как раз было и остается интересным создавать проекты, что называется, из ничего. Это реально то самое волшебство, когда что-то неосязаемое совершенно оформляется в продукт, в персонажи те же самые, потом эти персонажи начинают обретать вполне осязаемую форму.

С.СТИЛЛАВИН: Вот точка, от которой началась история, какой год?

И.ПОПОВ: Я, во-первых, пытался заниматься разными формами предпринимательства и торговли, и всем остальным, еще начиная со школы. Понял, что не мое, ну, это середина 90-х.

С.СТИЛЛАВИН: Надо пафосно сказать – больше всего мне не нравилось брать деньги за мой товар.

И.ПОПОВ: И, по сути, начинали мы с того, что мы стали создавать, придумывать, разрабатывать, делать полностью всю подготовку настольных игр.

С.СТИЛЛАВИН: Коробки вот эти картонные.

И.ПОПОВ: Коробки такие, да, это был период, когда, в общем, еще действительно компьютерных игр особо не было. Мы потом уже стали компьютерными играми заниматься.

С.СТИЛЛАВИН: Это получается первая половина 90-х.

И.ПОПОВ: Скорее, уже вторая. Первая это как раз я окончил школу и как раз пробовал по-другому. А именно где-то со второй половины 90-х, когда мы создали сначала небольшую команду, компанию, которая стала заниматься разработкой. И как раз вот, во-первых, это не то, что мы их печатали, не то, что их производили и продавали, мы уже тогда стали использовать, эту модель, которая сейчас по-прежнему работает у нас, и которая, в общем, во многом привела к успеху компанию, это модель лицензирования. Когда мы, создавая продукт, мы не отдавали его раз и навсегда, как в сервис, а мы предоставляли права на его использование издателям, а они уже, используя эти права, печатали, производили, распространяли.

Р.ВАХИДОВ: Вы роялти получали.

И.ПОПОВ: Нам платили роялти. И вот эта модель, которую, в общем-то, использует так же успешно и Дисней, она еще задолго до «Смешариков» и до появления всех анимационных проектов. И как раз где-то к началу 2000-х уже эта компания достаточно крупная была, это порядка 150 человек было. Затем у нас кризис 1998 года все сильно подредил. Потому как раз где-то одновременно с этим 1998 год это же год был тогда, когда доллар резко скаканул и пошла вот эта первая волна замещения импортных товаров. И как раз многие издательства, которые в это время, или компании, которые привозили сюда эту продукцию, стали искать как раз какую-то замену.

С.СТИЛЛАВИН: Местных.

И.ПОПОВ: Да.

А.КАСПРЖАК: «Смешарики» как появились?

И.ПОПОВ: Почему я рассказываю, потому что «Смешарики» появились оттуда, потому что именно тогда уже команда сформировалась, и делала множество разных проектов, ну, было понятно, что хочется выбрать что-то одно и сфокусироваться на одном, и мы довольно долго искали, что это может быть, стать за проектом.

С.СТИЛЛАВИН: Но это из-за того, что пошло развитие компьютерной техники все произошло, случилось? То есть переход от картонных коробок к мульту, вот это как произошло?

И.ПОПОВ: Ну, во-первых, все настольные игры даже тогда уже мы делали, это все равно компьютеры уже были рабочим инструментом, и все дизайнеры, художники, иллюстраторы создавали цифровой продукт, в любом случае. Нет, конечно, не из-за компьютеров, а именно из-за того, что было понятно и видно, что действительно мы все выросли на советской анимации. Были какие-то к тому времени уже успешные, менее успешные пробы пера в российских студиях создавать какие-то свои проекты, но не было ни одного такого достаточно масштабного проекта. Более того, не было даже в советское время, если взять «Ну, погоди!» 17 серий, «Винни-Пуха» 3 серии, понятно, что их можно назвать относительно сериалами, но, конечно, в полноценном смысле сериалами не являлись, как, не знаю, «Утиные истории» какие-нибудь, «Черный плащ» Диснея, что-нибудь такое в то время.

С.СТИЛЛАВИН: То есть задача была создать формат именно? Какой-то сериал?

И.ПОПОВ: Задача вообще была создать героев, начнем с этого. Сериал вообще, анимация, скорее, это инструментарий, это форма.

А.КАСПРЖАК: Задача была создать чудо. Хороший есть слоган: «Зачем нужна Вселенная, в которой нет чуда».

И.ПОПОВ: Да.

А.КАСПРЖАК: Ну, как чудо-то появилось?

И.ПОПОВ: А чудо появляется, как любое чудо, рождается совершенно чудесным образом. Когда мы работали над одной из настольных игр, и наш ведущий как раз художник Маша Колесникова и арт-директор Салават Шайхинуров принесли мне идею, это была игра, называлась она «Сластёны», про шарообразных, объевшихся шоколадом на шоколадной фабрике…

С.СТИЛЛАВИН: Это под мерч сразу уже идея была?

И.ПОПОВ: Это был проект, который мы тогда готовили для одной из кондитерских фабрик. И мне понравилась визуализация этих персонажей.

С.СТИЛЛАВИН: Поэтому они круглые все, что их можно съесть? В руку взять?

И.ПОПОВ: Мне понравилась как раз вот именно оригинальность этой формы, что они не похожи на всех остальных, что действительно вокруг этого можно создать целый мир. Вообще форма круга, шара…

Р.ВАХИДОВ: Вселенную, как говорят мультипликаторы, аниматоры.

И.ПОПОВ: Шар это самая гармоничная форма, к которой стремится вся Вселенная, так или иначе.

С.СТИЛЛАВИН: А название как появилось тогда?

И.ПОПОВ: Название мы долго придумывали. У нас было много таких мозговых штормов, в итоге его предложил…

С.СТИЛЛАВИН: Ну, какие варианты могли быть? Знаешь, как обычно, знаешь, какой-нибудь легендарный фильм, и потом перечисляют через 20 лет кто, кого пробовали на главную роль.

И.ПОПОВ: Это хорошая, кстати, идея, вспомнить, какие были варианты названия. Помню, что это было множество исписанных листов, действительно десятки, сотни разных вариантов. «Смешарики» предложил Игорь Шевчук, один из наших авторов и очень талантливых детских писателей и драматургов, как раз вот на стыке смеха и формы персонажей.

А.КАСПРЖАК: А в сети пишут: «Позвоню сейчас жене, чтобы дома «Маяк» включили сыну».

С.СТИЛЛАВИН: Чтобы он понял, как Копатыч, на самом деле, говорит.

А.КАСПРЖАК: «Папа «Смешариков» в эфире».

Р.ВАХИДОВ: Папа «Смешариков». Хорошо.

С.СТИЛЛАВИН: Значит, получается Копатыч Ильич.

И.ПОПОВ: Да, и у нас принято как раз называть папой «Смешариков» Салавата как раз, как арт-директора, который предложил эти образы. Я, скорее, да, помогаю им расти.

Р.ВАХИДОВ: Воспитатель.

И.ПОПОВ: Забочусь, да.

А.КАСПРЖАК: Святой дух.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, дальше, вот смотри…

Р.ВАХИДОВ: Минуточку, товарищи.

И.ПОПОВ: Глубоко копнул.

С.СТИЛЛАВИН: Илья, ну, вот, смотри, многие музыканты…

Р.ВАХИДОВ: Кстати говоря, Сереж, пока у Ильи лучше всех получается из всех наших гостей убедить нашу аудиторию, что Россия является все-таки страной возможностей. Во всяком случае, сегодня 30, 31 процент «за, я уверен».

А.КАСПРЖАК: За 30 перевалили.

С.СТИЛЛАВИН: Хорошо.

Р.ВАХИДОВ: Уверены, что Россия является страной возможностей.

С.СТИЛЛАВИН: Илья, смотри, многие музыканты, которые создают хиты, ну, скажем так, другой формат, но тоже творчество важно, они вот все в один голос признаются – им не удается просчитать, когда выйдет хит. То есть они пишут, а потом он вдруг выстреливает. И для большинства из них загадка, что это выстреливает. То есть даже раскрутка не помогает. Вот скажи, для тебя это тоже был такой выстрел, и он оказался удачным? В чем ты понимаешь залог успеха этого, который у вас сейчас есть и уже много лет?

И.ПОПОВ: Знаете, вот есть пример, например, не российской компании Pixar, которая, запустив «Историю игрушек», смогла проект за проектом каждый из них сделать успешным. На самом деле, одна из причин, почему это произошло, у них не было выбора. Они обязаны были сделать, иначе просто не выжили бы.

Р.ВАХИДОВ: Причем делали на последние деньги Стива Джобса.

И.ПОПОВ: Да, и в этом смысле для нас все проекты, которыми мы занимались, начиная со «Смешариков», такими проектами являются. Мы не имеем права на ошибку, если мы сделаем проходной проект, то мы потерпим неудачу.

С.СТИЛЛАВИН: Но, если тогда тебе эта видна ситуация с этой стороны, скажи, ну, ведь в стране есть и другие анимационные студии.

Р.ВАХИДОВ: Причем много в Питере.

И.ПОПОВ: Не так много. Но, вероятно, больше в Москве.

С.СТИЛЛАВИН: Вот ты смотришь на их работы, наверняка ты оцениваешь их, ну, не для того чтобы что-то, идею какую-нибудь у них стырить, а просто смотришь, как индустрия развивается. А если какие-то менее удачные проекты, тебе изнутри понятно, в чем они, например, в каких вещах делаются ошибки? Вот вы не имели права на ошибку. У них? Кроме того, что у них, например, капитала больше.

И.ПОПОВ: Ты знаешь, любой творческий проект, вот так начиная его раскладывать, можно, конечно, искать те самые элементы, а почему он стал успешным, и нельзя сказать, что какой-то проект проще, какой-то сложнее, но все-таки создание одного музыкального произведения, каким ни был сложным этот процесс, это одно музыкальное произведение. Там как раз хит или не хит.

Если взять сериал анимационный, это гораздо более сложное аудиовизуальное произведение. У нас одних только песен там в каждом сезоне больше десяти. У нас работает огромное количество разных специалистов – драматургов, аниматоров, режиссеров, каждый из которых вносит свой вклад. И как раз, говоря, почему такие проекты какие-то становятся более успешными, какие-то менее успешными, у нас есть еще очень классный человек, который работает с первого дня тоже вместе со мной в проекте, Анатолий Прохоров, художественный руководитель, который именно помогал собирать команду и строить проект. Вот он сказал такую хорошую вещь в самом начале, которую, в общем-то, усвоила вся наша команда, и мы стараемся и продолжаем этому принципу придерживаться, что хороший проект, как слоеный пирог. Стараешься каждый слой сделать максимально пышно, максимально правильно, тогда он у тебя хорошим получится.

Поэтому нельзя здесь допустить, что, если у тебя просто удачно найден образ персонажей или удачное название, или хорошо созданный сюжет, придумана история, или хорошо написана музыка, или хороший актер, этого достаточно. Все это вместе и еще масса всего, что окружает проект, формирует его успех, если действительно ты на каждом этапе вкладываешь максимум усилий.

С.СТИЛЛАВИН: Другой вопрос, а чтобы эта команда собранная продолжала выдавать хороший продукт, как надо работать с коллективом?

Р.ВАХИДОВ: Как мотивировать? Мы никак не можем замотивировать Сергея.

А.КАСПРЖАК: Я так понимаю, что не мешать.

И.ПОПОВ: Это, на самом деле, наверное, еще более сложный вопрос. Это правда. Но, с одной стороны, говоря про Россию, страну возможностей, Россия еще и страна талантов, и в Петербурге, в том числе, у нас, нашей культурной столице России этих талантов тоже немало. И, наверное, вот именно один из основных принципов это дать возможность талантливым людям и создать такие условия, в которых они, работая, занимаясь творчеством, ну, имели возможность максимально себя раскрывать.

С.СТИЛЛАВИН: Но у тебя же есть сроки?

И.ПОПОВ: Чем меньше мы вмешиваемся… А это уже как раз вот есть тонкое искусство управления творческими индустриями.

С.СТИЛЛАВИН: Чего нельзя делать, вот один вопрос, чего нельзя делать ни в коем случае с творческими людьми? На заметку тебе, Алексей.

А.КАСПРЖАК: А я-то здесь причем?

Р.ВАХИДОВ: Алексей тоже творец.

И.ПОПОВ: Чего нельзя делать?

С.СТИЛЛАВИН: Чего нельзя?

Р.ВАХИДОВ: Самое главное?

И.ПОПОВ: Просто, когда ты с ними начинаешь взаимодействовать, то есть обязательно должен процесс быть сотворчеством. Как только ты ставишь им рамку, говоришь, что делайте так, ты убиваешь творчество.

С.СТИЛЛАВИН: Не говорить, как делать.

И.ПОПОВ: Да. Я бы сказал так, что это и есть баланс. То есть, если ты просто говоришь – ребята, делайте чего хотите, а мы там как-то это продадим, это не работает. Вариант, когда ты говоришь – вот это сделайте, ничего не делайте, тоже не работает. Это и есть тот самый процесс.

С.СТИЛЛАВИН: Как наша редакция и обещала, слово предоставляется Алексею Каспржаку, ректору Мастерской управления «Сенеж».

А.КАСПРЖАК: Да, собственно говоря, мы же без спроса берем обычно все. У меня просто складывается впечатление, у слушателей может точно сложиться впечатление, что мы где-то там за дверью до передачи договариваемся с нашими гостями о том, что мы или вкалываем, знаешь, такую инъекцию…

С.СТИЛЛАВИН: Правды.

А.КАСПРЖАК: Нет.

Р.ВАХИДОВ: В кавычках.

С.СТИЛЛАВИН: Наоборот, лжи.

А.КАСПРЖАК: Да, в кавычках правды, истории о том, что все так сладко, хорошо, здорово, такие все…

С.СТИЛЛАВИН: Ну, расскажи, как ты страдал? Хочет спросить Алексей.

А.КАСПРЖАК: Может быть, действительно, ну, есть же какие-то негативные стороны, что бы нужно было бы поправить?

И.ПОПОВ: Есть, конечно, есть.

А.КАСПРЖАК: Чтобы Россия стала в большей степени.

С.СТИЛЛАВИН: Кто вас обидел?

И.ПОПОВ: Да нет, нас никто не обидел. Во-первых, и даже, может, не все из этого надо прямо поправлять. Одна из таких интересных вещей, в том, что Россия страна возможностей не только для тех, кто здесь в России создает проекты. Мы, продавая проект, развивая его не только в России, но и за пределами, и в Азии, в Китае, и в США, и на том континенте, и в Европе, сталкиваемся постоянно с достаточно многими ограничениями, которые существуют там. Например, во Франции нельзя показывать мультфильм в определенное время, если он не снят, как минимум, совместно с французскими компаниями.

С.СТИЛЛАВИН: Это лоббизм.

И.ПОПОВ: Такие же правила существуют в Китае.

Р.ВАХИДОВ: У нас есть такие ограничения?

И.ПОПОВ: Вот, в России нет, в России можно спокойно показывать любой контент зарубежный и продвигать этих персонажей совершенно свободно наравне с российскими. Я не говорю, что это плохо. Я просто говорю, что Россия – страна возможностей для всех.

Р.ВАХИДОВ: На самом деле, может, ты подтвердишь или опровергнешь слова ребят, которые с тобой в одном бизнесе, рассказывали, что ты должен, условно говоря, ну, то есть модель выглядит следующим образом – ты должен заплатить телеканалу, для того чтобы телеканал показал твой мультфильм.

И.ПОПОВ: Нет, в Китае все еще гораздо хуже. Вот то, что ты рассказываешь, это, скорее, правильно для Японии, там да, там действительно ровно такая модель и прижилась. А в Китае, чтобы ты создал какой-то проект…

Р.ВАХИДОВ: Без участия.

И.ПОПОВ: Ты должен сделать его китайским.

С.СТИЛЛАВИН: Илья, получается, погоди, в Японии надо платить за показ твоего мультфильма?

И.ПОПОВ: Да.

С.СТИЛЛАВИН: То есть, вся прибыль только от мерча, то есть от товаров?

И.ПОПОВ: Да, да.

Р.ВАХИДОВ: Это просто рекламная площадка.

С.СТИЛЛАВИН: Погодите, и самый гениальный проект это «Hello Kitty», у которого нет мультфильмов, правильно?

И.ПОПОВ: Точно.

С.СТИЛЛАВИН: Есть только персонажи. Слушай, вот вопрос, скажи, пожалуйста, а когда студия начала подниматься, у нас все-таки не как в Японии, ты получил свой первый ярд, скажи, пожалуйста, а тебе хотелось забыковать, купить Porsche какой-нибудь красный, ездить по встречке, парковаться, где хочешь, в общем, чувствовать себя королем жизни?

Р.ВАХИДОВ: Как Боярский на Невском.

С.СТИЛЛАВИН: И плевать на всех. А чего тут далеко ходить, вон у нас Градский ехал по встречке по односторонней дороге. Я говорю – Александр, здесь одностороннее. Он говорит – мне абсолютно наплевать. Понимаешь, да? Как ты пережил приток супербабла, которое у многих срывает башню, и они начинают себя вести по-скотски? Я не про этих персонажей, о которых мы говорим, но вот такие примеры же есть.

И.ПОПОВ: Ну, я могу сказать точно, что, конечно, у меня тоже башню срывало в определенные моменты, но по-другому.

С.СТИЛЛАВИН: Куда? Как?

И.ПОПОВ: В течение всего этого времени, это уже больше 15 лет, если брать проект «Смешариков», в этом году 16 исполнилось, ну, практически, по сути, все деньги, так или иначе, заработанные на этом проекте, вкладываются в развитие. И вот дальше вопрос в том, что башню-то у нас срывало, как у меня, у руководителя этой компании, как, например, когда мы посчитали, что успех в России так же легко трансформируется в успех международный. И мы потратили колоссальные деньги на то, чтобы выйти на зарубежные рынки тогда, сделали, понабивали кучу шишек и сделали все, что можно неправильно неправильным, и в этом смысле, это был пример действительно, сорвало башню.

С.СТИЛЛАВИН: То есть, потом сорвало башню уже по курсу доллара?

И.ПОПОВ: Курс доллара, нет. Потом, разумеется, мы для себя осознали довольно быстро, что действительно на одном проекте компания жить не может и достаточно много еще потратили ресурсов, чтобы найти правильный формат для новых проектов, это тоже. Был у нас прецедент, опыт, когда как раз до 2008 года мы даже пытались строить такую компанию, которая одновременно и контентом занимается, мультфильмы создает, и сама же еще заказывает производство, продает продукцию и распространяет ее в магазинах, по сути, начав конкурировать с нашими лицензиатами. Это тоже пример.

С.СТИЛЛАВИН: Скажи, пожалуйста, а вот вопрос теоретический. Я так суммирую некоторые мысли наших слушателей и свои собственные, вот такой вопрос, скажи, у нас было советское время, когда была, ну, такое, я не хочу использовать слово «цензура», жесткий контроль контента в медиа. Перлюстрация сценариев, текстов, одобрение, комиссия и так далее. И есть шедевры. Потом, значит, все это ликвидировали, весь контроль, творцы, которые стонали, якобы, что им в совке плохо, их давят, они, значит, вышли на свободу и выяснилось, что они ничего не могут сделать вечного, того вечного, что делали под прессом. В большинстве своем абсолютно. Почему вот ты, как человек изнутри, почему человеку, которому даются неограниченные возможности свободы, он ни черта не делает, он просто сидит и говорит – чего-то…

И.ПОПОВ: Ну, справедливости ради сказать, что, конечно, не причина в том, что творцы не могут в этих условиях сделать. Просто кино, в целом, дело коллективное. Анимация вдвойне, втройне. И для того, чтобы создать любой вот такой творческий продукт, даже, если он сугубо авторский и под руководством какого-нибудь любого гения, который действительно создал какие-то уникальные произведения во время Советского Союза, он должен был бы их создавать так же в какой-то индустриальной студии, которых в тот момент не существовало. И в этом смысле появление…

С.СТИЛЛАВИН: То есть ты обвиняешь технологии.

И.ПОПОВ: Появление новых современных студий российских как раз привело к тому, что постепенно, благодаря реализации каких-то коммерческих проектов, внутри этих студий стали формироваться вот те самые новые уже звезды, создающие какие-то свои авторские проекты, и только так они могут нормально существовать.

С.СТИЛЛАВИН: Хорошо. У вас на студии есть худсовет, который говорит – вот этот Копатыч, он так говорить не будет, потому что это типа не наше? У них есть слово такое…

Р.ВАХИДОВ: Опасно.

С.СТИЛЛАВИН: Опасно, да.

А.КАСПРЖАК: Аполитично рассуждаете.

И.ПОПОВ: У нас есть творческий совет, действительно, но это не формат, как себе можно представить, что кто-то собирается и принимает решение, как говорит Копатыч. Скорее, это именно в том смысле, что именно совет. Все равно есть, например, режиссер, который отвечает за серию, он ведет проект, и он имеет последнее слово.

С.СТИЛЛАВИН: Вы замеряете рейтинги у очередной серии? И наказываете, если, например…

Р.ВАХИДОВ: Серия провалилась.

С.СТИЛЛАВИН: Она провалилась, ее делала вот эта команда, и она получает втык.

Р.ВАХИДОВ: Минус.

И.ПОПОВ: Нет, не наказываем.

С.СТИЛЛАВИН: Жаль.

И.ПОПОВ: Рейтинг для нас действительно это про интернет, это количество просмотров, оценки, комментарии.

С.СТИЛЛАВИН: У вас есть отдел накрутки?

И.ПОПОВ: Нет, у нас нет отдела накрутки.

А.КАСПРЖАК: Подкрутки. У меня вопрос немножко другого содержания, он касается, вообще, когда мультик делают, есть задача, чтобы этот мультфильм был мультфильмом и для детей, и для взрослых?

И.ПОПОВ: Говоря про «Смешариков», точно да, это вообще-то формула, которая изначально, с самого начала проекта мы придерживались издавать тот мультфильм, который будет вовлекать в совместный просмотр взрослых, потому что обычно самый простой признак детского мультика, это включил и тебе не интересно. Вот, если ты включил и тебе интересно, ну, скорее всего, это «Смешарики».

С.СТИЛЛАВИН: А если интересно папе, а маме нет?

А.КАСПРЖАК: Нет, у нас такая была история, это просто действительно тот мультик, который, появившись на экране, объединил, например, мою семью. Мы можем сидеть с детьми, я и мой отец, и одинаково выражать свои эмоции. То есть, это тот мультик, который смотрят вместе. Но у меня здесь следующий вопрос. Наша мультипликация, она строилась во многом, советская мультипликация, на русских сказках. Твои мультфильмы, они не воспользовались этим культурным слоем. Это осознанная позиция? Или это так случилось?

С.СТИЛЛАВИН: Жестче ставь вопрос, не будь аполитичным. Жестче, жестче ставь вопрос.

А.КАСПРЖАК: Нет, ну, на самом деле, просто вот эта идеология…

С.СТИЛЛАВИН: Давай так – Жириновский, я за русских, я за бедных, вы за кого? За кого ваша студия? Кто такие?

Р.ВАХИДОВ: Чьих будете?

И.ПОПОВ: Мы пошли по пути довольно тоже интересному, это пути как раз такому, близкому постмодернизму. Мы стали экспериментировать с форматами, с жанрами. И как раз, ну, жанр, например, экранизации сказки сам по себе, это тоже жанр. И у нас есть вполне себе сказочные серии.

С.СТИЛЛАВИН: По-другому поставлю вопрос, за границей олицетворяют «Смешариков» и Россию? Или они транссексуальные, глобальные, аполитичные?

Р.ВАХИДОВ: Бесполые существа.

С.СТИЛЛАВИН: Бесполые существа без национальности? Вот на Западе?

И.ПОПОВ: Смотрите серию, называется «Трюфель».

С.СТИЛЛАВИН: Вот это очень не наше слово.

А.КАСПРЖАК: Ну, процитируйте, пожалуйста.

И.ПОПОВ: Она про выборы.

А.КАСПРЖАК: Вы знаете, когда я работал в Крыму, о котором вы часто вспоминаете.

С.СТИЛЛАВИН: А вы еще чаще.

А.КАСПРЖАК: С завистью вспоминаете. Так вот я узнал следующее, что главным достоянием Российской империи от Крыма, у нее было два источника – это розовое масло и трюфели, которые там выращивали. Нет, пардон, сейчас, секунду, розовое масло, трюфели и еще устрицы крымские.

И.ПОПОВ: Русское слово, да.

А.КАСПРЖАК: Вполне себе русское слово.

С.СТИЛЛАВИН: Тем не менее, все-таки есть ассоциация за границей, что это наш мультфильм?

И.ПОПОВ: Конечно. В этом смысле «Смешарики» стали первым таким проектом, который вообще показал в мире, что вообще есть современная российская анимация. То есть, все те ошибки, которые мы, с одной стороны, набили вначале, они, конечно, в каком-то смысле где-то нам помешали, в конечном итоге, помогли. Но, в том числе, помогли и многим компаниям, которые вышли впоследствии на рынок.

А.КАСПРЖАК: Ответьте на вопрос, Илья, ты не дал относительно все-таки содержания. Все-таки русская сказка это одна история, «Смешарики» это совсем другая история, это совсем на другой культуре построенная история, на другой традиции.

И.ПОПОВ: Знаешь, нет, я здесь с тобой поспорю, потому что как раз, говоря про традиции, про культуру, каждый персонаж, когда он создавался, придумывался и потом впоследствии развивался уже в самом проекте, это определенный архетип, в каждом из которых заложено очень много.

Р.ВАХИДОВ: Ну, код какой-то.

И.ПОПОВ: Да, культурный код. То есть сам проект несет очень много культурных кодов российских Копатыч, живущий в избе.

С.СТИЛЛАВИН: Нет, Владимир Вольфович бы сказал – Каспржак ничего не понимает, там Колобки, это Колобки.

Р.ВАХИДОВ: Илья, важный вопрос, в какой стране полетел мультфильм? Персонажи?

С.СТИЛЛАВИН: Куда полетел? Провалился?

Р.ВАХИДОВ: Ну, как, имеется в виду – взлетел.

И.ПОПОВ: Основным рынком сейчас со страной, которой мы уже много лет последних занимаемся, является Китай.

Р.ВАХИДОВ: Почему? Вот в Италии взлетел другой мультфильм про девочку и медведя, «Маша и Медведь». Почему в Китае полетели «Смешарики»?

И.ПОПОВ: Наверное, в том числе, потому что стали фокусироваться на этом, и потому что мы сделали очень глубокую адаптацию этого проекта. В этом смысле я очень люблю и уважаю этот пример «Машу и Медведя», но это проект совершенно другого формата. Это проект, который не требует особо глубокого перевода, можно смотреть даже на русском языке и, в целом, будет понятно и смешно. «Смешарики» как раз это во многом еще и разговорный жанр, и здесь при адаптации требуется гораздо больше усилий, для того чтобы сделать проект китайским, понятным.

А.КАСПРЖАК: Лосяш, цитата: «Я просто выгляжу, как лось, а в душе я бабочка».

Р.ВАХИДОВ: Тебе спасибо от мамы двоих мальчишек из Иваново: «Спасибо за «Малышариков», за замысел, за исполнение, за доброту, красоту, за песни, и, главное, голоса мультфильма. Спасибо всем, кто создает это чудо. Евгения».

С.СТИЛЛАВИН: Есть ли порывы поставить памятник где-нибудь «Смешарику» или тебе?

Р.ВАХИДОВ: «Смешарикам» или «Малышарикам».

А.КАСПРЖАК: Может, стоят уже где-нибудь?

И.ПОПОВ: В Пекине. Шутка. Порывы такие есть, я думаю, что, наверное, когда-нибудь такой памятник не просто всем «Смешарикам», а каждому в отдельности появится.

С.СТИЛЛАВИН: У меня есть мерч идея – сделать бильярд, каждый шарик в котором будет «Смешариком». Очень внимательно следит за ходом голосования Алексей Каспржак.

Р.ВАХИДОВ: Уже радуется?

С.СТИЛЛАВИН: Радуется каждому проценту.

А.КАСПРЖАК: А вот, понимаешь, как бы легко было жить в стране, в которой люди оценивают…

С.СТИЛЛАВИН: 120.

А.КАСПРЖАК: Нет, наверное, невозможно добиться 100 процентов, но в которой люди оценивают свои возможности и возможности к самореализации. Это же очень прикольно. Ты просыпаешься с утра и думаешь – ты можешь. Понимаешь? Вот это ничем невозможно заменить.

С.СТИЛЛАВИН: Был такой слоган – «you can».

А.КАСПРЖАК: Ну, наверное.

С.СТИЛЛАВИН: «We can».

А.КАСПРЖАК: Что будет нового у нас?

С.СТИЛЛАВИН: Илья Александрович?

Р.ВАХИДОВ: Пишут – в Уфе бронзовые «Смешарики».

А.КАСПРЖАК: Во, лучше.

С.СТИЛЛАВИН: Почему еще не украли?

Р.ВАХИДОВ: Виктор, 43 года: «Слушайте, а досмешарики это просто чума». Ну, это наши ровесники пишут.

И.ПОПОВ: А представляете, вот меня, конечно, сейчас очень драйвит и вызывает такой большой интерес аудитория, вот 2003 год, стартует проект, дети, кому-то 10 лет, кому-то 8 лет.

Р.ВАХИДОВ: Которые взрослеют.

И.ПОПОВ: Сейчас проходит 15-17 лет, это дети, которые уже совсем не дети, им уже 20 плюс, 18 плюс, и это аудитория, которая в каком-то смысле выросла на «Смешариках». Во-первых, у некоторых из них уже есть малыши.

С.СТИЛЛАВИН: Брат, ты понимаешь мои чувства, когда ко мне подходит красивая девушка и говорит – моя мама тебя очень любит.

А.КАСПРЖАК: На это есть другой ответ. В этой студии был директор школы Ефим Лазаревич Рачевский, я как-то был у него на 60-летии и спросил – слушайте, Ефим Лазаревич, я был у вас на 50-летии, потом на 60-летии, что поменялось? Он говорит – ты знаешь, ничего. Потом сказал – нет, одна вещь поменялась, если раньше мне нравились мамы первоклассников, то теперь мамы 11-классников мне нравятся тоже.

Р.ВАХИДОВ: Ну, хорошая идея старить главных героев, чтобы они взрослели вместе со своей аудиторией.

С.СТИЛЛАВИН: Винтажик такой, винтаж.

А.КАСПРЖАК: Илья, я, на самом деле, вот про то же самое.

С.СТИЛЛАВИН: А, смотри, кстати, дарю идею, если сделать цикл, как-то в историю дальше развиваться, то, смотри, Копатыч есть, какой там еще?

Р.ВАХИДОВ: Лосяш, Крош.

С.СТИЛЛАВИН: Лосяш и, например, появляется вдруг новый персонаж Виссарионыч с усами, такие ребята отправляются…

Р.ВАХИДОВ: Ну, это альтернативный мультик, Сереж.

А.КАСПРЖАК: Он все-таки должен быть политически корректным. Я спрашивал про другое, я все-таки попробую дотянуть тему ментальности, того, к чему они и о чем они, «Смешарики». Дело все-таки заключается в том, что, мне кажется, что «Смешарики», они про то, как ориентироваться на себя. Они очень такие, они очень созвучны, кстати, теме нашей сегодняшней передачи. Потому что они про то, как делать, про то, как решать, как принимать решение. Они не про то, как ждать, что это решение кто-то за тебя примет. Они не про то, что тебе что-то подарят в жизни или ты дождешься этой скатерти-самобранки или сапог-скороходов. Я про это. Почему этот выбор. И мне кажется, что во многом популярность «Смешариков», она как раз в этом. Потому что увидеть этот образ, еще и образ в мультфильме, в приятном формате сказки, объединяющем детей и взрослых, это очень точное попадание.

И.ПОПОВ: Лучше не скажешь. Я сейчас сам заслушался.

С.СТИЛЛАВИН: Тогда острый вопрос, можно?

Р.ВАХИДОВ: Там есть острые вопросы от наших слушателей, пожалуйста. «Телепузики» тоже детям нравились», – пишут из Мурманской области.

С.СТИЛЛАВИН: А потом выяснилось, что команда наркоманов их делала.

А.КАСПРЖАК: Вы употребляете спиртное?

И.ПОПОВ: Я вообще не пью.

С.СТИЛЛАВИН: А что случилось?

И.ПОПОВ: Некогда.

С.СТИЛЛАВИН: Илья Александрович, я очень внимательно слежу также, вот вы за коллегами, а я также за альтернативными всякими историями, которые публикуются, да, опять же, к вопросу бесцензурно. И, например, он подтверждает, что некоторые мультсериалы, например, «Симпсоны», они имеют пророческие свойства. То есть там предсказаны те события, эти, другие, Трампа предсказали за 15 лет, еще что-то. «Смешарики» уличены уже в каком-то?

А.КАСПРЖАК: «Трюфель», кто пробовал «Трюфель»?

И.ПОПОВ: Смотрите, смотрите серию, ну, так не интересно, посмотрите серию. «Смешарики» это проект на все времена. И, наверное, «Симпсоны», такие проекты, как «Симпсоны», это проекты актуальные, которые сегодня создаются, чтобы показать наш социум и отыграть вот эти персонажи, которые реально окружают и в анимационном мире, и в настоящем все эти события. «Смешарики» не про это совсем. Поэтому, наверное, говорить про предсказания, про что-то, ну, смотрите глубже, наверняка, может быть, что-то увидит каждый из этого проекта что-то свое.

С.СТИЛЛАВИН: А с твоей стороны люди, которые, вот Алексей нашел, так сказать, невольно разницу между русской сказкой и вашей сказкой, и что, мол, надо самому все делать. Как ты видишь, вот люди, которые уже выросли, они по-другому себя ведут в жизни? Те, которые вскормились на «Смешариках»? Они более самостоятельные, более, может быть, принимают решения лично, а не маму спрашивают, чего надо делать?

И.ПОПОВ: Да, и, более того, то, с какой скоростью меняется наша аудитория сейчас, это просто что-то невероятное. Мы начинали общаться с одной аудиторией, и даже та аудитория, которая сейчас по-прежнему, то есть новая аудитория, которым сейчас 5, 6, 7 лет, это не просто не та аудитория, которая была 12 лет назад, это не та аудитория, которая была 3 года назад.

Р.ВАХИДОВ: Голосование, Сергей.

С.СТИЛЛАВИН: А, голосование. Жду голосования, результаты, жду результаты голосования.

Р.ВАХИДОВ: Как жду? Настя!

С.СТИЛЛАВИН: Еще раз?

А.КАСПРЖАК: 34 – 66.

Р.ВАХИДОВ: Браво, рекорд.

С.СТИЛЛАВИН: Илья Александрович Попов с нами был сегодня.