Шоу Картаева и Махарадзе

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Отпуск каждый день. Народные промыслы Золотого кольца. Изготовление миниатюр

07.12.2016 13:00
Встреча с Виктором Шалимовым смотреть слушать скачать
Когда-то великий Николай Старостин настойчиво звал Виктора Шалимова в футбол, уж больно большие надежды подавал. Но хоккей пересилил. Виктор Иванович - олимпийский чемпион, 3-кратный чемпион мира и Европы, обладатель Кубка Канады...
в гостях: Виктор Шалимов

В.КОЛОСОВА:  Мы продолжаем цикл программ, посвященных 70-летию отечественного хоккея. Очень многие спрашивают, где переслушать, где послушать эти программы. Друзья, ищите в подкастах, в интернете, они там обязательно есть на сайте radiomayak.ru. Ну, и мы на своих местах, Всеволод Владимирович Кукушкин, журналист, писатель, советник Международной федерации хоккея. Всеволод Владимирович, здравствуйте.

В.КУКУШКИН:  Добрый день всем.

В.КОЛОСОВА:  И я рада приветствовать сегодня олимпийского чемпиона, трехкратного чемпиона мира и Европы, всех званий я точно сейчас не перечислю, у нас в гостях Виктор Иванович Шалимов. Здравствуйте, Виктор Иванович.

В.ШАЛИМОВ:  Добрый день.

В.КОЛОСОВА:  Вы хотели начать со стихотворения, Всеволод Владимирович.

В.КУКУШКИН:  Правильно. Стихотворение Леонида Полякова, хоккеиста, поэта, тренера, который написал так: «Таких, как Виктор, единицы. Технарь, хитрющий виртуоз. Он многого сумел добиться и вратарей довел до слез».

В.КОЛОСОВА:  Про вас, хорошие слова.

В.ШАЛИМОВ:  Бывало.

В.КУКУШКИН:  Бывало.

В.КОЛОСОВА:  Виктор Иванович, вас в футбол звал чуть ли не сам Старостин.

В.ШАЛИМОВ:  А почему чуть ли не сам Старостин.

В.КОЛОСОВА:  Сам Старости?

В.ШАЛИМОВ:  Николай Петрович Старостин, да.

В.КОЛОСОВА:  Почему же вы все-таки остановились на хоккее, в который пришли, страшно сказать по нынешним меркам, в 10 лет?

В.ШАЛИМОВ:  В 10 лет, это поздно.

В.КОЛОСОВА:  Поздно, я и говорю поздно.

В.ШАЛИМОВ:  Ну, сейчас вообще-то да, это поздно, сейчас уже в 10 лет некоторые заканчивают ходить на хоккей дети, потому что им надоедает. Ну, а как, раньше так и было, мы же воспитывались во дворах, сами ходили записываться. Нас, ну, кого-то мамы приводили, а я пришел сам записываться в 10 лет. Причем записался первый раз в футбол сначала, так как жил неподалеку от Тарасовки, база футбольная «Спартака», куда мы пацанами бегали.

А потом нам сказали, что в Сокольниках будет набор в футбол, поехали туда с ребятами, и как раз нам повезло то, что мы попали, туда пришла плеяда тренеров замечательных и людей замечательных, и игроков, правда, сейчас уже практически никого не осталось. Это я попал как раз к Анатолию Михайловичу Ильину, тот, который вот недавно совсем ушел из жизни, а там у нас работали как раз, в школе работали олимпийские чемпионы 1956 года, это и Огоньков, и Масленкин, и Ильин, и Исаев работал в команде мастеров уже, и так далее. Поэтому нам в 10 лет смотреть на них такими вот глазами, и поэтому футбол.

Ну, а потом получилось так, что мальчик один там тоже у нас занимался и говорит: «А давай попробуем в хоккей?» И я пошел, попробовал, меня тоже приняли, и тоже замечательный тренер, это Александр Иванович Игумнов, который, наверное, первый получил Заслуженного тренера СССР за детский хоккей, за воспитание. Воспитанников у него тоже много, и Якушев, и Старшинов, и все. Такой замечательный человек, с которым тоже прошли много по жизни, и тренером тоже был Борис Иванович Афанасьев, тоже замечательный хоккеист, вратарь. Поэтому вот так и получалось. Это сейчас немножко узкая специализация. Если привели мальчика в хоккей или в футбол, он так и ходит круглогодично заниматься. А у нас было по-другому. И в детстве зимой играли в хоккей на открытых площадках, как правило, а летом играли в футбол, поэтому было соревнование.

В.КОЛОСОВА:  А что Старостин вам сказал?

В.ШАЛИМОВ:  Ну, Старостин, как, у нас было на «Красносельской» общество «Спартак», где Николай Петрович Старостин сидел, и как-то проходя мимо, он узнал, что в юношах уже в футбол играл молодежный, он просто подошел и сказал: «А ты не можешь нам показать свое мастерство в футболе?» Я говорю: «С удовольствием». Ну, приехал, две игры за дубль сыграл, за дублирующий состав. Ну, потом сказал: «Следующую игру дебютируешь в основном». А в это время команда мастеров хоккейная выезжала в Алушту на сбор, ну, и я…

В.КОЛОСОВА:  Алушта перевесила?

В.ШАЛИМОВ:  Алушта перевесила. Несмотря на то, что теплые края и тяжелый труд, но все равно почему-то хоккей перевесил.

В.КОЛОСОВА:  Не представляю, как отказать Старостину. Сейчас, наверное, такое вряд ли можно предположить.

В.ШАЛИМОВ:  Нет, ну, у нас остались хорошие отношения с Николаем Петровичем, и с Андреем Петровичем, замечательный человек тоже, такой очень интересный рассказчик, вообще замечательные люди, братья Старостины просто приходили мы, когда в общество, обязательно к нему заходили и обязательно поздороваться, поговорить. Он говорит с сожалением: «Ты мог бы быть хорошим футболистом, но выбрал хоккей, ты тоже не прогадал. Поэтому нормально».

В.КОЛОСОВА:  Виктор Иванович, вы спартаковец. Вас никогда не пытались переманить в «Динамо» или в ЦСКА? Потому что много легенд, много рассказов, разные хоккеисты ведают свои истории, как это было, как пытались и в ЦСКА забрать, и в «Динамо». С вами было такое?

В.ШАЛИМОВ:  Было, естественно.

В.КОЛОСОВА:  А как это происходило?

В.ШАЛИМОВ:  А происходило это просто, почетная обязанность каждого гражданина Советского Союза служить в рядах Советской Армии. Подошел возраст и в военкомате хотели меня забрать в армию. Ну, естественно, в армию, значит, в ЦСКА. И так вот продолжалось все время. Обращались к руководству, руководство обращалось к высшему руководству, и говорили, что вроде как отсрочки, отсрочки давали, потом опять. И было даже такое, что дело дошло до…

В.КОЛОСОВА:  Ну, куда-то совсем высоко, наверное.

В.ШАЛИМОВ:  Ну, не высоко, дело дошло до того, что уже как бы за уклонение от воинской обязанности, уже была статья, и приезжал уже оперуполномоченный с санкцией на арест прокурора в «Спартак» к нам в Серебряный Бор. Но когда он увидел там Майорова и Старшинова, оказался спартаковский болельщик, и сказал, что вот даю вам сутки, больше не могу. Тогда Анатолий Владимирович Сеглин, тоже замечательный хоккеист и судья, и человек, поехал в военкомат, они переговорили, я жил в то время в Химках, и сразу через неделю перевели меня в военкомат в Сокольники из области, там все-таки была какая-то договоренность.

Потом так и продолжалось все время. Руководство нам говорило: «Все в порядке, не волнуйся, но дома не ночуй». Ну, а потом получилось так, что уже была договоренность, что кандидата в сборную не призывать. А потом все равно была еще одна ситуация, когда на кандидатов в сборную, оказывается, был спецнабор. Ну, а потом уже Виталий Георгиевич Смирнов, к нему мы с Шадриным пришли, Шадрин мне говорит: «Чего ты? Пойдем к Виталию Георгиевичу». Пришли мы к Виталию Георгиевичу, он тогда, по-моему, зампред был. Пришли к нему, они созвонились там с кем-то, не знаю, ну, и вот оставили в покое. Хотя учился и в институте на дневном, а потом, когда родились двое детей, уже все, отстали.

В.КОЛОСОВА:  Виктор Иванович, вы спартаковец, но вот есть такой факт, что золото чемпионата мира вы завоевали раньше, чем со «Спартаком» взяли медали чемпионата страны. И все равно вы попали в сборную к Тихонову из «Спартака». Как это было?

В.ШАЛИМОВ:  Почему к Тихонову? Сначала к Кулагину.

В.КОЛОСОВА:  А, к Кулагину, да, к Кулагину, Юрзинову.

В.ШАЛИМОВ:  Ну, как попал, играл, наверное, хорошо. А потом просто было так, вот в 1975 году, когда, хотя я уже и в 1972 году был где-то рядом с составом, уже мечтал сыграть суперсерии 1972 года, был в составе, но, к сожалению, не удалось сыграть ни одного матча. Как у Леонида Аркадьевича Якубовича, играл, но…

В.КОЛОСОВА:  Играл, но не наигрался, и не угадал ни одной буквы.

В.ШАЛИМОВ:  Да, так приблизительно и было. Потому что, если вы помните, или кто-то помнит, что там уже перед последними матчами, мы уже практически выиграли серию, и перед последними матчами нам уже говорили, что вот сейчас еще вот эту игру выиграете, и выйдете вы. И вот эта игра как раз и не состоялась, и предпоследняя, и последняя. Поэтому вот не получилось. Ну, а потом я уже в 1974 играл и с ВХА в сборной, и вторая сборная, и на приз «Известий» за сборную. Ну, а в 1975 году как раз, ну, наверное, это в связи с тем, что наше звено, это Шадрин, Якушев, я и сзади Ляпкин Юрий Евгеньевич, вот как раз это, наверное, и сыграло то, что мы очень здорово играли в этот сезон 1975-76, поэтому нас и взяли, наверное.

В.КОЛОСОВА:  Сегодня мы продолжаем говорить о хоккее, любимая игра миллионов.

В.КУКУШКИН:  Так вот, любимая игра миллионов и любимая команда тоже миллионов «Спартак», потому что, правда, у нас болельщик делился между ЦСКА, «Динамо», «Спартаком», «Спартак» был возмутитель спокойствия, у них была своя игра, у них был спартаковский, дух, что никто понять не может, что же это такое. Они и сами, по-моему. Ну, играли и вот так весело играли, забивали, выигрывали, портили фаворитам настроение. Но была «тройка», в которой играл Шура Мартынюк, прекрасный нападающий, и мы потом скажем о его рекорде. И несчастье – Мартынюк ломает руку. Вместо него в звено вводят Виктора Ивановича, тогда Витю. И звено заиграло, все равно прекрасно играли. И тогда полностью этот состав берут в сборную и уже сомнений о том, что надо менять Виктора на кого-то другого, уже не было. И вот они пошли в сборную, и поехали на олимпиаду. 1976 год, олимпийские игры.

В.ШАЛИМОВ:  Мира сначала.

В.КОЛОСОВА:  Сначала мир.

В.КУКУШКИН:  Ну, мир-то миром, это уже так, когда есть рядом олимпиада, чемпионат мира уже становится так чуть-чуть в теньке.

В.КОЛОСОВА:  Ну, все равно, Виктор Иванович, первое попадание в сборную, и первое, давайте все-таки и о чемпионате мира поговорим. Это же ведь первый турнир в вашей жизни ответственный такой. Какие чувства?

В.ШАЛИМОВ:  Ну, я думаю, что ответственные турниры они все, и первенство Союза.

В.КОЛОСОВА:  Ну, не знаю, сейчас, наверное, так не считается.

В.ШАЛИМОВ:  Ну, как не считается, считается все, потому что, если человек где-то играет, занимается, у него все-таки ответственность. Ну, а здесь, да, действительно, когда на первенство мира попали и, тем более, такой, можно сказать, ограниченный контингент, это сейчас ездят по 22 человека в составе, а раньше было 20 всего в составе. На олимпиаду вообще ездили 18 человек в составе, и попасть в число 18 это большого стоило.

В.КОЛОСОВА:  Как вам сообщили? Приезжай, Виктор, на сбор.

В.ШАЛИМОВ:  Ну, как сообщили, так и сообщили, просто вызов приходит, в клуб вызов и такого-то числа, тренер говорит, такого-то числа должны явиться туда-то, туда-то.

В.КОЛОСОВА:  Это счастье?

В.ШАЛИМОВ:  Ну, конечно.

В.КОЛОСОВА:  И когда вы, никто не сознается, все говорят, что не было никакой дедовщины в сборной, но, тем не менее, молодые приходят, а там уже опытные играли.

В.ШАЛИМОВ:  Не было. Вот у нас, я тоже поддержу всех, у нас никогда не было. Ну, старичков мы уважали даже в своем звене, в нашем звене, когда я попал к Шадрину и Якушеву, это по стечению обстоятельств, в связи с тем, что Александр Мартынюк сломал руку. И, естественно, я понимал, что я моложе, я должен больше их работать. Правда, как-то «работать», слово мы это не любим, это все-таки игра, это сейчас многие говорят по телевизору: «Ребята, работать, работать, ребята, работать». А мы говорим: «Когда же играть-то будут?»

Ну, а там просто, наверное, фраза другая, приходилось отрабатывать. То есть, если мои партнеры где-то задержались, надо было бежать, помогать защитникам, значит, я должен был, в первую очередь. Хотя мы все вместе играли, всей пятеркой. А, с другой стороны, мы все друзья, и Михайлов, и Петров, и Харламов, и Мальцев, ну, в общем, вся команда, все были дружны. Никогда такого не было, что, а, ты спартаковец, ты динамовец. Недаром вот эта фраза появилась, которую в фильме произносит Харламов, что у нас нет ни ЦСКА, ни «Спартака», ни «Динамо», у нас есть сборная. Вот так и было, наверное, поэтому и побеждали, потому что были дружные, друг за друга.

В.КОЛОСОВА:  А кланов не было?

В.ШАЛИМОВ:  Не было.

В.КОЛОСОВА:  Все равно, вот сейчас все в сборной, даже они дружат по интересам, что футболисты, что хоккеисты, кто из какого клуба, так и дружат. И у вас наверняка же так было?

В.ШАЛИМОВ:  Да не было у нас ничего. У нас все было нормально, никаких кланов, ничего не было. Естественно, что ближе, наверное, там, где по расселению, если ты из «Спартака», значит, ты жил со спартаковцами. На олимпиаде, допустим, там, в доме была трехкомнатная квартира, естественно, мы жили своим звеном плюс Третьяк у нас жил в нашем камбузе, или как его там обозвать. А там другие то же самое, поэтому…

В.КОЛОСОВА:  Да, Всеволод Владимирович, что-то хотите отметить?

В.КУКУШКИН:  Что я хочу отметить, ну, во-первых, то, что на чемпионате мира, раз вам так нравится чемпионат мира, он был дебютантом, и сразу золотая медаль. В нашей истории было еще два дебютанта, которые на своем первом чемпионате мира были с медалями, но не с золотыми. Это был Костя Локтев и Майоров Борис. Вот они дебютировали…

В.ШАЛИМОВ:  Так это спартаковцы.

В.КУКУШКИН:  Да, кстати говоря, Локтев, ведь это спартаковский хоккеист, которого взяли в ЦСКА, ну, и потом он стал армейцем, уже дальше по армейской линии шел. А дальше была олимпиада. Вот к олимпиаде 1976 года, это уже звено сформировалось. Кстати говоря, насчет того, что кланы по интересам, не по интересам, были какие-то увлечения у кого-то, музыкой увлекались, в основном, пластинки привозили и прочее, вот это было. Ну, кто, что, кто-то собирал музыку, кто-то не собирал, но это уже так.

В.ШАЛИМОВ:  Нет, но там была мода, как раз, наверное, Валера Харламов так в музыке разбирался, и поэтому то, что он купит, то и мы покупали, как правило, такие, как Барри Уайт и так далее.

В.КОЛОСОВА:  Вот оно как оказалось.

В.КУКУШКИН:  Так что хоккеисты были тоже ребята не промах. Кстати, я не помню, чтобы в то время пили крепкие спиртные напитки, но шампанское уважали, это было.

В.КОЛОСОВА:  Давайте мы обойдем…

В.КУКУШКИН:  После сезона.

В.КОЛОСОВА:  А еще, когда день рождения, у троих, по-моему, в сборной в один день – Фетисов, Мальцев и у вас, да? И наверняка как-то отмечали?

В.ШАЛИМОВ:  Хотелось.

В.КОЛОСОВА:  Хотелось, но не позволяли?

В.ШАЛИМОВ:  А причем здесь не позволяли, здесь не в том, что не позволяли.

В.КОЛОСОВА:  Самодисциплина?

В.ШАЛИМОВ:  Ну, конечно, самодисциплина. Здесь ставилось на карту-то что, или бокал шампанского или медали чемпионата мира. Или ты чемпион мира или ты пьяница.

В.КОЛОСОВА:  Остановились мы как раз на той самой олимпиаде 1976 года.

В.КУКУШКИН:  Ну, мы на ней даже не остановились, мы к ней подъехали. И это была волнующая олимпиада. Три тренера, это был Кулагин, Локтев и Юрзинов. Юрзинов был как бы самым молодым по тренерскому стажу, и для него это была очень важная олимпиада, потому что он не стал олимпийским чемпионом в 1964 году, а тут появился шанс хотя бы, как тренеру. И вот начинается игра.

В.КОЛОСОВА:  Всеволод Владимирович, прошу прощения, а как возникло это тренерское трио?

В.КУКУШКИН:  Ну, примерно так же, как и Тарасов и Чернышев. Дело в том, что Борис Павлович пользовался уважением и авторитетом, ему было привычно работать с Локтевым, еще, так сказать, армейская связка, и добавили Юрзинова, потому что тоже сильный клуб, и Аркадий Иванович его рекомендовал. Так что…

В.КОЛОСОВА:  Можно вопрос Виктору Ивановичу? Для вас было принципиально, кто был тренером сборной? У вас были любимые наставники, если говорить о сборной?

В.ШАЛИМОВ:  Да нет, в принципе, ничего не было, никаких. Здесь захлестывало все то, что тебя пригласили в сборную, и ты должен играть. А тренер, у тренера у каждого свои мысли, свои планы, свои задачи, кто-то одно говорит, кто-то другое, здесь просто надо выбрать что-то лучшее, слушать тренера, но импровизацию никто не запрещал.

В.КУКУШКИН:  Вот эти тренеры как раз импровизаций сильным хоккеистам не запрещали, к счастью.

В.КОЛОСОВА:  Итак, олимпиада 1976 года. Для Юрзинова и для всех, наверное, было важно выиграть? Чем она была особенна?

В.КУКУШКИН:  Особенно она была тем, что уже позади была серия 1972 года, и олимпиада 1972 года, а теперь вот 1976 год и нужно не сплоховать. Это первый момент. Второй момент, для дебютантов это шанс заявить себя в жизни. И сложность была в Инсбруке в том, что турнирная ситуация сложилась напряженно. Вроде бы нам достаточно было в последней игре ничью сделать с командой Чехословакии, а выходило так, что команда Чехословакии повела 2:0. Вот тут-то оно и заиграло.

В.КОЛОСОВА:  Это в тот раз вы остались втроем, и вам приходилось обороняться?

В.ШАЛИМОВ:  Ну, не нам.

В.КУКУШКИН:  Там Шадрин был. Ну, кстати говоря, после того, как…

В.ШАЛИМОВ:  Шадрин, Ляпкин и Цыганков.

В.КУКУШКИН:  Вот после этого Белаковский сказал: «Да их всех после этого периода можно было в реанимацию отправлять, так они выложились».

В.КОЛОСОВА:  Как переживалось?

В.ШАЛИМОВ:  Ну, переживалось-то, конечно, переживалось. Проигрывать 2:0 и остаться втроем, и две минуты целиком, естественно, переживалось. Но, правда, когда ребята выстояли, там уже все, подъем у нас уже был. Мы уже сказали: «Все, больше пропускать не будем». Хотя пропустили.

В.КОЛОСОВА:  Чемпионат мира и олимпиада для хоккеиста, что особенного было вот по ощущениям?

В.ШАЛИМОВ:  Ну, не знаю даже, как ощущения. Все сравнивают со слезами Родниной, а слезы, наверное, у всех в глазах были, и у мужчин, и у женщин. А действительно олимпиада, она и есть олимпиада. Чемпионат мира это сегодня выиграл, на следующий год проиграл, хотя тоже не хочется проигрывать. А олимпийский чемпион это практически уже навсегда. Ну, я считаю, что это вообще самое высокое достижение спортсмена это победить в олимпийских играх. 

В.КОЛОСОВА:  Где-то, сейчас я даже уже и не вспомню, я читала, что отдыхать практически не давали, кто-то рассказывал, не помню. Как у вас строился тренировочный процесс во время олимпиады? Были сильные тренировки или какие? Как вас щадили или, наоборот, нагружали?

В.ШАЛИМОВ:  Да нет, во время олимпиады уже не нагружали, там же игры практически каждый день, и поэтому там для тренировок, просто так выйти что-то попробовать, покататься, размяться, попробовать инвентарь, клюшки, что-то сделать, коньки поточить или что-то там, и такие были нормальные тренировки, не сказать, что совсем слабые, не сказать, что сильные. Нормальный тренировочный процесс был.

В.КОЛОСОВА:  А канадцы за вами подсматривали?

В.ШАЛИМОВ:  Канадцы тогда, они особо и не участвовали в олимпиадах. Канадцы подсматривали и на чемпионате мира, кстати, вот в 1977 году чемпионат мира, когда Фил Эспозито пришел к нам в раздевалку и сказал, что, говорит, ну, мы все сделали, они там обыграли, нам нужно было шведов обыграть. Мы, говорит, все сделали, теперь ваше дело. Но мы проиграли.

В.КОЛОСОВА:  А, по-моему, Фил Эспозито сейчас, когда приезжал, узнал, что вы все играете в «Кубке Легенд» и в такой прекрасной форме выходите на лед, он просто был поражен.

В.ШАЛИМОВ:  Ну, никто не мешает ему тоже выходить.

В.КУКУШКИН:  Нет, на лед он не выходит, он выходит на тренерский…

В.ШАЛИМОВ:  Нет, один раз он выходил на лед с нами просто, ну, так чуть-чуть покататься просто.

В.КОЛОСОВА:  Ну, давайте, мы хотели остановиться, 1981 год, Кубок Канады.

В.КУКУШКИН:  Вот это было, конечно, нечто, потому что, с одной стороны, была трагедия Харламова, с другой стороны, команда все-таки собралась, мобилизовалась и тренеры были Тихонов и Юрзинов. А в качестве наблюдателя приехал Анатолий Владимирович Тарасов. И вот предстоит решающая игра с канадцами, утро, раскатка, а Анатолий Владимирович обязательно приходил. И вот он пришел, спустился вниз и стал подзывать к себе. Причем подзывать, как он только мог, артистично, с придыханием обращаться к хоккеистам. Он говорил: «Мальчишки, на вас, спартаковцев, вся надежда». И дальше Витя сейчас нам расскажет.

В.ШАЛИМОВ:  Ну, это было так приблизительно. Мы вышли после раскатки перед финальным матчем и Анатолий Владимирович сидел на трибуне, первый шел Сергей Капустин. Он его подозвал и говорит: «Сережка, иди сюда». Он подошел, говорит: «Сережка, молодец». Все, больше ничего не сказал. Потом Сергей Шепелев, тот просто его поцеловал, тоже говорит: «Молодчик». Ну, а потом, когда я подошел, он говорит: «Витька, ты думаешь, миллионы болельщиков в Советском Союзе будут смотреть, как сыграет сборная? Нет. Она будет смотреть, как сыграет спартаковское звено. Вы же с чехами 3 из 4 забили?» Я говорю: «Анатолий Владимирович, но один буллит же». Он говорит: «Буллит же тоже надо заработать. Все, идите. Я надеюсь на ваше звено».

В.КОЛОСОВА:  Это окрыляло?

В.ШАЛИМОВ:  Ну, естественно, это такой мэтр, Анатолий Владимирович Тарасов. Я когда тренировался у него, тоже у него было интересно, он мог как бы сказать и вроде как бы обозвать, с одной стороны. Как вот у нас одному игроку, тренировались с железом, с блинами, прыгали, прыгали, ну, уже вроде блин не держится в руках, он посмотрел, увидел и говорит: «Молодой человек, вы болван, вы не можете работать с железом. Пять МПК по кругу». А пять МПК по кругу это просто, ну, полупешком пройтись. То есть он вроде как сказал, что работать не можешь с железом, и в то же время дал отдохнуть. Поэтому здесь вот он такой артист. Ну, наверное, Татьяна Анатольевна Тарасова тоже вроде него, в папку.

В.КОЛОСОВА:  А были те, которые противились таким нагрузкам?

В.ШАЛИМОВ:  Ну, я думаю, что не было, просто кто-то не выдерживал, кому-то надоедали эти, просто не выдержали, не хотели.

В.КУКУШКИН:  Один был хоккеист, который позволил себе нагрузку уменьшить. Это был Женя Зимин. На сборе у всех были вот эти металлические блины, а у Рагулина стоял блин где-то в стороночке. И однажды Женя Зимин посмотрел и взял себе на разминочку блин Рагулина, а тот оказался, на самом деле, выкрашенный, как все остальные, но деревянный.

В.ШАЛИМОВ:  Без серединки.

В.КОЛОСОВА:  Это он сам себе сделал?

В.КУКУШКИН:  Это Рагулину так сделали. А Зимин с этим легко управляется. Все, приходит Рагулин, берется за блин, а тот оказывается 20 килограммов. Ну, дальше был бег по пересеченной местности, Рагулин мчался за Зиминым за такую шутку, за такой розыгрыш. Ну, ничего, конечно, это было, так сказать, шутейно, все закончилось благополучно. Ну, вот такие вещи случались.

В.ШАЛИМОВ:  И Анатолий Владимирович говорил, когда Александр Рагулин работал вот с этим блином, он говорит: «Посмотрите на Рагулина, как надо работать с железом».

В.КОЛОСОВА:  Но вспоминая Кубок Канады 1981 года, я читала, что американцы все призы сделали под себя, и в конечном итоге…

В.КУКУШКИН:  Канадцы. А я сказала американцы? Прошу прощения. Канадцы сделали все призы под себя, и в итоге чуть ли не досталось нам? Что это за история была? Мы выиграли…

В.КУКУШКИН:  История была прелестная. Мы неожиданно для всех выиграли, Канада была вся в шоке, Иглсон, который затеял всю эту историю, тоже был в шоке, и вот он сидел у себя в раздевалке и вдруг прибегает дантист команды с воплем: «Алан, русские воруют наш кубок». На самом деле, кубок вручили на льду Валерию Васильеву, тяжеленный, он с ним проехался и вся команда тоже, и в раздевалку. Валентин Сыч, который был руководителем, говорит: «Ребята, давайте возьмем его к себе в гостиницу». Положили его в баул, потому что тащить-то как его.

В.ШАЛИМОВ:  50 килограмм.

В.КУКУШКИН:  Почти 50 килограмм, это был какой-то никелевый сплав. Потом после этого они сделали второй, который был легче, чтобы его вручать можно было. Все очень мило. И Олег Кученев, с которым у нас еще предстоит разговор, на плечо этот баул и несет. А тут прибегает хранитель Зала Славы, полицейские, ну, они быстро поняли, где 50 килограммов лежат, и, значит, отдайте. И, в общем, заваруха, мы не отдаем, они берут, все. А команда уже ушла в автобус. В общем, в конце концов, Валентин Лукич сказал, я надеюсь, это не криминал, сказал: «Слушай, ну, их, этих засранцев, отдай им». Олег сбросил этот баул с плеча, упал он, бетонный пол и кончик этого самого кленового листа чуть-чуть загнулся. И вот, если кто читает мои книги, самореклама…

В.КОЛОСОВА:  Это я и уже очень многие.

В.КУКУШКИН:  И я могу сказать, что в Зале Славы в Торонто, наши многие, кто прочли, они идут и смотрят, тот Кубок или не тот, смотрят на кончик кленового листа. Канадцы еще удивляются, а чего они там высматривают. А, загнутый кончик, значит, тот самый.

В.КОЛОСОВА:  Оригинал.

В.КУКУШКИН:  Оригинал.

В.КОЛОСОВА:  А, правда, что американские болельщики после этого якобы собирали деньги и привезли нам оригинал этого Кубка?

В.КУКУШКИН:  Это канадские.

В.КОЛОСОВА:  Канадские, да что же такое.

В.ШАЛИМОВ:  Из Виннипега.

В.КУКУШКИН:  Из Виннипега хозяин небольшой автобусной фирмы решил, ах, так, мы сейчас сделаем. Он объявил сбор денег, собрал, поддерживал его в этом Борис Федосов из «Известий», известинский корпункт в Канаде, сделали его, конечно, легче, потому что это очень дорогой и прочее, но сделали, привезли в Москву и вручили во время приза «Известий». Это назывался, мы объявили так, что это Кубок канадцев. Не Кубок Канады, а Кубок канадцев.

В.ШАЛИМОВ:  И он сам как раз приехал, этот вот Смит с Виннипега.

В.КОЛОСОВА:  Красивый поступок, очень приятно, я думаю, что всем было. Радиослушатель пишет: «Виктория, передайте, пожалуйста, большой привет и большое уважение Виктору Ивановичу Шалимову». Передаю от Алексея Мишарина вам огромный привет.

В.ШАЛИМОВ:  Спасибо.

В.КОЛОСОВА:  Очень много «спасибо» здесь. Но мы двигаемся дальше, время заканчивается, и решили мы остановиться на году 1976.

В.КУКУШКИН:  Ну, остановиться-то мы решили, но тут надо сказать, что это было примечательно, что Виктор Иванович, а также еще двое спартаковцев одели формы «Крылья Советов», но не перешли в команду, а просто с ней вместе поехали, и их присутствие в этом клубе было весьма позитивным. Давай, Виктор Иванович.

В.КОЛОСОВА:  Как вы оказались в рядах и в форме «Крылья Советов»?

В.ШАЛИМОВ:  Ну, наверное, получилось так, что канадцы уже все исчерпали свои, они все время говорили, что суперсерия 1972 года это одна, у нас там другая появилась команда ВХА. ВХА тоже сборную обыграли. Они говорят: «Ну, сборная-то сборная, у нас клубы сильней». Ну, и была договоренность, решение то, что послать две команды, это ЦСКА, ЦСКА, правда, усилилась тремя это Мальцев, Васильев и Солодухин из СКА, и «Крылья Советов», за которую поехали Ляпкин, Якушев, Шадрин и я. И вот как раз эта суперсерия, там было 4 матча. Первое, мы обыграли «Питтсбург», потом проиграли очень веселый матч 6:12, проиграли «Баффало». Ну, это так было интересно, мы все время вспоминаем не только победы, но и такие матчи тоже вспоминаются

В.КОЛОСОВА:  Ну, 6:12 это внушительно.

В.КУКУШКИН:  Я могу немножко встрять, просто наши хоккеисты накануне видели, как «Баффало» проиграла, по-моему…

В.ШАЛИМОВ:  «Лос-Анджелесу» 3:9.

В.КУКУШКИН:  Ну, естественно, в голове сразу: да, ну, с этими клиентами тут…

В.КОЛОСОВА:  На одной ноге.

В.КУКУШКИН:  Что сказал Расько тогда?

В.ШАЛИМОВ:  Ну, Расько сказал: «У нас цеха лучше играют». Саше Бодунову говорит: «Если ты этим не забьешь парочку, я тебя уважать перестану». Ну, вот вышли, 6:12, поэтому вот эти все высказывания, шутки стрибунные мы как раз и вспоминаем, весело тоже было. Ну, а потом дальше мы обыграли «Нью-Йорк Айлендерс» и «Чикаго». А ЦСКА последний матч играли с «Филадельфией», самой грубой командой, наверное, в то время, когда Бобби Кларк, когда там Константин Борисович Локтев команду увел даже изначально, но потом все-таки доиграли. Была откровенная бойня, а не игра, можно сказать. Так что мы и «Крылья», «Крылья» тоже замечательная команда, замечательные люди, и вот эта «тройка» Анисин, Бодунов, Лебедев, которые сейчас у нас тоже и в «Легендах». Правда, Бодунов Саша не катается, а Лебедев с Анисиным катаются, играют. Поэтому все команды, когда нужно было делать и сборную, и за клубы мы ехали, всегда были дружны.

В.КУКУШКИН:  Кстати, сегодня вечером Виктор Иванович выходит на лед.

В.КОЛОСОВА:  Да, я и хотела остановиться на этом. 9 декабря стартует турнир «Кубок Легенд» в третий раз, вы будете в ретроформе. Я специально полезла в интернет, посмотрела, что это за форма. Четыре команды принимают участие – «Динамо», ЦСКА, «Спартак», «Крылья Советов». Замечательная форма, стилизованная под 1970-80, да, она, наверное, как-то так сделана?

В.КУКУШКИН:  Может быть, даже и раньше.

В.КОЛОСОВА:  Может быть, даже и раньше. Но в Москве похолодало. Как вы будете играть при минус 14?

В.КУКУШКИН:  На открытом воздухе.

В.КОЛОСОВА:  На открытом воздухе, что характерно.

В.ШАЛИМОВ:  Ну, это замечательно. Здесь, наверное, больше к болельщикам, чтобы им где-нибудь согреться?

В.КОЛОСОВА:  Ну, а для дыхалки, не задыхаетесь?

В.ШАЛИМОВ:  Да нет, ну, мы привыкли. Мы сейчас с «Легендами» тоже много ездим по разным городам и играем на открытом воздухе, и в закрытом, и в городах, где за 40. Ну, правда, за 40 мы на открытом не играли, а так выходили.

В.КОЛОСОВА:  Люди спрашивают, тренировки у вас есть? Или вы с листа играете?

В.ШАЛИМОВ:  Есть.

В.КОЛОСОВА:  Неужели вы ходите на тренировки?

В.ШАЛИМОВ:  У нас есть тренировки, у нас «Легенды хоккея» две тренировки в неделю – понедельник, четверг на «ВТБ Арена» в «Парке Легенд», поэтому у нас все нормально.

В.КОЛОСОВА:  А кто на тренерском мостике?

В.ШАЛИМОВ:  А на тренерском мостике у нас все тренеры.

В.КУКУШКИН:  Любой из них может быть тренером, и они и были тренерами. И Виктор Иванович тренировал чуть ли не сборную Южной Кореи.

В.ШАЛИМОВ:  Не только, и в «Спартаке» немножко поработал.

В.КУКУШКИН:  И в «Спартаке» работал. Австрия то же самое.

В.ШАЛИМОВ:  Здесь просто вопрос какой, здесь это то, что здорово то, что мы все собираемся где-то пообщаться. Так вот, если бы не было этой команды «Легенды хоккея», не знаю, ну, все бы по разным местам разбрелись бы и не встречались. А сейчас у нас, и вот этот «Кубок Легенд» как раз он и показывает то, что собираются все, разные поколения и, наверное, самому старшему, кто выйдет на лед, наверное, будет 70, это Александр Мартынюк.

В.КУКУШКИН:  Шурик-то шмыгает будь здоров.

В.КОЛОСОВА:  А как вы, это серьезные нагрузки? Люди тоже спрашивают. Вы прямо тренируетесь, или это напоминает, что вот какие-то рассказы, байки вспоминаете, турниры?

В.ШАЛИМОВ:  Нет, почему, на льду и, причем, так бывает и серьезно, что никто не хочет проигрывать. Единственное, что, конечно, есть разница в возрасте, и когда выходят на площадку ребята помоложе, они, конечно, побыстрее. А так все считают, здесь мы уже тренировались, первую тренировку провели на открытом воздухе. Так что у нас там даже на табло и счет висел, и так заводились. Правда, снег шел. А сегодня шикарная погода, минус 10, минус 11, главное, чтобы снега не было, не мешал, и думаю, что будет очень интересно.

В.КОЛОСОВА:  Дорогие друзья, «Кубок Легенд», не пропустите, с 9 по 11, кто в Москве, приходите в «Парк Легенд», я думаю, что будет потрясающее зрелище. А есть что-то аналогичное, допустим, в Канаде? 

В.КУКУШКИН:  Да, есть. У них традиционный матч на открытом воздухе бывает, это, по-моему, 31 декабря. Ну, это ветераны NHL и, может, даже и действующие, и там собирается до 50 тысяч зрителей. Они заливают это на футбольном поле и все.

В.КОЛОСОВА:  А может такое быть, что когда-нибудь наши легенды сыграют с легендами из Канады?

В.КУКУШКИН:  Может, были бы деньги.

В.КОЛОСОВА:  Вот, во что упирается. Я думаю, что это вызовет небывалый интерес и у российских болельщиков, и у канадских, я думаю, тоже. Представляете, «Красная машина» против канадцев.

В.КУКУШКИН:  Я представляю. И, более того, я могу сказать, что это будет прекрасный дружеский матч. Играть они будут честно.

В.КОЛОСОВА:  И кубок отнимать не будет никто.

В.КУКУШКИН:  И кубок, никто, ничего не будет отнимать. Но после игры это будут объятия, и понять, кто там из какой команды будет почти невозможно.

В.КОЛОСОВА:  Виктор Иванович, спасибо огромное. И победы на «Кубке Легенд».

В.ШАЛИМОВ:  Всем спасибо. Победа нам не очень нужна, главное, поиграть и здоровья набраться.