Физики и лирики

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Как грамотно выстроить диалог с собеседником?

19.05.2016 10:00
Праймериз. Елена Александровна Ямпольская смотреть слушать скачать
Премьера в утреннем шоу.
Проект "Праймериз" ближайшие несколько месяцев в эфире "Маяка".
Первым гостем станет Елена Александровна Ямпольская - член президиума Совета при Президенте Российской Федерации по культуре и искусству, член Высшего Совета, главный редактор газеты «Культура».
Говорим о культуре, идеологии и ценностях.

С.СТИЛЛАВИН: Дорогие товарищи, вы знаете, что в нашей программе есть место космосу, это прошлый час был посвящен этой теме. Отношение мужчин и женщин к искусству, совсем недавно прозвучал элемент искусства в эфире.

Р.ВАХИДОВ: Народного искусства.

С.СТИЛЛАВИН: В частности, народного искусства. Ну, и вообще, друзья мои, мы же интересуемся и жизнью, тем, что происходит вокруг нас. И у нас есть большое преимущество по сравнению с чисто музыкальными станциями, которые крутят одну и ту же бодягу с утра до ночи и, по большому счету, лишены возможности как раз поговорить о вещах, которые интересны. И сегодня у нас будет в этом часе специальный разговор. Мы даже не написали еще специальный джингл для такого рода встреч на «Маяке». У нас есть джингл «В ролях», но мы сегодня будем говорить не о кино, ну, по крайней мере, не только о нем, это сто процентов, мы будем говорить о вещах важных. И вот сегодня у нас в гостях Елена Александровна Ямпольская. Елена Александровна, доброе утро.

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Доброе утро.

Р.ВАХИДОВ: Доброе утро.

С.СТИЛЛАВИН: Член президиума «Совета при Президенте Российской Федерации по культуре и искусству», член Высшего Совета и главный редактор журнала «Культура».

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Газеты.

С.СТИЛЛАВИН: Да, газеты.

Р.ВАХИДОВ: Может быть, после сегодняшней программы и появится журнал.

С.СТИЛЛАВИН: Да, суперобложка. Так вот, друзья мои, мы помним достаточно шумную историю, она не так давно произошла, с провинциальной, в хорошем смысле этого слова, учительницей, которая вызвала гнев сначала родителей, затем подключились правоохранительные органы, органы защиты защищать школьников от насилия. Насилие заключалось в том, что учительница заставляла детей учить больше, чем это предусмотрено было школьной программой. И даже, я так понимаю, хотели возбудить уголовное дело за такое насилие над детьми. Ну, не знаю, успело ли общество разделиться на разные мнения, но, в любом случае, кажется, что с уголовным делом пока повременили, а газета «Культура»,  Елена Александровна, в вашем лице, я так понимаю.

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Да, не столько газета, сколько я лично.

С.СТИЛЛАВИН: Выступила как раз в защиту педагога. Вот расскажите нам, пожалуйста, об этой истории, тем более что вы, я так понимаю, на месте были лично, у вас была поездка в середине мая?

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Да, я, как член Высшего Совета партии «Единая Россия» участвую в праймериз именно по Челябинской области. За месяц трижды туда приезжала. И сейчас у меня была поездка такая довольно плотная – за 4 дня 6 городов, 1,5 тысячи километров проехали на машине, везде  было много встреч, интервью, с людьми разговаривали. И как раз мы  попали в Златоуст ровно в то время, когда там уже затухал этот скандал, но люди, конечно, в городе были очень им озабочены. Меня возмутила глубоко эта история. Первое, что меня возмутило, что уголовным делом человеку грозили по анонимному доносу. После этого все наши апелляции к 1937 году, они, мягко говоря, недобросовестные. Давайте мы оставим 1937 год в покое и поговорим о том, что происходит в 2016. В 2016 анонимка, непонятно, кем левой рукой написанная, становится предлогом, для того чтобы человеку публично пригрозили уголовным делом, чтобы немедленно пошел слив в СМИ. СМИ, не будем говорить о «Маяке» и не будем говорить о газете «Культура», ну, вы  примерно представляете, как, в основном, работают СМИ, они у нас живут по происшествиям, а не по событиям, потому что событие надо угадать, событие надо создать, это другой формат профессионализма. А происшествие это то, куда ты быстрее всех прибежал и громко закричал: «Караул!». А караул, на самом деле, ужас, ужас, ужас или просто кошмар, как говорили в старом анекдоте, это значит или вообще ничего нет, это уже дело десятое. Женщину опозорили за один день, висела в топе «Яндекса» эта новость, вся страна прочитала, что в Златоусте работает какая-то учительница начальных классов просто зверь-зверем, которая изнуряет своих учеников, применяет к ним в случае проявления определенной тупости и методы физического воздействия, и психологического давления, а также, о, ужас, заставляет учить слишком длинные стихотворения, чем, собственно, и были страшно недовольны люди, написавшие на нее анонимку. Проходит буквально пара дней, и начинается откат назад. Пришла комиссия, посмотрела, проверила, выяснилось, что учительница уже 30 лет в начальной школе трудится, что ее выпускники, в общем, вспоминают ее очень добрым словом. Да, говорят, что это человек, который считает школьную программу, мягко говоря, недостаточной. И, на мой взгляд, она абсолютно права. Но, я так понимаю, она не выходит за ее пределы так, чтобы это грозило хоть каким-то криминалом. Не нашли никаких подтверждений обвинения в физическом воздействии, не нашли никаких подтверждений обвинения в каком-то чрезмерном психологическом давлении. Но просто надо всем нам учитывать, что школа, каждый из нас помнит, что такое школа, школа – это всегда некий стресс. И ВУЗ - это стресс, и работа - это стресс. Праймериз, простите меня, если бы вы знали, какой это стресс, в общем, теряешь, я думаю, несколько лет жизни на этом на всем, конечно, на попытках убедить людей, что тебе можно доверять. Это не легко, когда зал на тебя смотрит и, в общем, удивляется, откуда ты взялась-то перед ними, материализовавшись из Москвы. В общем, ничего не подтвердилось. Но, как всегда, ложки нашлись, а осадок остался, оскорбили ее на всю страну, а извиняться, естественно, никто не пришел, ну, просто сказали, что нет никаких оснований для возбуждения уголовного дела. Это история.

С.СТИЛЛАВИН: Этот отказ в возбуждении уголовного дела под влиянием такого пристального внимания центральных СМИ или сами разобрались?

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Нет, это просто пришла комиссия, поработала, посмотрела, поговорила с родителями учеников и поняла, что, в общем, мягко говоря, сведения, указанные в этом анонимном доносе, не соответствуют действительности. Это пристрастный вкусовой взгляд людей, которые непонятно, почему, если им как-то что-то не нравится, могли перевести ребенка в другую школу. Ничего, на самом деле, за этим не стояло. Вот что-то им не понравилось и все, что часто бывает в школах и не только в школах. Сама по себе история абсолютно анекдотическая. То есть мы каждый день твердим, что уровень образования катастрофически падает в стране, что детей замучили тестами, где предлагаются готовые варианты ответов, и даже самому не надо ничего формулировать, и в силу этого у нас дети перестают, они уже не умеют связать три слова. Кое-как им вернули сочинения, они, в общем-то, не могут их написать, по большому счету.

С.СТИЛЛАВИН: Мне ЕГЭ напоминает вообще систему воспитания такого лояльного потребителя, задача которого выбрать что-то на полке.

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Ну, вот то, что говорил предыдущий министр образования, что нам надо растить не творцов, а грамотных потребителей. Ну, это было несколько лет назад, когда мы, в общем, немножко сидели на подушечке на удобной, на нефтяной, на нефтегазовой, накачанной газом и нефтью. А потом выяснилось, что потреблять-то скоро может стать нечего, ибо сами ничего не производим, и в таком случае… Вот сейчас, я так понимаю, школьную программу разворачивают в сторону создания функций. Вот это будет винтиком, почему у них там ты изучаешь физику и математику, а ты русский язык и литературу. Почему, собственно? Почему мы перестали растить полноценно развитую личность, почему? Ну, дело в том, что нельзя вырастить ни винтик, ни шпунтик. У человека есть свободная воля, и вы, так сказать, сужением горизонтов эту волю не ограничите. Вот вы будете растить винтика, а вырастет запал для тротиловой шашки, понимаете. Потому что ему никто не объяснял, потому что у него литературы не было в старших классах, и ему никто не объяснял, что созидание лучше, чем разрушение. Ну, так, вот, возвращаясь к этой, заканчивая златоустовскую историю, и вот сейчас, когда мы говорим, что наши дети не могут выражать свои мысли свободно, что они разучились общаться, что красивый русский язык литературный уходит, грамотный, человек, который задавал слишком длинные стихотворения на дом, ему угрожают уголовным преследованием. По-моему, это какой-то скверный анекдот. Вот все в целом, уже откладывая в сторону вопросы о доносах, о том, как работают наши СМИ, и так далее. Безответственный подход ко всему, в том числе, к сожалению, безответственный подход к журналистскому слову. Меня это глубоко возмутило и я в Златоусте и на телевидении, и на встрече с избирателями, ну, везде, где мы были, я везде выражала свою поддержку человеку. Надеюсь, что ей стало легче. Мы лично, честно говоря, не пересекались, мне не хотелось из этого делать какой-то особый элемент пиара. Ну, просто реально эта история меня просто возмутила.

Р.ВАХИДОВ: Елена Александровна, а вот та история, которая была достаточно широко растиражирована нашими коллегами после заседания «Совета при Президенте РФ по культуре и искусству», и тему, которую подняли на этом заседании, ребята, если вы вдруг по каким-то причинам, пропустили, были не у  компьютера,  не у телевизионного приемника и пропустили, потратьте 10 минут своей жизни, 8 даже минут своей жизни, для того чтобы послушать речь Елены Александровны.

С.СТИЛЛАВИН: На «Большом Совете».

Р.ВАХИДОВ: На «Большом Совете при Президенте». И, на самом деле, вот что мне показалось, речь была очень эмоциональной, очень глубокой, но вы каким-то удивительным образом смогли связать, как мне кажется, для большинства людей, которые сегодня живут и являются такими же слушателями, как мы, потребителями, две вещи. На первый взгляд, для большинства граждан нашей страны, ну, стоящие по разные стороны баррикад – коррупция и культура. То есть мы можем слышать о коррупции в культуре, но как связать…

С.СТИЛЛАВИН: Это особые мастера.

Р.ВАХИДОВ: Да, это немножко другое. Но вот коррупция и бескультурье условное, отсутствие культуры в человеке.

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Ну, вы знаете, я еще, когда возглавила пять лет назад газету «Культура», с которой, наверное, к сожаленью, постепенно придется расставаться, если все-таки я стану депутатом Государственной Думы, или с радостью останусь ее возглавлять, ежели, так сказать, не облекут меня доверием челябинцы вдруг. Мы еще тогда заявляли, что слово «культура» мы понимаем максимально широко. Вот сейчас, встречаясь с людьми, и особенно, встречаясь с людьми в отдаленном промышленном, как принято считать, суровом регионе, и выслушивая их, конечно, бесконечные претензии по поводу качества дорог, острой дурной экологической обстановки, особенно в некоторых районах она остра, проблемах ЖКХ и всего остального, я все время пыталась донести до людей, и я очень рада, что мне удавалось это практически всякий раз. Потом подходили люди, много народа подходило и говорили, что да, мы тоже так думаем, что все эти наши частные проблемы исходят из какой-то одной точки. Если мы поймаем эту точку, эту черную точку, от которой  идут эти пагубные лучи во все стороны, в том числе, на самые низовые, бытовые наши уровни, если мы там исправим… Ошибка системная, на мой взгляд. Надо исправлять, ну, вы же прекрасно знаете, лечить надо причину.  Можно, конечно, снимать симптомы, чтобы стало легче жить, никто с этим не спорит, но надо все-таки искать причину и надо ее лечить. Вот эта причина, вот то, что у нас лет 25, а, может быть, и больше, вообще это началось еще при Советской власти, будем так говорить, на ее излете, совершенно перестали работать с душой человека. Когда как работа с душой человека. Тогда как работа с душой человека это, на мой взгляд, такая же конкретная работа, как латать дырки на асфальте. Ее результат так же очевиден и понятен, на самом деле, это работы. Ничего нет ценнее для государства, чем человеческий капитал. Всякие иные капиталы могут прибавляться, убавляться в зависимости цен на нефть, в зависимости от многих других фактов. Человеческий капитал – то, что с вами навсегда. Если вы поддерживаете его качество постоянно, работая с душой человека, начиная с детского сада, и по всей возрастной вертикали, по всей социальной горизонтали и так далее.

С.СТИЛЛАВИН: Мы говорим о воспитании человека?

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ:  Мы говорим о более тонких вещах, которые можно, конечно, считать воспитанием, понимаете. Ну, был ли советский кинематограф воспитанием, в прямом смысле слова? Наверное, понимаете, я очень боюсь, когда… сейчас масса народу появилось желающих говорить: «Дайте мне денег, я сниму патриотичный, высоконравственный фильм». Вот я считаю, кто это говорит, того метелкой прямо, метелкой, потому что он точно снимет туфту и халтуру. Художник так не работает, художник работает на гораздо более тонких энергиях, и все, что создается в художественной плоскости, оно имеет интимное происхождение из души этого человека. Он должен снять ровно то, о чем у него болит. А вот заботиться о том, что будет болеть, особенно у деятелей культуры ближайшего будущего, или тех, кто сейчас еще совсем малыши, кому предстоит развиваться, вот это забота государства. Чтобы болело у них то же, что болит у всех страны, то же, что болит у простых людей, а не что-то свое совершенно отдельное, тусовочное, частное такое.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, вы же знаете, что они летают бизнес-классом, откуда он узнает, как живет народ? 

Р.ВАХИДОВ: Просыпаются в 12.

С.СТИЛЛАВИН: Эти ребята не живут в ритме жизни. Я встаю в 5 утра, и то я считаю, что я не до конца понимаю любого, каждого человека. Хотя мы видим людей, мы встречаемся на улице, я жму руки. Ну, а те люди, которые в массе своей делают кинематограф развлекательный, допустим, это ребята, которые, наверное, ложатся, когда я встаю.

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Сергей, мне кажется, это совершенно не имеет никакого значения. Я  лично в 5 утра не встаю, кроме тех случаев, когда я прилетаю в Челябинскую область, и получается, что по Москве я действительно все время встаю в 5 утра.

С.СТИЛЛАВИН: Даже не об этом, Елена Александровна.

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Так приходится жить. Понимаете, они всегда так жили, это нормально. Творческая интеллигенция, у них свой ритм жизни, это не имеет никакого значения. Имеет значение выход конечного продукта, имеет значение его качество. Потому что, когда этот продукт потом работает с душой человека, то можно сказать только «спасибо» тому, кто ложится в 1 час ночи, встает в 1 час дня и так далее, это уже его проблемы.

С.СТИЛЛАВИН: Я вот, на что хотел обратить внимание. Вы правильно говорите, есть люди, которые говорят: «Давайте нам деньги, мы снимем патриотизм». И в чем отличие нынешнего кино от все-таки советского. Мне кажется, изучая тоже американское кино современное, откуда мы много в свое время в 1930-е годы черпали приемов и технологий, и подходов, и, суммировав это, конечно, я не эксперт, есть люди поумнее в этом смысле, но мне кажется, вот, в чем проблема, когда у нас говорят о патриотическом кино, у нас обязательно речь идет о героическом прошлом, либо недалекое 15-летней давности, но то, что уже произошло. И вот героизируют какую-то историю. А если говорят о современности, то, если оно, грубо говоря, пронзительное кино, то это «черное» кино. У нас кино перестали делать в жанре «на экране мы видим, как надо поступать», а не «как поступили».

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Я согласна с вами абсолютно. Более того, я, может быть, вопреки основной концепции, которая сейчас принята, против тренда, как сейчас говорят, довольно часто и настойчиво повторяю, что  надо быть очень осторожным со своей историей, понимаете, потому что история это не только фактор объединения, но это еще и гигантский фактор разобщения. Потому что у очень многих из нас совершенно разные представления о тех или иных событиях в истории нашей страны, а уж, тем более, в мировой истории. Мы часто сталкиваемся с тем, что кто-то отрицает полностью советский период, кто-ото с большой долей критичности относится к последнему российскому императору. Вот я помню, у Володи Соловьева в передаче говорила, что я очень часто замечаю, стоя на службе, я не могу сказать, что я очень воцерковленный человек, но, так сказать, по мере необходимости, когда уж совсем жить дальше трудно, тогда вот приходишь, и я вижу, когда поминают царственную страстотерпцу, как церковь именует, очень многие не поднимают руку в крестном знамении. Я понимаю, что это внутри. Потому что мы воспринимаем все-таки этих людей не просто как жертвы, но и как причины во многом того, что произошло со страной. Я сейчас о детях, конечно, не говорю, я говорю сейчас о родителях, о той ответственности, которую люди несли и не донесли. У каждого свой взгляд. И я говорю, что, понимаете, учебником истории, даже самым выверенным до последней буквы, единым на всю страну и так далее нацию объединить невозможно. Нацию возможно объединить общими делами, которые, может быть, когда-нибудь попадут в учебники истории и станут считаться историческими.

Т.КЕРБИ: Но это очень помогает, если учебники истории, они хорошо совпадают друг с другом. Даже в Америке сейчас есть большой кризис, потому что все прошлые герои Америки, они теперь становятся злодеями, потому что они против современной политкорректности.

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Я вас понимаю прекрасно. Нет, я сейчас не говорю против единой программы по истории. Я просто говорю, что этого недостаточно. И вообще, когда  в нашей стране люди становились школярами в классе истории, переставали быть ее созидателями сами, у нас, собственно, на этом и начала умирать Советская власть. Когда все очень старательно заучивали про подвиги былого, а как бы подвиги нынешнего уже вроде, как и не требовались. Вот тут тоже начала умирать страна. Надо обязательно создавать для людей возможность общего дела, обязательно.

С.СТИЛЛАВИН: Друзья мои, сегодня мы говорим о том, что нас объединяет, что должно нас объединять и что может нас объединять, все наше общество. Напомню ребятам, посмотрите запись есть на YouTube, она 8-минутная, выступление Елены Александровны на «Президентском Совете по культуре», как об объединительной такой структуре для нас для всех. Елена Александровна, вы согласитесь, наверное, со мной, если я скажу, что в последние годы есть ностальгия по советскому времени, она определенно чувствуется во многом. Может быть, потому что наше поколение так дошло до того возраста, когда ностальгия является частью реальности. Ну, неважно. И говорится чаще, вот вы употребляете для таких разговоров редкое слово «культура». Обычно ведь идет история об идеологии – нам нужна единая идеология, нам нужно куда-то идти. Если мы будем вместе куда-то идти, это сплотит народ и так далее. Мы как бы сейчас, куда мы идем? В принципе, есть возможность не идти. Мы сегодня вспоминаем пионерскую организацию светлым словом.

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Сегодня 19 число, да.

С.СТИЛЛАВИН: Сегодня очередной день рождения, да, да. И тоже ведь в пионерской организации было волшебное свойство, ну, я уже был в последние годы этой организации, и волшебное свойство было в том, что пионеры все, а вот быть исключенным из пионеров, вот это уже наказание, такое существенное. У нас в школе была девочка, которую за воровство, сняли с нее галстук, и я помню этот момент, у меня перед глазами стоит, когда вот это пространство – фартучек и это платье осталось без красного этого пятна, и она так и ходила, и всем было ясно, что, наверное, пионерская организация это просто как бы формальность, а вот ты выйдешь из нее и тогда почувствуешь, что значит не быть пионером. Так вот, все-таки идеология или культура?

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Ну,  Сергей, я хочу напомнить, что русский язык необыкновенно богат, велик и могуч, там есть масса синонимов, и если существуют слова, которые вызывают определенное отторжение, какую-то аллергическую реакцию у людей, это «идеология», это «пропаганда», то мы можем выразить те же самые замечательные мысли, которые мы пытаемся выразить, используя совершенно какую-то другую терминологию. Итак, давайте не будем говорить про идеологию, но давайте говорить про то, что стране нужна единая система ценностей. Стране нужен вектор развития, это, безусловно. И эта система ценностей, что самое главное, должна быть одна на всех, она должна быть одна в Москве, в Челябинской области, на Дальнем Востоке, и вектор развития должен быть один на всех. Я всегда говорю, что, понимаете, самое тяжелое, что есть, это жизнь без идеала, без цели. И наиболее счастлив, как, по-моему, президент и говорил, не тот народ, который наиболее сыт. Я это наблюдала, потому что, вот все мы здесь журналисты, как журналисты всегда очень много ездим, и видела это и у нас, и во многих странах за рубежом, видела это и в Латинской Америке - счастлив тот народ, который определился со своим идеалом и движется в его сторону. Потому что, когда у тебя нет идеала, сначала тебя так смена впечатлений по пути, когда цели нет, ну, смена впечатлений, потом ты просто устаешь, непонятно, а чего я двигаюсь, зачем? С тем же успехом я могу лежать на диване, зачем мне напрягаться, если у меня все равно никакой конечной цели нет? Вот у нас до последнего времени, конечно, немножко так и было. Вот сейчас мы начинаем вроде бы как от этого… Но тут, я говорю, вот есть очень опасная вещь. Я, опять же, вопреки основному патриотическому тренду, как-то раньше я была чужой в либеральном лагере, а теперь я как-то стала чужой и в патриотическом лагере, с тех пор, как об этом заговорила.

Р.ВАХИДОВ: О культуре.

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Да. Меня очень беспокоит, что у нас многие стали работать эхом Владимира Владимировича. Вот он в свое время сказал «скрепы», и по всей стране: «Скрепы, скрепы».

С.СТИЛЛАВИН: Найдено хорошее слово.

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Да, это понятно. Но, понимаете, речь идет, в конце концов, это слово придумали не вы, граждане повторяющие. Теперь он совершенно справедливо сказал, что единственной идеологией в России может национальной идеей может быть патриотизм, и понеслось по всем: «Патриотизм, патриотизм». Такое ощущение, что Владимир Владимирович  говорит, чтобы остальные работали попугаями. Ну, не для этого, я так понимаю,   произносится, смею трактовать слова президента, не для того они произносятся. Они произносятся  для того, чтобы каждый на своем месте, там, где ты работаешь, в том деле, которое тебе поручено, вкладывал свой какой-то небольшой кирпичик в фундамент этого патриотизма. Мы же все знаем, вот мы все примерно одного, плюс-минус, возраста, мы знаем, как этот патриотизм, который из нас неистребим, из нас он не вытравим, каким образом он закладывался. Потому что у нас мультики были, которые до сих пор все показывают детям, и внукам будут показывать, у нас фильмы были детские, у нас песни были детские, которые перепевают и перепевают безостановочно, потому что даже рядом ничего похожего нет. У нас игрушки были, может быть, простые, но свои. А сейчас, вот как у нас…

С.СТИЛЛАВИН: Ну, вы правильно на той встрече как раз декабрьской сказали, я внимательно вчера пересмотрел еще раз, и вы правильно сказали, что да, для нашего поколения это детство, для более старших это вообще реальность, а вот моей дочке 14 будет летом.

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Правильно, но молодежь-то, вот вы произнесли ностальгия, правильно, это наша с вами  ностальгия, она нас держит просто, ну, это действительно, реально, это то, что у нас есть, вот этот базис детства, вот для меня, например, это то, что меня всегда держит.

Р.ВАХИДОВ: Ну, вот на этом же заседании прозвучала тоже ваша фраза, что мы не сможем прокормить в духовном отношении еще  несколько поколений…

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Абсолютно, но у молодежи-то этой ностальгии нет. Они там не жили. Почему они должны жить нашей ностальгией? Всякий нормальный молодой человек хочет видеть на сцене, на экране, на мониторе, он хочет видеть своего современника, он хочет видеть человека, которого он узнает, у которого такие же проблемы. И, надо сказать, что то же советское искусство, которое теперь мы  воспринимаем, как что-то милое, ностальгическое, оно, в основном, тоже работало так же. Оно все время работало на создание образа современника. Не надо забывать, что все, что мы сейчас пересматриваем по тысячному разу, когда-то было остро современным, актуальным, зачастую даже непроходным. Об этом спорили, бодались, это запрещал идеологический отдел ЦК,  потом разрешал заплакавший Леонид Ильич, это все было очень остро. Это не та очаровательная милота, которая сейчас льется на нас с экрана и просто помогает нам продышаться немножко, чтобы жить дальше. Поэтому, конечно, невозможно прожить на советской ностальгии. Молодежи надо срочно предлагать свой собственный продукт культурный, и он должен быть качественный. Потому что, еще раз хочу сказать, как сейчас проводит в мегаполисе свой выходной день среднестатистическая российская семья?

Р.ВАХИДОВ: В супермаркете.

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Она идет в мегамолл так называемый, она таращится там на витрины, смотрит в мультиплексе какое-нибудь американское кинцо, детское преимущественно, закусывает в каком-нибудь фаст-фуде, в основном, под американской вывеской, как правило, наших очень мало, покупает ребенку игрушку, сделанную где-нибудь в Гонконге, изображающую какого-нибудь монстра, в лучшем случае, опять же, американского или из какого-нибудь азиатского мультика. У меня вопрос  - этот ребенок, он какую родину должен любить?  У него вообще родина-то где, у этого ребенка, вот которого вот так воспитывают?

С.СТИЛЛАВИН: В Москве, слава богу, сейчас разрешили в парках  капусту сажать людям индивидуально, хоть какая-то альтернатива.

Р.ВАХИДОВ: Буквально на днях человек, который занимается…

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Между «Angry Birds» и капустой, ребенок, безусловно, выберет капусту, это понятно, конечно, да.

Р.ВАХИДОВ: Наш коллега, который занимается социологией у нас на ВГТРК, поделился случаем. Его дочери 14 лет, она ровесница твоей дочке, она участница олимпиады. Так вот, ни один человек из 30…

С.СТИЛЛАВИН: По математике?

Р.ВАХИДОВ: Нет, олимпиада, честно говоря, я про вопросы, там набор вопросов был, ни один из 30 детей, которые сидели в классе, не ответил правильно на следующий вопрос: «К какому периоду относятся слова из песни «Майский вальс» - «Помнит Вена, помнят Альпы и Дунай»?» Ни один человек из 14-летний детей, которые сидели в классе.

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Ну, это как раз, вот мы говорим сейчас о преподавании истории. Это, конечно, ужасная вещь.

С.СТИЛЛАВИН: Елена Александровна, самый выдающийся пример. Я его уже год, наверное, может быть, больше даже в себе держу. Мне в Инстаграме написал мальчик лет, наверное, тоже 14, может быть, 13, ну, где-то так, в этом роде, прислал фотку скан кадра из фильма «Елки 1914». И на полном серьезе говорит: «Сергей Валерьевич…» Ну, потому что я тоже как бы с молодежью на дружеской ноге. Он говорит: «Сергей Валерьевич, скажите, пожалуйста, неужели раньше у нас был вот этот флаг?» Бело-сине-красный. Они не понимают, что такое революция, что это было, они вообще не в курсе. Я не говорю о люмпенах, для которых история началась с первой бутылки пива и до этого периода они как бы вообще не воспринимают реальность. Но когда человек вот реально… А я его спрашиваю: «А что за учительница у тебя? А сколько ей лет» Я его расспросил. Им не объясняют это. То есть, как бы им дают какие-то знания, но они в систему не выстраиваются.

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Ну, то, что я могу сказать, что вот этой учительнице не грозит уголовное дело в нашей стране, пожалуйста. Ребенок может сколько угодно ничего не знать, тут тебе уголовным преследованием грозить не будут. Давайте еще раз вернемся к той же истории. Попытка дать немножко больше, попытка дать какую-то систему фактически является уже насилием над личностью, потому что великое право личности в современной России – ничего не знать.

С.СТИЛЛАВИН: Как вы хотите повлиять на эти расклады, если вот место главного редактора газеты «Культура» вы оставите, перейдя в ранг депутата? Вот что вы хотите делать, какой механизм?

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Сергей, я очень надеюсь, что я, так сказать, смогу в этом поучаствовать, но я очень надеюсь, что основы  этому будут заложены на гораздо более высоком уровне. Потому что, мне кажется, что сейчас мы подошли к очень прагматичным вопросам. Мы завтра чего хотим? Мы как бы еще собираемся существовать на карте мира, как независимое государство? Если собираемся, тогда все очень просто. Тогда, я еще раз говорю, без качественного капитала никуда мы дальше не двинемся. А, ежели он нам нужен завтра, значит, сейчас у нас все сложится в одну программу – история вместе с литературой, вместе с изучением истории советского кинематографа, считаю, абсолютно необходимым этот факультатив было ввести. Почему не ввели, почему отдали на откуп кинотеатрам, не могу понять. Считаю, что просто не докрученная была история. Все, все выстроится в одну систему, в том числе, работа в культуре, в том числе, в производстве культурного продукта. Будет понятно, что работает на человеческую душу, а что, так сказать, просто мимо идет, пустая трата денег, ни уму, ни сердцу, как русский человек говорит. Поэтому я надеюсь просто участвовать в этом процессе. Но я абсолютно уверена, что он будет не на уровне бла-бла-бла, не на уровне пафосно сейчас заявим, что мы занимаемся культурой, а, на самом деле… Это просто реальный сейчас фактор национальной безопасности, ну, реальный совершенно. Точно так же, как с патриотизмом. Еще раз, нельзя заставить ребенка, сказать ему: «Люби свою родину». Нельзя. Подождите, как люби. Прежде чем любить, надо познакомиться хотя бы.

С.СТИЛЛАВИН: Из серии люби свою мать.

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Да, ну, с матерью-то ребенок знаком с первого дня. А у нас так получается, он так живет, что он и не знает родину свою. Он ни историю ее не знает, ни литературу он ее не знает, ни географию не знает, судя по итогам Всероссийского географического диктанта, люди не знают. Потому что, ну, в конце концов, вы сначала дайте что-то, ребенку надо что-то дать, чтобы он полюбил. Что дает ему современная родина. Еще раз мы перечислим, ничего нет, ни песен, ни фильмов, ни сказок, ни книжек.

С.СТИЛЛАВИН: Среды культурной, правильно?

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Все те же книжки, да, которые опять же перечитывают все своим детям и внукам, опять ничего не создано взамен. Так, чуть-чуть там что-то погуляло. А как это может быть создано, если у нас вся книгоиздательская отрасль ушла в рыночное плавание. Но детская-то литература должна быть по госзаказу, ну, должна быть. Это вложение в твое собственное будущее. Я рассказываю периодически, что одно время была членом жюри на одной из премий по детской литературе, так среди книжек, которых мне не удалось остановить, она в итоге вышла и на полках магазинов стоит, была просто пропаганда сайентологии. Просто это была повесть о закрытой школе, где учатся какие-то супер-шмупер умные дети, противопоставляя себя всему миру. Там упоминался Рон Хаббард, там упоминались какие-то вещи, там везде было написано: ну, если это вас интересует подробно, посмотрите в интернете. То есть шла пропаганда секты. И при этом ни один из членов жюри кроме меня это не заметил, и, в общем, как бы так с удивлением на меня посмотрели, говорят: «Ну, хорошая же книжка, интересная». И в итоге она там даже получила какую-то третью премию, и в итоге была издана, и никто ее… Понимаете, так нельзя работать, это невозможно.

С.СТИЛЛАВИН: А вы хорошо, кстати, на Президентском Совете сказали, что многие конкурсы проводятся для пиара жюри.

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Ну, это да, это вот наши телешоу. Нет, я не против телешоу, я нормальный человек, я не ренегат, не мракобес, я понимаю, что фарш невозможно провернуть назад, мясо ни на миг не восстановишь, все, что есть сейчас, мы это уже отменить не сможем, телешоу есть телешоу. Но меня очень угнетает, что это единственный сейчас стал формат поиска новых талантов.

С.СТИЛЛАВИН: Елена Александровна, вы недавно вернулись, сегодня у нас, какое, 19-е? Вы 16-го были еще в поездке по Южному Уралу. А там люди, у которых все-таки не такой выбор мегамоллов, хотелось бы верить, хотя, конечно, наверное, и туда пришли уже эти монстры. Они что хотят? Вы что почувствовали?

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Это интересно очень. Я не хочу делать комплиментов именно Челябинской области в этом отношении, потому что, как журналист, как главный редактор очень много по регионам ездила и езжу, и могу сказать, что это всегда наслаждение общаться с людьми в регионах. То есть после Москвы, я коренная москвичка, я в 5-м поколении москвичка, но я точно могу сказать, что продышаться можно именно там, на таком смыслообразующем серьезном уровне искренне с людьми поговорив глаза в глаза. Действительно, в общем, начинали люди почти все свои встречи со мной со своих местных проблем, это понятно, их волнуют дороги, ЖКХ, экология, коррупция та или иная на каких-то своих низовых уровнях. Но все  наши попытки найти основную точку и все наши попытки поговорить о душе человеческой, о работе с этой душой, о том, как это можно очень конкретно делать на уровне государства, я всякий раз пыталась напомнить, что все-таки речь идет о выборах депутатов в Государственную Думу Российской Федерации, в итоге люди прямо брали вертикальный старт. Они начинали говорить на таком уровне, то есть выяснялось, что их настолько беспокоит все, что происходит не только у них в городе и, тем более, на их улице, а все, что происходит масштабно во всей стране. Потом, подходя ко мне, они говорили: «Вы знаете, мы просто, сначала нам в голову не приходило, что можно разговаривать о таких вещах. Этого уже так давно не было. Мы как-то привыкли, что вот приходишь к депутату, говоришь про свою помойку не вывезенную, а о том, что надо вывозить помойки не только из-под окон, но и из человеческих душ, мусор надо вычищать, в том числе, в наших головах, об этом как бы очень давно уже никто вроде бы как не говорил».

С.СТИЛЛАВИН: Елена Александровна, ну, это встречи, я так понимаю, в рамках праймериз как раз?

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Да, да, в рамках праймериз.

С.СТИЛЛАВИН: Слово не наше, но, на самом деле, но, на самом деле, оно часто попадается на глаза, в последнее время я вижу эти афиши, банеры.

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Ну, вот сейчас в ближайшее воскресенье люди, которые захотят, которые не равнодушны, они придут и выберут среди всех, кто записался на праймериз «Единой России», уже те, кто смогут стать реально кандидатами в депутаты. Дальше начнется следующий этап предвыборный.

С.СТИЛЛАВИН: Борьба, понятно, за место между кандидатами. А как вы чувствуете вот именно в этом 2016 году, в чем позиция выигрышная человека, который хочет в этих праймериз победить? То есть, что люди ждут от человека, который в зал выходит, как вы это делали, и им говорили? Я не имею в виду обещания, а какие мысли их действительно затрагивают?

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Мне кажется, что люди, наконец, стали думать… Не, наконец, стали думать, я уверена, что они не прекращали думать о стране в целом, они не прекращали думать о том, как бы нам все-таки вспомнить, что каждый из нас является частью единого целого, частью народа, и чтобы это было не на уровне, опять-таки, пафосных заявлений, а чтобы это имело какое-то отражение в реальной жизни. Во всяком случае, у меня такое впечатление. Просто я полюбила очень уже Челябинскую область.

С.СТИЛЛАВИН: Это трудно выступать перед людьми?

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Это трудно, конечно, особенно, когда, так получилось, что именно в Челябинском регионе меня, как журналиста, не знают, я с ними не пересекалась, но, в общем, это была такая амбициозная задача. Иногда выходишь к залу и пытаешься их, так сказать, разговорить, потом такое ощущение, что ты мешки ворочал, просто физически тяжело. Но когда после этого к тебе подходят люди, когда они стоят в очереди, чтобы подписать книгу, я привезла туда свою новую только что вышедшую книгу в большом количестве, просто чтобы люди знали, кто я такая, чтобы у них не было ощущения, что вот она сейчас под праймериз правильно заговорила. Там в этой книжке собрана избранная публицистика за последние лет 5-7, и там все это есть. Я просто хочу показать, что, ребята, вне зависимости, более того, я всем говорила, что вы придете, проголосуете за того, кого сочтете достойным. Я не кричу вам сейчас: «Идите, голосуйте, ставьте галочку напротив моей фамилии». То, что я пообещала сделать в вашем регионе, вот сейчас первые вещи, вот я уже сейчас начала делать, праймериз еще не прошли. Какое будет голосование, я не знаю. Но уже мы помогли «Ильменскому фестивалю», уже мы закупаем музыкальные инструменты с помощью моих друзей, у которых есть такие возможности, для сельских клубов. Потому что многие ко мне обращались, что дети учатся на «дровах». Это плохо, так не может быть. Мы сказали, что мы все учреждения культуры области, тем более, все библиотеки подпишем на газету «Культура» за счет газеты, потому что у многих библиотек вообще нет возможности на что-либо подписываться, для них даже 1,5 тысячи рублей в год это уже большие деньги. То есть вот такие вещи, которые мы прямо сейчас будем делать вне зависимости от того, что скажут челябинцы, нужна им Ямпольская в качестве кандидата в депутаты или не нужна. Как главный редактор газеты «Культура» я просто обязана какие-то вещи делать.

С.СТИЛЛАВИН: А возраст средний людей, которые приходят, которым это важно, с которыми вы общаетесь?

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Ну, ясно, что, конечно, приходят на встречи, в основном, люди среднего и старшего возраста. Причем, надо сказать, что, в основном, преобладают женщины. Женщины у нас наиболее социально активны, конечно. А вот в праймериз, в участие записалось очень много молодых мальчиков и местами и девочек, но, в основном, кстати, мальчиков. Никто из них, конечно, всерьез  не претендует на то, чтобы попасть прямо в Госдуму 7-го созыва, но им кажется, что это такая возможность поупражняться в риторике, может быть, завязать какие связи. Но я не уверена, что это лучшее начало для молодого человека, и, в общем, мне кажется, надо сначала что-то сделать практически, а потом уже думать о политической карьере. Всегда полезно идти в политику, имея опыт работы и знания в какой-то сфере, мне так кажется. Но, тем не менее, они забавные, они занятные, они веселят публику, они вызывают умиление, в общем, тоже такая необходимая краска, потому что все-таки дебаты на праймериз это шоу, конечно.

Р.ВАХИДОВ: Предлагают клонировать вас наши слушатели. Одну часть отправить в Смоленск, другую в Башкортостан, в Уфу.

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Хорошо, если не расчленить, вот тут главное, потому что «отправить часть» это звучит страшновато.

С.СТИЛЛАВИН: Елена Александровна, я на этих, понятно, не присутствовал в зале, где вы выступали, я еще раз напомню нашим слушателям, что можно посмотреть на YouTube запись, речь декабрьскую 8-минутную. И мне самому очень важно, когда  в студию приходят люди, которые за дело болеют, а не отрабатывают эфирное время.

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Да, конечно.

С.СТИЛЛАВИН: Отрабатывать должны шоу-музыканты, чего, кстати, наши шоу-музыканты делать не умеют, к сожалению.

Р.ВАХИДОВ: До сих пор не научились.

С.СТИЛЛАВИН: Елена Александровна, я предлагаю периодически встречаться, может быть.

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Спасибо, Сергей, с удовольствием, конечно.

С.СТИЛЛАВИН: И говорить о вещах, потому что мне кажется, а для чего иначе радио, как не для того, чтобы объединять людей, тем более при помощи мыслей, которые подкреплены сердцем, правда?

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Справедливо, Сергей. Другое дело, что я считаю, что любое дело, оно существует для того, чтобы объединять людей.

С.СТИЛЛАВИН: Елена Александровна Ямпольская была у нас сегодня в гостях, главный редактор газеты «Культура».

Р.ВАХИДОВ: Спасибо большое.

Е.ЯМПОЛЬСКАЯ: Спасибо, было очень интересно. 

С.СТИЛЛАВИН: Спасибо огромное.