АудиоСторис

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Любимые мелодии и много полезной информации

04.06.2016 14:00
Почему мы так любим критиковать? смотреть слушать скачать
Критика - вещь довольно неоднозначная. Её, как очень тонкий инструмент, необходимо использовать умело, дозировано, и, непременно, только во благо. Но вокруг нас полно людей, которые откровенно пренебрегают этими постулатами. Кому не знаком начальник, выискивающий даже в самом блестящем проекте недостающую запятую? Или свекровь, способная довести до белого каления вечными придирками? Почему же мы так любим критиковать? И для чего мы это делаем - обо всем этом мы спросили у Анетты Орловой!

А.ОРЛОВА: Сегодня в нашей передаче мы будем говорить о критичности, как о черте характера, критичности, как способе взаимодействия с миром, с другими людьми, будем разбираться, почему людям так свойственно критиковать, и можно ли, используя именно этот метод, критику, выстроить хорошие отношения, добиться того, о чем ты мечтаешь, к чему ты стремишься? Можно ли построить гармоничные, хорошие отношения, если ты пытаешься постоянно критиковать или частенько критикуешь тех людей, которые тебя окружают? 

И, конечно, здесь тоже очень важно разбираться, критичность в том или ином формате вещь тоже необходимая, и критическое мышление, оно очень часто помогает в работе, потому что человек с хорошо развитым критическим мышлением, это человек, который поднимает достаточно сложные вопросы, всегда может фильтровать и может, скажем так, вперед мыслить. И иногда критичность, критическое мышление способно очень сильно помочь и избежать больших сложностей. И ни в коем случае мы не говорим о том, что человек не должен относиться критично к тем или иным событиям, к тем или иным поступкам, к тем или иным ситуациям, не должен анализировать. Нет, мы сегодня говорим о именно критичности, как способе взаимодействия с другими. Почему мы очень любим критиковать, и почему мы часто позволяем себе подмечать недостатки, подмечать минусы и высказывать свое мнение по отношению к другим людям, и наши суждения, они оценочные, и очень часто эти оценочные суждения с ярко выраженным негативным таким оттенком.

Я начну принимать звонки после 20-й минуты, поэтому сейчас готовьтесь, попробуйте сформулировать для себя, что бы вам было бы интересно спросить, может быть, поделитесь с тем, как вы справлялись с тем, что рядом с вами критиканы. А, может быть, не смогли справиться, потому что критики так много, что порой просто не хочется даже ничего доказывать. Потому что, если очень много критики, то в какой-то момент человек может запросто принять эту позицию и просто опустить руки, перестать пытаться даже доказывать, что он хороший, нормальный и так далее.

Поэтому, если вы сталкиваетесь с тем, что в близких отношениях, в отношениях между мужчиной и женщиной, между супругами очень много критики, особенно много критики в отношениях между родителями и детьми, почему, потому что в этих отношениях проявлять критичность очень безопасно. Если в отношениях более далеких мы боимся, проявив себя во всей своей красе, потерять эти отношения, может быть, разрушить то, что уже есть, и мы бережем, то есть некую бережливость мы проявляем по отношению к другим людям, то самые близкие, это наши родители, это наши дети, это наши партнеры, это наши мужья, жены, которых мы воспринимаем, как свою личную территорию, вот здесь мы, конечно, очень часто можем терять грани и понимание того, сколько же можно критиковать и подмечать то, что тебя не устраивает. 

Причем, чем дольше люди живут, чем ближе люди, тем чаще все то хорошее, что есть в отношениях, все те положительные моменты, все те достоинства другого человека, они, к сожалению, воспринимаются в рамках нормы. То есть мы не подмечаем, не замечаем и не фиксируемся на том, что хорошо, потому что априори нам кажется, что это, кажется, и есть норма. Но если вдруг что-то не соответствует нашим ожиданиям, то мы, конечно, с удовольствием начинаем критиковать.

Важен еще такой момент. Критика, как черта личности, она формируется именно от того, что человек не чувствует себя уверенным, у человека такое огромное количество претензий к самому себе, и он настолько плохо к самому себе относится, что для него становится одним из способов снижения собственной тревоги по поводу своего несовершенства, а очень часто ощущения, что ты никто, неудачник, ничтожество, ничего у тебя не получается, оно, конечно, где-то глубоко внутри и человек сам себе может не признаваться в этом, но ощущения-то эти есть. Вот это ощущение недовольство собой, оно приводит к тому, что хочется неким образом снизить тревогу за счет постоянного подмечания несовершенства и неидеальности других людей. И, как сказал Артур Шопенгауэр, мне кажется, что это действительно часто так складывается, что мы, критикуя, очень легко можем обидеть. И он сказал: «следует воздерживаться в беседе от всяких критических, хотя бы и доброжелательных замечаний. Обидеть человека легко, исправить же его трудно, если не невозможно».

И, надо сказать, что вот тонкий момент – доброжелательных замечаний. Как понять, что у нас доброжелательные посылы? Ведь очень часто мы вроде бы критикуем, потому что нам кажется, что мы хотим человека улучшить, мы хотим сделать лучше его характер, мы хотим сделать так, чтобы у него лучше складывалась жизнь. Особенно часто это в нас проявляется по отношению к нашим детям, к нашим партнерам. И нам кажется, что все это во благо. 

Но тут возникает вопрос. Когда мы критикуем, мы фактически не оставляем человеку свободы быть таким, какой он есть, мы пытаемся уличить его в совершении ошибок и очень часто, когда мы критикуем, в нашей критике есть не просто констатация какого-то факта, который нам не нравится, или просьба о том, чтобы человек поступал по-другому, а мы неким образом упрекаем человека, мы упрекаем, мы жалуемся. Очень часто критика становится такими длительными нравоучительными тирадами, и хочется сказать, что, если человек много критикует, то это, в первую очередь говорит не о том, что он такой прекрасный аналитик, а о том, что у него большие сложности внутри.

Людям очень часто нравится критиковать, потому что им кажется, что если ты успешно критикуешь, то ты, таким образом, выглядишь таким очень сильным, очень знающим, таким экспертом. Вот здесь надо разобраться - критик ты или критикан. Потому что очень легко в попытках переустроить пространство вокруг себя и подмечать в каждом разговоре ошибку, в каждом поступке других людей ошибки, очень легко стать критиканом, который считает, что он такой всезнающий. А вопрос – оценка его объективна или субъективна?

Вот очень часто мы из своего мира пытаемся другому сказать, что он поступает неправильно. Но, на самом деле, вот таким образом вряд ли можно кому-то помочь, и уж, тем более, выстроить хорошие отношения. Осуждая другого человека, пытаясь как-то подмечать его недостатки, мы ему вряд ли сможем помочь, потому что человеку очень важно, если он сам захочет измениться, ему очень важна поддержка. И если мы хотим, чтобы человек рядом с нами менялся, то помочь может  только принятие его и любовь к нему. Это не означает, что мы не должны говорить о том, что нас не устраивает, потому что любовь к нему не означает не любви к себе. Но, во-первых, 85 процентов нашего общения должно быть построено на похвале, на принятии, на том, что мы одобряем, на том, что мы заинтересованы в другом человеке. 10 процентов, 5 процентов, наверное, это максимум, который можно где-то что-то подправить, то есть сказать, что не устраивает, сказать, с чем ты не согласен. 

Человек так устроен, что он всегда идет по пути наименьшего сопротивления. Я не имею в виду в стратегиях именно глобальных, я имею в виду в коммуникации. Если человек встречается в общении постоянно с негативными стимулами, если в разговоре он постоянно встречается с тем, что подмечают его недостатки или говорят, что он плохо работает, или говорят, что он недостаточно хорошо составил отчет, или он плохо зарабатывает и не может нормально ничего сделать, вот все это приводит к тому, что у человека просто будет формироваться либо синдром собственной неэффективности, либо может формироваться лживость, как способ защититься, придумать что-то для того, чтобы не позволить другому соответственно наносить ему эмоциональные такие удары, либо он просто будет игнорировать, замыкаться. И в любом случае, будь то лживость, будь то замыкание, избегание или неэффективность собственная, контакт начинает разрушаться.

Если вам приходится критиковать кого-то, как правильно критиковать? Потому что ведь частенько бывает так, что мы вынуждены в силу своей должности, обстоятельств, ответственности, потому что, если человек несет на себе огромный груз ответственности и отвечает за какие-то большие процессы, он вынужден формировать поведение других людей, и часто сталкивается с тем, что это поведение не устраивает и может вредить даже процессу. Как все-таки критиковать с максимальным эффектом и с минимальным уроном, как для отношений, так и для другого человека, так и для самого себя. У нас есть звоночек. Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

А.ОРЛОВА: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Я пенсионер, в браке более 30 лет, и у меня такой вопрос. Вот по Библии «жена да убоится мужа своего». Ну, и, в принципе, мы старой закалки женщины, которые, конечно, главное это муж, ну, и дети. И у меня такой вопрос, почему мужчины, ну, я сама вообще-то бывший педагог, поэтому вот эта назидательность у нас, может быть, у педагогов есть вот эта, и критиканство, как профессиональное, может быть, и в этом. В этом, может быть, я считаю себя виноватой тоже, часто даю, может быть, какие-то указания, какие-то поучения, наставления, замечания, ну, и вот это все, если объединить, критика. У меня вопрос, почему мужчины вообще не принимают критики? Вот как до них достучаться, не травмируя их? Потому что у меня в личной жизни, например, чаще всего скандалы происходят вот из-за этого. Потому что вот сделала какое-то даже незначительное замечание или, например, даже до банального доходит, что холодно, шарф возьми. Сразу: «Что ты меня учишь?».

А.ОРЛОВА: Да. Как я могу к вам обращаться?

СЛУШАТЕЛЬ: Ирина Алексеевна.

А.ОРЛОВА: Ирина Алексеевна, вы знаете, тот пример, который вы привели: «Возьми шарф, холодно», для вас это звучит, как забота, потому что вы переживаете за то, что он пойдет и может простудиться, а для него, по всей видимости, это выглядит, как то, что вы в родительской позиции, то есть вы каким-то образом формируете его пространство, пытаетесь его проконтролировать. И, если этого много, то это может вызывать раздражение. Но это ни в коем случае не критика, это такая, знаете, как попытка контролировать, скорее. А мужчинам страшно не нравится, когда их контролируют, потому что контроль это больше мужская функция. 

Если говорить про критику, мне кажется, что критику все воспринимают плохо вне зависимости мужчина или женщина, мы так устроены, мы избегаем этих негативных сигналов. Но просто для мужчин, учитывая, что они, во-первых, у мужчин выше в среднем самооценка, чем у женщины, во-вторых, мужчина меньше склонен принимать мнение со стороны без фильтров по отношению к себе. И когда он встречается с тем, что женщина его критикует, то он уходит в глухую оборону, то есть он не принимает. И, надо сказать, что чем более мужественный мужчина, тем чаще он будет либо замыкаться, либо даже, наоборот, раздражаться, потому что ему не нравится, что его несовершенство подметили.

На самом деле, если мы все-таки хотим сказать что-то, что нам не нравится, в первую очередь, с чего надо начинать, надо задуматься, что я хочу получить. Потому что любое замечание, любой упрек, любая критика, надо понять, во-первых, для самого себя, зачем я это говорю. Все-таки, как я слышу в формате ваших взаимоотношений, то это, скорее, улучшить ситуацию, то есть такой мотив. Далеко не всегда мотив такой. Но в вашем контексте, так как вы педагог и вы точно очень подметили, Ирина Алексеевна, что у педагогов действительно есть профессиональная деформация – это назидательность, это понимание того, что они знают все лучше других, и, самое главное, они быстро замечают любые ошибки. Ну, не просто же так им приходится бесконечно проверять домашние задания, и пространство жизни для них тоже становится заметить, кто, что не так делает и очень быстро исправить и подметить. Но жить с человеком, который постоянно это делает, не просто, поэтому, конечно, здесь только себя контролировать. У нас есть звоночек. Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ: Анетта, я бабушка. У меня маленькие внуки и, конечно, у них там есть проблема со здоровьем. Я сама педагог, и работая с детьми, в общем, как бы мне это видно было сразу. И когда на мои предложения, что вы проконсультируйтесь у ортопеда, ну, внучка у меня такая толстенькая, соблюдайте диету, и так далее, они, в общем-то, обижались на мои такие…

А.ОРЛОВА: Участие такое.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. И мне даже открыто было сказано, что вы, бабушка, не любите своих внуков, вы больше ищете в них недостатки,  болезни, хотя вы должны, ну, просто их любить.

А.ОРЛОВА: Это вам сказала невестка или зять?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, да.

А.ОРЛОВА: Невестка сказала.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, сын тоже, конечно, обижается, что ты, бабушка, только вот… И, видно, что-то я делаю не так. Не волноваться, не беспокоиться я не могу, потому что я бабушка, ну, и здоровье это как бы прежде всего. Что я делаю не так?

А.ОРЛОВА: Скажите, пожалуйста, как я могу к вам обращаться?

СЛУШАТЕЛЬ: Вера Васильевна.

А.ОРЛОВА: Вера Васильевна, ну, во-первых, то, что вы звоните и задаете вопрос, это уже говорит о том, что вы по характеру человек, который пытается смотреть с разных фокусов, с разных сторон, и это уже говорит о том, что 50 процентов уже сделано. Второй момент, как мы уже говорили сегодня, что педагог это такая специальность, которая дает определенную профессиональную деформацию. Не только педагог, врач то же самое, следователь и так далее. Много профессий, которые в силу, чем лучше человек работает, чем более он компетентен, тем чаще развиваются у него определенные черты характера. Вы замечаете то, что, по вашему мнению, требует изменения. Вы хотите улучшить ситуацию, а так как ваши внуки для вас самое ценное, то вы, скорее всего, очень внимательно следите и подмечаете то, что не так.

Есть еще один момент, как я слышу, вы по характеру тревожный человек. Я могу ошибаться, но вот по голосу, по тому, как вы говорите, вы тревожитесь. А значит, что, скорее всего, есть такой момент, как катастрофизация. То есть, когда вы видите что-то, что действительно не очень, не замечательно, вы можете сразу предполагать, что это может развиться в какую-то очень глобальную проблему. Это вас пугает, и вы стараетесь это исправить, и чувствуете, что дети не в той степени беспокоятся, и пытаетесь повысить как бы их внимание, чтобы они более были внимательны.

Плюс к этой тревожности, я так слышу, что, скорее всего, вы именно фиксируетесь на том, что не так, и упускаете, возможно, моменты, которые нужно просто хвалить и подтверждать, что все хорошо. Я так слышу, что хвалить, по всей видимости, надо не внуков, а ваших детей, потому что ваша невестка, наверное, воспринимает… 

Опять же, вы поймите правильно, в ситуации с критикой, с критичностью всегда это два участника, а то и больше. У вас есть свой жизненный опыт, своя профессия, свой способ взаимодействия, и когда вы пытаетесь улучшить, вы вот таким образом как бы говорите, и получается, что они это воспринимают, как критику. Ваш совет, но такой достаточно с тревогой, они воспринимают, как критику. Почему? Потому что у нее может быть своя собственная личная история, у нее может быть ситуация, когда ее несправедливо критиковали, может быть, ситуация, когда подмечали недостатки, может быть, когда обвиняли. То есть она боится обвинений. И даже то, что вы говорите вроде бы безотносительно к ней, для невестки становится упреком и укором ее материнству. Она начинает переживать, что когда вы говорите о детях, что там надо что-то решать, это равно тому, что вы говорите, что она плохая мать. 

Если отслеживать эту цепочку мыслей у вашей невестки, она, конечно, об этом вам не будет говорить, она, скорее всего, даже сама не отслеживает, это проносится очень быстро. И поэтому я вам предлагаю хвалить, как здорово они смотрят за детьми, то есть это, в первую очередь, чтобы побольше похвалить. И уже только потом возможно где-то подмечать, что можно было бы сделать. И у нас еще есть звонок. Всего вам хорошего. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Анетта, у меня такой вопрос. Меня зовут Ирина. У меня одаренный ребенок, он практически гений в учебе, но совершенный профан в жизни. Я знаю, я много читала, ходила к психологам, консультировалась, как бы это нормально. Не критиковать его нельзя, потому что он все делает не так в жизни – он общается не так, он ест не так, ну, вообще он все делает не так, у него какой-то свой взгляд на мир. Критиковать его невозможно, потому что он ничего не воспринимает, и не критиковать его нельзя, потому что я мама, и, ну, я просто вижу, что он совсем все делает не так. К психологам мы ходили, литературу я читала, в общем, ничего про критику одаренных детей нет, и про воспитание одаренных детей нет. Может быть, вы что-нибудь посоветуете?

А.ОРЛОВА: Скажите, пожалуйста, когда вы общались с психологами, вам рассказывали про негативную сверхгенерализацию, про то, что вы как-то уж очень глобально воспринимаете то, что у него не получается. Вот вы пока мне рассказывали историю, у вас получается, что очень полюсно. С одной стороны, вы его очень сильно, скажем так, возвышаете, называете его гением, одаренным.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, ну, как бы это, простите, что перебиваю, ну, просто, скажем, одаренный, не гений.

А.ОРЛОВА: Ну, я сейчас объясню про ваше мышление. То есть у вас получается дихотомическое мышление. То есть, с одной стороны, вы идеализируете, когда вы говорите про его способности, а, с другой стороны, вы говорите, все делает не так, невозможно, он совсем ничего не может. Это такие крайние проявления. Возможно, что  у него собственный взгляд, да, он очень сильно отличается от того, как вы это видите. Но мне так слышится, здесь, конечно, нужно более подробно по каждой ситуации, но мне так слышится, что у вас часто его поведение вызывает какие-то  негативные чувства в виде раздражения и стыда.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, и не только у меня. Ну, у воспитателей, у друзей, у всех, в общем.

А.ОРЛОВА: Да, вот я слышу, что за счет вот этого особого способа взаимодействия с другими он вызывает раздражение не только у вас, это ключевое. И, скорее всего, вы подвергаетесь давлению, простите, я могу ошибаться.

СЛУШАТЕЛЬ: Абсолютно точно. То есть настолько давлению, то есть я еще держу как бы то давление, которым мир на него как бы давит.

А.ОРЛОВА: Да, вы держите оборону.

СЛУШАТЕЛЬ: Понимаете, какая проблема, практически не могу найти психологов, которые специализировались бы одаренным детям, я не могу найти литературы подходящей. Характеристику ребенка одаренного можно найти где угодно, а вот как критиковать его правильно…

А.ОРЛОВА: Вы знаете, я вам скажу такой момент, как мне кажется, что не надо его критиковать. По всей видимости, нужно попробовать принять вот эту инаковость ребенка. Вам это очень сложно сделать, потому что внешние факторы начинают давить. И я не раз сталкивалась с тем, к сожалению, когда педагоги, учителя сталкиваются с ситуацией, когда ребенок отличается, и он начинает вызывать раздражение, естественно, начинают говорить матери, причем в присутствии других родителей, это может быть очень не корректно, это может быть очень болезненно, и вы как будто бы замыкаетесь, вы хотите что-то поправить. Скажите, когда вы диагностировали ребенка у психолога, была там нейропсихологическая диагностика, вообще диагностика, что сказал психолог вам?

СЛУШАТЕЛЬ: Психолог мне сказала, что как бы он совершенно стандартен для одаренных детей, то есть он обгоняет всех в учебе, в науках, но совершенно отстает в социальном плане. Она сказала, что это нормально, что сделать ничего нельзя, что надо терпеть, как он есть. Но он и сам страдает, понимаете?

А.ОРЛОВА: Вы знаете, ну, во-первых, сделать ничего нельзя это абсолютно не так, его нужно окружать любовью и пытаться встроиться в этот мир, понять то, на что он опирается, и постепенно внутри этого его жизненного пространства по чуть-чуть какие-то вот такие навыки коммуникации… Но я так думаю, что с ним нужно разговаривать, очень много объяснять, потому что часто он сталкивается с тем, что люди вокруг ему кажутся, возможно, глупее, не интересны ему, он часто может в процессе обучения терять этот интерес, за счет этого будет поведение меняться, за счет этого он может вызывать раздражение. Поэтому мне кажется, что терпение это хорошее такое слово, но оно не всегда мне нравится. Мне кажется, что в вашем случае, с одной стороны, оно необходимо, чтобы выдерживать объективные какие-то давления среды, а, с другой стороны, мне кажется, вам надо креативно и одаренно отнестись к нему самому. Как-то я так чувствую. Я боюсь вам давать какие-то конкретные советы, потому что я ничего не знаю про ребенка, я его не видела, но я могу только единственное, что сказать, что, испытывая огромное напряжение извне, вы можете непроизвольно сами в нем еще больше формировать вот то, что с ним что-то не так. Потому что, если вы говорите, что «у тебя ничего не получается, ты никак не можешь справиться», не надо это говорить. Надо говорить: ты знаешь, мы постепенно везде догоним, у нас есть сильные стороны, а слабенькие мы подтянем. Вот мне кажется, что обязательно должен ребенок видеть перспективу, что у него все в норме, просто есть свои особенности, но особенности, которые вы можете править. Я так это слышу, я могу, конечно, ошибаться, но больше, наверное, вам нужно себя саму, скажем так, настраивать на то, что ваш ребенок это ваш дар, и вы должны благодарить себя и благодарить его за то, что он есть. У нас есть звонок. Добрый день.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Михаил. У меня вопрос, как воспринимать критику и не испытывать чувство вины? Потому что меня дома критикует супруга, к ней еще подключается моя мама. Критикуют буквально за все. Я виноват даже в том, что хочется мне кушать. Я это так воспринимаю, и вот в этом я жил уже несколько лет, и дожил практически до сердечного заболевания, просто давление повышается. Просто я читал в литературе, что мужчина не должен испытывать чувство вины, но мне пытаются его постоянно привить, что виноват. Допустим, раньше я работал в организации, я мало зарабатывал, она постоянно говорила: «У нас мало денег, у нас мало денег». Я ушел с этой работы, открыл свой бизнес, я сейчас в бизнесе, как бы с деньгами стало нормально, она говорит: «Вот ты мало времени проводишь с детьми, мало времени семье уделяешь, надо быть больше». Сегодня пошел с отцом своим пообщаться, мама позвонила, говорит: «Почему ты не с детьми?» - «Я чего, с отцом родным не могу пообщаться?» - «Ты должен быть дома». Вот как в этом жить, либо не воспринимать это все?

А.ОРЛОВА: Ну, не воспринимать все это сложно, потому что, если бы вы не жили вместе, то, да, можно было абстрагироваться. Но если ты постоянно находишься в этом пространстве, то, наверное, очень трудно. Если вы будете не воспринимать, а выключитесь, то тогда получится, что и отношений нет, вы будете замыкаться, и постепенно будет отчуждение. Я слышу так, что просто вам обязательно нужно прослушать подкаст, недавно у нас был подкаст «Про чувство вины» был отдельный подкаст, он выложен на радио «Маяк», и была передача «Про стыд». Вот там очень многие моменты вам должны быть понятны и приоткроют.

По поводу того, как воспринимать критику. Я думаю, что в данном случае критика это есть способ управления вашим поведением. И я так думаю, что и мама, и ваша жена просто освоили этот способ и таким образом они все время поддерживают некий баланс. Очень сложно сказать, почему они пытаются так вас направлять и контролировать, либо, с одной стороны, это может быть, потому что очень высокий контроль со стороны жены, и она таким образом пытается построить эти взаимоотношения, потому что это снижает ее тревогу, либо могут быть какие-то другие причины.

Насколько принимать или не принимать? Ну, я думаю, что самый главный момент это то, что вы мне сказали, позвонили, вот, наверное, надо такими же абсолютно словами сказать, не побояться этого сказать, не надо бояться. Да, они могут сказать, что вы плохой, что вы такой, сякой, но вы выскажете, вы скажите: «Мне очень тяжело постоянно ощущать, что я какой-то «недо». Как-никак ты все-таки выбрала меня, для того чтобы со мной проживать жизнь, и до сих пор мы все-таки с тобой вместе, давай будем делать так, чтобы друг в друге замечать что-то хорошее. Потому что для того, чтобы в нас замечали все плохое и говорили, что не так, есть огромное количество других людей. Я выдерживаю огромное давление на работе, и мне бы хотелось, чтобы близкие люди давали какие-то позитивные сигналы». Но, в свою очередь, вы должны составить такой договор, можете его прямо прописать, правило, чтобы каждый должен был друг друга хвалить три раза в день, в конце дня пишите благодарность друг другу, за что вы благодарите. Это должно быть обоюдное, это касаться должно не только вас. Вы представляете, сколько критикуют детей, потому что человек не может быть критичным по отношению к одному человеку, а дальше абсолютно быть просто в состоянии дзэна абсолютного такого. Это не так. Просто способ управления пространством через критику, через упрек, не потому что она плохая, а потому что по другому не умеет. Попробуйте договориться и новые определенные правила.

А маме, ну, с мамой проще, маме надо просто сказать, что хотелось бы, чтобы, когда исходящая коммуникация была от тебя, то есть звонок или что-либо, мне бы хотелось начинать его с приятного, пожалуйста. Если мама начинает критиковать по телефону или ругать, ссылайтесь на то, что что-то вас отвлекает, и прерывайте это общение.

Я хочу закончить немножко наш вот такой разговор. Дело в том, что, в первую очередь, не стоит критиковать там, где уже нельзя ничего изменить, это очень важное правило. Потому что, если мы критикуем, и человек может что-то поправить, то это будет влиять в какой-то степени позитивно. Если он ничего не может поправить и при этом мы ругаем, это, конечно, вызывает огромное раздражение и даже гнев.

И я хочу всем пожелать, чтобы в жизни рядом с вами были те люди, которые вас поддерживают, которые говорят о том, что вы хорошие, и больше хвалят. Но иногда, если мы сталкиваемся с тем, что разные люди подмечают какие-то наши свойства, и мы можем воспринять это, как критику, то здесь тоже, это очень важно, почувствовать, заметить и использовать то, что говорят люди, и использовать на свое благо.