Мастера спорта

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Новости спорта и интерактив со слушателями. Лига Европы, Лига чемпионов, Месси

скоро в эфире

09.10.2019 09:00
Алексей Комиссаров: Не бойтесь сделать первый шаг смотреть слушать скачать
Многое зависит от нашего оптимизма или его отсутствия. Чем позитивней, тем больше ты достигаешь в жизни, – убежден Алексей Комиссаров, генеральный директор АНО «Россия — страна возможностей», российский предприниматель, проректор РАНХиГС и директор ВШГУ при РАНХиГС.

С.СТИЛЛАВИН: Друзья, мои, ну, традиционно раз в неделю мы рады видеть в студии Алексея Каспржака, ректора Мастерской управления «Сенеж». Алексей, доброе утро.

А.КАСПРЖАК: Здравствуйте.

С.СТИЛЛАВИН: Вы в полном здравии, это приятно.

А.КАСПРЖАК: Так же, как и вы.

СТИЛЛАВИН: Да, да. И сегодня наш с вами и Рустама Ивановича гость Алексей Геннадьевич Комиссаров. Алексей Геннадьевич, доброе утро.

А.КОМИССАРОВ: Доброе утро.

С.СТИЛЛАВИН: Генеральный директор как раз организации под названием «Россия – страна возможностей», российский предприниматель, проректор Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, и директор Высшей школы государственного управления при РАНХиГС. Рады, что вы для нас нашли время.

А.КОМИССАРОВ: Спасибо, что пригласили, с удовольствием.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, а как иначе.

А.КАСПРЖАК: Слушайте, можно я внесу ясность?

С.СТИЛЛАВИН: Конечно, конечно.

А.КАСПРЖАК: Для нас очень важно, что Алексей пришел, почему, потому что он руководит организацией, в которой я тоже, между прочим, работаю, ты забыл об этом сказать, которая созвучна названию нашей программы.

Р.ВАХИДОВ: Нашего проекта.

А.КАСПРЖАК: Нашего проекта. Мы, на самом деле, придумали этот проект, для того чтобы в обществе тема России, как страны возможностей звучала громче, понятней и для каждого человека открывалась какой-то своей стороной. Так вот, давайте попробуем, давайте начнем…

Р.ВАХИДОВ: Обсуждали на прошлой неделе после эфира, ну, давайте такой прием, попросить наших слушателей воспользоваться социальными сетями, нашим сервисом для голосования, для того чтобы ответить, на самом деле, на главный вопрос. Сколько мы уже, три месяца говорим в этой студии о России, как о стране возможностей. Ребята, ответьте на этот вопрос, прямо сейчас проголосуйте. Мы в конце нашего эфира…

С.СТИЛЛАВИН: Про себя.

А.КАСПРЖАК: Является ли Россия страной возможностей? Да, нет.

С.СТИЛЛАВИН: Для вас.

Р.ВАХИДОВ: Для вас. А мы в конце эфира подведем итоги этого голосования. Потому что в нашей студии как раз человек, который является, ну, я, честно говоря, даже не знаю.

С.СТИЛЛАВИН: Что значит, я даже не знаю?

Р.ВАХИДОВ: Как определить его отношение к этому слогану, к этому месседжу, который мы пытаемся транслировать в этой студии последние 3-4 месяца.

С.СТИЛЛАВИН: Вы хотите провокационно поставить вопрос?

А.КАСПРЖАК: У меня есть два предложения. Первое, вот, Сергей, ты начал представлять Алексея, я чуть дальше продолжу. Во-первых, Алексей еще кандидат в мастера спорта по шоссейно-кольцевым мотогонкам.

С.СТИЛЛАВИН: Мото?

А.КАСПРЖАК: Мото. Трижды Ironman, покоритель Эльбруса, принял участие в 2015 году в одном из 20 самых экстремальных забегов мира Байкальском ледовом марафоне.

С.СТИЛЛАВИН: Как говорится, господи Иисусе.

А.КАСПРЖАК: Я забыл вот эту, как называется штука, про 97 километров.

А.КОМИССАРОВ: Она 90, это ультрамарафон в Африке, был такой Comrades.

А.КАСПРЖАК: Вот. Ну, про то, что он любит, про то, что дайвинг, увлекается фотографией, плаванием и так далее, при этом отец троих детей.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, вывод-то у меня…

А.КАСПРЖАК: И вывод простой для Алексея. Алексей, для тебя Россия точно страна возможностей?

А.КОМИССАРОВ: У меня никаких сомнений не было на этот счет просто никогда. Мне кажется, что столько направлений, которыми можно заниматься, которыми интересно заниматься, ну, столько всего открыто.

Р.ВАХИДОВ: Алексей, страна сама для вас, какую возможность открыла? Это применительно к вам.

А.КОМИССАРОВ: Вот серьезно говорю, что любые. Ну, я занимался, в студенческие годы я открыл свой бизнес, которым занимался больше 20 лет. Он существует сейчас. Я отошел от оперативного правления.

А.КАСПРЖАК: Авторемонтная система.

А.КОМИССАРОВ: Да. Причем этот бизнес, я всегда про это говорю, за все эти годы ни разу не был связан с государством напрямую в том плане, что у нас не было ни одного госзаказа и каких-то контрактов с компаниями, которые, так или иначе, связаны с государством.

С.СТИЛЛАВИН: С гаражом.

А.КОМИССАРОВ: С гаражом, с другими гаражами, нет. При этом позже у меня совершенно неожиданно судьба изменилась. Я оказался на государственной службе, был министром Правительства Москвы, и это был совсем для меня неожиданный и новый опыт, так что попробовал себя и там. Вот сейчас занимаюсь проектами самыми разными, в том числе, образовательными, и я понимаю, что в каждом направлении есть, чем заниматься, и этим заниматься интересно.

С.СТИЛЛАВИН: Вот вы, когда, Алексей, просто перечисляли, вот эти Ironman три раза, мотогонки и так далее, я понял, что пузатых там не ждут.

Р.ВАХИДОВ: Ну, это возможности самого Алексея, правильно?

А.КАСПРЖАК: А чем они сформированы? Это семья, это компания, это учеба, это что?

А.КОМИССАРОВ: Я рос в обычной семье. Мама с папой ученые, никогда никаких там должностей или блата или чего-то еще не было и, в общем, даже это никак не обсуждалось. Но при этом семья, я думаю, что это самое важное, самое главное, потому что с детства мне всегда предоставляли свободу выбора, за что я очень благодарен родителям. Мне никогда не говорили, куда мне идти учиться или в какой кружок идти, чем заниматься, чем увлекаться.

С.СТИЛЛАВИН: Но они контролировали оценки?

А.КОМИССАРОВ: Ну, так, если честно, конечно, контролировали, но, если честно, не очень внимательно и всегда была возможность не все оценки показать, потому что не могу сказать, что я был отличником в школе. Ну, нормально учился, но отличником не был никогда.

Р.ВАХИДОВ: С высоты прожитого опыта какого-то, накопленного опыта вам, как сейчас кажется, в 2019 году возможностей у ребят, которые приходят во взрослую жизнь больше, чем у нас, которые входили во взрослую жизнь в 90-е? Мы об этом, кстати говоря, тоже очень много говорили с Алексеем в этой студии.

А.КОМИССАРОВ: Я думаю, что нет правильного ответа на этот вопрос, потому что с точки зрения каких-то ниш, в которых не было ничего в 90-е, конечно, в этом смысле тогда было возможностей больше. Но, если вспомнить все те сложности и ограничения, которые были, ну, о чем мы говорим. В 90-е годы такая бандитская страна была.

С.СТИЛЛАВИН: Ограничения в виде холодного и огнестрельного оружия.

А.КОМИССАРОВ: Всякие, да, всякие разные бывали там моменты. Поэтому мне кажется, что сейчас эти возможности гораздо более спокойные и привлекательные, и легче реализовывать себя.

А.КАСПРЖАК: Цивилизованные.

А.КОМИССАРОВ: Цивилизованные, да.

Р.ВАХИДОВ: Ну, может быть, эти сложности вас закалили, например, как предпринимателя, а сегодня, как и чиновника? Тут вопрос же в некоем противодействии. Бежать, вы же человек, который пробежал три Ironman, получается, да?

А.КАСПРЖАК: Подряд.

Р.ВАХИДОВ: Подряд. Ну, хорошо, это же преодоление? Может быть, для нас это преодоление в 90-х.

С.СТИЛЛАВИН: Про спортсменов все говорят, что у них такой характер, что они стену прошибут.

Р.ВАХИДОВ: Может быть, подрастающее поколение в более стерильных условиях подходит.

А.КАСПРЖАК: Вы чего нападаете?

Р.ВАХИДОВ: Нам интересно поговорить с человеком.

С.СТИЛЛАВИН: А мы за правду.

А.КОМИССАРОВ: Сергей, по поводу, кстати, живота и спортсменов. Знаете, сейчас сколько людей приходит в марафоны, в триатлон, как раз для того чтобы изменить себя и просто, собственно, соревнование является каким-то таким стимулом и ориентиром, для того чтобы, ну, просто так не хочется вроде худеть, бегать, тренироваться, скучно. А когда есть серьезная цель, то достигать ее гораздо интереснее.

С.СТИЛЛАВИН: А вы зачем пошли в спорт?

А.КОМИССАРОВ: Да вот, возможно, тоже…

С.СТИЛЛАВИН: Вы были тучным?

А.КОМИССАРОВ: Ну, прямо тучным не был никогда, но лишний вес точно присутствовал, особенно после работы в Правительстве Москвы, это, знаете, неизбежно, мне кажется, у всех, кто становится чиновником, так физиономия становится чуть побольше. Но, кстати говоря, это не потому, что они много едят и такая счастливая у них жизнь. Скорее, потому что нервная работа и все приемы пищи происходят ночью, потому что днем некогда есть.

А пошел не для того, чтобы сбросить вес, а, скорее, для того чтобы проверить себя. Мне вообще всегда интересно было себе вызовы ставить. Мне кажется, это то, что делает жизнь такой вкусной. Без этого она пресная. И чем сложнее эти вызовы, тем интереснее их преодолевать.

С.СТИЛЛАВИН: Это характер такой.

А.КАСПРЖАК: А что такое длинная дистанция?

А.КОМИССАРОВ: Она у каждого своя.

А.КАСПРЖАК: Мы с тобой говорили об этом. Вот эта история, ты рассказывал про то, как ты менял отношение к бегу. Что сейчас какой-то такой третий для тебя этап понимания того, что ты делаешь.

А.КОМИССАРОВ: Это правда, мы говорили о том, что изначально я думал, что бегут люди ногами, что, для того чтобы бежать надо тренироваться, больше бегать. А потом я точно совершенно понял, что все у нас в голове, и это очень хорошо проверяется действительно на длинных дистанциях, потому что, когда бежишь какой-то ультрамарафон, тебе нужно пробежать 90 километров, то никакой стенки на 30-м километре не возникает, как обычно у марафонцев.

Р.ВАХИДОВ: 30-й, 35-й.

А.КОМИССАРОВ: И вообще по-другому ты к этому относишься. И это удивительно, насколько мы сами программируем себя и насколько выстраиваем в своей голове…

С.СТИЛЛАВИН: Запреты.

А.КОМИССАРОВ: Какие-то барьеры, запреты, сложности. А сейчас я понимаю, что даже не головой, а, скорее, сердцем преодолеваются любые длинные дистанции, потому что кроме каких-то формальных барьеров, пусть даже и ментальных, должна быть любовь.

С.СТИЛЛАВИН: Это от семьи идет, что нет барьеров? Или в школе? Потому что многие жалуются на школу, что, мол, типа расставили волчьи флажки – туда не ходи, сюда не ходи. Где вот эта свобода внутренняя? Она в чем?

А.КОМИССАРОВ: Я думаю, что в школе, к сожалению, у нас свободу, в основном, действительно ограничивают. Я, кстати, сейчас совсем, может быть, сменю тему, но раз вы заговорили про школы и про флажки, я учился, в том числе, на программе MBA Кингстонского университета, и меня поразила история, когда я написал первую письменную работу, и мне она пришла с комментариями преподавателя, профессора, и все было исчеркано красной ручкой, но то, что было подчеркнуто, было написано – «вот это прекрасно», «это замечательно», «это правильно», «это отлично».

А в конце, когда я дошел, там, в общем, было 60 баллов, это такая оценка, ну, типа троечка с плюсом, и это меня поразило. То есть работа была действительно не очень хорошая, но отмечены там были красным не ошибки, как у нас принято в школе было всегда, вот фокусироваться на каких-то неправильных вещах, а отмечено было то, что сделано хорошо. У меня до сих пор в голове это запомнилось, отложилось и, мне кажется, это совсем другой подход к обучению.

С.СТИЛЛАВИН: А вот у нас, мне кажется, тоже, в целом, такая вот история, я, где ни работал, где с людьми ни общался, действительно у нас есть такая, может быть, это национальный характер, может быть, национальная система управления, но у нас ругать любят, а хвалить не хвалят. Не говорят, что получилось. То есть молчание приравнено к похвальбе. То есть, как, кстати, у вас-то на уровне, на вашем, хвалят за успехи или тоже только чихвостят?

А.КОМИССАРОВ: По-всякому бывает. Иногда хвалят, иногда ругают. Но я к этому сам лично отношусь спокойно, потому что мне гораздо важнее своя оценка собственная того, что происходит или что произошло, и как я это воспринимаю. И, опять же, я думаю, что это все в наших головах. Если мы будем ждать какой-то похвалы и рассчитывать только на это, мы вольно или невольно будем подстраиваться под то, чтобы эту похвалу получить. Если мы будем настраиваться на то, чтобы реализовать то, что сами хотим реализовать, то будет проще.

А.КАСПРЖАК: Слушайте, ну, я прошу прощения, я вот текущие результаты голосования, они просто удручающие. 73 к 26 и нет. Давайте поработаем чуть-чуть.

С.СТИЛЛАВИН: Поработаем с цифрами.

А.КАСПРЖАК: У нас есть IP адреса все.

Р.ВАХИДОВ: Нет, тут вопрос в следующем, как мне кажется, с чем связано. Это в продолжение вопроса к Сергею, кстати говоря, а с чем связан такой негатив…

С.СТИЛЛАВИН: Скепсис, скажем так.

Р.ВАХИДОВ: Да, скепсис у людей в отношении их же собственных возможностей?

А.КОМИССАРОВ: Давайте честно скажем, нам же всем, мне, в том числе, проще любые неудачи списать на какие-то внешние обстоятельства. Тут погода не та, поэтому пробежал неудачно, здесь руководитель не такой, там какие-то правила не такие. Это же проще, психологически проще. Поэтому, конечно, не удивительно, что мы ищем все проблемы всегда вовне, а не в себе. Если попробовать хоть чуть-чуть, вот какой-то один день прожить с другим подходом, то, я думаю, что результат будет сразу заметен, психологически другой подход.

А.КАСПРЖАК: Леш, ты знаешь, я сейчас слушаю лекции профессора Стэнфорда Сапольского по поводу биологии человека, и там он рассказывает один очень простой эксперимент. Он, на самом деле, очень похож на то, о чем ты говорил про образование, я абсолютно с этим согласен. Там крыс помещают в банку с водой и в определенный момент она сдается. Обычно происходит это на 16-й минуте. Ну, если она первый раз туда попадает. Но, если ее вытащить на 15-й минуте и она поняла, что она выжила, тем самым, в целом, поощрить ее 15-минутные страдания, то в следующий раз она 20 минут держится.

С.СТИЛЛАВИН: Оригинально.

А.КАСПРЖАК: Вот у меня есть ощущение, что у нас так, к сожалению, мы и сами усилия не очень делаем, но и система, в том числе, образования, она нас все время держит в ситуации вот до того момента, пока не захлебнулся. Ты говорил о семье, семья поощряет, семья поощряла выбор, семья давала возможности самоидентификации. Что еще дает вот эти дополнительные пять минут в ощущении возможности реализации себя? Потому что ты еще тут завод построил, мы с тобой знакомы оттуда, в Тверской области. Ну, тут много всего можно перечислять, пару страниц я себе выделил.

А.КОМИССАРОВ: Ну, вот мне-то как раз кажется, что самое главное не бояться пробовать. 15 минут эта проба будет или три года, или какой-то другой промежуток времени, это уже вопрос другой. Но сколько всего мы не делаем, не совершаем в жизни из-за того, что не решаемся сделать первый шаг, мне даже страшно представить. И жизнь такова, что, когда реально пробуешь и сразу не сдаешься, то получается очень много. Вот меня совершенно не удивляют сейчас результаты опроса, которые были озвучены, что большинство считает, что наша страна это не страна возможностей. Это еще одно наше такое общее качество, мы всегда считаем, что у соседа оно, конечно, побольше, получше, там за границей возможности поинтереснее.

Р.ВАХИДОВ: А можно два комментария к этому голосованию. Значит, первый комментарий, ну, давайте Дмитрий Мондрюк: «Мечта моя и моей подруги это возможность поскорее уехать из страны, у нее долги, у меня здоровье, чтобы как-то выжить». Второе сообщение, Елена Митрофанова: «Будут ныть. Знаю, полно людей, которые достигли хорошего уровня жизни без какого-либо блата, да, собственно, все дети моих знакомых, абсолютно все. У меня окружение воспитало детей по принципу – тебе никто не должен, добивайся сам, и прекрасно сработало».

Ну, вот два полюса, два мнения – уезжаем, Россия – страна возможностей не для нас, или полюс добивайся сам, выживай.

А.КОМИССАРОВ: Вы знаете, у нас проходит такой конкурс «Лидеры России», там много интересных и разных участников.

Р.ВАХИДОВ: Лично знаком, кстати говоря, и спасибо вам за эту возможность. В прошлом году была такая возможность познакомиться.

А.КОМИССАРОВ: Спасибо. Ну, вот мне там запомнились несколько человек, которые как раз в свое время уехали из России, живут, работают или жили, работали кто-то в Америке, кто-то в Европе, а сейчас возвращаются домой, возвращаются в нашу страну. И в разговорах с ними очень часто звучит то, что, ну, вот мы думали там все так легко и хорошо, на самом деле, там жестче конкуренция.

Р.ВАХИДОВ: Мир глобальнее.

А.КОМИССАРОВ: Там другие какие-то правила, ограничения. И сказать, что вот там все хорошо, а у нас все плохо? Нет, нельзя так сказать. Так же, как нельзя сказать, что у нас все хорошо, к сожалению, конечно, у нас куча проблем, сложностей.

А.КАСПРЖАК: Помнишь, времена не выбирают, в них живут и умирают, нет большей пошлости на свете, нежели клянчить и пенять, будто можно те на эти, как на рынке поменять. У нас рекламный блок.

С.СТИЛЛАВИН: Нет, не рекламный, Алексей. Алексей читает без бумажки стихи, это очень приятно.

Р.ВАХИДОВ: Молодец.

С.СТИЛЛАВИН: Алексей Геннадьевич Комиссаров с нами сегодня в прямом эфире.

Друзья мои, сегодня у нас с Алексеем Каспржаком в гостях Алексей Геннадьевич Комиссаров, генеральный директор как раз организации, которая называется «Россия – страна возможностей», это слоган, это тезис, это вопрос, в конце концов. Как там цифры?

Р.ВАХИДОВ: 71 процент.

С.СТИЛЛАВИН: Два процента отыграли.

А.КОМИССАРОВ: Работаем дальше.

Р.ВАХИДОВ: У нас есть еще 23 минуты.

С.СТИЛЛАВИН: Да, вот время пошло.

А.КАСПРЖАК: Теперь про профессиональную деятельность. Мы доказываем теперь тем, что мы делаем сейчас, что Россия – страна возможностей. Только что прошел наблюдательный совет «Лидеров России», вчера открылся третий год от «Лидеров России». Насколько этот проект отражает идеологию возможностей?

А.КОМИССАРОВ: Ну, в общем, он создавался именно, как ответ на запрос о том, что люди хотят иметь возможность реализовать свои таланты, свои способности независимо от родственников, блата, какой-то еще поддержки. И этот проект именно ответ на это. Мне очень нравятся те ребята, которые у нас побеждают, которые выходят в финал, это действительно сильные, яркие, талантливые, способные люди из самых разных уголков нашей страны. Но, опять же, мы сталкиваемся с тем, что кто-то говорит – да я бы тоже, вот я такой крутой, но я там не отправил заявку. Вот опять же, то, о чем мы говорили до этого, надо сделать первый шаг, надо не бояться.

А.КАСПРЖАК: Лотерейный билет надо купить.

Р.ВАХИДОВ: Можно свою историю расскажу? Сергей ее знает. Я, на самом деле, в самом первом конкурсе пытался принять участие. Но меня хватило только на заполнение заявки, вот честно я вам могу сказать. Это про лень. Я сейчас хочу обратиться к нашим слушателям, к 71 проценту людей, которые не верят, что страна наша является страной возможностей. Значит, я заполнил заявку, после этого мне очень много раз приходила напоминалка – уважаемый Рустам Рахимович, пожалуйста, запишите видео, ну, второй этап необходим был, видеообращение. Но это банальная лень уже. Не потому, что я не верил, это нежелание победить собственную лень.

А.КОМИССАРОВ: Рустам, я не знаю, это вас обрадует или расстроит, но таких, как вы было у нас ровно половина. У нас первый год мы получили 199 тысяч заявок, а видеоинтервью записало около 90 тысяч человек. То же самое произошло на второй год.

Р.ВАХИДОВ: После этого в прошлом сентябре я получают приглашение как раз от организаторов этого конкурса отправиться уже с победителями на Эльбрус, для того чтобы оказаться на высоте 5 тысяч 642 метра. И когда я познакомился с этими ребятами, провел вместе с ними в палатках в высокогорном лагере неделю, причем мне позвонили за неделю до вылета, и я вот на себе, на личном, на своем скелете, на своих мышцах понял, что не только страна возможностей, но и ты сам для себя открываешь абсолютно, вот это было испытание. Познакомился с абсолютно интересными, разноплановыми людьми, с которыми мы общаемся до сих пор, они интересны в общении, они интересны в бизнесе, они интересны в тех делах, в проектах, которые они организовывали.

Я к чему это хочу сказать. Я хочу обратиться к нашим слушателям. Ребят, это банальная лень.

С.СТИЛЛАВИН: Записывайте видео.

Р.ВАХИДОВ: Я даже Серегу просил…

А.КАСПРЖАК: Тебя сейчас записали, можно отправить.

Р.ВАХИДОВ: Я Серегу просил, ну, запиши, надо. Но это лень, я понимаю, ну, завтра это сделаю, послезавтра сделаю. Не сделал.

А.КАСПРЖАК: Ну, сделай, сейчас еще успеешь, как раз вчера открыли.

Р.ВАХИДОВ: Третий.

А.КОМИССАРОВ: Открыли в пятницу, так что есть еще время до 27 октября подать заявку.

А.КАСПРЖАК: Ну, ты должен обещать нам.

Р.ВАХИДОВ: Сделаю, обещаю, сделаю.

С.СТИЛЛАВИН: Алексей Геннадьевич, а как сложилась судьба ребят, которые побеждали в первом, во втором?

А.КОМИССАРОВ: По-всякому, мы за всеми, конечно, смотрим, за победителями, что с ними происходит. У нас 150 с лишним человек получили всякие большие серьезные назначения. Кто-то стал, двое у нас из участников стали губернаторами, четыре человека заместителями федеральных министров, кто-то в частный бизнес ушел, кто-то работает в госкорпорациях. Но не это самое главное. Мы все время говорили и говорим, что это не наша цель трудоустроить кого-то. Во-первых, трудоустройство не цель, второе, «Лидеры России» очень часто воспринимают, как конкурс для чиновников или для тех, кто хочет стать чиновником, на самом деле, не так. У нас среди наставников есть предприниматели и среди участников есть предприниматели.

С.СТИЛЛАВИН: А те, которые оказались среди победителей, у них цель-то какая была, как вы понимаете, с ними общаясь?

А.КОМИССАРОВ: Ну, все говорят, конечно, про то, что испытать себя, получить наставника. Я думаю, что все-таки у очень многих была цель явная или не очень явная, это какую-то получить новую карьерную возможность, и они ее получали. Но у нас произошел обратный эффект, мы его не ожидали, особенно в первый год, те, кто дошел до финала, ну, многие, я про всех не хочу сейчас говорить, но многие решили, что теперь им, как минимум нужна позиция, я не знаю, министра или там…

С.СТИЛЛАВИН: Или замминистра, как минимум.

А.КОМИССАРОВ: Большого-большого начальника регионального или федерального. И это тоже проблема, потому что те испытания, через которые они прошли, это испытания серьезные, но, как известно, медные трубы это одно из самых сложных испытаний, поэтому его тоже надо преодолеть, это тоже испытание, через которое надо пройти.

А.КАСПРЖАК: Я не участвовал в проекте «Лидеры России», но я участвовал в другом проекте, который Алексей организовывает, это «Кадровый резерв». Я могу сказать, что история не только в лени, история еще и в определенный момент в ощущении одиночества. Вот эти проекты решают еще одну задачу, ты понимаешь, что ты не один, и что люди с ценностями, с такими убеждениями, что они вообще есть, что их можно встретить. Их можно встретить не только в студенческие годы, ну, когда люди, в основном, в школьные, студенческие годы, когда они приобретают друзей, а их можно приобрести в зрелом возрасте. И вот это сообщество, оно тебя очень сильно мотивирует к тому, чтобы делать следующий шаг. Мне кажется, что, наверное, это такое второе основание.

А.КОМИССАРОВ: Это очень важная история, правда. У нас и на «Лидерах России» и в «Кадровом резерве» про это говорили мне очень многие, что ощущение того, что вокруг много людей, которые так же настроены на развитие, которые вот в лучшем смысле этого слова патриотичны, без какого-то напускного, а искренне любят страну, это дает ощущение, уверенность в том, что все будет хорошо.

С.СТИЛЛАВИН: Я у Алексея услышал сейчас очень важную мысль, мне кажется, которая дает ключ.

А.КАСПРЖАК: Первый раз за три месяца.

С.СТИЛЛАВИН: Да, наконец.

Р.ВАХИДОВ: Разговорили Алексея.

С.СТИЛЛАВИН: Послушайте, вы сказали вещь важную, есть ценности, убеждения, я добавлю от себя, стержень. То есть человек без ценностей внутри, твердых убеждений, за которые он готов сражаться, не человек, кисель. Человек, у которого нет стержня и ценностей, для него возможности не открываются. Это приспособленец.

А.КАСПРЖАК: Ну, конечно, потому что, что такое возможность? Возможность это соотнесение своих желаний с тем, что ты можешь в настоящий момент сделать. А желания, они возникают, когда, я не имею в виду удовлетворение низших потребностей…

С.СТИЛЛАВИН: Материальных.

А.КАСПРЖАК: А когда речь идет о самореализации, когда речь идет о верхушке. И в этой верхушке, конечно, человек должен соотнести со своим ценностным рядом. Понимаете, еще раз говорю, вот история одиночества, вот я боюсь, что большое количество людей, которые сейчас голосуют против…

Р.ВАХИДОВ: Одиноки.

А.КАСПРЖАК: Они считают, да, они в своих ожиданиях одни. Они где-то нашли свою эту на 30-м или 35-м километре стенку и уперлись в нее, и считают, что они одни. И эта кухня их ограничивает, телевизор, который рассказывает все время про какую-то не очень хорошую картинку. Им просто надо сделать шаг. Я к тому, что, вот не только к Рустаму, а ко всем остальным, вы сделайте этот шаг, попробуйте записать свое интервью, попробуйте поучаствовать, и вы поймете, что вы точно не одни.

Р.ВАХИДОВ: Очень тяжело, на самом деле. Согласен. Более того, то же восхождение на Эльбрус, я могу сказать, что в ночь, ну, там за три часа, за четыре часа до начала восхождения к нам обратились инструкторы, тот же самый Саша Яковенко, который в этом году и с вами ходил на Эльбрус, он сказал – ребята, у каждого из вас есть возможность остаться, в любой момент сказать, что я не иду, я не могу. Последние 10 метров, 10 шагов, я в последний раз так рыдал, ну, я просто реально рыдал. Последние десять шагов, вот этот взлет на вершину. Это невозможно даже. И там ты мог остановиться, развернуться и уйти. Ну, это к вопросу, опять же, о стержне, наверное.

С.СТИЛЛАВИН: Мы Алексея Геннадьевича не будем спрашивать, рыдал ли он?

Р.ВАХИДОВ: Ну, он подготовлен был, Сергей.

А.КАСПРЖАК: А первый раз на марафоне рыдал?

А.КОМИССАРОВ: Рыдать не рыдал, но когда бежал как раз вот через Байкал с одного берега на другой…

С.СТИЛЛАВИН: Зимой?

А.КОМИССАРОВ: Мне кажется, да, это было весной, но там это была зима, лед, снег, ветер жуткий, ну, я не знаю, сколько раз, но, думаю, что, минимум сто я подумал – на черта, какого черта я это делаю, зачем мне это нужно, почему я должен тут мучиться? Но удивительно, что еще до финиша я переключился на то, что, а что следующее-то? Надо какой-то более серьезный вызов. Вот, собственно, тогда я, честно говоря, и задумался первый раз про Ironman, про вот это длинное такое соревнование серьезное. То, о чем мы сейчас говорили, это неизбежно, что есть барьеры, есть сложности, но все равно надо верить.

А.КАСПРЖАК: Это точно. Я честно могу сказать. А в последний московский марафон тоже была симпатичная.

А.КОМИССАРОВ: Погода была ужас.

А.КАСПРЖАК: Нам подскажут, какой у нас сейчас счет?

С.СТИЛЛАВИН: Счет, пожалуйста. Программисты уже работают, скоро все решится.

А.КАСПРЖАК: Нет, я просто…

А.КОМИССАРОВ: А пока считают, можно я еще одну мысль озвучу? Вот сейчас большинство слушателей подумает, что я несу какую-то пургу и в это мало вообще, кто верит. Но я искренне считаю, что очень многое зависит от нашего оптимизма или соответственно отсутствия этого оптимизма. Собственно, на эту тему есть и уже всякие исследования ученых, что оптимист реально…

С.СТИЛЛАВИН: 28 на 72.

А.КОМИССАРОВ: Остается так же. Но чем более позитивно мы настроены, тем каким-то чудесным образом, я не знаю, что Вселенная, господь бог, что угодно, как угодно это можно называть, на самом деле, наверное, физиологи это объясняют вполне объективными моментами, связанными с деятельностью нашего головного мозга, жизнь меняется, ты достигаешь гораздо большего. Это очень важно.

С.СТИЛЛАВИН: То есть, Алексей, не сначала измените мою жизнь и я буду радоваться?

А.КОМИССАРОВ: А измени свое отношение и у тебя жизнь изменится. Вот Алексей стихи читал, а я сейчас вспомнил известное стихотворение, наверное, многим Омара Хайяма, как «в одно окно смотрели двое, один видел дождь и грязь, другой листвы зеленой вязь, весну и небо голубое, в одно окно смотрели двое». Вот это же действительно так, мы смотрим на одни и те же вещи, на одни и те же барьеры или возможности, и совершенно по-разному их воспринимаем. Если настроиться больше на позитивную повестку, то…

Р.ВАХИДОВ: Дмитрий Наговицин вступил в переписку со слушателями, которые нас слушают, скептически, вот он что написал: «Перепись неудачников». Ну, это я сейчас про нашу социальную сеть. «Возможности есть везде, только никто не шевелится и не хочет». Ну, это как раз к вопросу о стержне, который мы обсуждаем здесь последние минут 15-20. Ну, я не знаю, в этой студии, на самом деле, мы про себя сейчас скажем, как про радиоведущих, вроде бы федеральная радиостанция.

С.СТИЛЛАВИН: Что значит вроде бы? Вы выйдете, посмотрите таблицу.

Р.ВАХИДОВ: Хорошо, федеральная радиостанция. Но здесь нет людей, условно говоря, которые попали сюда по блату. Я просто знаю всю команду нашей радиостанции. Здесь все люди, которые добились сами той позиции, того признания, которое к ним пришло. Ну, нет, я не знаю здесь людей, которых мама или папа привели сюда. Мы сами пришли сюда, правильно, Сергей?

С.СТИЛЛАВИН: Вы?

Р.ВАХИДОВ: Нет, вы пришли сюда к ним и сказали – есть работа?

С.СТИЛЛАВИН: Друзья мои, ну, пока мы работаем с цифрами, а вы голосуете «ВКонтакте», в официальной группе радио «Маяк» является ли Россия страной возможностей. Алексей Геннадьевич Комиссаров с нами сегодня.

Алексей Геннадьевич, ну, вот люди скажут – ну, вот хорошо быть оптимистом, когда вот, ну, на вас смотришь, вы человек позитивный, правильно, стройный, красивый. Ну, я в мужчинах не разбираюсь, слава богу, но, в принципе, я так подозреваю, что так и будет, оценка такая дана. Но хорошо, когда прет, да? А, может, и начинали, как мажор? Ну, какой-нибудь приличный вузик, потом хорошая какая-нибудь должность сразу? Как вы? Что делали?

А.КОМИССАРОВ: Вуз вполне приличный, это Московский автомобильно-дорожный институт, я инженер по техническому обслуживанию и ремонту автомобилей, но только, потому что с детства просто обожал машины.

А.КАСПРЖАК: Мотоциклы, видимо.

А.КОМИССАРОВ: Мотоциклы и машины, их ремонтировал, любил на них ездить, занимался автоспортом. Но начинал-то не так, наверное, весело. Я, когда закончил школу и поступил в институт, сразу пошел работать, и могу вот Алексею хоть сегодня показать свою трудовую книжку, она очень толстая, состоит из нескольких уже сплетенных…

С.СТИЛЛАВИН: Томов.

А.КОМИССАРОВ: Да, из нескольких томов, можно сказать. И вот этот первый том, который после школьный, там уборщик служебных помещений, стеклопротирщик, дворник, сторож, продавец пирожков на Курском вокзале, водитель, инструктор по вождению.

С.СТИЛЛАВИН: Вот это очень важно, Алексей Геннадьевич. Вот, это очень важно, смотрите, вы работали по тем профессиям, которые, в принципе, может любой человек получить, ну, просто, придя, сказать – я хочу работать, тебе говорят – да, продавай пирожки. Ну, каждый скажет, тут не нужно какое-то божье, так сказать, благословение на это дело.

А.КАСПРЖАК: Надо тогда анализы сдать.

С.СТИЛЛАВИН: Это теперь. Так вот, а вот этот качественный скачок, он из-за чего произошел? Из-за чего вот человек, который, ну, вот занимался этими вещами, дворник, нет, это уважаемая профессия, но там, мне кажется, не нужен особый оптимизм такой вот. Хотя, с другой стороны, как сказать, каждое утро вставать. Но, тем не менее, мы все понимаем, что такое качественный скачок. Вот он из-за чего произошел? И сколько лет было вам?

А.КОМИССАРОВ: У меня он произошел тогда, когда я решил открыть свою компанию. Это мне было 20 с небольшим лет. И я ее с нуля создавал, с нуля открывал, это, конечно, в общем, перевернуло мою жизнь и вывело на какой-то другой уровень.

С.СТИЛЛАВИН: Вы решились на это от безвыходности? Потому что, ну, как бы вы ничего не теряли на этом, да? Вы не рисковали ничем?

А.КОМИССАРОВ: Какими-то, конечно, деньгами, которые мне пришлось занимать, я рисковал, и первый год, и годы бывали ситуации, когда приходилось у друзей занимать деньги, для того чтобы выдать зарплату, например, сотрудникам. Всякое бывало. Поэтому сказать, что совсем не рисковал, нельзя. Но вообще предпринимательство без риска это не предпринимательство, это что-то другое, это уже какая-то другая история. Но драйвило то, что можно попробовать, можно что-то создать.

С.СТИЛЛАВИН: Как вы смотрите на людей, я имею в виду, на все, вот этот процент людей, которые так могут рискнуть и почувствовать себя ответственными за свою судьбу, сколько их, 10, 20 или 80, наоборот, могут попробовать? Попробовать-то можно, конечно.

А.КАСПРЖАК: Но Алексей же позитивно смотрит на мир.

С.СТИЛЛАВИН: Мы позитивно, мы дадим позитивные цифры.

А.КОМИССАРОВ: Меня неправильно спрашивать, потому что у меня эти цифры будут завышены совершенно искренне. Во-первых, потому что у меня позитивное отношение к жизни, во-вторых, потому что те люди, с которыми мы в наших вот этих конкурсах общаемся, они являются, в общем, примером такого активного отношения к жизни и позитива, поэтому, конечно, у меня восприятие, наверное, лучше, чем оно на самом деле, чем ситуация на самом деле.

Но, что касается предпринимательства, это проблема всего мира, далеко не все могут быть предпринимателями, далеко не все хотят быть предпринимателями. Разные называют там проценты действительно, 10 процентов, 15, где-то говорят про большее число. Но ведь не обязательно быть предпринимателем. Я, например, фанат предпринимательства, я считаю, что это одно из самых лучших направлений, которым можно в жизни заниматься. Но точно не единственное, можно себя творчеству посвятить, можно в любой профессии стать профессионалом, специалистом и достичь каких-то вершин. Вот, опять же, главное, уж извините, что я сегодня это повторяю, главное не бояться сделать первый шаг.

С.СТИЛЛАВИН: А можно быть, грубо говоря, довольным жизнью человеком, но при этом быть обычным человеком, который не рвется?

А.КОМИССАРОВ: Можно.

А.КАСПРЖАК: Можно.

Р.ВАХИДОВ: И счастливым можно быть.

А.КАСПРЖАК: Понимаешь, вот мы сейчас в разговоре, у меня, кстати, первая работа, я в автосервисе работал, машины красил.

Р.ВАХИДОВ: Всех связали автомобили.

А.КОМИССАРОВ: Я тоже красил, коллега.

А.КАСПРЖАК: Честно говоря… Коллега, да. Ничего вообще, что я сегодня вопросы задаю?

А.КОМИССАРОВ: Отлично, мне приятно, тем более от коллеги.

А.КАСПРЖАК: Ты же начальник. Слушай, так вот…

С.СТИЛЛАВИН: Крашу я крыло.

А.КАСПРЖАК: Нет, мы говорим про дворников?

С.СТИЛЛАВИН: Да.

А.КАСПРЖАК: Вы знаете, мы говорим с такой историей немножко снисходительной. А вот я помню мою первую поездку в Штаты, и когда я, будучи больным курением, ну, как это, я курил, а там нужно…

А.КОМИССАРОВ: Боюсь спрашивать, что?

А.КАСПРЖАК: Нет, ну, все законно. Но там я просто, там общество относится к человеку курящему, как к немножко больному, поэтому мне сочувствовали, искали место, как-то пытались организовать этот процесс. Так вот, там дворник, который мне встретился и который мне помогал выкинуть сигарету, он был вполне себе реализованным и счастливым человеком. Он в этой уборке и превращении мира в чистый мир…

С.СТИЛЛАВИН: Он был гармоничен.

А.КАСПРЖАК: Он был гармоничен. Мне кажется, что 72 процента сегодня, которые ответили, что Россия для них пока не является страной возможностей, они как-то на мир смотрят с одной лестницей. Может быть, надо строить новые? И мне кажется, что «Лидеры России» эти лестницы открывают новые.

С.СТИЛЛАВИН: Мы этот вопрос повесим до следующей нашей встречи.

А.КАСПРЖАК: Почему?

С.СТИЛЛАВИН: Ну, потому что, Алексей, вот с Алексеем Геннадьевичем Комиссаровым время пролетело мгновенно, все, час кончился. Алексей Геннадьевич, спасибо огромное.

А.КОМИССАРОВ: Спасибо за приглашение. Все будет хорошо, возможности в нашей стране есть совершенно точно, в это надо просто верить.