22.05.2016 09:00
История. Кто же сжег Москву в 1812 году? смотреть слушать скачать
Об Отечественной войне 1812 года издано и продолжает выходить множество самых различных книг. Среди них труды ученых-историков, в которых анализируются и объясняются причины войны, рассказывается о тайной стратегии сторон, сути военных планов и объективной закономерности развития событий; также переиздаются известные и публикуются вновь обнаруженные документы и воспоминания участников, свидетелей и жертв войны с той и с другой стороны. Однако многие из нас так и не знают, кто же поджег Москву? Сгорело ли в московском пожаре французское влияние? Что нес России и Москве Наполеон? Востребована ли сегодня фигура Ростопчина? На эти и другие вопросы о Москве 1812 года нам ответил Александр Васькин.

А.ВЕСЕЛКИН: У нас сегодня академический час. Тем более у нас сегодня очень интересная тема. Мы вообще об истории пока еще в нашем формате не говорили, но надо все-таки сделать шаг.

Д.НИКОЛАЕВ: Про древнюю Русь мы же говорили.

А.ВЕСЕЛКИН: У нас сегодня очень интересная тема - кто же спалил Москву в 1812 году. Все об этом знают и у Толстого это прекрасно все описано, неоднократно в кинематографе это показано было по-разному. Естественно, такой поступок и это целая эпохальная такая страница нашей истории, которая всегда влечет за собой толки всякие - французы это сделали, наши это сделали, случайно ли это произошло.

Д.НИКОЛАЕВ: И вообще, что Наполеон забыл в Москве.

А.ВЕСЕЛКИН: Да, ну, в принципе, что это такое. И у нас сегодня в гостях Александр Анатольевич Васькин, российский писатель, журналист, историк. Здравствуйте, Александр Анатольевич.

А.ВАСЬКИН: Здравствуйте.

А.ВЕСЕЛКИН: Для нас это очень важно, потому что, например, я проезжая, выезжая с Лубянки на Сретенку туда, проезжая, по-моему, там находится Ростопчина знаменитый его особняк.

А.ВАСЬКИН: Конечно.

А.ВЕСЕЛКИН: Знаменитый его особняк, который, кстати, тоже там какой-то сюрреализм в этом есть, половина особняка отреставрирована, отремонтирована, вторая часть до сих пор находится в каких-то сетках, в каком-то страшном руинированном состоянии. И вообще уже взгляд на это, уже некая метафора то, что произошло. История, с одной стороны, существует, с другой стороны, находится в каком-то странном развале. Так вот, что это за история? Давайте еще раз уже из ваших уст мы услышим, кто же  спалил Москву, случайно ли это было или это такая акция. Потому что, знаете, сначала мы в этом не сомневались, что это правильно было сделано, потому что только русский человек мог пойти на такие жертвы. А вот потом стали вдруг говорить: а зачем?

Д.НИКОЛАЕВ: А зачем, действительно? Москва спаленная не даром французу отдана.

А.ВЕСЕЛКИН: Потому что другие города, понимаете, никто не палил. Мы, кстати говоря, это будем рассказывать сейчас, ребят, для вас, для детей и школьников, потому что, понятное дело, что история для вас, она, может быть, находится  где-то очень далеко, но мы постараемся это сделать понятно, близко, и самим послушать как бы такую достаточно простую, ясную историю. Потому что, последнее сейчас, что скажу, Александр Анатольевич, извините, потому что ведь столицы европейские, как бы и на этом настаивают многие ребята, понимаете, говорят, вот мы, москвичи, русские люди взяли и спалили, а вот они там у себя…

Д.НИКОЛАЕВ: Не спалили.

А.ВЕСЕЛКИН: Зачем палить, если можно все сдать и все нормально. И все прекрасно.

А.ВАСЬКИН: Вы очень правильно сейчас сказали и вспомнили кстати этот особняк Ростопчина. Это как живой укор ему, потому что ни французы не могли понять, почему он не спалил свой дворец. Но давайте все-таки мы напомним, что война началась 12 июня 1812 года. То есть через некоторое время мы будем отмечать эту годовщину в июне. В этот день огромная армия во главе с Наполеоном перешла Неман. Как тогда писали, там были не только французы, но и солдаты «двунадесяти языков», что это значит, двадцати языков, то есть вся Европа, по сути, навалилась на Россию. Наполеон мобилизовал огромное количество солдат во всех захваченных им странах Европы. Только две страны не поддались ему - Англия и Россия. И вот он думал, на кого же напасть, на Англию или на Россию. И решил все-таки Россия. К нашей стране у Наполеона Бонапарта была какая-то особенная такая страсть, что ли. Ведь он рассчитывал породниться с  Александром I, предлагал очень выгодный брак на одной из его сестер. Александр отказал ему. Так вот, Наполеон. России всегда везло на врагов. Это были люди умные, люди образованные, хорошо подготовленные. Яркая историческая фигура, наверное, одна из величайших фигур в истории вообще. Ну, начнем мы с того, что он очень любил читать в детстве. Представьте себе, что лет в 9 его никак не могли оторвать от книги. А у них в семье было 13 человек детей.

А.ВЕСЕЛКИН: Да, там многодетная семья же.

А.ВАСЬКИН: Многодетная, он был вторым.

А.ВЕСЕЛКИН: Корсиканская семья.

А.ВАСЬКИН: Да, что играет огромную роль. Почему второй, значит, он отвечает за всех младших, должен деньги зарабатывать. То есть очень любил историю, географию, математику, с детства узнал, что есть такая страна огромная Россия где-то на севере. И первоначально, конечно, он французов не очень любил. Ну, как же, он считал, что Франция это поработитель его родной Корсики.

А.ВЕСЕЛКИН: Ну, это исторически.

А.ВАСЬКИН: Но потом, когда он поступил в военную школу в  Париже и очень хорошо учился, потом он стал настоящим французом, патриотом Франции. Вот такая произошла с ним метаморфоза в самом Париже. Мне удалось побывать в музее Наполеона Фонтенбло, в этом замке знаменитом, ну, конечно, это производит впечатление - его личные вещи, библиотека, кровать походная. Почему-то считается, что Наполеон был маленького роста.

А.ВЕСЕЛКИН: Вот я как раз хотел вам сказать, я тоже с удивлением узнал, что Наполеон вполне нормального роста, по-моему, 1 метр 71, или 1 метр 70, как сейчас вы скажете.

А.ВАСЬКИН: 1 метр 67, если точно.

А.ВЕСЕЛКИН: Вот, но это вполне нормальный рост. Потому что Нельсон, например, адмирал, по-моему, 1 метр 61 вообще. Но у нас нет ассоциации, что он какой-то маленький. А Наполеон…

Д.НИКОЛАЕВ: Ну, это, наверное, потому что карикатуры…

А.ВЕСЕЛКИН: Нет, англичане, по-моему, это распространяли.

Д.НИКОЛАЕВ: Принизить императора?

А.ВЕСЕЛКИН: Конечно.

Д.НИКОЛАЕВ: Император карлик.

А.ВАСЬКИН: Существует такой стереотип - комплекс Наполеона. Дескать, это комплекс человека маленького роста, который слишком много хочет, постоянно переживает и полон амбиций, и вот он хочет компенсировать свой малый рост. Видите, все-таки сколько времени уже прошло, а люди все оперируют этими понятиями - комплекс Наполеона, наполеоновские планы. А помните фильм «Кавказская пленница», где там выясняют, что Наполеон лежит в психиатрической больнице. То есть вот такое, я бы сказал, немного насмешливое такое отношение к нему. Но, на самом деле, все было гораздо серьезнее. Человек волевой, смелый, к 35 годам вставший во главе Франции. Это интересный случай, потому что человек с окраины, по сути, французской, с Корсики, и вдруг он возглавляет огромную и делает ее, эту французскую империю. И вот Наполеон обратил свои взоры на Россию. Ну, те, кто читал роман «Война и мир» или смотрел фильмы многочисленные, помнят, наверное, что обстановка предвоенная была тревожная в Российской империи, и, в общем, чувствовалось, что войны не избежать. Там всевозможные ходы предпринял Наполеон, чтобы спровоцировать отчасти Александра I, но ему этого не удалось сделать. Помните, знаменитая сцена из романа «Война и мир», комета где, все смотрят и понимают, что это предзнаменование какого-то ужаса, что что-то будет в стране и в народе, какое-то тяжелейшее испытание нам эта комета несет.

А.ВЕСЕЛКИН: Ну, да, почти библейская такая история, что когда появлялась какая-то падающая звезда или комета, и в средневековье всегда происходили какие-то, чума появлялась.

А.ВАСЬКИН: Да, да, значит, быть большой беде. Ну, действительно Лев Николаевич отразил очень правдиво это природное явление. Наверное, да, наверное, отчасти это правда, что эти катаклизмы предвещают большие беды порой. Так вот, Наполеон переходит Неман 12 июня 1812 года. Наполеон приучил свою армию к быстрым победам. И у него уже стереотип какой-то в голове сложился. В чем суть этого стереотипа. Он переходит границу государства, дает генеральное сражение, побеждает армию в этом сражении, армию враждебного государства, которому он объявил войну, и далее подходит к столице, где ему выносят на подносе ключи от города. Лучшие люди города, это общественность его приветствуют. Население столицы, как правило, выходит на улицу, высыпает и радостно тоже, с восторгом, женщины с балконов бросают цветы. Очень хорошая такая обстановка, я бы сказал, конструктивная. Вот он привык.

А.ВЕСЕЛКИН: Европейская.

А.ВАСЬКИН: Да, европейские победы, вот что такое европейские победы, вот что такое Вена наполеоновская, Берлин и другие города.

А.ВЕСЕЛКИН: И другие, кстати говоря, тут в скобках надо сказать, что сам Наполеон, например, относился к некоторым таким заходам в города, так как сверху вниз ему, он говорит: «Ну, что же это за войны такие, я, как нож в масло вхожу туда». В некоторые европейские страны. И его это разбаловало. Кстати говоря, и армия, которая создана была Наполеоном, ведь красивая же, эта форма Мюрат там, предположим, на этой потрясающей лошади.

А.ВАСЬКИН: Да, безусловно. Недаром многие из нас в солдатики играют, и собирают этих солдатиков. И это популярно будет всегда, я думаю. Особенно собирать солдатики наполеоновской армии. Кого ведь там только ни было  - кирасиры, например. Кстати, в Москве, когда уже армия вошла в столицу русскую старую, кирасиров называли беспардонными. Почему беспардонными, потому что они грабили без привычного французского слова «пардон». Остальные грабили и говорили: «Пардон». Отбирали там сапоги.

А.ВЕСЕЛКИН: Вот имейте в виду, беспардонное поведение, это же даже не извиняясь, собственно говоря.

А.ВАСЬКИН: Вот именно, вот что значит беспардонное поведение. Ну, хоть бы извинился, там сапоги снимай, все снимай, но извинись хотя бы. Не извинялись. кирасиры, значит, беспардонные.

А.ВЕСЕЛКИН: Свинство такое французское.

Д.НИКОЛАЕВ: Какой язык у нас все-таки точный.

А.ВАСЬКИН: Да, язык у нас точный. Они нам оставили беспардонность, а мы им бистро подарили.

А.ВЕСЕЛКИН: Мы ведь подарили это все-таки.

А.ВАСЬКИН: Подарили, да. Ну, вот такие беспардонные кирасиры. Но совершенно правильно вы сказали о том, что красивая армия. Но к Москве уже армия немножко потрепанная, конечно, пришла, потому что, ну, не готовы они были к этому. Опять же, Наполеон же ждал чего, вот сейчас он переходит Неман, и вскоре генеральное сражение.

Д.НИКОЛАЕВ: А потом в карете спокойно…

А.ВАСЬКИН: А потом он едет, да, его уже ждут везде, встречают. Это, конечно, коренное отличие.

Д.НИКОЛАЕВ: Надо было ему перед этим побывать в Смоленской области и понять, что там непроходимо.

А.ВАСЬКИН: Да, он потом уже понял, понял слишком поздно.

А.ВЕСЕЛКИН: Мы остановились на том, что Наполеон перешел реку Неман со своей победоносной армией, которая состояла из 20 практически армий европейских, такое НАТО, если говорить современным языком.

А.ВАСЬКИН: Да, очень хорошее сравнение, яркое.

А.ВЕСЕЛКИН: Во главе с Наполеоном, который привык, избалован был абсолютно своими победами, и, главное, поведением населения, которое принимало эту армию почти с восторгами, с цветами, маршами, хлебами и солями, и с ключами.

А.ВАСЬКИН: С ключами от городов от своих. Их хорошо кормили, способствуя тому, что армия пойдет дальше. Ну, мне хотелось бы сейчас напомнить, что Москва не была столицей в 1812 году. Нашим радиослушателям это будет интересно. Потому что столицей был Петербург, что было сделано еще Петром I , который основал этот замечательный город на Неве. Москва считалась старой русской столицей. Он говорил так, что Петербург это голова России, а Москва это сердце. В самое сердце он решил ударить.

А.ВЕСЕЛКИН: Он метил туда, да.

А.ВАСЬКИН: Но, конечно, с самого начала он вряд ли рассчитывал дойти до Москвы. Почему? Вернемся к тому, что Наполеон очень образованный человек, очень начитанный. У него была прекрасная библиотека книг о России. Он собирал книги, читал, очень много чтению уделял всю свою жизнь. Вот он в день обязательно полчаса, час читает. Ни в одной из книг о России он не встретил того факта, что в России, в Российской империи в сентябре уже мороз. Обратите внимание, почему они так замерзли все, поистрепались, не  было вот этого лоска, шика. Он надеялся завершить кампанию летом, ну, месяц-два, и все, может быть, в августе уже Россия побеждена. Заключает мирный договор Александр, отдает часть своей земли. И когда они дошли до Москвы, они вошли 2 сентября в первопрестольную, то через некоторое время, к концу практически сентября они узнали, что такое русский мороз. Это был странный год, такого не было, чтобы морозы уже ударили так быстро, так рано. Они просто измотали французскую армию и самого Наполеона. Так вот, Наполеон перед тем, как он дошел до Москвы, вот мы на этом остановились в прошлом отрезке, он все искал встречи с русской армией. Тогда было две головных армии - Барклай и Багратион ими руководил. Барклай де Толли военный министр. Кстати, он тоже довольно-таки человек известный, популярный, но Барклай выше. Они друг друга не очень любили. Багратион считал иногда ниже своего достоинства обращаться к Барклаю, считал себя обойденным. Существовало такое традиционное отношение к Барклаю, как к иностранцу. Ну, дескать, он и продал всю Россию.

А.ВЕСЕЛКИН: Ну, да, он же шотландец, по-моему, да?

А.ВАСЬКИН: Ну, да, но это не говорит о том, что он меньший патриот, я хочу сказать. И вот Наполеон все ищет встречи, а они все уходят, они все увиливают, и заводят его вглубь России.

А.ВЕСЕЛКИН: Это же осознанная тактика была, да?

А.ВАСЬКИН: Да как знать. Это сегодня мы можем оправдывать и говорить, какой же умный был государь Александр I, в то время царствовал Александр I. Это он завел, заманил его императора  всей Европы.

А.ВЕСЕЛКИН: И уморил морозом.

А.ВАСЬКИН: Специально Москву спалил. Надо же, какой умный ход вообще. Но все-таки жертвы были слишком велики, учитывая, что он разорил, по сути, всю европейскую территорию России Наполеон, спалили Москву при этом. Я вот этой точки зрения не придерживаюсь. Но красиво, правда?

А.ВЕСЕЛКИН: Да, конечно. Стройно, во всяком случае.

А.ВАСЬКИН: Да, то есть заманить. Конечно, здесь есть определенный такой плюс к этой версии. В чем он заключается? Численность наполеоновской армии, когда они перешли границу, 450 тысяч человек, а у нас тогда чуть менее 200. То есть в два с половиной раза меньше.

А.ВЕСЕЛКИН: Это первое. И второе еще, немаловажный фактор, психология победителей, тоже это очень важно, когда просто одно упоминание об армии Наполеона заставляло трепетать остальные армии, они не могли противопоставить ничего именно с психологической точки зрения.

А.ВАСЬКИН: Да, он не учел русской психологии. Такое ощущение, что он читал-читал, о чем он читал-то, понимаете? Вот вам такой небольшой пример. Ну, Бородинское сражение, мы все прекрасно знаем, 26 августа 1812 года, кровопролитнейшая битва в истории нашей страны. Со стороны французов, со стороны Наполеона там участвует порядка где-то 140 тысяч, у нас где-то тысяч 120. Ну, нельзя сказать, что слишком силы были не равны.

А.ВЕСЕЛКИН: Ну, почти равные.

А.ВАСЬКИН: Тем не менее, русская армия сильно обескровлена и отходит к Москве. Наполеон опять думает, что все равно еще будет одно сражение. Он же должен разбить, он уже привык так - разбить, чтобы все побежали просто. Опять русские уходят и оставляют за собой сожженные деревни, села, сожжен Смоленск.

А.ВЕСЕЛКИН: Он же утром обнаружил, что ушли?

А.ВАСЬКИН: Да, он вообще…

А.ВЕСЕЛКИН: Проснулись, а армии нет. Вот молодцы, русские.

А.ВАСЬКИН: Он решил опять на свой манер это истолковать. Раз они ушли, значит, они бегут, ну, война проиграна русскими.

А.ВЕСЕЛКИН: Да, сломили.

А.ВАСЬКИН: Конечно, Москва готовится в это время к отпору, потому что в Москве есть свой главнокомандующий граф Ростопчин Федор Васильевич, человек неоднозначный. Это фигура еще павловского царствования, как мы знаем, до Александра I был другой царь у нас, Павел I, который был жестоко убит в 1801 году своими соратниками.

А.ВЕСЕЛКИН: При участии Александра, причем.

А.ВАСЬКИН: Да, Александра. Тоже ведь характеризует это Александра I, яркое такое странное поведение. Он возглавил страну после своего отца и сказал знаменитую фразу, обращенную и к армии, в том числе: «Теперь все будет, как при бабушке».

А.ВЕСЕЛКИН: Да, да, у них связь, кстати, с бабушкой же была очень тесная такая.

А.ВАСЬКИН: Да, бабушка воспитывала Сашу.

А.ВЕСЕЛКИН: Екатерина II, напомню.

А.ВАСЬКИН: Да, Екатерина II. И вообще хотела, чтобы он унаследовал трон, а не Павел I. А Павел I был, как в золотой клетке, все его унижали, и детей ему не давали воспитывать. Вот Ростопчин был одним из тех, кто искренне верил в Павла, и Павел это оценил, и при Павле-то он и расцвел, и был правой рукой его. После убийства  Павла Ростопчин откровенно заявил, что не пойдет служить Александру I. Благородно, правда? И удалился. Ну, что бывает, когда такой человек, крупный политик уходит в отставку, конечно, он не может реализоваться. Ну, он сельским хозяйством занимался. Но внутри-то копилось, копилось, накапливалось раздражение.

А.ВЕСЕЛКИН: Ну, да, потенциал-то у него большой.

А.ВАСЬКИН: Да, и он нашел себя в антифранцузских памфлетах. Он стал лидером такого консерватизма русского. Он пишет, что французы во всем виноваты, иностранцы, это они…

А.ВЕСЕЛКИН: Еще до войны, да?

А.ВАСЬКИН: Да, да, до войны все это время, он сидит там и пишет у себя. Александр его не замечает. Потом заметил в 1812 году, наверное, долго думая, кто же должен возглавить Москву в преддверии войны с Наполеоном. И в мае он его назначает. Смотрите, мы с вами очертили круг подозреваемых, такое расследование: Наполеон, Ростопчин, Александр I и Кутузов.

А.ВЕСЕЛКИН: Да, и два еще Барклай и Багратион.

А.ВАСЬКИН: Да, Барклай и Багратион. Ну, Барклай там удалился, потому что Александр сменил его на Кутузова. Но армия уже ропщет, что же такое, мы все отходим и отходим, пора уже биться. Поразительно, что Наполеон так и не понял до конца, куда он попал. Он подходит к Москве, к Поклонной горе, ну, мы знаем, где Поклонная гора находится. Почему так называется Поклонная гора? Потому что изначально считалось, что каждый русский человек, который на эту гору заходит, обязан бить три поклона Москве. Поклонная гора.

А.ВЕСЕЛКИН: Попав в Москву, да?

А.ВАСЬКИН: Да. Ему говорят, вот видите, ваше величество, Поклонная гора, самое святое место для русских, вот сейчас отсюда откроется вся Москва вашему взору. И 2 сентября 1812 года он залезает на эту Поклонную гору и начинает через подзорную трубу рассматривать. И поражен красотой Москвы, столько церквей, все золотые купола, дворца прекрасные. Его спрашивают солдаты, ну, офицеры, солдат вряд ли к нему допустят, что за город такой, мы  ни разу не видели, чуть ли ни второй Иерусалим?

А.ВЕСЕЛКИН: А он же не похож еще ни на что. То есть Европу они прошли, когда понимали, какая архитектура. У Толстого очень интересно написано: «И вдруг он увидел великую византийскую столицу». Потому что Александра I он же называл византийцем.

А.ВАСЬКИН: Да, он еще называл его братом, все время писал «брат мой, брат мой».

А.ВЕСЕЛКИН: Брат мой, я тебя завоюю.

А.ВАСЬКИН: И вот, представьте себе, они его спрашивают, что за город, мы ни разу такого не встречали? Он говорит: «Вы не обращайте внимание, это свидетельство варварства русских. Они просто неграмотные, вот они в золоте купола все». Даже здесь он такую проявил мелочность небольшую, ну, зачем же так. Действительно все были поражены. А потом еще солнце, на восходе солнца, день солнечный 2 сентября, и все они, как говорится, обалдели просто от вида Москвы. Какой город у их ног, сдается. И вот они там 2 сентября стояние Наполеона на Поклонной горе. Он пока не заходит, он ждет. Чего ждет? Он говорит: «Ну, где же делегация с ключами» Никого нет. Пошел взвод разведчиков в Москву, притащили каких-то бродяг. Он говорит: «Кого вы мне притащили, где же ключи?» Потом опять пришли люди, московские французы. А французов была масса в Москве. Москва вообще французский город и до войны, и после, Кузнецкий мост это французская улица, там исключительно названия модных магазинов на французском языке. Французские учителя учат детей, дети только на французском говорят, российской знати. Ну, все мы знаем, Евгений Онегин тоже воспитывался французом.

А.ВЕСЕЛКИН: Да, нужно сказать, кстати,  что не просто французский город, ну, Питер тоже, Петербург говорил на французском языке. Мало того, некоторые же ведь дворяне и не знали почти русского языка. Они начали учить только, когда Наполеон стал безобразить, вот тут патриотизм проснулся: «Ребята, мы должны выучить этот язык».

А.ВАСЬКИН: Почему еще роман «Война и мир» начинается  с французского языка. Были такие случаи курьезные, некоторые русские генералы не могли отдавать приказы на русском языке во время Бородинского сражения, и переводчики переводили, потому что они только по-французски могли говорить. А вообще вот такой коротенький стришок маленький, богатые дворяне, вот эта русская знать первого сорта отправляли детей своих учиться не в Московский университет, а в Сорбонну, Страсбург, вот они отправят, и те там лет 20 живут. И уже вообще не знают русского языка. Потом они сюда возвращаются, ну, и как-то руководят.

А.ВЕСЕЛКИН: Сверху вниз причем, европейцы же, да.

А.ВАСЬКИН: С акцентом очень многие говорили вельможи, министры при дворе многих императоров. Так вот Наполеон никак не может понять, ну, сколько же можно ждать, заходить надо в Москву. Французы эти пришли московские, но это его не удовлетворило, а они просто припали к его стопам, и говорят: «Боже мой, наконец-то, ваше величество нас освободит».

Д.НИКОЛАЕВ: От этого варварства.

А.ВАСЬКИН: А ведь французы тоже не последние  - профессора московских университетов, кстати говоря, тоже вот остались в Москве, ждали Наполеона.

А.ВЕСЕЛКИН: А денежки наши получали за это, платили хорошо? А ждали Наполеона.

А.ВАСЬКИН: Да, ждали Наполеона. И вот в итоге он говорит: «Все, давайте мне, ищите бояр с ключами». «Какие бояре?» В 1812 году уже лет 100 нет этих бояр.

А.ВЕСЕЛКИН: Не подготовился товарищ, кстати говоря, надо было знать.

А.ВАСЬКИН: Вот это странно, читал-читал, читал-читал, но, видимо…

Д.НИКОЛАЕВ: Мне кажется, он старые книги читал.

А.ВАСЬКИН: Устаревшие. Видимо, кто-то сбежал еще давно.

А.ВЕСЕЛКИН: А это тоже высокомерие, кстати говоря.

А.ВАСЬКИН: Ну, он был очень самоуверенным, и это помогло ему стать тем, кем он стал.

А.ВЕСЕЛКИН: Да, но это же и погубило.

А.ВАСЬКИН: Конечно. Так вот, в итоге уже все его начинают тормошить, ну, сколько же можно. И Мюрат, верный Мюрат говорит: «Ну, я уже не могу просто со своей конницей». Хорошо, вот они входят в Москву и тоже не могут понять, где люди-то, Москва пуста. Эти донесения идут Наполеону. Он говорит: «Как пуста? Ищите кого-то». Ну, где жители?

А.ВЕСЕЛКИН: Где оркестр, который меня должен встречать?

А.ВАСЬКИН: Да, оркестр, где эти женщины, которые чепчики бросают в воздух? Куда они все попрятались?

Д.НИКОЛАЕВ: Где счастливая детвора?

А.ВАСЬКИН: Да, где они? Видит, что кто-то за забором там рассматривает французов этих. Ведь люди-то не знали русские простолюдины, как выглядят французы, вообще не видели их никогда. И вдруг кто-то сказал, пустил слух, что это не французы, а англичане идут нас освобождать. А там, у Наполеона были солдаты в таких медвежьих шапках, похожие на англичан. И вот на Арбате вдруг толпа москвичей стоит с хлебом-солью, все-таки выползли все из своих берлог, хлебом-соль встречают французов, уверенные, что это англичане пришли их спасать.

А.ВЕСЕЛКИН: Слушайте, ну, это невозможно, да что же такое-то, так смешно.

Д.НИКОЛАЕВ: А вы кто? Мы французы, пришли вас освобождать. Нет, нет, мы англичан ждем.

А.ВЕСЕЛКИН: Русский человек встречал с хлебом-солью англичан, которые оказались французами.

А.ВАСЬКИН: Да. Ну, те все съели, и булки, и все, эти еле ноги, москвичи унесли,  потому что те голодные.

Д.НИКОЛАЕВ: Уже начинали на наших москвичей посматривать.

А.ВАСЬКИН: Они уже все съели. Ведь все же, Смоленск сожжен, все сожжено было в Москве, откуда чего брать. Ну, и вот входит французская армия и, конечно, поражена впервые. Это было большим потрясением, чем Бородинское сражение для них. Увидеть, что Москва пустая, она их не ждет. Ну, конечно, часть москвичей благодаря, в кавычках, Ростопчину оказалась совершенно не готова к сдаче своего города, и бежали просто в последнюю минуту, все побросав там, и столы с яствами, очень много всего осталось. Французы заходят в кондитерские, во всевозможные магазины, очень рады, что там и мясо, и масло.

А.ВЕСЕЛКИН: Только людей нет.

А.ВАСЬКИН: Людей, куда-то люди все подевались. Ну, конечно, нашлась часть отщепенцев, которые все-таки дождались французов, но их было мало, это не, чего ждали. Покорения москвичей не произошло.

А.ВЕСЕЛКИН: Картинного триумфа не было.

А.ВАСЬКИН: Куда все подевались, главный вопрос сейчас. Все устремились на Рязань, на рязанскую дорогу. Туда уходит армия, туда пешком идут москвичи. Идут раненые, на костылях, потому что подвод не хватает, как их вывозить, тогда же поездов не было и автомобилей. Подводы кончились, лошадей нет, и Ростопчин, московский главнокомандующий дает приказ: все, кто может, это 1 сентября, уходите на своих двоих и как можно скорее. И вот эта огромная масса людей, как песочные часы, вот утекает песочек через маленькое такое отверстие. И вот они все уходят на Рязань, и Кутузов уходит, и Ростопчин уходит. И остаются только раненые, тяжелораненые русские солдаты, которые никуда уйти уже не могут, в этих многочисленных дворянских усадьбах они лежат, и, в общем, так они и сгорели. Тоже трагедия тех дней. Ну, вот, что хочется сказать. Знаменитый совет в Филях. Ну, все мы знаем  - изба, правда, это не та изба около «Бородинской панорамы», та сгорела давно, но восстановлена, изба, где проходил военный совет в Филях.

А.ВЕСЕЛКИН: Где Кутузов заснул.

А.ВАСЬКИН: Кутузов заснул, да, и знаменитая cцена, описанная Львом Николаевичем Толстым. Помните, там дети присутствуют на этом совете в Филях. Там решается судьба Москвы. Вот мы говорили, что первый подозреваемый Наполеон, но мы как-то смогли его оправдать, понятно, зачем ему сжигать Москву, потому что ему там жить. Багратион и Барклай тоже не могут, в принципе поджечь Москву, у них не те полномочия. А Барклая уже и след простыл, потому что его заменили на Кутузова Михаила Илларионовича. Пошла в России гулять поговорка, не бойся воли Барклая де Толли, пришел Кутузов бить французов. Кутузов пожилой человек, старый больной человек, 68 лет, дважды раненый пулей в один глаз, потрясающий вообще факт. То есть один раз попала пуля и второй раз туда же.

А.ВЕСЕЛКИН: Да что же такое. В молодости, по-моему, лет 25 ему было.

А.ВАСЬКИН: Да, он еще с турками воевал. И вот такого тяжелобольного человека призывает государь, потому что больше некого Барклая он прогнал, Багратиона не может, потому что он с амбициями с огромными, вот надо старого Михаила Илларионовича. Почему еще так произошло? Почему же Александр I назначил главнокомандующим Кутузова? Потому что и Москва, и Петербург поддержали его кандидатуру на выборах, ополчение дворянское, ему отдали первенство.

А.ВЕСЕЛКИН: Он, видимо, устраивал многих, компромиссная фигура.

А.ВАСЬКИН: Устраивал, потому что в такое тяжелое время, когда решается судьба России, призывают обычно тех, кто уже себя зарекомендовал.

Д.НИКОЛАЕВ: Либо, кого не жалко.

А.ВАСЬКИН: Прошлыми заслугами. А других не было в то время. Ну, не было. Вот он опытный, самый опытный, суворовский еще, суворовского поколения.

Д.НИКОЛАЕВ: Один из любимцев.

А.ВЕСЕЛКИН: Значит, пусто, в Москве никого нет. Французы, которые остались там, и наши воины, которые не смогли выйти из Москвы, раненые, их ждала неминуемая гибель там. Вы сказали, что Наполеону вроде как не надо было жечь Москву.

А.ВАСЬКИН: Не надо было, да. Вопрос к Кутузову, ему-то надо было. Вот, когда он собрал на совет в Филях своих генералов, он же понимал, что Москву надо сдавать, зато он сохранит армию, и потом даст сражение. Единственное, кого он не позвал на этот военный совет в Филях 1 сентября ночью 1812 года, был Ростопчин. Он прекрасно понимал, что Ростопчин начнет возмущаться, ну, и как говорят в народе, гнать волну. Потому что у них была переписка перед этим, они два месяца переписывались, месяц даже и Кутузов его уверял - все будет хорошо, дадим сражение, Москву мы не сдадим. А этот, он все в афишах писал. Тогда не было интернета, были афиши, это такие листовки, он каждый день их писал  и писал, и успокаивал народ, что все будет в порядке.

А.ВЕСЕЛКИН: Ростопчин?

А.ВАСЬКИН: Ростопчин, да. Это же артист, писатель, такой литератор, человек творческий, он здорово дезинформировал москвичей. Ну, посредством Кутузова. И вот, короче говоря, Ростопчин обижен, его не позвали на военный совет, где решается с судьба его города, который ему вверил сам император Александр I, и он понимает, что пришел его звездный час. Вот все, ради чего он так долго, вот он сидел в отставке, терпел все эти нападки, он-то знает, в чем причина вот этой трагической ситуации – предатели, враги, и что хотят заключить мир с Наполеоном. И он в этот тяжелый день объясняет своей жене свой поступок. Он говорит, что я не дам этого сделать, я буду, как  римлянин Нерон.

А.ВЕСЕЛКИН: Нерон, точно.

А.ВАСЬКИН: Я призван судьбой сжечь Москву. Не доставайся же ты никому. Ну, тут еще есть другая сторона. Ведь очень мало вывезли. Ну, понятно, архивы вывезли государственные, но продовольствия огромное количество, фураж,  обмундирование, все это хранится  в амбрах в этих многочисленных, на складах в Москве. Вот еще, в чем причина. Не вывезли вовремя. Почему не вывезли, другой вопрос, можно целую неделю говорить. И вот он вызывает к себе своих подчиненных, полицейских приставов и активную часть населения, потому что много людей участвовало в этом по собственной воле. Вызывает, перед ним карта Москвы, и он, как полководец говорит, значит, так, подожжем Никольскую, Варварку, Каменный и Яузский мосты, Китай-город, Покровку, Солянку, Лефортово, везде, где сосредоточены огромные запасы продовольствия. Все, эти люди сразу исчезают, это происходит ночью 2 сентября в 5 утра. Сохранилась даже записка одного полицейского пристава. И они разбегаются по Москве и готовят поджог. Вечером они должны все зажечь. Не всю Москву, а только те районы, где сосредоточены вот эти огромные запасы. Все им это удается сделать, запаливают они, все горит. Причем Ростопчин говорит: «Так, еще сожгите дом моей жены». Но почему он не сжег дворец свой? Ну, в общем-то, можно понять, он там в это время находился.

А.ВЕСЕЛКИН: А зачем дом жены?

А.ВАСЬКИН: Ну, а как же, так надо.

А.ВЕСЕЛКИН: Ну, вот это  патриотично, да?

А.ВАСЬКИН: Патриотично, да, и там  родственники его сидят, и вдруг казак с факелом приезжает, те говорят: «Ты что же делаешь, мы еще не успели эвакуироваться». Он говорит: «Это приказ Федора Васильевича, давайте выходите». Ну, и картина очень интересная, французская армия входит в Москву 2 числа к вечеру, вот они все входят и входят, не могут понять, что за люди бегают с факелами. Они даже не пытаются их задержать, ну, мало ли, кто-то там пробежал.

А.ВЕСЕЛКИН: Потому что им в голову такое прийти не может, что с факелом это не для того, чтобы светло было.

А.ВАСЬКИН: В голову не могло прийти. И Наполеон их тоже в этом уверил, что вы входите, мы сейчас переждем здесь, согреемся, ну, в другом смысле, конечно. Они же не думали, что в буквальном смысле согреются. И даже не ловили, не препятствовали. А уж потом, когда началось, и вот они увидели, в разных концах Москвы поднимаются огромные столбы дыма, загорелось. Но это еще первый акт этой трагедии. А второй акт, это ураган. Откуда взялся этот смерч, совершенно непонятно, невиданный ранее в истории Москвы. Вдруг поднимается ночью 2-го - 3-го невиданной силы ветер, который начинает направлять огонь во все стороны.

А.ВЕСЕЛКИН: Раздувать это все, как в печи.

А.ВАСЬКИН: Правильно. Все это превращается в огромный огненный котел, понимаете. Уже бесполезно ловить этих русских патриотов, потому что они настолько поражают своей, что ли, смелостью. Они ловят одного, отрубают ему руку, а он второй пытается факел перехватить, который упал у него. И вешали они, все равно ничего не удалось им сделать. Вот, почему, когда все потушили, ну, я думаю, само погасло, что там, несколько дней.

А.ВЕСЕЛКИН: Догорело и всё, деревянная Москва.

А.ВАСЬКИН: Да, деревянная благодаря Петру, который запретил строить в свое время дома из камня где бы то ни было, кроме Петербурга. Ну, и, короче говоря, что увидели, странное дело, на некоторых московских улицах, на Тверской, на Тверском бульваре часть одна сгорела, а другая нет. Как так могло быть? Исключительно по причине ветра, в какую сторону ветер дул, смерч огненный, вот туда огонь и направлялся. Конечно, кое-что осталось, но сгорело 80 процентов московских зданий. Из крупных построек уцелел Кремль, который потушили французы и воспитательный дом на Москворецкой набережной. Может быть, кто-то знает, это огромный белый дом с зеленым куполом, там военная академия, рядом с Кремлем прямо, если смотреть на Кремль, справа. Но там уже тушили дети. Дети в этом воспитательном доме, там были 300 детей остались. Их не успели вывезти, представьте себе.

Д.НИКОЛАЕВ: А, это там, где сейчас ракетных войск Академия.

А.ВАСЬКИН: Да, да, и вот эти детишки маленькие, представьте себе, они бегали с ведрами, тушили головешки.

А.ВЕСЕЛКИН: Хорошо  река рядом.

А.ВАСЬКИН: Да. А ведь Ростопчин приказал вывезти трубы пожарные, вот что он еще сделал, чтобы не дать потушить. И когда они нашли трубы, оказалось, что они сломаны. То, что они не вывезли, они все это изломали по его приказу.

Д.НИКОЛАЕВ: Вредитель.

А.ВАСЬКИН: Да, на этот вопрос, кто же…

А.ВЕСЕЛКИН: Он наверняка это делал.

А.ВАСЬКИН: Да, кто же поджог Москву, это вот граф поджигатель, русский Нерон Ростопчин, за голову которого Наполеон обещал 3 миллиона. Но его так и не поймали, хотя многие пытались. И потом после войны он уезжает во Францию.

А.ВЕСЕЛКИН: Ростопчин?

А.ВАСЬКИН: Да.

А.ВЕСЕЛКИН: Браво, молодец.

А.ВАСЬКИН: Где его встречают в театрах, встают люди, аплодируют.

А.ВЕСЕЛКИН: Чего он и хотел, собственно говоря.

А.ВАСЬКИН: Говорят, вот он победил этого диктатора, а в России его не поняли.

А.ВЕСЕЛКИН: Акт его лицедейства закончился. Абсолютный Нерон.

А.ВАСЬКИН: Да, и так его называли.

Д.НИКОЛАЕВ: Спасибо большое.

А.ВЕСЕЛКИН: Александр Анатольевич Васькин у нас был в гостях, российский писатель, журналист, историк. За вашу голову мы тоже будем бороться обязательно.

А.ВАСЬКИН: Ну, не в таком, конечно, разрезе.

А.ВЕСЕЛКИН: Да, да, но аплодисменты вам обеспечены. Приходите к нам еще. Спасибо вам большое.