Собрание слов

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Большое интервью Полины Осетинской

скоро в эфире

04.06.2016 15:00
Встреча с Анатолием Белым слушать скачать
Встреча с Анатолием Белым - российским актером театра и кино. Известен по ролям в таких фильмах, как «Параграф 78», «Стальная бабочка», «Братья Карамазовы».
в гостях: Анатолий Белый

В.ТИХОМИРОВ: Дорогие друзья, представляю нашего гостя - Анатолий Белый, Заслуженный артист России. Такое впечатление, что вы не уходили, Анатолий, из нашей студии.

А.БЕЛЫЙ: А меня сюда тянет, вы знаете.

В.ТИХОМИРОВ: Как преступника.

А.БЕЛЫЙ: Стокгольмский синдром.

В.ТИХОМИРОВ: Рад тебя видеть, на самом деле. И, конечно, наблюдая за тобой, я думаю, бежит время, ты все лучше и лучше, и это хорошо. И еще, друзья, признаюсь вам, что мы периодически встречаемся в одном центральном универмаге вместе с Анатолием, у него очаровательная супруга. Ну, это так, на всякий случай. Анатолий, история очень простая, я тебе рассказываю последние новости, которые прошли за эту неделю, ну, на самом деле, такой хороший повод, чтобы поговорить, конечно, о тебе. Но прежде я хочу задать один не скромный вопрос, когда станешь Народным?

А.БЕЛЫЙ: Слушай, ну, это вопрос не ко мне.

В.ТИХОМИРОВ: А к кому?

А.БЕЛЫЙ: Министерство культуры Российской Федерации.

В.ТИХОМИРОВ: Не ври, я уже все знаю. Сами бегают, сами собирают эти подписи, письма.

А.БЕЛЫЙ: Нет, нет, я сам не бегаю, нет. 

В.ТИХОМИРОВ: Ну, просто мне рассказал, не буду называть его фамилию, зовут его Александр, вот он сам бегал, собрал, стал Заслуженным артистом, Мединский его лично поздравил, ручку жал. Я просто к тому, что, а до сих пор осталась вот эта кастовость – Заслуженный, Народный или просто любимый?

А.БЕЛЫЙ: Вот это последнее определение самое важное для артиста, мне кажется, потому что все эти градации не имеют никакой разницы, сейчас тем более. Может быть, это какая-то прибавка к зарплате, наверное, я не знаю. Нет, ну, когда еще пишешь резюме или какой-нибудь пресс-релиз и указываешь, что участвует Заслуженный артист РФ, ну, это как-то придает тебе какой-то…

В.ТИХОМИРОВ: Может быть, Пенсионный фонд потом как-то улыбнется тебе лучше.

А.БЕЛЫЙ: Не думаю.

В.ТИХОМИРОВ: Я тоже не думаю. Ну, что же, размялись, а теперь поехали. Давай, может быть, первую новость из Тольятти, твоя малая родина, замечательный светлый город прекрасный.

А.БЕЛЫЙ: Да.

В.ТИХОМИРОВ: Ты знаешь, в чем дело, 2 июня, наконец-то, служба безопасности «АвтоВАЗа» и полиция Тольятти, наконец-то, выяснила обстоятельства похищения с территории завода выставочного экземпляра Lada Xray. Были задержаны два преступника, два 4 мая, ну, а последний был задержан 1 июня. То есть ты понимаешь, стояла машина на постаменте, все любовались, а потом взяли и угнали. 

А.БЕЛЫЙ: Узнаю родной город.

В.ТИХОМИРОВ: Да. Я вот думаю, интересно, а как же Анатолий Белый, живя в таком веселом городе, все-таки ни разу не сделал ходку на территорию мест не столь отдаленных, как он не стал криминальным авторитетом и так далее?

А.БЕЛЫЙ: Ты знаешь, наверное, не хватило времени просто.

В.ТИХОМИРОВ: Нет, если честно.

А.БЕЛЫЙ: Ну, просто не хватило времени, потому что я учился и занимался спортом. Вот было бы чуть побольше времени, я бы там, конечно же, чего-нибудь сделал, отметился бы как-нибудь в местных органах, конечно же, обязательно. У меня в классе фактически все отметились, кто отсидел срок, кто два.

В.ТИХОМИРОВ: О, как классно встречаться потом, встреча одноклассников.

А.БЕЛЫЙ: Да, да.

В.ТИХОМИРОВ: Я просто думаю иногда, вот странная вещь, вот тренд. Я, например, недавно встретил своего одноклассника, он мне сказал: «Эти сидят, эти за границей, эти в Израиле, эти в Америке». Я думаю, какой у нас замечательный класс – одни сидят, другие в Америке. Только один я в России.

А.БЕЛЫЙ: Остался в Москве, как дурак, да?

В.ТИХОМИРОВ: Я все время, хотя это было только вчера, это были наши друзья.

А.БЕЛЫЙ: Ты знаешь, я иногда тоже об этом думаю и довольно-таки часто. У Макаревича еще есть такая песня: «А ты помнишь, Мишка, в 1972-м… этот сел, а этот в Париже». Ну, вот это же история всех наших классов, понимаешь, когда мы заканчиваем школу, и это вот такая какая-то история. А, тем более, в Тольятти, там было два пути, ну, максимум, три  - один путь в криминал, другой в полицию, тогда еще в милицию, а третий – уехать из этого города. 

В.ТИХОМИРОВ: Ты выбрал самый правильный.

А.БЕЛЫЙ: Я как бы выбрал третий путь.

В.ТИХОМИРОВ: Слушай, а вот ты занимался гимнастикой.

А.БЕЛЫЙ: Акробатикой.

В.ТИХОМИРОВ: Акробатикой, прости, пожалуйста. А чем акробатика от гимнастики отличается, кстати?

А.БЕЛЫЙ: Ну, ты что, там нет снарядов никаких, ты что. Спортивна гимнастика – кольца, брусья, кони, я не знаю, кто еще. А акробатика это три дисциплины – дорожка   прыжковая, ковер, где ты выступаешь под музыку в какой-то такой танцевально-спортивной композиции, и батут. Вот три дисциплины акробатики, открою тебе небольшой секрет. Это просто не такой популярный вид спорта у нас пока что, но очень развивающий.

В.ТИХОМИРОВ: Слушай, а ты мог подрабатывать тогда каскадером, по идее?

А.БЕЛЫЙ: А ты знаешь, что, в принципе, я с этого начал. Я не с каскадерства, но примерно, я начал в театре, первое, что я сделал, Валентин Рыжий, был такой режиссер на Таганке, позвал меня в спектакль «Москва–Петушки», который был для Саши Цуркана моноспектаклем, актер Театра на Таганке Саша Цуркан. И мы вдвоем с одним парнем делали, были такие ангелы, знаешь, в джинсах, в черных майках и в кедах. Ну, такие из Выхино ангелы, или откуда там, где ехал Венечка. И началось с акробатики, все именно с этого – столы, прыжки, мы там его загоняли в угол, пластическая такая была роль.

В.ТИХОМИРОВ: Язык тела.

А.БЕЛЫЙ: Язык тела и души. Поэтому мне это очень пригодилось, я с этого начал.

В.ТИХОМИРОВ: Я просто всегда думаю, бедные актеры, на самом деле, вот ты стоишь там в пятом ряду, изображаешь кустик сирени, а вперед Народные артисты говорят: «Уйдите, уйдите, Народный артист сейчас монолог будет  говорить». Я думаю, какое надо иметь терпение и выдержку, чтобы дождаться потом этого звездного часа.

А.БЕЛЫЙ: У тебя какое-то архаичное представление о театре или ты говоришь образно, видимо?

В.ТИХОМИРОВ: Нет, я говорю конкретно об одном Народном артисте, когда выходит на сцену и вокруг него стоят другие актеры, он говорит: «Уйдите, уйдите, сейчас Народный артист будет монолог говорить».

А.БЕЛЫЙ: Видимо, ты о Малом театре говоришь, я не знаю.

В.ТИХОМИРОВ: Ну, почти угадал.

А.БЕЛЫЙ: Ну, потому что этого практически нигде нет, это такая архаика. Но, тем не менее, как образ. Но, если мы говорим об ожидании своей, своего и так далее, то да, у каждого как-то по-своему, кто сколько ждет.

В.ТИХОМИРОВ: Ну, да, терпения.

А.БЕЛЫЙ: Терпение и труд.

В.ТИХОМИРОВ: И труд, вот это самое главное. Следующая новость, ты знаешь, это историческая новость, дело в том, что 1 июня, представляешь, 1926 года, в этот день родилась актриса Мэрилин Монро.

А.БЕЛЫЙ: 90 лет.

В.ТИХОМИРОВ: Ты прикинь.

А.БЕЛЫЙ: Ей бы сейчас было 90.

В.ТИХОМИРОВ: А мы до сих пор: о, Мэрилин, Мэрилин. Я думаю, ну, может быть, она действительно вовремя ушла, осталась, как говорится, в памяти. Но дело не в этом, на самом деле, ты знаешь, ее настоящее имя было Норма Джин Мортенсон. Я вот думаю, интересно, а имя действительно так может определить характер и будущую судьбу? Вот назвал свою дочку Виктория, такое классное имя Виктория, и ты понимаешь, что за ней будет только одна победа. Я просто думаю, все-таки имя, имя, имя, сестра. Это судьба или нет?

А.БЕЛЫЙ: Ну, для меня да, мне кажется, да. Мне кажется, имя очень много определяет, потому что, как тебе сказать, имя это как бы твоя запись для туда, для наверх. Это все равно твое определение, что называется, это буквы, которые определяют твою энергию и твою какую-то судьбу, я в это верю. Мне, например, странно, что меня назвали Анатолий, хотя у меня родители, потом я долго спрашивал: «Почему? Ну, почему именно Анатолий?» Мне не нравится мое имя, всю свою жизнь мне не нравилось мое имя. Ну, как-то Толик-алкоголик, сантехник как будто такой Толян, приходит с фиксой. Кстати, у меня и был в прошлом доме, где мы жили, был сантехник, который обслуживал наш дом,  Анатолий. Вот именно такой. Я как в зеркало смотрюсь, как в зеркало, и было как-то, думаю, боже мой. И я спрашивал: «Что такое, папа, мама? Ну, почему?» Ну, объяснили как-то уклончиво, что жили в городе в Тольятти и назвали в честь лидера коммунистической партии Италии Пальмира Тольятти. Толя – Тольятти. Я сказал: «Спасибо большое».

В.ТИХОМИРОВ: Слушай, ты знаешь, ну, ладно город назвали в честь итальянского лидера, но ребенка за что?

А.БЕЛЫЙ: Ребенка-то за что? Вот именно.

В.ТИХОМИРОВ: Нет, я, на самом деле, любил свое имя Вадим, такой Вадим, заводила, наглая рожа.

А.БЕЛЫЙ: Я поэтому и назвал своих детей Максим и Виктория. 

В.ТИХОМИРОВ: Да, и Максим, кстати, тоже красивое имя.

А.БЕЛЫЙ: Максимус и Виктория, ну, два латинских.

В.ТИХОМИРОВ: Слушай, оправдывают, скажи мне?

А.БЕЛЫЙ: Ты знаешь, пока да.

В.ТИХОМИРОВ: Там дальше, говорит, посмотрим.

А.БЕЛЫЙ: Там такой огонь вообще, что один, что другой.

В.ТИХОМИРОВ: Слушай, а они ходят на спектакли?

А.БЕЛЫЙ: Ну, у меня нет детских спектаклей, поэтому нет, ко мне они не ходят, у меня они все взрослые.

В.ТИХОМИРОВ: Потому что все мои друзья, подруги театральные, которые родились в кулисах, они все с самого малого детства ходили все время и смотрели, как маме отрубают голову.

А.БЕЛЫЙ: Нет, по-моему, на «Дуэли» они у меня были, или нет. Нет, другое дело, что они ходят на мои выступления, вот у меня же есть «Маленький принц», как бы в этом жанре с «Виртуозами Москвы» я это делаю. Да, я читаю «Маленького принца» с «Виртуозами Москвы» и песочной анимацией, Марина Соснина художник из Питера, она делает он-лайн сразу же интерактивно так, на экран выводится песочная анимация в своем уникальном стиле, с красками «Эбру», там трехслойная анимация, там все движется. Вот это круто.

В.ТИХОМИРОВ: Вот ты Депардье, ну, прости, я в хорошем смысле этого слова.

А.БЕЛЫЙ: Да?

В.ТИХОМИРОВ: Я когда увидел Депардье, который читал, по-моему, в Марселе на фоне симфонического оркестра, по-моему, то ли Шекспира, я не мог оторваться.

А.БЕЛЫЙ: Это круто, да, это очень может быть интересно. Ну, вот, так вот детки «Принца» как раз смотрели, конечно, ну, это их.

В.ТИХОМИРОВ: В студии находится актер Анатолий Белый, актер МХТ, известный киноактер, сериальный актер, ну, это же правда, на самом деле, все это так, и человек, который, на самом деле, мне кажется, думающий, что для актера большая редкость и большое счастье, и большое горе.

А.БЕЛЫЙ: Горе от ума.

В.ТИХОМИРОВ: Да, горе от ума. Слушай, смотри, следующая новость, конечно, она странная новость, но я все время думаю. Дело в том, что на прошлой неделе житель Бердска Новосибирской области, 20-летний парень, на самом деле, был приговорен к 3 месяцам колонии поселения за оскорбление православных верующих. Он взял и разместил у себя «ВКонтакте» графическое изображение с нецензурной лексикой, которая оскорбляла чувства верующих. Как говорится, бог с ним, бог ему судья, на самом деле. Но я сейчас о другом, я все время думаю, а вот театр, богоугодное это дело или нет? Ведь долгое время, ты знаешь, актеров не хоронили даже.

А.БЕЛЫЙ: Хоронили за околицей.

В.ТИХОМИРОВ: И другой вопрос, вот, например, ты играешь спектакль «Мастер и Маргарита», удивительное произведение, ты там просто классный. Но там кто главный герой? Ты и Воланд. А кто такой Воланд? И я думаю, вот я как православный человек должен оскорбиться, что на сцене мне показывают дьявола или нет?

А.БЕЛЫЙ: Это сейчас был вопрос?

В.ТИХОМИРОВ: Да.

А.БЕЛЫЙ: Вадим, я тебе так, наверное, скажу, что давайте разделять мух и лапшу. Ну, ребят, театр это театр, церковь это церковь. Я вообще считаю, что по большому, по гамбургскому счету, за это не сажать. У них, ну, все равно закон божий, и человек получит как бы свое, не получит, это законы другие, по которым не должно работать государство. Ну, сажать за это, ну, это… Ну, тогда теряется смысл церкви, получается. Вот как бы я… А что касается театра, то мне кажется, что, опять же, это архаичное очень понятие, вот то, что мы лицедействуем, значит, берем на себя какую-то чертовщинку, что-то мы не имеем права этого делать и так далее. Надо смотреть шире. Мне кажется, что, ну, я такой человек, то есть можете сказать, что космополит безродный, но, тем не менее, надо смотреть шире, чем православие, чем иудаизм и так далее, и все дорожки к одному и тому же месту. Я смотрю на это так, что театр в своей сути все равно для меня имеет нравственный посыл. Поэтому…

В.ТИХОМИРОВ: Вот смотри, как ты правильно говоришь: театр – нравственный посыл. А почему тогда так мало спектаклей для детей? Так мало кино для детей? Вот смотри, ты же не можешь пригласить своих детей на спектакль «Человек-подушка».

А.БЕЛЫЙ: Нет, ну, это мой спектакль, конечно. 

В.ТИХОМИРОВ: Ну, я шучу, ну, прости.

А.БЕЛЫЙ: Нет, я возражу тебе. Не так мало спектаклей для детей. Ты знаешь, сейчас огромное количество по Москве. В МХТ, может быть, не так много, но по Москве огромное количество. Кино для детей это действительно проблема, вот этого действительно нет, но это вопрос уже, знаешь, глобального какого-то все время нашего безденежья, в которое нас ставят, и каждый раз одно и то же - нет денег. 

В.ТИХОМИРОВ: Ну, вот смотри, Борис Грачевский придумал себе классную систему, схему, и «Ералаш» снимается, и деньги зарабатываются, и сам вот веселый. Недавно встретил его в «Караваевых», такой веселый: «Привет, - говорит, - Вадя». Я говорю: «Здравствуйте, Борис». Я просто думаю, а кто будет помогать детям, кто будет с помощью искусства кино, театра воспитывать их? Вот ты думаешь об этом? Прости.

А.БЕЛЫЙ: Я думаю об этом. Но в условиях нашего государства, которое, ну, как бы пока дождешься помощи, дети вырастут.

В.ТИХОМИРОВ: Ну, это, в принципе, да, они очень быстро растут. 

А.БЕЛЫЙ: Я считаю, что надо просто делать. Как у Чехова гениально сказано: «Дело надо делать, господа, дело».

В.ТИХОМИРОВ: Ну, а вот что ты делаешь, вот ты конкретно, что делаешь для этого?

А.БЕЛЫЙ: Что я читаю «Маленького принца».

В.ТИХОМИРОВ: Хорошо. Что еще?

А.БЕЛЫЙ: Что еще я делаю? Я, кстати говоря, делаю, совсем недавно начал делать,  Вадим, свой новый проект, который называется «Кинопоэзия». Да, ты даже об этом не знал, это новость для тебя.

В.ТИХОМИРОВ: Подожди, а что это такое?

А.БЕЛЫЙ: Это новость для меня самого.

В.ТИХОМИРОВ: Вот так рождаются новости.

А.БЕЛЫЙ: Вот так рождаются новости. Потому что я долго, как-то все энергия собиралась, собиралась вокруг, читаешь стихи, люди вокруг занимаются поэзией в разных как бы ипостасях, кто-то на театре, кто-то делает какие-то перформансы и так далее. Я долго-долго думал, ну, почему у нас нет этого жанра, как такового, который, на самом деле, есть. Помнишь, были в 1978 году Хржановский Андрей сделал потрясающую трилогию по Пушкину анимационную «Я к вам вернусь, воспоминанья»?

В.ТИХОМИРОВ: Да.

А.БЕЛЫЙ: Трилогию, где закадровый голос Смоктуновского и Юрского, гениальная трилогия по Пушкину, которую я включил, мои дети вот так завороженно смотрели на экран. Дальше какие-то отдельные вспышки были, что-то на телевидении «Москва 24» там сделала «Это тебе», когда там читали ребята просто в камеру стихи, какие-то отрывочки, Рома Либеров занимается этим потрясающе, делает фильмы о поэтах, Мандельштам его последний «Сохрани мою речь навсегда» потрясающий анимационный фильм огромный. И я думаю, ну, что же такое, почему это не сделать на стабильной нормальной основе жанром. И вот думаю, кто же, кроме меня, думаю, да, господи, надо уже начинать делать, что сидеть, ждать чего-то. И вот, этот не коммерческий абсолютно, образовательный и просветительский проект, называется «Кинопоэзия». 

В.ТИХОМИРОВ: Ты что, дурак, что ли?

А.БЕЛЫЙ: Да, да, я дурачок. Но, тем не менее, зарабатывать это не мое, я знаю, что абсолютно.

В.ТИХОМИРОВ: Да, ты знаешь, каждому свое действительно.

А.БЕЛЫЙ: Вот абсолютно, вот каждому свое, я просто убедился в этом уже много раз, начиная с того, как мне подсунули футболки в Ленинграде и сказали: «Слушай, продашь там у себя в общаге, вообще будет отлично». Я привез, эти футболки носят все. Поэтому это не мое, я знаю, что это не мое. Поэтому я подумал, никакой коммерции, и вообще, в принципе, в этом деле не должно быть коммерции, коммерческой составляющей. Суть какая. Сделать из этого, два у нас основных направления, я сейчас уже, мы работаем над этим, уже есть у нас первая спонсорская помощь, да и мы сделали уже практически 4 ролика по Пушкину.

В.ТИХОМИРОВ: А кто читает, дети?

А.БЕЛЫЙ: Нет, это для детей.

В.ТИХОМИРОВ: Взрослые для детей.

А.БЕЛЫЙ: Это актеры профессиональные, в том, что я делаю профессиональные актеры, профессиональные кинорежиссеры, киногруппы, актеры, все очень мощно, потому что на сегодняшний день, если делать что-то такое на коленках, никому не интересно, потому что визуальный ряд настолько богат и многогранен.

В.ТИХОМИРОВ: Вот дети на коленке могут делать.

А.БЕЛЫЙ: Да. Дети, да. Суть в чем состоит, Вадим, этого проекта, сделать огромный видеоконтент поэтических минифильмов, поэтических роликов. Мы берем поэзию и перекладываем ее в киноязык в совершенно разных формах – анимация, голос в кадре, голос за кадром.

В.ТИХОМИРОВ: Прости, но типа клипа? 

А.БЕЛЫЙ: Ну, поэтические минифильмы. Потому что по склейке, по жанру, по технике это будет не клип, это будет ближе к кино, это все равно кино, где за кадром, в кадре читает актер стихи, анимация, поэтические флэш-мобы…

В.ТИХОМИРОВ: Нет, Толя, ты не дурачок, ты сумасшедший.

А.БЕЛЫЙ: Да, наверное. Но вот с этим контентом, от чего у меня самое первое, потому что я смотрю на свою дочь, которая 17-летняя, к сожалению, мало читает. Я смотрю, Катя мало читает. И я вижу, вокруг люди говорят: у нас мало читают дети, мало читают, мало читают. Я подумал так, если вы не читаете книги, если вы визуалисты и слухачи, если вы смотрите и слушаете, тогда смотрите поэзию. Не читайте ее, окей, смотрите ее.

В.ТИХОМИРОВ: Только что мы выяснили до новостей, у нас была своя маленькая, домашняя новость, что Анатолий занялся еще и «Кинопоэзией». Мы еще вернемся к этой теме, а пока давай продолжим изучать новости. Ты готов?

А.БЕЛЫЙ: Да.

В.ТИХОМИРОВ: Хорошо. Следующая новость, ну, прости меня, ничего личного. Дело в том, что на этой неделе Даниил Козловский представил идею нового спортивно-оздоровительно-драматического фильма под названием «Тренер», где Даниил будет, на секундочку, играть главную роль, будет режиссером этого фильма и будет еще сопродюсер. Вот я думаю, вот он может, а ты пишешь не коммерческий проект.

А.БЕЛЫЙ: Слушай, каждому свое. Это, конечно, прекрасно. Вот видишь, понимаешь, это висит в воздухе, актеры, которые чувствуют в себе силы сделать что-то еще кроме своей профессии и делают это.

В.ТИХОМИРОВ: А у тебя нет зависти, например?

А.БЕЛЫЙ: Нет, абсолютно, у меня ест радость за то, что люди делают какие-то дела, не сидят на месте, не гниют и не говорят: «Все плохо, нет денег, и давайте вообще ничего не делать, будьте здоровы». А каждый занимается тем, чем хочет. Вот Данила, у него такая идея, вот он ее воплощает, слушай, но это правильно. В Голливуде сколько актеров, которые сидят, сидят, у них приходит какая-то идея, это нормальный творческий процесс, приходит идея в голову, я хочу ее реализовать, давай, поехали.

В.ТИХОМИРОВ: Слушай, Толь, многие мои друзья, они, конечно, старше тебя, мои ровесники, немножко, может быть, постарше меня, но дело не в этом, я вдруг понял, в чем беда вот этого погибшего поколения актеров. Они когда учились в театральном вузе, они учились только читать пьесы и играть их на сцене, ну, или в кино. А надо было еще жить, надо было придумывать. И, к сожалению, они были не готовы. Ты знаешь, у меня огромное количество моих друзей, я так называю их, мое живое кладбище, я боюсь им иногда звонить, поздравлять с днем рождения, потому что они играют в театрах, ничего, какие-то такие проходные роли, они снимаются в кино, бомжа играют или что-то еще. Я думаю, они потерянное поколение, потому что они… И вот сейчас многие могут тоже потерять себя, потому что не хотят выйти за рамки, за пределы того, что им написано. А ты вышел, и Даниил выходит, и ему завидуют.

А.БЕЛЫЙ: Ты знаешь, да может быть, наверняка, вполне, и это понятно, нормальные человеческие чувства, никуда от них не денешься. Дело в другом, что профессия все-таки жесткая, понимаешь. Кому-то хватает сил на это, кто-то отваживается. Я тоже, понимаешь, сидел-сидел, думаю, да что же такое, предлагают в сериалах какие-то не интересные истории, сценарии, приходят какие-то не интересные роли, которые я пачками отвергаю. И сижу. И думаю, а что я сижу, если у меня есть потенциал такой, если я этим занимаюсь. Я прислушался к себе просто и понял, чего я хочу. Что ты хочешь, Толь, чем ты хочешь заниматься? Вот это меня греет изнутри, это меня зажигает изнутри, потому что я люблю поэзию, но не просто читать, а вот сделать нечто новое с этим жанром, переложить ее вот сюда, сделать это для детей, в том числе. Ну, как бы, кто на что отваживается.

В.ТИХОМИРОВ: Слушай, скажи мне, а откуда ты черпаешь энергию? Это ведь очень важно. Сейчас, знаешь, сейчас говорят: «Вы, наверное, пьете кровь младенца, да?» Нет, ну, действительно, потому что работать в таком ритме мне, к сожалению, печально говорить о судьбе некоторых своих коллег, которые, ну, нет другого способа, они говорят: «Я пью». Я понимаю, что это оправдание, на самом деле, своей слабости. Но, с другой стороны, работать в таком темпе тоже тяжело.

А.БЕЛЫЙ: Ну, а кто сказал, что будет легко. 

В.ТИХОМИРОВ: Нет, никто.

А.БЕЛЫЙ: Нет, никто, поэтому нет, я не пью.

В.ТИХОМИРОВ: Как вообще?

А.БЕЛЫЙ: Нет.

В.ТИХОМИРОВ: Опасный человек.

А.БЕЛЫЙ: Нет, я пью не для расслабления, на самом деле, потому что это очень опасно.

В.ТИХОМИРОВ: Да, это очень опасно. Так, ну, что же, пришла еще одна интересная новость к нам,  Анатолий, из Индии. Ты знаешь, 50 тысяч  мусульман индийцев подписали петицию за запрет троекратного «талака». Дело в том, что в Индии есть такая практика, если муж троекратно произносит: «Талак», это дает ему право на развод. Но самое главное не в этом. Дело в том, что в последнее время в Индии стало популярно посылать эти «талаки» своим супругам, ну, женщинам, с помощью смс. То есть присылает смс, жена читает: «Талак, талак, талак». Все, типа пока. Я думаю, о, молодцы индийцы, вот это наши люди. Я просто думаю, как найти своего человека в жизни, как найти свою женщину в жизни? Ну, пока не получается. Ну, то есть у меня получается, а потом не получается.

А.БЕЛЫЙ: А потом: «Талак, талак, талак».

В.ТИХОМИРОВ: А потом «талак, талак». Вот как это сделать? У тебя есть какой-то свой код, ключ? Я не зря сказал про Инессу, она действительно очаровательная. Ты знаешь,  вот говорят, вторая половина. Я прямо вижу вас вдвоем, когда, я начинаю сразу улыбаться, потому что видно, что вы вдвоем. Я думаю, ну, вот как найти ее? Ведь многие люди ходят по этой земле, и они не верят, что найдут свою вторую половину.

А.БЕЛЫЙ: Вадим, у меня нет ответа на этот вопрос.

В.ТИХОМИРОВ: То есть даже не подскажешь адресок, не кинешь, не чирканешь?

А.БЕЛЫЙ: Сайт знакомств? Ты это хотел сказать?

В.ТИХОМИРОВ: Да, да.

А.БЕЛЫЙ: Я тебе могу единственное сказать, если можно мне это сказать в эфире, что вчера у нас была с Инночкой годовщина свадьбы.

В.ТИХОМИРОВ: Я поздравляю.

А.БЕЛЫЙ: И я в эфире хотел бы ее поздравить с этим, Инночка, и сказать, что я ее люблю.

В.ТИХОМИРОВ: Она терпит тебя.

А.БЕЛЫЙ: Ну, что делать. Вчера у нас была, она прочитала «кожаная свадьба», и я ей решил подарить свою кожу. 

В.ТИХОМИРОВ: Шагреневую? Слушай, а как вы с ней познакомились? На улице?  Прости, что я лезу, может быть, не в свои дебри, я, знаешь, не Пушкина, и не Прошутинская. Ну, не хочешь и не говори, все.

А.БЕЛЫЙ: Нет, почему, мы познакомились на съемках одного фильма, куда она случайно совершенно попала и просто продюсер, малобюджетный был фильм, попросил просто помочь. Сказал: «Слушай, там на заднем плане с женой походи. Ну, просто жена там будет, носит просто посуду на стол, кухня, стол. И все». Оказалось, что роль там со словами и так далее, потом подстава чистой воды, она пришла и как-то вместе мы это все размяли, то есть я ее как-то успокоил, сказал, что все в порядке. Как живут, ты живешь, ничего не  надо играть. Ну, как-то вот так и познакомились.

В.ТИХОМИРОВ: Слушай, режим он-лайн.

А.БЕЛЫЙ: Режим он-лайн.

В.ТИХОМИРОВ: Я понял, надо все время быть готовым. Я буду ходить теперь все время в режиме он-лайн. Ну, что же, а следующая новость будет попроще. Ты знаешь, в чем дело, в Москве, наконец-то, открылся в присутствии мэра города Москвы Сергея Собянина частный музей русского импрессионизма. Там представлен Валентин Серов, Константин Коровин, Борис Кустодиев. Вот ты сыграл Казимира Малевича. А я все время думаю, а кто эти художники, вот кто это люди, это аферисты, или действительно, когда они пишут картины, они посылают некий месседж нам, и ты, стоя перед картиной, начинаешь преображаться? Вот что это такое, ты же вошел, как говорится, в образ художника. Вот кто такие художники?

А.БЕЛЫЙ: Ты знаешь, для меня настоящие художники, давай оговоримся сразу, ну, это какие-то инопланетяне.

В.ТИХОМИРОВ: Вот мне тоже так кажется.

А.БЕЛЫЙ: Они космические.

В.ТИХОМИРОВ: Я говорю, или аферисты или инопланетяне.

А.БЕЛЫЙ: Ну, да, аферисты это не настоящие, а настоящие они какие-то космические, они, правда, другие. Они видят мир по-другому, они как-то, ну, из космоса. Особенно такие гениальные, как ты называешь.

В.ТИХОМИРОВ: Да, кстати, это все мои любимые художники.

А.БЕЛЫЙ: Это потрясающе. Я знаю об открытии этой выставки, к сожалению, не дошел до нее.

В.ТИХОМИРОВ: Это не выставка, это музей теперь будет, представляешь.

А.БЕЛЫЙ: А, музей.

В.ТИХОМИРОВ: Притом частный музей.

А.БЕЛЫЙ: Да, очень здорово. Еще у нас есть частный музей Анатолия Зверева, открылся недавно, так относительно недавно. Прекрасно.

В.ТИХОМИРОВ: А скажи мне, пожалуйста, ты, например, себя как-то вот так определяешь, например, вот тот Анатолий Белый, который родился, который в пионеры, и тот Анатолий Белый, который сейчас, ты как-то изменился? Может человек измениться на протяжении жизни? В худшую сторону, я знаю, что всегда можно.

А.БЕЛЫЙ: Легко.

В.ТИХОМИРОВ: Это легко, да. А вот в лучшую сторону?

А.БЕЛЫЙ: Я не знаю, в худшую или в лучшую, но я изменился. Однозначно изменился, Вадим, и очень сильно. Потому что все школьные годы я был очень зажатым, интровертным, боявшимся девочек, мальчиком, который…

В.ТИХОМИРОВ: Ты сейчас вообще…

А.БЕЛЫЙ: Я тебе серьезно говорю, который занимался спортом и уходил от этого всего в спорт, приходил в школу, учился, потом уходил и занимался спортом и читал книжки, допустим. Вот так. Я очень изменился. Мне кажется, что это возможно, потому что это и называется, как у Станиславского написано для актера: «Работа человека над собой». Это возможно. Вадим, ты можешь.

В.ТИХОМИРОВ: То есть у меня еще все впереди.

А.БЕЛЫЙ: У тебя есть шанс.

В.ТИХОМИРОВ: И это мне сказал Анатолий Белый. Последняя новость, которую я хочу тебе представить на твой суд. Дело в том, что на прошлой неделе Верховный суд Карелии окончательно решил, что фразы «Закон, что дышло, куда повернул, туда и вышло» и «Законы святы, да законники лихие супостаты» не порочат чести и достоинства карельской полиции. Эти фразы были в статье издания «Северный берег» и полиция карельская решила, что это оскорбление, и хотели засудить вот это издание. Ну, суд сказал, что нет, фразы хорошие. Я, знаешь, о чем вдруг подумал, прости, я вдруг подумал о слове. Вот говорят «слово лечит, слово калечит, словом можно убить человека». Я все время, когда хожу в театр, у меня такое ощущение, как будто как колокол, ну, в хороший театр, он очищает душу. Я все время думаю, а что вообще актер, который стоит на сцене и очищает мою душу, а что с ним происходит? Вот что происходит с тобой?

А.БЕЛЫЙ: Ты знаешь, я уже много раз об этом говорил и утвердился в этом своем мнении, что это абсолютная терапия обоюдная.

В.ТИХОМИРОВ: И для тебя тоже?

А.БЕЛЫЙ: Обоюдная терапия. Потому что даже после какого-то совершенно сумасшедшего тяжелого спектакля, как «Мастер и Маргарита» или «Человек-подушка», я все равно, происходит обмен энергией, и я это чувствую. И я после этого спектакля, как ни странно, чувствую себя полным сил.

В.ТИХОМИРОВ: То есть ты не срываешься потом на близких?

А.БЕЛЫЙ: Нет, ну, ты что. Ну, это какое-то интересное состояние, когда ты физически изможден после 3-часового, «Подушки», но душевно ты на каком-то находишься подъеме. Это терапия абсолютная, что для меня, как и для тебя. А вот в Карелии делать им просто нечего, видимо, вот они и цепляются.

В.ТИХОМИРОВ:  Ну, да, вот они цепляются за нас, за людей слова. Ну, и, Анатолий, возвращаясь вот к твоей «Кинопоэзии».

А.БЕЛЫЙ: К слову.

В.ТИХОМИРОВ: К поэтическому слову. Все-таки я не могу очень понять, ну, хорошо, вот будете снимать эти киношедевры.

А.БЕЛЫЙ: Минифильмы.

В.ТИХОМИРОВ: Минифильмы, да, основанные на стихах великих поэтов. А кто их будет видеть? Скажем так, как пробить стену? Приедешь, простынку повесишь, и нажал на кнопочку, смотрите, дети, любуйтесь.

А.БЕЛЫЙ: Ты знаешь, это действительно пока что стенки, но я думаю, что, как говорится, к каждой стенке, как там у Бутусова пелось, «есть ключ к каждой двери», грубо говоря, каждую стенку можно пробить. Я не думаю, я чувствую, что назрело это в воздухе, потому что мы хотим зайти с этим контентом большим, который по действительно классическим произведениям, и мы сейчас убиваем двух зайцев, мы идем по школьной программе.

В.ТИХОМИРОВ: Ненавистной школьной программе.

А.БЕЛЫЙ: И вот с этой ненавистной нам, но уже любимой будет следующим поколением детей, потому что мы сделаем минифильмы по детской программе и зайдем с этим в Министерство образования, и скажем: «Ребята, вот дополнительный инструмент к изучению и привитию любви к поэзии».

В.ТИХОМИРОВ: Толечка, хочешь я тебе покажу, какую они покажут тебе конфигурацию из пальцев?

А.БЕЛЫЙ: Да, я знаю. Тем не менее, надо делать, опять же, дело. Мы начнем, мы покажем, это все равно дело пробивается. И я знаю, что есть в Министерстве образования сейчас программа, которая называется «Электронная школа», в которую мы в листа попадаем, вот, нажал кнопку, целый контент у нас будет храниться в YouTube, у нас свой канал. Интернет-продвижение, естественно, это своя как бы история, интернет-продвижение этих роликов. Другое дело, что это инструмент целый, потому что ты, опять же, не хочу я открывать крышку. Школьник нажимает кнопку, смотрит это стихотворение. Мы сделаем мобильное приложение это аудио. Ой, я забыл выучить Тютчева, приложение, кнопочка, в уши наушники, идет в школу и учит его.

В.ТИХОМИРОВ: Ты знаешь, у меня  один вопрос. Ты говоришь, будут читать это известные актеры. Молодые актеры или старые?

А.БЕЛЫЙ: Разные. И молодые, именитые будут, и кинорежиссеры у нас молодые, потому что мы сейчас ведем речь с фестивалем «Движение» в Омске Артема Михалкова, где дебютные фильмы, молодые режиссеры, «Кинотавр» открывает режиссеров молодых. И вот, они люди талантливые есть, просто им надо давать пищу, им надо давать работу, и тогда они отзываются на это, и коллеги мои отзываются с радостью. У меня ребята с удовольствием откликаются на это. Леша Кортнев сейчас прочитал стихи, Сережа Безруков снялся, я, Артур Смольянинов, вот 4 премьерных ролика наших «Кинопоэзии», которые мы будем презентовать. Мы будем презентовать это 6 июня в день рождения Александра Сергеевича Пушкина в «Музеоне», в летнем кинотеатре, все для этого существует, все, площадка готова.

В.ТИХОМИРОВ: И что, бесплатно?

А.БЕЛЫЙ: Да, вход свободный. Свободный вход, идите и смотрите. «Кинопоэзия», 4 премьерных ролика по Пушкину, живое чтение стихов, Райкин, Чиндяйкин, Назаров, Безруков, Полозкова, Гребенщикова, «Виртуозы Москвы» будут нас открывать, Леша Кортнев сыграет для нас, группа «Ундервуд» для нас сыграет. Это будет уютнейшим, мы повесим гирлянды в 10 часов вечера, мы сделаем это, ну, ночные пушкинские чтения.

В.ТИХОМИРОВ: Ждите в гости. Ты знаешь, Анатолий, я вдруг о чем подумал, одно из двух, или надо сразу начинать новую жизнь мне уже, или надо уже впадать в детство по возрасту. Я просто к тому, что как жалко, что в моем детстве не было таких людей, не было такого контента. Я так жалею, что русская поэзия прошла мимо меня, так вот знаешь, на всем скоку. Я не любил поэзию. Я даже когда учился в институте, когда мне надо было сдавать вот эти поэтические куски, я все время мучился, потому что у меня было отторжение. А сейчас я понимаю, что это бездна.

А.БЕЛЫЙ: Это может быть очень красиво.

В.ТИХОМИРОВ: Бездна, вселенная.

А.БЕЛЫЙ: Это может быть очень красиво и интересно, приходи.

В.ТИХОМИРОВ: Толя, я называл сегодня тебя сумасшедшим, дурачком называл, ну, сам фашист, что я могу сделать. Толя, на самом деле, ты молодец. Огромное тебе спасибо, спасибо за это продвижение, спасибо за твои роли, спасибо вообще, что ты есть на этом свете, потому что, ты знаешь, должна быть человеческая константа, творческая константа. И, самое главное, что эта константа еще куда-то стремится вверх. Это большое счастье.

А.БЕЛЫЙ: Спасибо.