Центральная подстанция

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Похоже, я фотограф. Техника и эстетика. Есть ли противоречие? Часть 1

11.09.2019 09:15
Как получить грант от Росмолодежи смотреть слушать скачать
Какой возраст у той самой «молодёжи»? Какие проекты получают гранты? И более глобальный вопрос: а нужна ли ей помощь?
Рассуждали вместе с руководителем федерального агентства по делам молодёжи Александром Бугаевым.

Р.ВАХИДОВ: Доброе утро, дорогие друзья и товарищи. Несмотря на то, что Сергей Валерьевич Стиллавин находится во Франкфурте, знакомится с новинками Франкфуртского автосалона, в нашей студии как обычно в это время Алексей Каспржак, доброе утро, Леш.

А.КАСПРЖАК: Да, привет.

Р.ВАХИДОВ: Ректор Мастерской управления «Сенеж», заместитель генерального директора АНО «Россия – страна возможностей». Наш проект «Россия – страна возможностей». И сегодняшний гость Александр Бугаев, руководитель Федерального агентства по делам молодежи. Доброе утро, Саш.

А.БУГАЕВ: Доброе утро.

Р.ВАХИДОВ: Рассказывай, Алексей.

А.КАСПРЖАК: Я хотел начать с цитаты Фаины Раневской – «Сегодняшняя молодежь ужасна, но еще ужасней, что мы уже не молодежь».

А.БУГАЕВ: Очень правильная цитата. Есть еще цитата одного философа древнего, который, дословно не помню, но тоже говорил, что не та нынче пошла молодежь, не все знают предков, родителей не ценят. На самом деле, молодежь всегда та, на мой взгляд, и всегда правильная в любом поколении. Просто поколения разные и интересы разные.

А.КАСПРЖАК: Саш, эта программа это вообще не совсем про то, чем ты занимаешься, она больше про то, кто ты. А какой ты был молодой?

А.БУГАЕВ: Я был очень разный. Это все в зависимости от возраста. Был период, когда я был крайне аполитичным человеком, потом в мою жизнь пришло много общественной, политической движухи, и я как-то этим всем увлекся. Это серьезно, кстати, мою жизнь потом поменяло.

Р.ВАХИДОВ: А с чем было связано?

А.БУГАЕВ: А время такое было. Ну, я первый раз заканчивал учебное заведение, это был конец 1990-х, начало 2000-х, и вообще активная была среда очень, у нас прямо такие дебаты в вузах шли.

Р.ВАХИДОВ: А с точки зрения текущего момента активнее было в конце 1990-х, начале 2000-х или сейчас?

А.БУГАЕВ: Да по-разному просто, повестка разная. Активность, мне кажется, зависит от интересов, вот и все.

А.КАСПРЖАК: Нет, ну, Саш, тогда, наверное, по-другому чувствовалось.

А.БУГАЕВ: Конечно, средства коммуникации были другие, ощущения другие, жизненный опыт.

А.КАСПРЖАК: Возраст был другой.

А.БУГАЕВ: Само собой.

А.КАСПРЖАК: Есть мнение, вообще давайте, у нас же разные возраста есть у граждан, есть дети, есть молодежь, есть взрослые, есть пенсионеры или люди пожилые. Почему только у одного возраста есть орган исполнительной власти, который им отдельно занимается?

Р.ВАХИДОВ: «Росмолодежь», правильно?

А.БУГАЕВ: «Росмолодежь», правильно. Ну, это интересный очень вопрос, который многие задают. Я думаю, что сейчас как бы пафосно ни прозвучало, но это вообще-то говорит о том значении, по правде, по-честному так считаю, которое государство придает работе с молодежью, своему настоящему и будущему. Потому что, когда говорят, что молодежь это будущее, ну, это не совсем так, оно, в общем-то, уже настоящее. И, если этим не заниматься, а этим занимаются все во всех странах без исключения, просто в разных формах, то тогда вот того пресловутого будущего может не быть, и тогда некому будет заниматься пенсионерами, другими категориями. Это нормальная государственная политика, которую осуществляют большинство стран мира, если не все.

Р.ВАХИДОВ: Алексей, Александр, как сегодня государство, извините, пожалуйста, за этот вопрос, определяет возраст, в котором находит молодежь?

А.БУГАЕВ: Я уже нет.

Р.ВАХИДОВ: Я понимаю, я тоже.

А.БУГАЕВ: Как ни странно, я тоже. Есть нормативный документ «Основы государственной молодежной политики», где написано «от 14 до 30».

Р.ВАХИДОВ: От?

А.БУГАЕВ: От. Но, на самом-то деле, есть много исключений, как правило.

А.КАСПРЖАК: То есть, понимаешь, она нас сильно интересует. И как? А можно сказать средний возраст сотрудника «Росмолодежи»?

А.БУГАЕВ: 26.

Р.ВАХИДОВ: Все-таки молодежь.

А.БУГАЕВ: Ну, однозначно. Причем ребята в большинстве своем приехали в Москву из разных регионов нашей страны, и мы вообще стараемся это поощрять.

А.КАСПРЖАК: Саш, а сколько тебе лет? Извини.

А.БУГАЕВ: Мне 38. Вру, 39.

А.КАСПРЖАК: Вопрос, тогда следующая цитата – «Наставники, которым кажется, что они понимают молодежь, чистейшие мечтатели».

А.БУГАЕВ: Согласен.

А.КАСПРЖАК: «Юность вовсе не хочет быть понятой, она хочет одного – остаться сама собой». Эрих Мария Ремарк.

А.БУГАЕВ: Совершенно верно.

А.КАСПРЖАК: Ну, и чего ты в ней понимаешь?

А.БУГАЕВ: Слушай, я точно не собираюсь никого наставлять. Вот у меня в жизни была одна история, сейчас расскажу, одно крупное молодежное мероприятие, под тысячу человек внизу стоит, выходит один мой приятель, ну, мой ровесник, поднимается на трибуну и говорит: «Дорогая наша молодежь». Я ему говорил: «Слушай, я после тебя на трибуну не пойду, потому что есть риск – закидают помидорами». Вот нет ничего более худшего, чем пытаться наставлять. Разговаривать надо и разговаривать на понятном языке.

А.КАСПРЖАК: А о чем?

А.БУГАЕВ: О том, что интересно и нам, и им. Здесь нужно как раз в разговоре свою позицию доносить и объяснять, почему так, и их слышать. А как только начинаешь наставлять, все, это не работает.

А.КАСПРЖАК: Сейчас, вот смотри, можно опредметить все-таки эту категорию? Мы поняли, что это с 18…

Р.ВАХИДОВ: С 14.

А.КАСПРЖАК: А, пардон, да.

Р.ВАХИДОВ: 14 – 30.

А.КАСПРЖАК: 14, хорошо. 14 – 30, сколько это людей?

А.БУГАЕВ: 27,5 миллионов.

А.КАСПРЖАК: Я, кстати, очень хорошо отношусь к формату. Я вот, когда, я же занимался образованием и занимаюсь до сих пор образованием, я, честно говоря, думаю, что, если вот правильно бы называть Министерство, то, наверное, Министерство детства было бы более правильным названием, нежели Министерство просвещения. Ну, в силу того, что это есть специфика определенного вида деятельности, определенного ключевого возраста и специфики именно отношения, ведущей деятельностью у психологов это называется. Молодежь 27 миллионов.

А.БУГАЕВ: Ну, побольше немножко. Ну, в целом, может быть, 27 – 28, к сожалению, снижается количество, некоторое время так будет продолжаться.

Р.ВАХИДОВ: Демографическая яма.

А.КАСПРЖАК: Ну, а с точки зрения доли активных, она же все-таки очень разная.

А.БУГАЕВ: Конечно. У нас в других возрастных категориях люди, что, одинаковые, что ли?

А.КАСПРЖАК: Нет, я имею в виду, когда мы говорим про детей, я, почему начал об этом говорить, потому что дети, все-таки у них есть ведущая деятельность какая-то определенная, они, в основном, все учатся, то есть, не в основном, а все учатся. У них это и обязанность, и долг, и так далее. С молодежью как бы посложнее.

Р.ВАХИДОВ: После 14.

А.КАСПРЖАК: После 14 вообще сложнее, да, вообще сложнее. И там разная деятельность. И, собственно говоря, есть какой-то такой консолидированный портрет?

Р.ВАХИДОВ: Целевой аудитории.

А.КАСПРЖАК: Целевой аудитории? А, если этот консолидированный портрет есть, то какие инструменты работы с ним?

А.БУГАЕВ: Вот то, что точно совершенно можно сказать по запросам, ну, помимо базовых запросов, которые всегда были, есть и будут, и которые совершенно нормальные и естественные, и правильные, как, например, по завершению вуза человек хочет пойти на работу. Кстати, социологические исследования разных совершенно структур показывают, что семейные ценности на достаточно высоком уровне потребности находятся, это очень здорово, честно говоря. Потому что у нас любят говорить, что нынче не та пошла молодежь, и семьи не создают. Семейные ценности, поверьте, любого социолога спросите, это высокий запрос. Но помимо вот этих базовых вещей – работа, жилье, самореализация, каждый хочет самореализоваться в той или иной сфере. Причем не обязательно на рабочем месте совершенно. Это вот серьезное отличие.

Р.ВАХИДОВ: Нынешней молодежи.

А.БУГАЕВ: Конечно. Если человек прекрасно танцует и при этом где-то работает, реализовался в другом, в танцах, он будет считать, что он реализовался. Наша задача, как Федерального агентства, вообще задача государственной молодежной политики создать максимальное количество возможностей для самореализации молодого человека в нашей стране.

А.КАСПРЖАК: Расскажите, какие они?

Р.ВАХИДОВ: И каким образом?

А.БУГАЕВ: Ну, все, на самом деле, проекты, которые мы проводим, и не только мы, а еще очень большое количество наших партнеров, тут не могу не сказать с большой любовью о «Платформе», об автономной некоммерческой организации «Россия – страна возможностей», о Мастерской «Сенеж», кстати, Леш.

А.КАСПРЖАК: Да, я понял.

А.БУГАЕВ: Ну, а как без этого? Это действительно очень важная история. Это все направлено как раз на создание таких возможностей. У нас, например, очень большой грантовый фонд, спасибо за то, что нас услышали наши руководители, и больше 2,5 миллиардов рублей мы распределяем в качестве, в основном…

Р.ВАХИДОВ: Ежегодно?

А.БУГАЕВ: Ежегодно. В качестве, в основном, персональных грантов физическим лицам от 14 до 30 лет. У нас ни одно ведомство так не делает.

Р.ВАХИДОВ: Александр Бугаев, руководитель Федерального агентства по делам молодежи в рамках нашего проекта «Россия – страна возможностей», Алексей Каспржак, ректор Мастерской управления «Сенеж».

2,5 миллиарда рублей. А как человеку, который в возрасте находится 14 – 30, получить этот грант? Что для этого нужно сделать? Насколько сложна сама процедура, может быть?

А.БУГАЕВ: Мы стараемся максимально облегчить с точки зрения бюрократических процессов, но ни в коем случае не облегчать с точки зрения смыслового содержания заявки и самого проекта. Существует 9 номинаций, все это можно посмотреть у нас на сайте. Есть информационная система «Молодежь России», где человеку нужно зарегистрироваться. Вот, кстати, недавно мы все-таки дожали в хорошем смысле слова, и у нас появились приложения, мобильные приложения этой системы, что было непросто, и можно скачать, зарегистрироваться, и там подать заявку на грант, прикрепив свой проект, во время проведения того или иного конкурса. А дальше экспертная комиссия, не мы, это больше 700 экспертов, которых набирает наш общественный совет, опять же, не мы, оценивает эти заявки.

Р.ВАХИДОВ: И принимает решение.

А.БУГАЕВ: И принимает решение.

А.КАСПРЖАК: Самая прикольная заявка?

Р.ВАХИДОВ: За это время.

А.КАСПРЖАК: Не стандартная, и реализованный проект?

А.БУГАЕВ: За эти уже годы очень много было чего интересного. Одна из самых прикольных заявок, но поддержку она, правда, не получила, на мой взгляд, наверное, неправильно, ребята из Калмыкии сопоставили язык, на котором в подлиннике говорят темные герои «Звездных войн» ранних серий, и выяснилось, что он очень похож на калмыцкий. Действительно, это оказалось так. И они решили сделать исследование этого вопроса.

Но тут эксперты не согласились с тем, что, конечно, это стоит поддерживать, но это было так действительно прикольно. Если говорить о поддержанных заявках, то действительно очень много. Это и заявки в области добровольчества или волонтерства, это вообще отдельная тема, и я этих людей очень люблю и считаю, что тот вклад, который добровольцы вносят в наше развитие, в том числе, в социальное развитие, прежде всего, это вообще неоценимая вещь.

История, например, с родовыми башнями на Кавказе, когда группа ребят начала восстанавливать свои родовые башни своих семей, которые находились не в очень хорошем состоянии, они тоже получили грант на эту поддержку от нас. Есть простые вещи, например, кофейни, опять же.

Р.ВАХИДОВ: Тоже поддерживаете?

А.КАСПРЖАК: То есть можно зайти в кофейню, которая поддержана грантом «Росмолодежи»?

А.БУГАЕВ: Да, можно.

А.КАСПРЖАК: Где?

А.БУГАЕВ: В Пятигорске. Можно зайти в такую кофейню. Сам зашел случайно, сидит человек и мне бесплатно наливают кофе. Я говорю: «Как же? Я должен заплатить». Он говорит: «Нет, вам сегодня бесплатно». Спрашиваю: «Почему?» Он говорит: «А вот мы в свое время участвовали в форуме «Машук» и получили грант, и за счет этого гранта начали развиваться. Сейчас мы уже большие».

Р.ВАХИДОВ: Мы можем себе позволить.

А.БУГАЕВ: Если бы не было этого, то не было бы ничего.

А.КАСПРЖАК: А табличка есть?

А.БУГАЕВ: Таблички нет, но мы как-то просим…

Р.ВАХИДОВ: Бар «Росмолодежь».

А.БУГАЕВ: Нет задачи пиарить агентство, есть задача помогать проектам.

А.КАСПРЖАК: Это понятно, но все равно пионер обязан быть вежливым.

А.БУГАЕВ: Это очень вежливые люди.

А.КАСПРЖАК: Вопрос, мы затронули тему добровольчества, мы затронули тему активной социальной позиции и так далее. Саш, а ты в студенческие годы, начиная с 14 лет, мне казалось, что с 18 все-таки.

А.БУГАЕВ: Нет, с 14.

А.КАСПРЖАК: Ты участвовал в подобных вещах?

А.БУГАЕВ: Ну, мои 14 лет проходили в те годы, в которые я никогда не пожелаю, чтобы жил, например, мой ребенок в такой период.

А.КАСПРЖАК: Ты знаешь, я в них тоже жил.

А.БУГАЕВ: Это были 1990-е. И чего же хорошего?

А.КАСПРЖАК: А чего же плохого?

А.БУГАЕВ: Хорошо, когда те трудности, которые испытывали мы, не испытывают наши дети. Мы, наверное, для этого живем с тобой.

А.КАСПРЖАК: Ну, память вещь такая.

А.БУГАЕВ: Это наша память.

А.КАСПРЖАК: Она избирательная, она же позитивное вспоминает. Я помню только хорошее.

А.БУГАЕВ: Я помню разное. На самом деле, возрождение таких серьезных общественных молодежных движений началось в нашей стране чуть позже. Нет, и до этого тоже. Мы недавно отметили такую дату очень нормативную – 25 лет государственной молодежной политики в нашей стране. Никогда за весь период, даже после трагических событий, на мой взгляд, распада Советского Союза, не прекращалась эта работа.

Работали люди, за что им огромное спасибо, в трудных условиях, годы не получая заработную плату на местах, все было. Но для меня лично это случилось от науки. Я стал членом студенческого научного общества в своем университете, ну, и дальше пошло, поехало, одно за другое зацепились. Потом жизнь привела в такие политические молодежные структуры, тоже не скрываю этот этап, и абсолютно об этом не жалею, много приобрел.

А.КАСПРЖАК: То есть, можно сказать, что, я вот, к чему, все-таки мы говорим о формах реализации. Ты говоришь гранты, это единственная форма реализации?

Р.ВАХИДОВ: Поддержки?

А.БУГАЕВ: Ни в коем случае. Мы, например, где-то проводим, где-то организуем и точно являемся таким единым собирающим центром Всероссийской форумной молодежной кампании, которая проходит в нашей стране уже много лет. Очень менялось это все, формы бывали разные. В этом году, ну, боюсь цифру называть, назову прошлогоднюю, 800 тысяч молодых людей за лето только прошлого года прошло через форумную кампанию. В этом году объективно будет значительно больше, потому что стало больше событий, стало больше мероприятий. И это я говорю не о тех, кто съездил на два-три форума, мы их три раза посчитали, как раз вот…

А.КАСПРЖАК: Уникальные.

А.БУГАЕВ: Уникальные пользователи. Много это или мало? Наверное, мало. Но точно каждый из них это амбассадор, агитатор, как хотите называйте, который возвращается домой, общаясь с друзьями, товарищами по работе, какими-то родственниками, близкими людьми, рассказывает то, что видел. А для них это огромная возможность пообщаться с людьми, с которыми, может быть, они не пообщались бы, потому что приезжают из самых разных концов нашей страны на эти мероприятия получить новые знания, прежде всего. Вот для этого это делается.

А.КАСПРЖАК: Новые эмоции. Форумная программа. Еще что?

А.БУГАЕВ: Еще целый набор проектов, которые направлены на работу с разными категориями молодых людей. У нас, например, есть, ну, пока, к сожалению, не очень большой по масштабу набор мероприятий, но очень важный, это такое мероприятие, как «Крылья возможностей». Это что такое? Это творческие мастерские для ребят, которые в силу жизненных обстоятельств лишены каких-то своих возможностей физических. Я всегда говорю, что это люди с безграничными возможностями. И вот для них мы такие вещи проводим, и это тоже возможность самореализации. Это, например, форум молодых семей, который у нас много лет проходит, или форум рабочей молодежи и сообщество рабочей и работающей молодежи, которых очень много. Ну, вот возьмите один крупный нефтяной концерн, там 35 тысяч, мы считали, молодых людей работают. 35 тысяч, это огромное количество. Это куча программ для активной молодежи, их поддерживаем всех, и молодежные правительства, молодежные парламенты, молодежные советы всех видов, это тоже есть. На самом деле, вся линейка, она про это.

А.КАСПРЖАК: Я к чему веду этот вопрос, я в этом году, как ты знаешь, я был один из организаторов одного из крупных федеральных форумов, в данном случае «Территория смыслов», она проходила в Сенеже. Я смотрел на портрет участников форума, я пытался себе представить, вот я в его возрасте, поехал бы ли я на форум? И честно тебе могу сказать, я не мог себе представить, что я поехал на форум. Почему? Не потому что там не интересно, а потому что к этому возрасту я имел достаточно большое количество обременений, как содержание себя, как через некоторое время содержание семьи, ребенка, как постоянную работу, и даже несколько работ. И в этом смысле дальше я себя спрашиваю – отлично, у меня был бы, я бы взял отпуск и поехал на форум? Ну, вот вряд ли, честно. Если еще фестиваль «Таврида» может быть таким привлекательным объектом.

Р.ВАХИДОВ: Ну, мероприятием.

А.КАСПРЖАК: Мероприятием, фановым событием и так далее. Потому что оно, наверное, все-таки новое, оно немножко по-новому построено.

А.БУГАЕВ: Леш, ну, на «Тавриде» ровно так и происходило. Очень много тому примеров, когда люди действительно в свой отпуск приезжали, жили в палатке. Это действительно, тут нельзя не согласиться, именно такой побуждающий мотив.

Р.ВАХИДОВ: Это фест.

А.КАСПРЖАК: Это фест, да. Это можно на «Нашествие» поехать, можно поехать на «Тавриду». Я просто был в свое время участником организации «Нашествия» в Тверской области, когда там работал. Мы первый раз его проводили, и там тоже есть свои, особенно для молодежи после 14 нюансы. Вопрос в другом. А ты можешь себя увидеть участником форума в годы своей молодости?

А.БУГАЕВ: Знаешь, почему мы с тобой не можем себя представить? Потому что форумов не было. На самом деле, это тоже та возможность, которую государство создало. И сейчас это совершенно естественно, поверь мне. На ту же «Территорию смыслов» приезжало очень много ребят, которые имеют уже семьи, которым так же, как и нам в свое время необходимо было заботиться и сейчас им точно так же необходимо заботиться о своей семье, но они приезжают, потому что есть такая возможность.

Р.ВАХИДОВ: Давайте говорить о возможностях. Александр Бугаев, руководитель Федерального агентства по делам молодежи у нас в гостях. Доброе утро еще раз, Александр. Алексей Каспржак, наш большой друг, ректор Мастерской управления «Сенеж», заместитель генерального директора АНО «Россия – страна возможностей». Разобрались с возрастом молодежи, 14 – 30, разобрались с тем, что ежегодно «Росмолодежь» выделяет 2,5 миллиарда рублей на поддержку этой самой молодежи в рамках грантовой программы.

А.БУГАЕВ: Ну, и, кстати говоря, в рамках неких проектов программы «Россия – страна возможностей», потому что наши гранты как раз входят в эту линейку, и это для нас вообще честь огромная.

А.КАСПРЖАК: Я предлагаю перейти от реверансов друг другу к наступлению. У меня есть история. Я зачитаю маленький отрывок всем известного произведения, а ты мне расскажешь, о чем он, хорошо?

А.БУГАЕВ: Давай.

А.КАСПРЖАК: «Над седой равниной моря ветер тучи собирает. Между тучами и морем гордо реет буревестник». Ну, и так далее. Это о чем?

А.БУГАЕВ: Ну, дальше по тексту. Слушай, каждый же по-разному может интерпретировать классические произведения. Мне кажется, что то, что сейчас тебе…

А.КАСПРЖАК: Место в правительстве, по-моему, как бы можно пожестче? Это о чем?

А.БУГАЕВ: Это? Это о жизни.

А.КАСПРЖАК: Ну, о какой жизни?

А.БУГАЕВ: Ну, хотелось бы сказать тебе, что это о жизни буревестника.

А.КАСПРЖАК: А буревестник это кто?

А.БУГАЕВ: Это предвестник изменений. Я думаю, что ты меня подводишь к той простой мысли, что жизнь на месте не стоит и что-то менять действительно нужно.

А.КАСПРЖАК: Нет, я тебя не к этой мысли. Подожди, я сейчас историю расскажу.

А.БУГАЕВ: Давай.

А.КАСПРЖАК: Вот у нас была недавно, как она называется, сколько-то лет, не помню, сколько лет с рождения автора данного произведения Горького, и я тогда еще был директором «Артека» и дети «Артека» сделали панно. На нем нарисовали и пингвина, и кого хочешь, и буревестника, и так далее. Я к ним подхожу, ну, я хотел с ними пообщаться по этому поводу, и они мне начинают примерно, как ты рассказывать о том, что это песнь про буревестника, что там есть животные, птички, они там чего-то делают, и так далее.

А.БУГАЕВ: Нет, ну, я тебе не об этом, ну, допустим.

А.КАСПРЖАК: А о чем?

А.БУГАЕВ: Я тебе про изменения.

А.КАСПРЖАК: Ну, ты сейчас про изменения в политике с молодежью, а я еще хочу жестче, еще чуть-чуть жестче.

А.БУГАЕВ: Давай.

А.КАСПРЖАК: Дело в том, что меня это очень сильно зацепило, и я начал их трясти. В защиту детей встали учителя, которые начали рассказывать, что в учебниках литературы, да и истории это тему обсуждают с биологической точки зрения.

А.БУГАЕВ: Я знаю.

А.КАСПРЖАК: Оттуда как бы исчезла история о чем?

Р.ВАХИДОВ: Ну, о смыслах.

А.КАСПРЖАК: Тут я начал дальше напрягаться, потому что дело в том, что одним из участников студенческого бунта 1905 года была моя собственная прабабушка, которая за это поплатилась ссылкой во Францию и окончанием Сорбонны. Ну, потому что ей сказали, что, слушай, либо вы идите отсюда, либо, как это называется, либо придется вас немножко посадить. У меня вопрос, может быть, все-таки можно еще одну тему вспомнить, можно вспомнить Черчилля. Он сказал, что если в 20 вы не революционер, то у вас нет сердца. Если в 40 вы не консерватор, то у вас нет ума. Я начал о себе думать

А.БУГАЕВ: Сформулируй, Леш.

А.КАСПРЖАК: Так, может быть, все-таки мы чем занимаемся? Мы пытаемся занять молодежь для чего?

Р.ВАХИДОВ: Или отвлечь, может быть? Вот, хороший вопрос.

А.БУГАЕВ: Слушайте, мы пытаемся создать возможности для ее самореализации не для того чтобы ее занять или отвлечь, а для того чтобы сформировать будущее нашей страны. Это основная задача, понимаете? Это очень серьезные вещи. Мы сейчас, если так копнем в глубину происходящих в мире событий, увидим те масштабы и изменения технологических, социальных, которые происходят, так вот единственный наш шанс не отстать это как раз это самое молодое поколение. Я вообще сейчас скажу, да простят меня представители других поколений, такую вещь, что я считаю…

Р.ВАХИДОВ: Мы с Алексеем простили уже.

А.БУГАЕВ: Что это одно из самых лучших поколений, которое в истории нашей страны было. Оно в достаточной степени свободное, да простят мне иностранное слово, креативное, и оно совершенно точно в новом технологическом укладе способно нашу страну вытащить. Я уверен, оно это и сделает. Но нам для этого нужно создать для них те самые возможности. У нас же Россия – страна возможностей?

Р.ВАХИДОВ: Нужно ли создавать эти возможности? Или пускай они попытаются сами что-то придумать, реализовать, донести?

А.БУГАЕВ: Нет, вот не так, возможности мы должны создать, а воспользуются ими или нет…

Р.ВАХИДОВ: Это право выбора.

А.БУГАЕВ: Это уже решает человек. Но возможности должны быть. Вот те же проекты «Платформа», «Россия – страна возможностей», они же про это. Никто же не затягивает силой, но возможность дается.

А.КАСПРЖАК: Понимаешь, дело в том, что Гете сказал, что хотя мир в целом двигается вперед, молодежи приходится всякий раз начинать сначала. Скажи, пожалуйста, достаточная степень свободы, это как?

А.БУГАЕВ: Любое действие должно быть осознано. Нужно понимать, что твоя свобода заканчивается где? Там, где начинается свобода другого человека. И есть еще одна вещь, которую мы должны понимать. Это делает нас нами, делает нас обществом, это соблюдение законов, которые есть в нашей стране. Вот все, что укладывается в рамки закона, по-моему, это совершенно четкое определение.

А.КАСПРЖАК: Ну, ты все пытаешься… Хорошо, даже если мы им создаем возможности, мы какому количеству создаем возможности?

А.БУГАЕВ: Наша задача создать эти возможности для всех. Понятно, что вот так вот, раз и сразу не всегда получается. Но, на самом деле, сейчас для этого делается очень много, причем не только на уровне одного какого-то ведомства, это невозможно сделать силами какой-то одной организации. Это общегосударственная политика. Посмотрите, сколько сейчас вкладывается усилий, средств и, самое главное, знаний и опыта в работу с талантливыми детьми, те же «Сириусы», «Кванториумы». Это все, на самом деле, одна выстроенная система работы. Тут нет и не должно быть такого, что какое-то одно ведомство пытается монополизировать работу со всей молодежью, со всем детством, так не бывает.

Р.ВАХИДОВ: Просто на разных этажах работа.

А.БУГАЕВ: Конечно. Слушайте, ну, это срез. У нас есть молодые ученые, есть молодые врачи, молодые военные, молодые строители и так далее. И в каждой отрасли человеческой жизни есть молодежь. И заниматься мы должны ее развитием все вместе.

А.КАСПРЖАК: Саш, ну, это же вопрос взгляда. Так, по большому счету, да, действительно 27 миллионов. 27 миллионов это примерно 20 процентов от всего населения. Но в моем понимании эти 27 процентов точно так же, как ты говоришь, если они являются нашей возможностью…

А.БУГАЕВ: Абсолютно.

А.КАСПРЖАК: Я все пытался себя отнести…

Р.ВАХИДОВ: К молодежи. Нет, давно не молодежь.

А.КАСПРЖАК: Давно не молодежь. Так вот эти 27 миллионов или 20 процентов нужно в политике, на мой взгляд, умножать на 3.

А.БУГАЕВ: Ну, ты про активность, про то, что молодости свойственна активность.

А.КАСПРЖАК: Конечно.

А.БУГАЕВ: Так это же нормально. Посмотрите любой этап человеческой истории, так всегда и было и смешно думать, что будет по-другому.

А.КАСПРЖАК: Я бы хотел сказать еще глубже. Ты говоришь о том, что молодежь хочет, чтобы с ней разговаривали на ее языке.

А.БУГАЕВ: На понятном, конечно.

А.КАСПРЖАК: На понятном языке. Слушай, а вот вы не задумывались никогда, что в какой форме молодежь воспринимает информацию?

А.БУГАЕВ: Ну, сейчас уже совершенно по-другому. Вот, если ты вспомнишь, еще лет 10-15 назад очень умные люди спорили – а что же такое, как описывается мир вокруг нас? Это все-таки текст или это картинка? Тогда еще такой спор был. Но, если ты сейчас посмотришь YouTube, там не просто же так выбран минутный формат.

А.КАСПРЖАК: Там разные картинки есть.

А.БУГАЕВ: Картинки есть разные, но формат минутный не просто так подобран, потому что в том цифровом мире, в потоке информации, в котором мы живем, восприятие информации меняется. И минута это, наверное, уже много, секунд 40. Вот мы должны понимать, что мы свое послание должны максимально укладывать в тот формат, который понятен.

Можно, конечно, говорить о том, что мы не должны потворствовать каким-то изменениям, но, если мы не будем понятны и не будем понимаемы, так чего же мы хотим-то. Поэтому использование современных средств коммуникации это вообще важно и нужно.

А.КАСПРЖАК: Отлично. Ты ссылался сейчас на закон о молодежи, прошу прощения, на основы государственной молодежной политики. Это документ. Есть туча распоряжений, постановлений и так далее. Никогда не думали в виде ролика их выпустить, правительство?

А.БУГАЕВ: Хорошая мысль, проработаем. Ну, правда, беру прямо вот на проработку, не думал выпустить «Основы государственной молодежной политики» в виде ролика.

А.КАСПРЖАК: Не только «Основы государственной молодежной политики». Понимаешь, я…

Р.ВАХИДОВ: Указ президента.

А.КАСПРЖАК: Указ президента в ролике, понимаете? Потому что он не воспринимается текстом.

Р.ВАХИДОВ: Только вопрос, кто зачитывать будет, понимаешь? Ведь нужно, чтобы кто-то читал, понимаешь.

А.БУГАЕВ: Нет, ну, можно же по-другому, можно в виде коротких историй про каждое, например, из направлений. Я услышал, классная мысль, спасибо.

А.КАСПРЖАК: Смысл очень простой. У меня есть ощущение, складывается ощущение, мы придумываем какие-то специальные формы общения молодежи со взрослыми.

А.БУГАЕВ: Вообще стараемся так не делать.

А.КАСПРЖАК: Ну, смотри, ну, форумы, ну, что, ну, они, скажешь, конечно, сами с собой общаются, но они там встречаются с людьми, которые что-то знают, умеют и так далее. Вот мы придумываем специальные переходники, которые вроде бы, ну, приехал министр и когда напротив него тысяча человек молодых, то он вынужден разговаривать на понятном языке. Ну, просто иначе они же могут и затоптать, ну, ногами, я имею в виду.

Если мы найдем, может быть, не в специальной форме речь, может быть, попробовать как бы перевести и заставить все ведомства понять, что эти 27 миллионов человек это их целевая аудитория, что это та аудитория, на которой нужно строить, как мы только что договорились, будущее и, значит, к ней нужно специально относиться и, значит, нужно переводить с языка консильерита на язык молодежи, понятный молодой маме, которая в этот момент нянчит ребенка.

А.БУГАЕВ: Ну, вот, если говорить, в целом, про понимание, то тут я согласен, мы должны быть понятны. И сейчас, на самом деле, ты можешь с этим соглашаться или нет, очень много для этого делается, чтобы все решения, которые принимаются, были внятны, понятны и сформулированы простым человеческим языком. Ну, есть, с чем сравнивать. Еще не так давно, если бы посыл какой-то считал бы, который шел, он был очень тяжелый даже для меня. Сейчас это совершенно не так, это просто чувствуется.

А.КАСПРЖАК: Саш, ты недавно еще был молодежью, поэтому тебе тяжело было тогда воспринимать. Сейчас уже легче, я понял.

Р.ВАХИДОВ: Сейчас в системе уже.

А.БУГАЕВ: Тут же помимо нормативных цифр есть еще человеческое ощущение. Вот, если хочешь знать, то в Германии молодой человек это 45.

Р.ВАХИДОВ: 45.

А.БУГАЕВ: Ну, так для нас вот это диковато.

А.КАСПРЖАК: Вот это мир, вот это место. Я думал, чего меня тянет так.

Р.ВАХИДОВ: В Германию, да?

А.БУГАЕВ: Тут уже другая история.

Р.ВАХИДОВ: Вот Сергей почему во Франкфурте.

А.БУГАЕВ: Что может быть оценкой возраста в данном случае? Мне кажется, это ощущение, когда человек может и должен брать ответственность за себя, за свою страну. В 45 лет молодой человек, ну, нам это как-то диковато, согласитесь. Все-таки в 45 уже человек должен быть состоявшимся.

А.КАСПРЖАК: Это не мешает ему быть молодым при этом.

А.БУГАЕВ: Пожалуйста, в голове мы можем быть молоды и, слава богу.

А.КАСПРЖАК: Понимаешь, дело в том, что я, когда дочитал Черчилля про 40 лет и про то, что, если я не консерватор, то у меня не в порядке с головой, у вас нет мозгов, то я так напрягся. Потому что, ну, я отношу это к тому, что продолжительность жизни была другой, в 40 народ уже умирал.

А.БУГАЕВ: Тоже правда.

А.КАСПРЖАК: Ну, не в 40, но, наверное, в 50, в 50 с небольшим. Слушай, а когда ты ездишь, сейчас я вспомню, как называется транспортное средство, на самокате? Ты в этот момент пытаешься как бы переложить себя в молодежную среду?

Р.ВАХИДОВ: Александр, ответите сразу после небольшой паузы. Остановились на самокате мы, Леш.

А.КАСПРЖАК: Движение на самокате помогает понять молодежь?

А.БУГАЕВ: Мне просто нравится на самокате кататься, начнем с этого.

А.КАСПРЖАК: В твоем возрасте еще что-то нравится?

А.БУГАЕВ: Конечно. А в твоем нет?

А.КАСПРЖАК: В моем? У нас разное отношение к возрасту.

А.БУГАЕВ: Ну, совершенно верно. Самокат это классная штука, только не электрический, потому что это неспортивно. Мне доставляет безумное удовольствие кататься на нем. Не так давно относительно, конечно, начал, согласен, штука тогда входила в моду, решил попробовать, ну, и плюс ребенок подрастал.

Р.ВАХИДОВ: Прикипели.

А.БУГАЕВ: Прикипели, да.

А.КАСПРЖАК: И, я не знаю, километраж, они разные, наверное, по типу бывают самокаты?

А.БУГАЕВ: Ну, конечно, есть совершенно разные. Есть, на которых просто катаешься, а молодежь сейчас предпочитает такие спортивные, на которых можно прыгать, ну, конечно, такие вещи я вряд ли смогу исполнить, но вот кататься это мне большой в хорошем смысле кайф доставляет, особенно сейчас в Москве много для этого возможностей. Есть парки, есть велодорожки и так далее.

А.КАСПРЖАК: А стыки плитки не мешают?

А.БУГАЕВ: Стыки плитки не мешают.

А.КАСПРЖАК: А сколько у тебя самокатов?

А.БУГАЕВ: 4.

А.КАСПРЖАК: А какой самый любимый? Я просто, чтобы…

А.БУГАЕВ: Самый любимый первый, это был самый простой самокат, такой Razor синего цвета, я его совершенно купил наобум, в интернете выбрал два, один синий, один красный, и вот два привезли. Вот они самые разбитые, но самые любимые. Еще два, они такие более модные какие-то, поднакручены, даже названий не знаю, но вот этот самый.

А.КАСПРЖАК: То есть меня поймут, каждый последующий хуже предыдущего?

А.БУГАЕВ: Да ничего подобного, технически новые лучше, но этот просто самый любимый. Ты же не спросил хуже, лучше, ты спросил любимый.

А.КАСПРЖАК: Хорошо, а самый, ну, я просто пытаюсь из тебя, чтобы ты сказал что-то, вот мне непонятно, я про самокаты ничего не понимаю. У меня стоит электрический, мне подарили, но я понял, что я не модный, но молодежь должна тебя понять. Вот пару слов вот таких, я не знаю, что у них там делали эти самокаты.

А.БУГАЕВ: Слушай, на них катаются, ты будешь смеяться.

Р.ВАХИДОВ: Все гораздо проще.

А.БУГАЕВ: Все очень просто, понимаешь. Вообще не надо искать каких-то потайных смыслов там, где их нет. Самокат это удобная штука, на которой ты катаешься, это здорово. Ты можешь приехать, например, в парк Горького и целый день там прокататься вместо того, чтобы ногами ходить, это безумно здорово.

А.КАСПРЖАК: А сколько километров?

А.БУГАЕВ: Да по-разному бывает. Ну, вот есть такой…

А.КАСПРЖАК: Максимальный трек?

А.БУГАЕВ: Максимальный? Ну, наверное, десятку я катал. Ну, за день, да, может, десятка и была. Но просто история какая, я же, в основном, катаюсь недалеко от дома, у нас есть парки разные «Бабушкинский», «Торфянка» и так далее, и не только, их очень много.

Р.ВАХИДОВ: То есть руководителя «Росмолодежи» можно встретить в парке катающимся на самокате?

А.БУГАЕВ: Конечно. Я думаю, что много, кого можно встретить в парке, может быть, не на самокате. Я встречал, не буду говорить, одного крупного руководителя на роликах в таком же парке.

Р.ВАХИДОВ: Что за парк, мне просто интересно, может быть, это какой-то особенный парк?

А.БУГАЕВ: Да, совершенно особенный, потому что очень любимый. Это «Яуза», например, «Парк Яуза» или это сквер на Олонецком, который очень здорово сейчас сделан.

А.КАСПРЖАК: Когда, в какие дни?

А.БУГАЕВ: Ну, в выходные. Вечер субботы.

А.КАСПРЖАК: То есть, если вы хотите получить грант «Росмолодежи», ловите Сашу…

Р.ВАХИДОВ: Нет, проще оставить заявку на сайте.

А.БУГАЕВ: Абсолютно точно. Меня, конечно, можно поймать в парке, но это бессмысленно, потому что мы все равно, как правило, если не нарушаются законодательные требования или требования положений, соглашаемся с мнением экспертов, которые оценивают заявку. Поэтому ловить меня за этим не нужно. А вот, если какой-нибудь вопрос задать или просто покататься вместе, так это, пожалуйста.

А.КАСПРЖАК: Может, совет дашь, как грант получить.

А.БУГАЕВ: Совет давать, опять же, пропащее дело. Это как про ту историю, которую я тебе рассказывал в дорогой нашей молодежи. Советовать это вообще плохая история. Меня тут ребята спросили на одной встрече, а какие наставления вы нам можете дать? Я им говорю: «Ребята, как только я начну вас наставлять, меня надо увольнять с работы». Это точно совершенно делать не нужно. А вот помочь чем-то, если это необходимо, если есть предмет, о чем поговорить, всегда готов.

Р.ВАХИДОВ: Ну, насколько открыты вы? Аккаунты в социальных сетях? Люди пишут, можно постучаться, отправить сообщение, аккаунт не закрыт?

А.БУГАЕВ: Можно. Все так, и, более того, это даже не пресс-служба, а это я, и я вообще как бы борюсь с ними, они периодически пытаются отобрать у меня пароли, но нет, это я, можно и ВКонтакте, Facebook, Instagram, пожалуйста. Единственное только, сразу хочу извиниться, что, может быть, не мгновенно отвечу, потому что есть работа, время, но отвечу обязательно.

А.КАСПРЖАК: А как вот раньше руководитель «Росмолодежи», то есть вождизм сейчас не в моде?

А.БУГАЕВ: Не знаю. А когда был в моде вождизм?

А.КАСПРЖАК: Ну, я помню Якеменко, правильно я помню?

А.БУГАЕВ: Василий Якеменко, да, это первый руководитель агентства.

А.КАСПРЖАК: Ну, он явно был таким.

А.БУГАЕВ: Ну, точно я не тот человек, который, во-первых, кидает камни в спину предшественникам, во-вторых, кого-то оценивает.

А.КАСПРЖАК: Нет, это не оценка, это просто стиль. Ты говоришь все время, что ты готов, что ты даже не готов советовать, ты готов помочь.

А.БУГАЕВ: Да.

Р.ВАХИДОВ: Хороший у нас руководитель «Росмолодежи».

А.БУГАЕВ: Вам виднее.

А.КАСПРЖАК: До встречи в «Парке Яуза», ты сказал? Я, пожалуй, изучу.

А.БУГАЕВ: Это на Северо-Востоке, смотри районы Северо-Востока.

Р.ВАХИДОВ: Александр Бугаев, руководитель Федерального агентства по делам молодежи, Алексей Каспржак, ректор Мастерской управления «Сенеж», заместитель генерального директора АНО «Россия – страна возможностей», и наш большой проект «Россия – страна возможностей». Знаем теперь, где 2,5 миллиарда можно, ребят, найти на ваши гранты. Все на сайт «Росмолодежи»!