Центральная подстанция

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Похоже, я фотограф. Техника и эстетика. Есть ли противоречие? Часть 1

01.10.2019 09:00
Михаил Дегтярёв: Политик должен быть постоянно в борьбе смотреть слушать скачать
"Политик должен быть постоянно в борьбе, иначе он уходит в песок," – убежден Михаил Дегтярёв, председатель комитета Госдумы по физической культуре, спорту, туризму и делам молодежи, сделавший карьеру в оппозиционной партии. О знакомстве с женой, семье, спорте, ФК «Спартак»….

С.СТИЛЛАВИН: Рубрика «Россия – страна возможностей». Я, вернувшись из отпуска, рад приветствовать Алексея Каспржака. Леш, доброе утро.

А.КАСПРЖАК: А я как рад.

С.СТИЛЛАВИН: Очень рады. Ректор Мастерской управления «Сенеж», заместитель генерального директора организации под названием «Россия – страна возможностей». Вот Алексей жалуется, что у него нет зимних вещей, потому что последние годы он работал на юге и зимние вещи, они как бы вот, их нет.

М.ДЕГТЯРЕВ: Съела моль.

С.СТИЛЛАВИН: Да. Это уже шутит наш сегодняшний гость Михаил Владимирович Дегтярев. Миша, доброе утро.

М.ДЕГТЯРЕВ: Доброе утро.

С.СТИЛЛАВИН: У меня есть фотография с Михаилом Владимировичем, мы стоим в сугробах, в куртках разного цвета.

А.КАСПРЖАК: Очень красиво.

С.СТИЛЛАВИН: Вы все знаете Михаила Владимировича, это наш государственный и политический деятель, председатель комитета Госдумы и Федерального Собрания Российской Федерации VII созыва по физкультуре, спорту, туризму и делам молодежи.

М.ДЕГТЯРЕВ: Все, что надо.

С.СТИЛЛАВИН: Как-то мы однажды встречались.

А.КАСПРЖАК: С кем? С молодежью?

С.СТИЛЛАВИН: Да, когда были молодежью, встречались с молодежью. Рады видеть.

М.ДЕГТЯРЕВ: Спасибо.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, у Михаила Владимировича с зимними вещами…

М.ДЕГТЯРЕВ: Слушаю AC/DC, U2, и Би-2.

А.КАСПРЖАК: На Би-2 мы с ним сошлись. Мы только что обсуждали в предыдущий час.

М.ДЕГТЯРЕВ: AC/DC хорошо заходит по утрам.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, вам сложно в зале заседаний еще и музыку слушать одновременно, надо же докладчиков воспринимать, которые там стоят.

М.ДЕГТЯРЕВ: Это точно.

А.КАСПРЖАК: Вообще с депутатами сложно разговаривать, потому что они на все знают ответ.

М.ДЕГТЯРЕВ: И постоянно разговаривают.

А.КАСПРЖАК: И постоянно разговаривают, это для них профессиональная деятельность. Поэтому, Михаил, мы вот будем стараться…

С.СТИЛЛАВИН: Мы хотим сегодня передохнуть.

М.ДЕГТЯРЕВ: А вы поговорите, ребята.

А.КАСПРЖАК: Нет, мы не об этом. Мы о том, что мы бы хотели поговорить о том, ну, с тобой, как с человеком, который сделал карьеру в оппозиционной партии.

С.СТИЛЛАВИН: Так, так, так.

А.КАСПРЖАК: Просто тут получается целая история. Сделал карьеру в партии оппозиционной.

М.ДЕГТЯРЕВ: Партия очень хорошая ЛДПР, Владимир Вольфович, 30 лет на олимпе он, а мы рядом.

А.КАСПРЖАК: Тебе 38.

М.ДЕГТЯРЕВ: Да.

С.СТИЛЛАВИН: То есть вы с 8 лет в партии.

М.ДЕГТЯРЕВ: Нет. Ну, когда-то я был в «Единой России», это был 2003-2005 года.

А.КАСПРЖАК: Ты изменил «Единой России»?

М.ДЕГТЯРЕВ: Я просто к Владимиру Вольфовичу перешел в партию, когда с ним познакомился, послушал его речи.

С.СТИЛЛАВИН: То есть это сила энергии.

М.ДЕГТЯРЕВ: И понял, что вода из родника всегда чище и перешел. Ну, а дальше все вы уже знаете.

А.КАСПРЖАК: А все в рамках закона?

М.ДЕГТЯРЕВ: «Википедия» расскажет. С точки зрения идей, которые Владимир Вольфович высказывает, все, во-первых, сбывается, это известно, очень многие вещи берет на вооружение президент, что-то реализуют чиновники, читают книжки. Ну, в общем, нормально все. Родник просто.

А.КАСПРЖАК: Слушай, а что он тебе пообещал, что ты… Нет, ну, просто он тебе предсказал что-то?

С.СТИЛЛАВИН: От Глобы что ли?

М.ДЕГТЯРЕВ: Я, на самом деле, никогда не кривил душой, когда отвечал на этот вопрос, и сегодня скажу честно, он пообещал стремительную карьеру, слово сдержал, сразу назначил руководителем Самарского тогда регионального отделения. Ну, и я вообще считаю, что настрой на карьеру, хорошую карьеру это дело такое достойное, на самом деле, и в политике, и в науке, и в армии, ну, где угодно, и в предпринимательской среде. То есть стесняться этого не надо. Все мы хотим расти и реализоваться.

А.КАСПРЖАК: Ты знаешь, у Владимира Вольфовича есть цитата – «надо воспитывать молодых с молодости отвращение к коррупции воспитывать, надо с семьями работать, с женами, потому что жена и дочь первые провокаторы».

М.ДЕГТЯРЕВ: Правильно, работает, он у меня дома был много раз. Владимир Вольфович ко мне домой приходил много раз. Он знаком прекрасно с моей супругой, с Галиной, с детьми. Регулярно проводит вот эти политические беседы, расспрашивает. И, кстати говоря, эта тактика очень правильная.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, как вы воспринимаете, кстати, Миша, вот слова знаменитые, известные каждому о том, что близкие человека враги его?

М.ДЕГТЯРЕВ: С точки зрения влияния на… Если брать политика, то это абсолютная правда. То есть многие политические карьеры и в России, и за рубежом были уничтожены.

С.СТИЛЛАВИН: Так далеко ходить не надо.

М.ДЕГТЯРЕВ: Женами, детьми, тещами.

С.СТИЛЛАВИН: Сколько музыкальных коллективов распалось до этого, где жена одного из них невзлюбила вдруг…

А.КАСПРЖАК: Видишь, какие политические…

М.ДЕГТЯРЕВ: Ну, или, например, когда жены, вот Владимир Вольфович постоянно говорит: «Сапоги, шубы, сапоги, шубы, сапоги, шубы». А он честный чиновник, он не хочет брать. Но, если его пилят дома, он возьмет взятку. Понимаете? Страшная вещь.

Т.КЕРБИ: Поэтому лучше, чтобы был холостяк или разведенный.

А.КАСПРЖАК: А она сирота.

М.ДЕГТЯРЕВ: Нет, лучше, чтобы просто семья понимала, что если настрой есть на карьеру супруга в государственной службе, в полиции, в правоохранительных органах, в армии, где-то еще, то надо терпеть, и он станет генералом, и тогда был наладится. Вот у меня такая жена.

С.СТИЛЛАВИН: А почему тогда, Миш, все-таки мы как бы близкие, почему женщины не хотят терпеть? Потому что еще Владимир Вольфович, давайте мы уже от цитаты на цитату – «хватит терпеть», говорил. Он к кому обращался?

М.ДЕГТЯРЕВ: Он вообще к нашему народу обращался, который закабалили и на выборах это был один из лозунгов. Он мастер лозунга Жириновский.

С.СТИЛЛАВИН: А вот женщины?

М.ДЕГТЯРЕВ: Ну, здесь сложно сказать, у всех по-разному.

А.КАСПРЖАК: Им сложней терпеть. Хотя вообще…

М.ДЕГТЯРЕВ: Моя терпит.

А.КАСПРЖАК: Вообще наоборот.

М.ДЕГТЯРЕВ: За то ее и люблю и поддерживает меня во всем. Родила мне трех сыновей, даст бог еще…

А.КАСПРЖАК: А вот давайте вспомним, как вы познакомились. Вы знаете эту историю?

С.СТИЛЛАВИН: Нет.

А.КАСПРЖАК: Михаил записку своей будущей жене относительно, по-моему, встречи написал и положил в брошюру послания президента.

М.ДЕГТЯРЕВ: Федеральному собранию, 2003 год.

А.КАСПРЖАК: Да. Что важнее было, записка или брошюра?

М.ДЕГТЯРЕВ: Было такое. Брошюру мне рассылали, я тогда возглавлял организацию «Идущие вместе» была, помните такую? И после послания президента администрации со Старой площади веером во все регионы рассылала бандерольку, чтобы читали, изучали, пересказывали, делились мнениями. И вот одну брошюрку я жене послал с запиской: «Давай знакомиться, я Михаил».

А.КАСПРЖАК: То есть она восприняла упаковку, как серьезное намерение.

С.СТИЛЛАВИН: Так она была из партийных?

М.ДЕГТЯРЕВ: Да нет, она вообще проходила в организации, где я работал в финансовом отделе.

А.КАСПРЖАК: Так еще раз говорю, она брошюру восприняла, как серьезную форму?

М.ДЕГТЯРЕВ: Так кто же ее знает, она прочитала и вот откликнулась на мое приглашение на ужин.

А.КАСПРЖАК: И это привело к трем детям, между прочим.

М.ДЕГТЯРЕВ: Владимир Владимирович и здесь постарался.

С.СТИЛЛАВИН: Михаил, вы мужчина видный. Вот у вас какой рост?

М.ДЕГТЯРЕВ: 195 сантиметров.

С.СТИЛЛАВИН: Тут мимо пройти трудно.

А.КАСПРЖАК: Не заметить, скажем так.

С.СТИЛЛАВИН: Тем более, когда записку присылают уже в книге.

М.ДЕГТЯРЕВ: Кстати, брошюра очень красивая, там, во-первых, герб России красный с золотом, крупный шрифт «Послание президента Российской Федерации Путина Владимира Владимировича Федеральному собранию. 2003 год».

С.СТИЛЛАВИН: И вы под эту, под послание…

М.ДЕГТЯРЕВ: И записочку, мобильничек свой, раз.

С.СТИЛЛАВИН: Понимаю. А как вы на нее обратили внимание? Что вот это она именно? Что она достойная? Потому что много же красивых женщин вокруг.

А.КАСПРЖАК: В Самаре вообще много красивых женщин.

М.ДЕГТЯРЕВ: Вдохновила меня ее походка, ее внешний вид, черты лица.

С.СТИЛЛАВИН: Все-таки вот женщины, когда списывают со счетов важность внешнего фактора, это абсурдно.

М.ДЕГТЯРЕВ: Внешность это номер один. Богатый внутренний мир.

С.СТИЛЛАВИН: Они говорят: «Мужчина меня должен…», а как до него доберешься-то, до мира?

М.ДЕГТЯРЕВ: Не надо вот этого, не надо бабушку лохматить, как говорят. Надо хорошо выглядеть, тогда все получится. И вообще про девчонок, если рассуждать, ну, мой жизненный опыт, например, очень много девушек строят карьеры, это их право, я не могу их здесь отговаривать, но итогом любой карьеры становится хороший быт, знакомство с хорошим мужчиной, ну, и дальше все, что можно было сделать раньше. Ну, это мой опыт. Все, что я вижу вокруг происходит, и те, кто делает, в том числе, политические карьеры девчонки, все заканчивают хорошей, крепкой семьей и детьми.

А.КАСПРЖАК: То есть у них получается.

М.ДЕГТЯРЕВ: А потом, может быть, идет продолжение. Но пока вот те, кто мои ровесницы, про продолжение я еще не видел пока. Поэтому, может быть, сразу лучше познакомиться с хорошим парнем, сделать детей.

С.СТИЛЛАВИН: Поверить в него.

М.ДЕГТЯРЕВ: Поверить в него и сделать из него генерала условно. Мне кажется, это призвание женщины. Но это мое личное мнение, я никого не отговариваю, пусть делают карьеры, идут в политику девушки, нам не хватает девушек в политике. Но итог один, это же природа просто, так Господь установил.

А.КАСПРЖАК: Про карьеру. Слушай, у тебя дедушка, по-моему, второй секретарь обкома партии, правильно?

М.ДЕГТЯРЕВ: Да, Ульяновского обкома. Три Ордена Красного Знамени Трудового, один орден «Знак Почета».

А.КАСПРЖАК: Ты рассказывал, что единственное, что от него осталось, это, по-моему, ружье, правильно я понял?

М.ДЕГТЯРЕВ: Да, «ИЖ».

А.КАСПРЖАК: А ты им пользуешься?

М.ДЕГТЯРЕВ: Ну, оно после смерти деда, он в 1991 году помер, мне было 10 лет, поэтому он не имеет никакого отношения к моей карьере, внимание, кроме ген.

А.КАСПРЖАК: А ген это кто?

М.ДЕГТЯРЕВ: Гены, его гены мне передались.

А.КАСПРЖАК: Я понимаю, я на всякий случай спросил, вдруг еще какой-то друг, который остался.

С.СТИЛЛАВИН: Вы въедливы, Леша.

М.ДЕГТЯРЕВ: Поэтому от него осталось только ружье. Никаких дач, хоромов, машин, как принято считать. Как вот после Иосифа Виссарионовича – сюртук, ботинки и ружье. И оно мне перешло. Ну, через несколько родственников, потому что мне надо было 18 лет, чтобы исполнилось, он мне его завещал, я иногда хожу на охоту с этим ружьем. Хорошая вещь, крепкая такая, добротная, «ИЖ».

А.КАСПРЖАК: В политической жизни помогает?

М.ДЕГТЯРЕВ: Да в политической помогают навыки фехтования, на самом деле. Я же фехтовальщик, вы же знаете, «Википедия» вам уже дала, «Алиса» все сказала. Фехтование для политика очень полезный вид спорта, как вообще любой вид спорта, учит борьбе, защиту правильно выстроить, нападение и так далее. Для политика полезно. Видите, и президент спортсмен.

С.СТИЛЛАВИН: Для тех, кому лень лезть в «Википедию» они могли бы подумать, что Михаил, скорее, боксер или кикбоксер.

М.ДЕГТЯРЕВ: Фехтовальщик.

С.СТИЛЛАВИН: Да, а на самом деле…

А.КАСПРЖАК: Михаил, давай, как это называется, у нас получается почти по темпу почти вечерний эфир. Ты как-то пытаешься умиротворить.

М.ДЕГТЯРЕВ: Пошустрее надо, да? Давай, я согласен.

А.КАСПРЖАК: Ты вот скажи, ты был кандидатом в мэры Москвы дважды.

М.ДЕГТЯРЕВ: Да.

А.КАСПРЖАК: Вот скажи, пожалуйста, зачем?

М.ДЕГТЯРЕВ: Партия выдвинула. А чего же отказываться-то?

Т.КЕРБИ: Не хотите?

А.КАСПРЖАК: Выдвинула?

М.ДЕГТЯРЕВ: Выдвинула, я с удовольствием пошел, потому что политик должен постоянно быть в борьбе, иначе он уходит в песок. Поэтому я боролся. В прошлые выборы в 2013 году набрал 3 процента, а в этот раз 7 процентов. Рост на лицо.

С.СТИЛЛАВИН: Да.

М.ДЕГТЯРЕВ: И, кстати, на Москве на больших цифрах ощущаешь, насколько это большая масса людей, это 250 тысяч человек. 250 тысяч человек достаточно в России в каком-нибудь городе, чтобы стать мэром или даже иной раз и главой региона.

А.КАСПРЖАК: Это понятно, про участие в выборах…

М.ДЕГТЯРЕВ: То есть это, представляешь, какая толпа.

А.КАСПРЖАК: Жириновский как раз говорил о том, что…

М.ДЕГТЯРЕВ: Это даже не Манежка и Болотная, это еще больше.

А.КАСПРЖАК: Это много людей.

М.ДЕГТЯРЕВ: Они за меня проголосовали.

А.КАСПРЖАК: Я понимаю.

М.ДЕГТЯРЕВ: За Дегтярева. Спасибо им еще раз.

С.СТИЛЛАВИН: Давайте напомним, кто здесь.

М.ДЕГТЯРЕВ: И спасибо еще раз всем моим избирателям, кто в прошлом году за меня отдал голоса на выборах мэра. Люблю вас.

С.СТИЛЛАВИН: Каспржак предупреждал, что люди могут говорить долго.

А.КАСПРЖАК: Долго, да, долго.

М.ДЕГТЯРЕВ: Мне кажется, это вы зависаете, а не я.

А.КАСПРЖАК: Владимир Вольфович говорил о том, что «и на следующих, и до самой смерти буду участвовать в выборах, даже с кладбища буду участвовать, еще и оттуда буду давать вам сигналы, что я там лежу».

С.СТИЛЛАВИН: Это цитата.

М.ДЕГТЯРЕВ: Владимир Вольфович вечен, он вечен.

А.КАСПРЖАК: Его уже разобрали на цитаты.

М.ДЕГТЯРЕВ: Я в этом уже убежден.

А.КАСПРЖАК: Каждый раз, готовясь к передаче, я выбираю цитаты кого-нибудь в зависимости от содержания разговора. Вот в данном случае найти цитаты были элементарно, они все подходят, они такие про жизнь.

М.ДЕГТЯРЕВ: Я о нем написал книгу, кстати.

А.КАСПРЖАК: Да ладно.

М.ДЕГТЯРЕВ: О Вольфовиче.

С.СТИЛЛАВИН: Книгу?

М.ДЕГТЯРЕВ: Конечно, называется «Пророк в своем отечестве». То есть я за 25 лет его политической карьеры все высказывания проанализировал, и они сбылись.

С.СТИЛЛАВИН: Все?

М.ДЕГТЯРЕВ: Ну, вот, которые сбылись, я все их собрал и пришел к выводу, что он пророк.

А.КАСПРЖАК: Именно поэтому Дегтярев выбирает рок. Он «пророк в своем отечестве».

М.ДЕГТЯРЕВ: Рок это хорошо и русский, и иностранный.

А.КАСПРЖАК: Нет, понимаешь, вот смотри, ты, когда своей будущей жене писал записку, ты все-таки рассчитывал на взаимность.

М.ДЕГТЯРЕВ: На что-то я точно рассчитывал.

А.КАСПРЖАК: А в тот момент, когда ты шел в кандидаты в депутаты города Москвы, ты рассчитывал на взаимность?

М.ДЕГТЯРЕВ: От кого? От Москвы?

А.КАСПРЖАК: Конечно.

М.ДЕГТЯРЕВ: Я ее люблю, конечно, хороший город, древнейший, колыбель наша. Ходишь по улице и понимаешь, что здесь проходил, может, Иван Грозный, например, а, может, Петр Первый пробегал, представляете?

С.СТИЛЛАВИН: От стрельцов пробегал.

М.ДЕГТЯРЕВ: Бегал, бегал он по Москве еще как.

Т.КЕРБИ: А вы в курсе, что ваша книга в онлайне в бесплатном доступе?

М.ДЕГТЯРЕВ: Конечно, я специально ее выложил в онлайн.

Т.КЕРБИ: Хорошо, а вдруг своровали?

М.ДЕГТЯРЕВ: Пусть все читают.

А.КАСПРЖАК: А фотография Владимира Вольфовича со спины на всякий случай, чтобы можно было заменить?

М.ДЕГТЯРЕВ: Вы посмотрите, какая фотография со спины. Перед ним 50 тысяч человек, видите, да?

Т.КЕРБИ: Ну, да, их много.

М.ДЕГТЯРЕВ: Ну, то есть это видно, что он влияет на огромное количество людей, заводит их и, в общем, воодушевляет. Вот так. Вождь велик.

А.КАСПРЖАК: Кроме фехтования какой вид спорта?

М.ДЕГТЯРЕВ: Хоккей. Причем я очень долго не играл, потому что слишком модно. Я не люблю все, что модно. Но друзья уговорили, и я пошел, зажегся и вообще страшный азарт. Сейчас скажу, кто не играл в хоккей, когда-нибудь встанете на коньки, будете играть, страшно затягивает, и просто уходишь туда с головой. Азартная очень игра, контактная такая, мужская. Ну, и в правление Федерации хоккея меня тоже выбрали на всякий случай, по должности, видимо.

А.КАСПРЖАК: А ты под санкциями, да? У нас политическая карьера, она…

М.ДЕГТЯРЕВ: Да, ограничена пределами Российской Федерации.

А.КАСПРЖАК: И как?

Т.КЕРБИ: Россия большая.

М.ДЕГТЯРЕВ: Честно, клаустрофобию вот сейчас начал испытывать.

А.КАСПРЖАК: Маленькая, что ли, страна?

М.ДЕГТЯРЕВ: Ну, вот, смотрите, то есть в 2014 году эти европейцы включили меня, простого русского пацана в санкционный список. Причем здесь я и санкционный список, в котором большие дяди вообще, я так и не понял до сих пор. Но не суть. Ограничили въезд в Евросоюз, Швейцарию, Австралию и Канаду. В принципе, я туда особо и не рвался, ну, ограничили и ограничили.

Но вот в последние годы, уже так поразмыслив, на соревнования, например, у меня ученица есть фехтовальщица Алена Комарова, многие этапы Кубка мира проходят в Европе. Почему я не могу поехать ее поддержать, как тренер? Меня это, честно говоря, раздражает. Ну, или, например, не могу съездить на какую-нибудь хорошую выставку в Берлин или в Париж. Поэтому, конечно, туда не хочется, но ощущение такое запертости какой-то есть. Но зато я стал очень много ездить по России, еще больше, чем раньше, и за последние 4 года побывал вообще во всех часовых поясах. Начал семью приучать к отдыху…

А.КАСПРЖАК: В стране.

М.ДЕГТЯРЕВ: Не на море. Вообще к отдыху. Не на море. То есть можно отдыхать на реке, в горах российских на Кавказе, в Саянах, на Алтае.

С.СТИЛЛАВИН: И, возвращаясь к вашей блестящей цитате, на чистом ручье.

М.ДЕГТЯРЕВ: Да, на ручейке, съездить к родственникам, понимаете. То есть, на самом деле, санкции бы нам бы всем бы, честно говоря, впаять, тогда у нас туризм сразу пойдет в гору. Я за туризм еще отвечаю.

С.СТИЛЛАВИН: Алексей, а вы не под санкциями?

А.КАСПРЖАК: Я просто не знаю об этом.

С.СТИЛЛАВИН: А вы не ездили никуда.

А.КАСПРЖАК: Конечно.

С.СТИЛЛАВИН: Все Крым, Крым.

М.ДЕГТЯРЕВ: Я, кстати, приезжал к нему в «Артек» несколько раз, к Алексею, когда он был директором.

С.СТИЛЛАВИН: К ребенку?

М.ДЕГТЯРЕВ: К ребенку не довелось. Кстати сказать, он большой молодец Алексей, конечно. То, что там сделано за 4 года, я каждый день приезжал.

А.КАСПРЖАК: Каждый день приезжал.

М.ДЕГТЯРЕВ: Ой, каждый год, с детишками встречался, оно заставляет уважать и команду управленцев, и вообще всю нашу Россию-матушку. Потому что то, что там было, ну, это страшно. То, что там сегодня, это мирового уровня центр детский, это просто феноменально.

А.КАСПРЖАК: Это не проплаченная реклама.

М.ДЕГТЯРЕВ: Я от души всегда говорю. Но мой счет открыт. Шутка. В Сбербанке.

С.СТИЛЛАВИН: Алексей ищет цитату под это.

А.КАСПРЖАК: Я просто думаю, понимаешь…

Т.КЕРБИ: Какая сумма.

М.ДЕГТЯРЕВ: Ну, а пока вы думаете, Михаил Дегтярев, председатель Комитета по физкультуре, спорту, туризму и делам молодежи, член Президиума фракции ЛДПР. 38 лет, женат, трое детей. Награжден Орденами Дружбы, Почетной грамотой президента, другими ведомственными наградами. Ну, вы придумали вопрос?

А.КАСПРЖАК: Конечно, придумали. Смотри, мы тут несколько раз пытались разговаривать с людьми, которые отвечают, в том числе, за молодежную политику в стране. Очень странная история, но мы несколько раз получали экспертизу на этот разговор примерно следующего содержания – слушайте, мы не очень понимаем их язык, мы не очень понимаем, чего они хотят, мы не очень понимаем, как с ними, на самом деле, работать. Мы, может быть, еще понимаем, чего делать с детьми, ну, как делать так, чтобы детям было интересно, но как только ребенок становится подростком и стремится быть взрослым, в этот момент происходит, наверное, самое страшное, что может происходить, мы просто перестаем с ними разговаривать на языке им понятном.

С.СТИЛЛАВИН: Мы сейчас тоже перестаем разговаривать, продолжим после новостей.

Друзья мои, традиционно во вторник у нас Алексей Каспржак, ректор Мастерской управления «Сенеж», ну, и наш сегодняшний гость Михаил Владимирович Дегтярев, политик, государственный деятель. Ну, и самое важное в том вопросе, который Алексей начал задавать перед новостями председателю Комитета Госдумы по физической культуре, спорту, туризму и делам молодежи, и вот вопрос о том, что когда ребеночек вот этот прекрасный, который сначала пах молоком, потом шоколадом, кашей, чипсами превращается где-то лет, ну, наверное, в 12, в 13 в подростка, и вот тут теряется, обрубается контакт лингвистический, культурный и прочее.

А.КАСПРЖАК: Чего с ними делать?

М.ДЕГТЯРЕВ: Да он всегда обрубался, знаете, все тысячелетия, которые человечество на Земле. Другое дело, что мы, я считаю, миссия государства должны ему дать только шанс и равные возможности. И за это и ребенок, и его родители, дедушки, бабушки уже будут благодарны. То есть социальный запрос на справедливость, равные возможности стартовые, он существует.

Поэтому, чем меньше будет детей чиновников продвигаться по карьерной лестнице, всяких олигархов занимать высокие посты, тем лучше будет для молодежной политики. А то ты, значит, ковыряешься, делаешь конкурсы для детей, творческую молодежь талантливую продвигаешь, «Артек» вот Алексей поднял из руин за 4 года, а тут, бац, на какую-то должность чья-то дочка, сынок и еще какие-то вот эти истории. Все это обрубает полностью мотивацию у детей, у их родителей, дедушек и бабушек. Вот и все, вот главная проблема. Просто сигналы надо им посылать.

А.КАСПРЖАК: Понимаешь, смотри, у меня здесь два вопроса сразу.

М.ДЕГТЯРЕВ: И то, что сегодня, кстати, делает администрация президента, я хочу похвалить, «Лидеры России» конкурс тот же, разные уровни резерва управленческих кадров там особенно в регионах, это очень правильно. Но надо следить за тем, чтобы там не оказывались как раз-таки вот эти дети, внуки и так далее.

С.СТИЛЛАВИН: Что же они не люди, что ли?

М.ДЕГТЯРЕВ: Нет, должны быть равные возможности. Вот есть же анекдот старый, может ли сын полковника стать генералом? Нет, не может, потому что у генерала есть собственный сын.

А.КАСПРЖАК: Отлично.

М.ДЕГТЯРЕВ: Вот, чтобы так не было, это мы должны все вместе сплотиться и работать. Я имею в виду государственный аппарат.

А.КАСПРЖАК: Согласен. Можно два вопроса?

М.ДЕГТЯРЕВ: Ответственных, в том числе, за молодежную политику.

А.КАСПРЖАК: Председателя комитета выключи, пожалуйста, можно тебе вопрос задать?

М.ДЕГТЯРЕВ: Да.

А.КАСПРЖАК: Итак, микрофон отключим. У них же там микрофон отключается?

М.ДЕГТЯРЕВ: Вот моему сыну 10 лет, он сейчас ходит в школу, в самую простую московскую школу на улице Столетова. Самая простая, самый простой класс, в нем 28 или 30 с лишним человек. У него у единственного в 10 лет нет смартфона, потому что это моя позиция, как папы.

С.СТИЛЛАВИН: Это ущемление.

М.ДЕГТЯРЕВ: Хотя я могу ему позволить, конечно, и смартфон, и другие там причиндалы.

А.КАСПРЖАК: И один звонок другу.

М.ДЕГТЯРЕВ: Но это просто моя позиция. Вот такая же позиция должна быть и у государства по отношению к детям чиновников.

А.КАСПРЖАК: В смысле отнять смартфоны?

М.ДЕГТЯРЕВ: Ограничительная. Они должны сами пробиваться. Это аллегория.

А.КАСПРЖАК: Я, как человек, имеющий отношение к образованию, давайте у зрителей спросим.

С.СТИЛЛАВИН: У слушателей.

А.КАСПРЖАК: Да, у слушателей, прошу прощения.

С.СТИЛЛАВИН: Зрители за стеклом.

А.КАСПРЖАК: Зрители за стеклом, да. Давайте у слушателей спросим про телефоны в школах, например.

М.ДЕГТЯРЕВ: Да, и форму. Я сторонник школьной формы, чтобы не было ярмарки тщеславия. Понимаешь, меряются мобильниками, брендами курток, кроссовок и прочей чепухи.

А.КАСПРЖАК: То есть они их выворачивают наизнанку, что ли?

М.ДЕГТЯРЕВ: Ну, почему, меряются, вместо того, чтобы знаниями меряться.

С.СТИЛЛАВИН: Сейчас нам уже пишут, Алексей.

А.КАСПРЖАК: Слушай, ты говоришь о следующем, что нужно, чтобы были социальные лифты и так далее, что нужны равные возможности. Ты, между прочим, закончил Самарский Государственный аэрокосмический университет.

М.ДЕГТЯРЕВ: Да, великолепный.

С.СТИЛЛАВИН: Вы же не сразу хотели быть чиновником.

А.КАСПРЖАК: Ты же вроде бы инженер. Стоп, вот я об этом, инженер по образованию. Ты даже имеешь три патента, я, правда, не знаю по чему.

М.ДЕГТЯРЕВ: Металл и резина.

А.КАСПРЖАК: В смысле металл и резина?

М.ДЕГТЯРЕВ: Я изобрел новый метод изготовления металла и резины.

С.СТИЛЛАВИН: Это для подводных лодок.

М.ДЕГТЯРЕВ: Для космоса и для разных штук.

А.КАСПРЖАК: Но бросил ты свой патент и стал депутатом.

М.ДЕГТЯРЕВ: Да.

А.КАСПРЖАК: Почему?

М.ДЕГТЯРЕВ: Ну, вообще интересный вопрос. Выбрали потому что меня в 2004 году.

А.КАСПРЖАК: А, доверие, доверие.

М.ДЕГТЯРЕВ: Ну, потому что выборы назначили, я в университете занимался общественно-политической работой, всякие молодежные движения.

А.КАСПРЖАК: А общественно-политическая работа не мешала патентам?

М.ДЕГТЯРЕВ: Она не мешала, не мешала.

С.СТИЛЛАВИН: То есть вас тянуло к людям.

М.ДЕГТЯРЕВ: Тянуло. И вот в 2004 году назначили выборы в Самарскую Городскую Думу. И мы с моими друзьями приняли решение, что надо выдвинуть кого-то из нас. Выбор пал на меня в силу разных причин, и народ выбрал, и все, и понеслось. Я, конечно, даже где-то жалею, потому что мои ровесники в 38 лет с дипломом Самарского крутейшего вуза аэрокосмического имени Королева сегодня занимают посты вице-президентов крупных госкорпораций, гендиректоров заводов, руководства многих заводов, начиная от авиационной и заканчивая космической промышленности, и зашибают такие деньги, которые мне, как государственному служащему вообще не снились. И я бы мог, может, чего-то изобрести, принести пользу, нанести, как говорят, непоправимую пользу в космической или авиационной промышленности России, да еще и поправить благосостояние семьи. А я вот туда не пошел, пошел в политику, в Думу.

С.СТИЛЛАВИН: Как-то вы, Михаил, нас жалобите сейчас.

М.ДЕГТЯРЕВ: Жалоблю, да, переживаю.

А.КАСПРЖАК: Слушай, а как же у нас, ты же помнишь «Москву слезам не верит»…

М.ДЕГТЯРЕВ: Ну, если честно, работа с людьми это определенное призвание. Но просто я понял, что надо работать, а если не я буду работать, будут работать всякие другие люди, которые мне не нравятся категорически.

А.КАСПРЖАК: Это кто?

М.ДЕГТЯРЕВ: И вот здесь уже, такая уже пошла философия политической борьбы – если не я, то кто, и так далее, вот такие вещи.

А.КАСПРЖАК: То есть ты говоришь о том, что роль человека, как субъекта общественной деятельности это твоя, поэтому ты это выбрал.

М.ДЕГТЯРЕВ: Похоже.

А.КАСПРЖАК: Похоже, что твоя.

М.ДЕГТЯРЕВ: Ну, вот 38 лет уже, вроде пока похоже, что так.

А.КАСПРЖАК: Но все равно, возвращаясь…

М.ДЕГТЯРЕВ: Но, может быть, я когда-нибудь пойду в госкорпорацию и нанесу непоправимую пользу в какой-нибудь отрасли промышленности.

А.КАСПРЖАК: Ты, наверное, пойдешь не через позицию инженера, я так думаю?

М.ДЕГТЯРЕВ: Так управленцем-то в крупной корпорации быть лучше, если ты инженер по диплому, если ты изучал технику, если ты знаешь историю отрасли космической, авиационной.

А.КАСПРЖАК: По диплому или по жизни?

М.ДЕГТЯРЕВ: Инженер вообще по жизни это призвание, я считаю. Это же кто такой? Создатель. Как в нашей матушке России называли инженеров до того, как это замечательное французское слово пришли к нам в лексикон.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, как?

М.ДЕГТЯРЕВ: Розмыслы. То есть, тот, кто размышляет. Розмысел. Давай позовем вот того розмысла, сейчас он нам размыслит, как баню построить. Ну, и кроме того я же вице-президент Российского союза инженеров еще. Я не бросаю это дело.

А.КАСПРЖАК: Но с общественной позиции?

М.ДЕГТЯРЕВ: Ну, конечно.

А.КАСПРЖАК: На всякий случай придерживаешь, как третья шайка в бане, да?

М.ДЕГТЯРЕВ: Заслуженный инженер России, кстати, давно напрашивается. Нет, к сожалению, в табели о рангах такого звания, и это неправильно. Потому что есть заслуженный работник пищевой промышленности, электронной промышленности, космоса и так далее. А вот инженер, кто несколько отраслей сменил, теряет возможность быть признанным президентом и народом указом. Это неправильно, будем дальше отстаивать введение звания «Заслуженный инженер России». А, может, и «Народный».

С.СТИЛЛАВИН: Народный инженер.

А.КАСПРЖАК: Такой, как в «Москва слезам не верит», я имею в виду Гога, Гоша и так далее. Это же тоже был, в то время это был образ успешной карьеры. Это был образ успешного в целом человека.

С.СТИЛЛАВИН: В смысле успешной карьеры мужа? Прицепиться к директору завода? Потому что люди эту сказку нарисовали, такого не бывает, чтобы женщина на «Жигулях» полюбила рабочего.

А.КАСПРЖАК: Ну, это ты себя оправдываешь просто, я правильно понимаю? А вообще бывает.

М.ДЕГТЯРЕВ: Нет, сюжет-то очень даже ничего.

А.КАСПРЖАК: Я же не об этом говорю.

С.СТИЛЛАВИН: Нет, он заводит, я согласен, но, в общем-то, на самом-то деле так не бывает.

А.КАСПРЖАК: Я говорю о другом, я говорю о том, что у нас, к сожалению, лестница-то одна. У нас в этом смысле успех и карьера, она всегда выстраивается вокруг политической позиции, вокруг начальнической позиции. Хорошо это или плохо?

М.ДЕГТЯРЕВ: Очень хорошо.

А.КАСПРЖАК: Так чего же хорошего?

М.ДЕГТЯРЕВ: Политической позиции, поясни, может быть, я неправильно понял.

А.КАСПРЖАК: Я имею в виду, что у нас, к сожалению, в стране так случается, что в образе успеха, он в принципе, образ успеха у всех связан, ты сегодня спроси у детей, кем они хотят быть. Они тебе скажут примерно, они тебе нарисуют примерно один и тот же портрет.

М.ДЕГТЯРЕВ: А я другое, я имел в виду политическую позицию внутреннюю – зачем ты движешься, развиваешься.

А.КАСПРЖАК: Нет, я не это имею в виду.

М.ДЕГТЯРЕВ: Я-то вот об этом, что, вообще говоря, политический класс, те, кто занимается госуправлением и вообще управлением крупными процессами и финансами, должны понимать, что они служат, занимаются служением. Вот я для себя это уяснил на примере, видимо, дедушки своего, так передалось, что я буду служить государству, понял это всего несколько лет назад, и вот двигаюсь по этой линии. А то, что молодежь хочет быть одно время депутатами, а сейчас чиновниками, правоохранителями, еще кем-то, ну, это приметы времени. Я хотел быть космонавтом.

А.КАСПРЖАК: Я тебе об этом и говорю, что инженер, вот тема инженера, понимаешь, ты же ушел от инженера в политику.

М.ДЕГТЯРЕВ: Ну, тут мы уходим в вопрос пропаганды. Вот чего мы видим по телевизору. Вот я только буквально несколько дней приятно отметил прямую трансляцию на госканале того, как прошел запуск корабля «Союз». Такого, отродясь, не было. Как космонавты взлетели, долетели, доложили, что все в порядке. Такого же вообще не было. У нас, как ракета упала, все, сразу хай-вай, все развалилось. А то, что мы пускаем практически каждую неделю ракеты, я еще, кстати, член Общественного совета «Роскосмоса», так продолжаю эту линию.

С.СТИЛЛАВИН: Как вас на все хватает?

М.ДЕГТЯРЕВ: Ну, просто интересно мне это. Так у нас ни одно СМИ государственное об этом не говорит, так бегущая строка: «Прогресс» вывел груз», «Союз» вывел экипаж» и так далее. Как чего-то упало, все, страх, дырку просверлили, все, ай-ай-ай, где это все произошло.

А.КАСПРЖАК: На орбите.

С.СТИЛЛАВИН: Мы очень переживали за Федора.

М.ДЕГТЯРЕВ: А вот возьмите, например, создание ракетно-космического центра в Москве, сейчас идет большой проект, центр Хруничева. Ну, это же назрело давно, логика очень простая – огромная территория, большой комфортный город, где есть хорошие инженеры, они должны быть вместе. Надо их посадить в одно помещение? Надо.

С.СТИЛЛАВИН: Лучше «здание» сказать, чем «помещение».

М.ДЕГТЯРЕВ: Надо их объединять, чтобы была своя экосистема, среда? Надо. Правильно это? Правильно. Вот и все. А сколько было шума, что вот, хотят что-то там распилить, построить на территории завода. Глупость. Потому что плохая пропаганда, слабенькая. Давно нужен нам министр госпропаганды.

Т.КЕРБИ: Я готов.

М.ДЕГТЯРЕВ: А в каждом регионе должен быть зам. по идеологии у губернатора, это мое убеждение.

Т.КЕРБИ: Но не забудьте, идеология запрещена Конституцией. Надо сначала это отменить.

М.ДЕГТЯРЕВ: То, что это была ошибка. Потому что под вашим, понимаешь, контролем принимали Конституцию.

Т.КЕРБИ: Вот, в чем проблема.

А.КАСПРЖАК: Слушайте, ну, я прошу прощения…

М.ДЕГТЯРЕВ: Ну, как без идеологии жить? Она везде есть, она пронизывает все общество.

Т.КЕРБИ: Согласен.

А.КАСПРЖАК: Опять же цитата, вот честно, цитата.

М.ДЕГТЯРЕВ: Чья?

А.КАСПРЖАК: Ну, как чья? Сегодня только Владимир Вольфович. «Диктатура это запор. Демократия это понос. Выбирайте, что вам больше нравится».

М.ДЕГТЯРЕВ: Мне нравится здоровье, честно скажу, чтобы было все нормально, ровненько. А ровненько это значит баланс всегда, дозировка.

С.СТИЛЛАВИН: Друзья мои, среди тех вопросов, которые к Михаилу Дегтяреву приходят, есть такой из Ростовской области, вот подчеркну, откуда: «Может, ваш гость знает, кто может помочь московскому «Спартаку»? Сил уже никаких нет». Вы у нас за спорт отвечаете.

М.ДЕГТЯРЕВ: Да все нормально будет со «Спартаком», чего вы переживаете, из Ростова, тем более. Все будет хорошо, это футбол, всякое бывает. А вообще у нас, на своем примере могу сказать так, у нас все разбираются в спорте, а в футболе особенно, и в политике…

А.КАСПРЖАК: У нас и в образовании, и в медицине.

М.ДЕГТЯРЕВ: То есть одни специалисты. С точки зрения вообще модели «Спартак» представляет собой, наоборот, на мой взгляд, самую правильную историю. Он частный, стадион построен на частные деньги, там нет государственных, ну, и люди как-то вот занимаются.

А.КАСПРЖАК: Ну, если туда скоро перестанут ходить на этот стадион, потому что, смотри…

М.ДЕГТЯРЕВ: Не хочу даже это обсуждать. Слушай, я говорю о моделях. Самарский «Крылья Советов» миллиард рублей из бюджета тратится. Практически ноль частных денег, можете себе представить? Сколько можно на миллиард построить физкультурно-оздоровительных комплексов, помочь фехтовальщикам, гимнастам, пловцам, кому-то еще, волейболистам. То есть это настолько неправильное и нерациональное расходование средств государственных вот на такие проекты, что я являюсь сторонником как раз-таки того, чтобы постепенно государственные деньги из футбола уходили. И «Спартак» хороший пример того, как…

С.СТИЛЛАВИН: Когда деньги ушли. Вот вам и ответ, товарищ из Ростова.

М.ДЕГТЯРЕВ: Когда денег государственных нет. Поэтому пожелаем «Спартаку» успеха, я думаю, там все наладится, оздоровится, и болельщики будут радоваться победам своей команды. Молодцы.

А.КАСПРЖАК: Ну, мы же говорим не только про экономику, зрители же спрашивают…

М.ДЕГТЯРЕВ: А то, что там президенты, владельцы, чего-то там неправильно, плохой тренер я даже не хочу это обсуждать, это в других местах будем обсуждать.

А.КАСПРЖАК: В каких? Вы понимаете, вот я же говорю, из специалиста по металлу и резине он становится специалистом по резине. Ну, что же такое.

М.ДЕГТЯРЕВ: А чего ты хочешь от меня услышать? Что владелец нехороший, тренер нехороший, еще что-то нехорошее.

А.КАСПРЖАК: Я был последний раз на матче с «Уралом».

М.ДЕГТЯРЕВ: Ну, и хорошо, 1;3 «Урал» выиграл.

А.КАСПРЖАК: Это я тебе только что сказал, да.

М.ДЕГТЯРЕВ: Ну, конечно. Провинция побеждает.

А.КАСПРЖАК: Ну, честно говоря, смотреть было тяжело очень.

М.ДЕГТЯРЕВ: Ну, тяжело, не тяжело, всякое бывает в спорте. «Крылья» тоже, знаешь, вот я из Самары родом, я за них болею, у них разные сезоны, всякие разные истории, как и ЦСКА, как и «Локомотив», у всех, вот в спорте к этому надо быть готовым и не надо переживать.

А.КАСПРЖАК: В спорте, как в политике, да?

М.ДЕГТЯРЕВ: Ну, конечно, спорт это политика. И, наоборот, политика это спорт, соревнование.

А.КАСПРЖАК: То есть, выходя на выборы мэра Москвы…

М.ДЕГТЯРЕВ: Да, в каком году, в 2013 или в 2018?

А.КАСПРЖАК: И в том, и в другом роль была определена?

М.ДЕГТЯРЕВ: Не факт. Я, например, настраивался только на победу.

А.КАСПРЖАК: Смотри, я чего хочу спросить, вот ты говорил важные слова о справедливости, о том, что есть общественный запрос на эту справедливость. Он, кстати, формируется не только тем ребенком или молодым человеком, который хочет пробиться в жизни, но он формируется и взрослым, который считает, что, если у меня не получилось, то хотя бы пусть детям, внукам.

М.ДЕГТЯРЕВ: Вот, правильно говоришь, правильно.

А.КАСПРЖАК: Давай теперь на живом примере. Твои дети, ты кем бы хотел, чтобы они были?

М.ДЕГТЯРЕВ: Один в школе, два пока готовятся к школе.

А.КАСПРЖАК: Так, ну, ты же рассуждаешь, думаешь об их перспективе.

М.ДЕГТЯРЕВ: Ну, я, как отец обязан дать им возможность себя попробовать везде, определить таланты и дальше, чтобы они двигались.

А.КАСПРЖАК: А как они себя в Думе пробуют уже?

М.ДЕГТЯРЕВ: В какой Думе?

А.КАСПРЖАК: Ну, в какой, в Федеральной.

М.ДЕГТЯРЕВ: А чего им там делать? Они в школе на секциях, вот старший в карате, в пятницу будет турнир Юрию Долгорукому посвященный по каратэ «Сетокан», вот он будет участвовать. Он в прошлом году или в позапрошлом выиграл в своем возрасте. Сам занимается, ходит на тренировки по месту жительства, кстати, я против того, чтобы возить детей.

Но для этого государство должно делать физкультурно-спортивные комплексы по месту жительства маленькие, не гигантские циклопические стадионы, до которого не доедешь, и никто туда детей не водит, а маленькие. Почему я и возмущаюсь всегда, что миллиарды рублей уходят на какие-то футбольные клубы. Не на детско-юношеский футбол, не на создание площадочек и школ побольше, чтобы, в местах компактного проживания народа, к микрорайонам.

А.КАСПРЖАК: Он готовиться к следующим выборам просто начал заранее.

М.ДЕГТЯРЕВ: Мои дети, в общем, нормальные московские дети, потому что папа живет в Москве. Будет папа жить в другом городе, они будут не московскими детьми. Ходят в школу, ходят в секции по месту жительства, ходят в кружки на робототехнику в московскую школу и с удовольствием занимаются. А кем будут, Господь покажет и расскажет, он только знает.

А.КАСПРЖАК: У меня была история, я уже работал в регионе, у меня был губернатор Дмитрий Вадимович Зеленин, если помнишь такого, в Твери.

М.ДЕГТЯРЕВ: Да, червяк, я запомнил, на листе салата.

А.КАСПРЖАК: Были и другие приятные…

М.ДЕГТЯРЕВ: Вопрос этики.

А.КАСПРЖАК: Были и другие более приятные истории. Скажи, пожалуйста, ты сейчас очень важную вещь сказал, вот буду в другом регионе, они будут жить в другом регионе. У меня с ним был разговор про образование, он у меня как-то спросил, мы участвовали в большом конкурсе и выиграли большой грант, он спросил, когда же в Тверской области будет хорошее образование? Я ему ответил, что, слушайте, Дмитрий Вадимович, тогда, когда ваши дети будут учиться в тверских школах.

М.ДЕГТЯРЕВ: Правильно. А так как у меня жена декабриста и дети декабристы…

А.КАСПРЖАК: То они живут в Москве.

М.ДЕГТЯРЕВ: Они пока я в Москве, а если я куда-то поеду, будут жить там, где я буду. И они к этому готовы, это транслируют, декларируют, и всегда будут делать.

С.СТИЛЛАВИН: И Михаил Владимирович тоже декабрист.

М.ДЕГТЯРЕВ: Там, где папа, там семья.

А.КАСПРЖАК: Пригласим Михаила Владимировича, когда он будет жить…

С.СТИЛЛАВИН: Переедет.

А.КАСПРЖАК: Да, и спросим.

М.ДЕГТЯРЕВ: Нет, приедете ко мне. Что у вас технические возможности не позволяют, что ли?

С.СТИЛЛАВИН: Нет, лучше вы к нам. Спасибо.