25.12.2015 17:00
История систем смазок смотреть слушать скачать
Система смазки (другое наименование - смазочная система) предназначена для снижения трения между сопряженными деталями двигателя. Кроме выполнения основной функции система смазки обеспечивает охлаждение деталей двигателя, удаление продуктов нагара и износа, защиту деталей двигателя от коррозии.

РУЖЕЙНИКОВ:  Сегодня главный дежурный по «Ассамблее» Сан Саныч Пикуленко. Сан Саныч, здравствуйте.

ПИКУЛЕНКО:   Добрый вечер, праздничный вечер для очень многих людей. И мне приятно, постольку, поскольку в автомобильном рождестве много составляющих, и, кстати, многие из великих автомобильных первопроходцев были люди верующие. Хотя, как мне, я спросил одного уважаемого члена нашей церкви, что есть автомобиль, творение человеческое или промысел божий? Ну, соответственно получил ответ – все промысел божий.

РУЖЕЙНИКОВ:  Тем более, Рождество это праздник, когда  все собираются за одним большим столом. А автомобиль у нас традиционно в Советском Союзе, потом в России был центром притяжения всей семьи, так что все нормально.

ПИКУЛЕНКО:  Конечно, так что все нормально. Ну, а сегодня мы поговорим об очень интересных вещах.

РУЖЕЙНИКОВ:  Ну, мы же не вдвоем, у нас же тут еще присутствует генеральный директор московского  представительства «Супротек», отделения «Супротек» Александр Лопарев, который сегодня Дед Мороз и Санта Клаус.

ЛОПАРЕВ:  Добрый вечер.

РУЖЕЙНИКОВ:  Он принес подарки, на самом деле.

ЛОПАРЕВ:  Я от лица компании хочу поздравить всех радиослушателей с наступающим праздником, наступившим. И сегодня мы будем разыгрывать викторину, в  которой будет участвовать состав для очистки системы вентиляции «Супротек». И хотел бы задать сразу первый вопрос.

ПИКУЛЕНКО:  Нет, сначала все-таки давайте мы послушаем…

РУЖЕЙНИКОВ:  Нет, у нас специальная такая вещь.

ЛОПАРЕВ:  Да, для затравочки.

РУЖЕЙНИКОВ:  Друзья, самое главное.

ПИКУЛЕНКО:  У нас есть ведущий, чего мы его узурпируем.

РУЖЕЙНИКОВ:  У нас просто праздник, у нас такое толковище. Дорогие друзья, если вы желаете в этот праздничный вечер, ну, для кого-то рабочий оказаться с подарками, кстати, от «Супротека», то, пожалуйста, для начала зайдите на сайт  http://autoassa.ru/, там удобные средства связи с нами. А вот теперь интрига сама. Вы ее не разрешите, если вы на  http://autoassa.ru/ не зайдете. Сан Саныч, интрига.

ПИКУЛЕНКО:  Дело в том, что я сейчас постараюсь вам рассказать о том пути, которые прошли системы смазки автомобиля за более чем столетнюю историю этого обожаемого нами предмета, будем так говорить. И в этой всей истории заложены все ответы на те  вопросы, которые потом мои соведущие будут задавать.

РУЖЕЙНИКОВ:  Выражаясь языком сниженной лексики, дорогие друзья,  ушами не хлопайте, слушайте внимательно, никакие ни коды, никакие криптошифры.  Сан Саныч сейчас расскажет одну, я считаю, что очень познавательную  историю. Я прочитал, я уже себе все заработал, слушайте внимательно. Все ответы на вопросы викторины в рассказе Сан Саныча.

ПИКУЛЕНКО:  Да, ну, я позволю себе начать. Все движущие части автомобиля, как мы знаем, нуждаются в смазке. И так было с самого начала. Для чего, для того чтобы избежать преждевременной механической смерти от трения. Самый главный враг автомобиля при  отсутствии смазки - избыточное трение в любом механизме.  Изначально безлошадные экипажи смазывались самым примитивным образом. На всех трущихся деталях мотора стояли капельницы, на шкворнях, рессорных пальцах, рулевых тягах  и даже в приводах рычагов и педалей стояли совсем забытые сейчас масленки Штауфера.  Поэтому ранний автомобилист раньше, чем куда-то поехать, он должен был сначала  несколько раз отвернуть колпачок, положить туда смазку, завернуть колпачок или накачать насосиком количество некоторое масла. И когда двигался такой автомобиль, что он все время поглядывал  назад, он подкачивал смазку в мотор. А еще, когда появились коробки и редукторы задних мостов, то нужно было время от времени еще закачивать туда, потому что, ну, все  немножко сальников тогда еще не изобрели. Ну, кстати, масленки Штауфера дожили на «Волге»  до начала XXI  века на машине Горьковского автозавода, поэтому многие про них еще что-то знают.  Дальше пошли пресс-масленки. Пресс-масленка изобретение было великое, но к ней прилагалось два шприца – нигрольный и солидольный.  Одевался этот шприц, ну, как правило, в очень неудобном месте все это происходило, под машиной, и нужно было прокачать эту пресс-масленку, пока из частей автомобиля не показалась свежая смазка. То есть сначала шла такая черная грязная, потом все. Это все капало, конечно, часть пропадало мимо. Ну, то есть это была такая, смазка автомобиля требовала  некоторое умение, женщинам это совсем не подходило.

РУЖЕЙНИКОВ:  И самоотречения.

ПИКУЛЕНКО:  Да. То есть точек смазки в ранних автомобилях было до сотни. Что происходило дальше. Когда такую машину запускали с открытой смазкой, ну, вот ехал такой автомобиль, конечно, капли масла разлетались в разные стороны, попадали не только на водителей и пассажиров, но иногда и на окружающих. Ну, так как масло было минеральное, считалось, что это даже ничего, потому что до этого масло и бензин  продавали в аптеках, как лекарство. Всем нравилось.  Что было в моторе. Сначала в моторе был, появился, когда масляный поддон, сразу появились некоторые  после вот этих капельных масленок, появились «черпачки». Ну, скажем, на выступающих частях коленвала появился «черпачок». «Черпачок»  этот поднимал из поддона порцию масла, ну, так  как мотор все-таки крутился, он забрасывал его дальше. И тогда в виде тумана вся вот эта смазка попадала  в нужные детали, все это смазывалось. Ну, так  как обороты были тогда не высокие, то есть тогда максимальные обороты близки были к оборотам нынешним холостого хода. То есть мы сейчас, когда заводим автомобиль, а тогда этот уже автомобиль двигался,  аж со скоростью 25 километров в час, и это была сумасшедшая скорость. А потом инженеры OPEL  изобрели целый конвейер из «черпачков», которые подавали с поддона на верхнюю галерею, и там были специальные отверстия над нужными точками, через которые все это стекало, попадало в нужные места.

РУЖЕЙНИКОВ:  Я прошу прощения, а когда это было? Это до войны было еще?

ПИКУЛЕНКО:  Это было в начале, до 1901 года.

РУЖЕЙНИКОВ:  А, еще до той войны.

ПИКУЛЕНКО:  До той войны. И,  в принципе, это же всех устраивало. Это всех вполне устраивало, пока на «Delaunay-Belleville» не придумали подавать масло к деталям поршневым насосом. Ну, с тех пор эта схема прижилась почти на всех автомобилях, ну, за исключением того, что насос стал шестеренчатым,  ну, так удобнее. Что происходило дальше. При работе двигателя внутреннего сгорания в масло неизбежно попадают металлические частички, ну, потому что, как известно, трение трет и от этого что-нибудь обязательно  попадает. Возникает необходимость его профильтровать. Ну, впервые появившиеся, причем впервые  это все появилось только в 1930-е годы XX века. Самым распространенным стал байпасный  фильтр. Ну, понятно, от английского слова «проходить мимо». В этот фильтр попадал не весь объем масла, который находится в системе смазки, а только  его часть. Ну, даже то, что это очищалось, ну, хватало. Ну, а потом инженеры все-таки никогда не спят, они всегда думают, они придумали  полнопоточный фильтр, и тогда через полнопоточный фильтр стал проходить весь объем масла. Дальше он получил сменный бумажный фильтр. Но все равно долгие годы к нему прилагался, был фильтр тонкой очистки,  а еще прилагался фильтр грубой очистки. Время от времени, ну, рекомендовалось  каждый вечер несколько раз его повернуть туда-сюда.

РУЖЕЙНИКОВ:  Ну, мышцы качаются, прекрасно.

ПИКУЛЕНКО:  Там стояли такие металлические пластинки,  оседала на них вся грязь, а потом раз-раз,  оно падало вниз. Фильтр грубой очистки. После чего пробег достиг фантастической величины от смены до смены. Сначала 1,5 тысячи, потом 2 тысячи, ну, и вот совсем недавно целых 5. Ну, сейчас уже 30, и на некоторых автомобилях до 100 тысяч доходит без смены масла. Существовали еще и центробежные фильтры, центрифуги так называемые, но они быстро сошли с дистанции, почему, потому что как только пошли современные масла с присадками, эта центрифуга имела один  большой недостаток. Она отфильтровывала не только грязь, но и последние  полезные присадки, все оседало на, так сказать. Поэтому  их лишили. Система смазки двигателей в 1930-е годы обзавелась еще одной разновидностью, это так называемый «сухой картер». То есть, когда система смазки имеет двухсекционный насос, отдельную емкость для масла, и масло подается ровно столько, ровно туда, куда надо, потом откачивается, отфильтровывается, охлаждается. Ну, в авиации это было нужно. Это применяется только на суперкарах, гоночных автомобилях, потому что масло постоянно циркулирует, системы усложняются. Для основной части населения это не нужно, поэтому  это удел спортивных машин. Но не  сказать об этом нельзя, потому что авиация все-таки много дала моторостроению. Ну, все моторы и моторы. Ну, что у нас, разве все в моторах? Давайте мы посмотрим на то, что еще оставалось.  Инженеров всегда донимала проблема  смазки в других трущихся узлах автомобиля. А как я уже говорил, трущихся узлов в автомобиле от фрикционного трения тыльной части  тела водителя о подушку сиденья до  трения между деталями подвески. И вот те же самые полторы тысячи пробега нужно было, опять же, вооружившись тем, что есть в руках, мазать, мазать и еще раз мазать, потому что  без этого никак. Мазали все – от крестовины кардана до подшипника водяного насоса. Даже была специальная масленка, которая смазывала вал привода распределителя зажигания. Стояли, как я уже говорил, рессорные  пальцы надо было помазать, надо, шкворню  надо было помазать, что еще, даже тяги педалей надо было помазать.

РУЖЕЙНИКОВ:  Не подмажешь, не поедешь, вот это прекрасно.

ПИКУЛЕНКО:  Мы дошли до того, что  все-таки автомобилизация шагнула по миру. Совпало это, как ни странно, с эмансипацией. После Первой мировой войны женщины получили свободу и как-то побежали за руль автомобиля.

РУЖЕЙНИКОВ:  Решили ей воспользоваться вот таким образом.

ПИКУЛЕНКО:  Но так как сервис все-таки был не развит, в основном, и приходилось много делать самим, как всегда ведь дома приходит инженер очень одаренный, а жена ему говорит: «Вот ничего не могу, вся, вот видишь, мое выходное платье все заляпано смазкой».

РУЖЕЙНИКОВ:  Твоими шкворнями.

ПИКУЛЕНКО:  Что ты сидишь и думаешь. После двух недель совместной жизни ему объясняли все, и он пошел изобретать дальше. То есть, женщина движущая сила прогресса, особенно по вечерам. Была изобретена централизованная система смазки узлов. Слабый пол, сидя за рулем, каждые 100-200 километров нажимал особую маленькую педаль, которая, как правило, располагалась слева вверху, и через трубочки из специального бака во все смазывающие узлы подвески подавалась такая вжик-вжик. После этого немножко капало, конечно. Но экологи тогда  были в зачаточном состоянии, поэтому они еще не портили жизнь автомобилистам. Система, конечно, была хорошая. У нас она тоже была опробована на автомобиле «Волга» ГАЗ-21 на начальном этапе выпуска, но быстро сошла.

РУЖЕЙНИКОВ:  Слишком много деталей было, наверное.

ПИКУЛЕНКО:  Во-первых, слишком много деталей, они ломались, слишком много грязи было, потому что все заляпывалось. Ну, как бы там ни было, да и потом, опять же, уж не знаю, чья жена, но кому-то показалось, что даже…

РУЖЕЙНИКОВ:  Даже нажимать на педальку.

ПИКУЛЕНКО:  НУ, когда раз педаль, два педаль, три педаль, четыре, пять педалей. Ну, почему зеркала три, а педалей две, вот у женщин даже это вызывает некое рассогласование. Причем в два зеркала посмотреться даже нельзя. Дальше придуман был сайлентблок.  Это резинометаллическая втулка, которая, собственно, и заменила собой  все узлы смазки. Что же резину-то смазывать. Резина с металлом, она очень хорошо живет и даже не требует никакой смазки. Поэтому отпала необходимость смазки  массы сочленений. Потом исчезли, скажем, механические тормоза, появились гидравлические. Потом появились шкворни  и шарниры  рулевых тяг, вернее, исчезли шкворни, появились шарниры  у рулевых тяг   с пластмассовыми вкладышами и запасом вечной смазки. Говорят, что не бывает вечной иглы для примуса, но вот изобрели вечную смазку, которая закладывается на весь  срок службы автомобиля, и вы даже не подозреваете, что  в вашем автомобиле во многих узлах такие смазки заложены. Куда никто уже никогда после того, как вы приобрели автомобиль, не заглядывает.

РУЖЕЙНИКОВ:  Вот эту смазку заменить нельзя, туда не залезешь.

ПИКУЛЕНКО:  Ну, просто тогда надо разобрать сложный узел, проще поменять узел целиком. И, в общем-то, к началу XXI века таких узлов трения, может быть, и не стало меньше в автомобиле, а вот узлов смазки, требующих  каких-то действий со стороны автомобилиста,  практически не осталось. А то, что осталось, стало заботой профессионалов на автосервисе. Поэтому мы сейчас ездим с удовольствием, но вспоминаем, как мучились первые автомобилисты. Хотя для них, наверное, это было не мучение, а удовольствие, потому что проехаться на автомобиле, это требовало все-таки… Ну, ведь понятно, почему это происходило. На лошади  же тоже нельзя было сразу сесть и поскакать.

РУЖЕЙНИКОВ:  Она есть любит, подковать.

ПИКУЛЕНКО:  Надо было сначала хотя бы оседлать, а это сложный процесс. Поверьте мне, что многие из современников, которые с большой легкостью сегодня прыгают в автомобиль и двигаются на высоких скоростях, вряд ли оседлают лошадь и уж, тем более, легко прыгнут в седло. Хотя для этого почти 4 тысячи лет они этим занимались. Так что все, что я вам хотел в этот замечательный день рассказать, я рассказал, а теперь мы будем задавать вопросы.

РУЖЕЙНИКОВ:  Дорогие друзья, я могу ответить на любой вопрос, потому что у меня ответы есть. Но есть единственный вопрос, на который бы я ответил, не слушая  рассказ Сан Саныча. Я бы потерял, потому что я, например,  узнал  для себя очень много нового. Какое масло заливал в советские автомобили 1960-х годов прошлого века? Варианты ответов: солидол, автол, нигрол? Солидол это масло такое. Дорогие друзья, в отечественных автомобилях советских какое масло? Здесь ключевые слова «заливали»  в советские автомобили, это очень важно.  Мы за это вручим же что-то, Александр?

ЛОПАРЕВ:  Да, и первый правильный ответ, который мы получим на http://autoassa.ru/, получит  от нас подарок – очиститель системы вентиляции.

РУЖЕЙНИКОВ:  Хороший, между прочим.  Сегодня действительно жизнь автомобиля, автомобиль не живет без масла, соответственно ваша жизнь без смазывания трущихся частей автомобиля не жизнь вовсе. Все мы внимательно слушали рассказ Сан Саныча Пикуленко о том, как развивалась идея смазки, понимаешь ли, в мире за последние 120 лет. И первый вопрос звучал так:  какое масло заливали в советские автомобили 1960-х годов прошлого века. Варианты ответов – солидол, автол, нигрол. И уже на сайте http://autoassa.ru/ появились….

ЛОПАРЕВ:  Уже появились у нас пять победителей викторины с правильными ответами.

РУЖЕЙНИКОВ:  С обратными адресами, явками, телефонами?

ЛОПАРЕВ:  Да, я сейчас назову имена победителей. Правильный ответ, напомню, был автол, первым у нас был Алексей из Ижевска, также Григорий из Москвы,  Владимир Санкт-Петербург, Олег Москва и Сергей Дубна. Все наши победители получат наш очиститель системы вентиляции «Супротек». Подробный список также будет победителей размещен на http://autoassa.ru/, можно будет зайти проверить. И сразу же, наверное, задам второй вопрос.

ПИКУЛЕНКО:  Александр, я бы хотел, чтобы  мы за креативность Дмитрия из Ростова выделили, он перепутал автол с валидолом, но я считаю, что…

РУЖЕЙНИКОВ:  Это бывает. Валидол тоже иногда заливался водителем.

ПИКУЛЕНКО:  Я считаю, это просто так человек волновался. Он, в принципе, залил себя. Так что за креативность, я думаю, мы…

ЛОПАРЕВ:  Да, он просто вспомнил, когда мы заливали автол в свой автомобиль, и выпил валидол. За это, за креативность мы обязательно  вручим ему наш подарок.

РУЖЕЙНИКОВ:  Вот следующий вопрос, конечно, это… Теперь, я знаю, слушал рассказ Сан Саныча, надеюсь, вы тоже.

ЛОПАРЕВ:  Следующий вопрос. Как в первых моторах масло попадало в нужные места, как его туда доставляли? Для этого были «кулачки», «черпачки»  или «ковшики»? Также первые пять правильных ответов получат от нас подарок.

РУЖЕЙНИКОВ:  Причем заметь, Саш, вот этот очиститель  системы вентиляции, его, опять же, под машину залезать не надо, все ушло.

ЛОПАРЕВ:  Ну, допустим, залезать не надо под машину, у него еще вдобавок ко всему имеется приятный новогодний запах.

ПИКУЛЕНКО:  Ну, вот уже Михаил из Воронежа.

РУЖЕЙНИКОВ:  Внимательно слушали.

ПИКУЛЕНКО:  А вот Владимир из Астрахани не внимательно слушал.

РУЖЕЙНИКОВ:  Дорогие друзья, у  вас есть время переслушать, между прочим, все это сразу же записывается и выкладывается. Сан Саныч, пока у нас не набрались победители, как вы думаете, а что дальше будет? Снижение количества трущихся деталей или что? Что дальше?

ПИКУЛЕНКО:  Естественно, потому что мы отказываемся, ведь дело в том, что мы отказываемся от святого. Мы отказываемся от газораспределительного механизма в перспективе. Но ведь мы не откажемся от самого главного – кривошипно-шатунного. Это то, что определяет нам наш двигатель внутреннего сгорания.

РУЖЕЙНИКОВ:  Поступательное движение во вращательное. Колеса вращаться должны.

ПИКУЛЕНКО:  То есть, от кривошипно-шатунного механизма мы не откажемся никогда. Ну, всякие экзерсисы в виде бесшатунников, роторов.

РУЖЕЙНИКОВ:  Нет, ну, а там все равно принцип тот же.

ПИКУЛЕНКО:  Но все-таки.  Точки смазки обязательно останутся, и невзирая ни на что, другой разговор, что применение новых материалов совершенно не требует, потому что новые виды, ну, все мы понимаем, что тефлоновое покрытие, оно нам заменяет любую смазку подчас.

РУЖЕЙНИКОВ:  Ну, почти любую.

ПИКУЛЕНКО:  Ну, почти любую, поэтому здесь я вижу уже много разработок, которые все легче и легче делают жизнь автомобилиста, с одной стороны. Но, с другой стороны, нас все дальше и дальше уводят от удовольствия, какого-то первобытного удовольствия обладания автомобилем.

РУЖЕЙНИКОВ:  Покопаться самому.

ПИКУЛЕНКО:  Нам предлагают не обладать, а лицезреть.

РУЖЕЙНИКОВ:  Лицезреть, пользоваться как-то, ну, это немножко не то.

ПИКУЛЕНКО:  Вот это не интересно. Дело в том, что даже движение пальца нам стараются заменить на голосовую связь. Ну, вот это, конечно, хорошо. Но даже или жестами. Вот сейчас, например, новая система парковки жестами.

РУЖЕЙНИКОВ:  Есть еще какая-то штука, за глазами следит, за взглядом.

ПИКУЛЕНКО:  Ну, вот фары, которые, куда смотришь, туда и фары. А я посмотрел на девушку, идущую по обочине, и фары…

РУЖЕЙНИКОВ:  Свернул шею, свернул фары. Так, ну, что, появляются у нас ответы? В каких первых моторах масло подавалось в нужные места, доставляли: кулачки, черпачки, ковшики?

ПИКУЛЕНКО:  А вот Владимир из Астрахани, он обошел, вот до чего у нас народ все-таки сообразительный. Наш креатив не убьешь. У нас были «кулачки», «черпачки» и «ковшики». Тут пишут: кулачковые черпачки. Владимир из Астрахани. Ну, как ему не дать приз.

РУЖЕЙНИКОВ:  Хитро, да. Сделанный в виде ковшика.  Думаете, дать?

ЛОПАРЕВ:  Есть правильных пять ответов, и правильный ответ был, конечно, «черпачки». И победители нашей викторины, они получают, еще раз напомню,  наш подарок, это очиститель системы вентиляции «Супротек». А подробно можно узнать о тех выигрышах ребят, которые  сегодня участвовали в викторине, на нашем сайте http://autoassa.ru/. Там будут размещены все победители.

РУЖЕЙНИКОВ:  Дорогие друзья, если вы только что настроили свои приемники на частоты «Маяка», вы прямо сейчас на этот сайт заходите, с помощью сервисов связи связывайтесь и отвечайте на следующий вопрос. Ну, что я задам вопрос.

ПИКУЛЕНКО:  И не забывайте оставлять  тот контакт, по которому вас могут найти.

РУЖЕЙНИКОВ:  Иначе все флаконы заберу я себе.

ПИКУЛЕНКО:  Не налоговые органы постольку, поскольку…

РУЖЕЙНИКОВ:  Компания «Супротек».

ПИКУЛЕНКО:  Да, которая будет вам, собственно, призы и раздавать.

РУЖЕЙНИКОВ:  Как назывался второй масляный фильтр на моторах  автомобиля «Москвич-407»: сильной очистки, мягкой очистки, грубой очистки? Итак, «Москвич-407» прекрасный автомобиль, поколениями на нем ездили, какой у него был второй масляный фильтр? Вопрос очень простой, если вы слушали рассказ  Сан  Саныча  Пикуленко. Тем более, мы даже заострили внимание на этом фильтре.

ПИКУЛЕНКО:  Я думаю, что несколько поколений советских людей, доживших до счастливых дней, они прекрасно… Вот Михаил из Воронежа. 

РУЖЕЙНИКОВ:  Говорит:  до сих пор.

ПИКУЛЕНКО:  До сих пор кручу. Константин из Санкт-Петербурга, Владимир из Астрахани.

РУЖЕЙНИКОВ:  Дорогие друзья, вы еще присылайте сообщения, вы знали или вы внимательно слушали рассказ Сан Саныча.

ПИКУЛЕНКО:  По фильтру грубой очистки я вижу, что народ знал.

РУЖЕЙНИКОВ:  Это недавно было совсем.

ПИКУЛЕНКО:  Вот здесь уже знали. Если там еще думали, гу-глили  даже, не побоюсь этого слова, то здесь уже четко знали. Ну, Александр.

ЛОПАРЕВ:  Однозначно мы получили очередные пять победителей розыгрыша, которые получают наш подарок – очиститель  системы вентиляции «Супротек», и мы перейдем к следующему вопросу.

РУЖЕЙНИКОВ:  Саш, а можно так, ты его сейчас задашь, а я его потом перефразирую, если ты не против, конечно.

ПИКУЛЕНКО:  Так, это уже интересно.

ЛОПАРЕВ:  Ты про какой именно говоришь?

РУЖЕЙНИКОВ:  Ну, про следующий, давай. Мы следующий задаем же вопрос?

ПИКУЛЕНКО:  Конечно, у нас не так много времени.

РУЖЕЙНИКОВ:  Это по поводу централизованной системы смазки вопрос.

ЛОПАРЕВ:  На каком автомобиле отечественного производства впервые появилась централизованная  система смазки ходовой части?  Варианты ответов: ЗИС-110, ГАЗ-М-12 или ГАЗ-21.

РУЖЕЙНИКОВ:  Я бы, знаете, как пошутил бы: дорогие друзья, на каком отечественном  автомобиле до сих пор не появилась централизованная система?  Нет, ну, разумеется, на каком впервые. ЗИС-110, это не народный автомобиль, дорогие друзья.

ПИКУЛЕНКО:  Ну, я бы сказал, второй членовоз… раз, два, нет, третье поколение членовозов.

РУЖЕЙНИКОВ:  ГАЗ-М-12, я вообще не знаю, что это такое.

ПИКУЛЕНКО:  Это ЗИМ.

РУЖЕЙНИКОВ:  Завод имени Молотова, понятно. И ГАЗ-21, вот это уже, ну, скажем так, автомобиль верхушки народа.

ПИКУЛЕНКО:  Вот Ильхам не угадал из Набережных Челнов, не надо торопиться, не надо.

РУЖЕЙНИКОВ:  Нет, здесь, конечно, можно рассуждать логически. Допустим, все лучшее  руководителям партии и правительства. И не всегда так.

ПИКУЛЕНКО:  И не надо нам лучшее. Лучшее – народу. Между прочим, я не хочу обидеть руководителей, но сейчас они, как народ, на каком-то Mercedes. Ну, это так, у нас уже пять ответов, сейчас я посчитаю одну вещь. Александр, мы говорим, значит,  Константин из Санкт-Петербурга,  Владимир из Астрахани,  Максим из Москвы,  Михаил из Воронежа. Правильно?

ЛОПАРЕВ:  Правильно.

ПИКУЛЕНКО:  А вот Татьяна из Кирова у нас обязательно получит поощрительный приз.

РУЖЕЙНИКОВ:  А за что? Просто за то, что она Татьяна?

ПИКУЛЕНКО:  А за то, что она Татьяна.

РУЖЕЙНИКОВ:  Вот это правильно. Потому что благодаря Татьянам  и появилась, между прочим, централизованная система смазки.

ПИКУЛЕНКО:  Да, централизованная система смазки. Вот она внимательно послушала и правильно ответила. Татьяна, единственное, что все-таки пришлите, как вас найти. Я понимаю, женщины не любят давать свой телефон, но все-таки в  данном случае… Вот посмотрите на нашего ведущего и вы обязательно дадите телефон.

РУЖЕЙНИКОВ:   Посмотрите. Вот смотрите, ГАЗ-21, новаторский автомобиль Горьковского автомобильного завода. Напомните мне, пожалуйста, на каком автомобильном заводе автомобили, которые выпускались на нашей памяти, требовали шприцевания?

ЛОПАРЕВ:  На  всех.

РУЖЕЙНИКОВ:  Нет, нет, на нашей памяти, на недавней памяти.

ПИКУЛЕНКО:  А что значит недавняя память?

РУЖЕЙНИКОВ:  Ну, пять лет назад.

ПИКУЛЕНКО:  Ну, так мы и сейчас, сейчас наш Горьковский автомобильный завод выпускает до сегодняшнего дня  со шприцеванием машину, «ГАЗель» называется.

РУЖЕЙНИКОВ:  Чтобы она родная была, чтобы залезть под нее.

ПИКУЛЕНКО:  Чтобы ты понимал, куда залезть, чего мазнуть. Это все извращение Волжского автозавода, изъял из обращения шприцы.

РУЖЕЙНИКОВ:   Это я вспоминаю фразу такую из «Понедельник начинается в субботу»:  на меня там заинтересованно посмотрели водители, я как раз вчера очень удачно сел на шприц с солидолом. А, осматривали профессиональное пятно на заднем кармане джинсов. Удачно сел на шприц  с солидолом. У нас остался один вопрос. Но мы  его зададим после небольшой паузы. А сейчас я прошу Сан Саныча по поводу смазок. Вообще, на ваш взгляд, именно смазка именно маслом исчезнет, наверное, быстрее всего не в двигателе. То есть у нас уже почти нигде ее не осталось в трущихся частях.

ПИКУЛЕНКО:  Дело в том, что вот эти масла, которые сейчас применяют в моторах, они не исчезнут до конца жизни мотора, и они все равно будут, просто будет увеличиваться срок службы. Все консистентные смазки, ну, да, их количество будет уходить, они будут уменьшаться и понятно, что будут просто приходить на их смену другие материалы. Но все равно часть ведь деталей у нас теперь работают в режиме трения и температуры, все равно продукты распада надо выводить, поэтому смазка все-таки нужна. Она же не только смазывает, но и позволяет нам вывести из пятна контакта…

РУЖЕЙНИКОВ:  Вот эту всю гадость, которая наработалась.

ПИКУЛЕНКО:  Поэтому смазки нет, конечно, будет обслуживание уменьшаться, но смазки все равно будут оставаться. И это большая проблема, потому что ведь сейчас все происходит в тиши лабораторий.

РУЖЕЙНИКОВ:  Сан Саныч, это для вас большая проблема, а для производителей смазок, понимаете, для  нефтяных гигантов это очень даже хорошо, что жизнь масла, она еще на столетие.

ПИКУЛЕНКО:  Рыдает нефтяной гигант, увидев электромобиль, на котором мало, чего можно смазывать. И также автосервис, на котором мало, чего можно обслуживать.

ЛОПАРЕВ:  Сан Саныч, не подскажете, на ГАЗ-69 какая была система?

ПИКУЛЕНКО:  На ГАЗ-69 не было системы централизованной смазки. ГАЗ-69 автомобиль под названием «Труженик», рассчитан был, прежде всего, на использование в Советской Армии.

РУЖЕЙНИКОВ:  И в селе.

ПИКУЛЕНКО:  А  Советская Армия, она учила человека человеком становиться.

РУЖЕЙНИКОВ:  Смекалке учила. У нас остался один вопрос нашей викторины. И те, кто внимательно слушали в начале программы рассказ Сан Саныча Пикуленко о развитии  системы смазки автомобилей на протяжении всей жизни автомобилей, это где-то 120 лет, если не больше, ответить на эти вопросы труда не составляет. И вот последний вопрос звучит, как головоломка, конечно. Кстати, я не помню, чтобы вы, Сан Саныч, об этом  рассказывали, я сейчас проверю, между прочим.  Какой двигатель стал первым в нашем отечественном автопроме, двигатель, снабженный сухим картером? Дизель «Коджу», дизель, я не знаю, наверное, В-2  и дизель Ярославского моторного завода – 240,  ЯМЗ-240. Это вообще непонятно. Знаете, у меня как-то раз был автомобиль с сухим картером, я его пробил. Но у меня там не стояло ничего вот этого.

ПИКУЛЕНКО:  А Павел из Москвы сразу знает.

РУЖЕЙНИКОВ:  Вот так вот. Ну, подождите, не говорите, еще не прислали всех остальных.

ПИКУЛЕНКО:  Нет, я не говорю. Вот Павел из Москвы, Михаил из Воронежа. Но я еще раз спрошу всех, кто мне присылает ответы, все-таки ваши контакты, пожалуйста, потому что без этого…

РУЖЕЙНИКОВ:  Потом что гендиректор  московского отделения «Супротек» Александр Лопарев не найдет, для того чтобы вручить вам очиститель вентиляции.

ПИКУЛЕНКО:  Потом он будет за вами целый новый год бегать, а ему тоже хочется отдохнуть.

РУЖЕЙНИКОВ:  А кто такой «Коджу», интересно?

ПИКУЛЕНКО:  «Коджу»  -  Коба Джугашвили, так, на всякий случай. Если вам это что-то говорит.

РУЖЕЙНИКОВ:  Правда что ли?

ПИКУЛЕНКО:  Конечно.

РУЖЕЙНИКОВ:  И назывался дизель «Коджу»?

ПИКУЛЕНКО:  Да, был создан  в шарашке первый отечественный дизель. Ну, тогда как раз это середина 1930-х, когда посадили талантливых инженеров в шарашку.

РУЖЕЙНИКОВ:  Предложили поработать, создали условия.

ПИКУЛЕНКО:  И они создали  как раз вот этот замечательный дизель, который, к сожалению…

РУЖЕЙНИКОВ:  А где он стоял или он не пошел?

ПИКУЛЕНКО:  Нет, он не пошел, ну, по разным причинам. Поэтому  все произошло так. Но он оказался на сравнительных испытаниях лучше, чем многие другие. Ну, вот я здесь вижу, что ответы пришли, все, пять ответов мы набрали.

РУЖЕЙНИКОВ:  Ну, огласите, пожалуйста, кто правильно ответил?

ЛОПАРЕВ:  Правильно ответил Михаил из Ростова-на-Дону, Николай из Москвы,  Михаил из Воронежа, я думаю, получит суперприз, так как он ответил на все пять вопросов викторины, так назвать, сорвал блиц.

РУЖЕЙНИКОВ:  А что такое, значит, правильный ответ, дорогие друзья, это был дизель В-2. Что это за двигатель?

ПИКУЛЕНКО:  Да, это 12-цилиндровый двигатель В-2, который, как гласит одна из легенд, был разработан для высотных бомбардировщиков, но там он не пригодился, и он был установлен на танк Т-34. После этого он устанавливался на массу всякой техники вплоть  на пароходик «Москвич», карьерные самосвалы и очень-очень в разных модификациях на очень разную технику. Это был двигатель, который прожил с 1930-х практически до 2000-х.

РУЖЕЙНИКОВ:  Ничего себе. Дорогие друзья, сейчас мы к вам тоже обратимся. Сан Саныч, мы с вами в этом году больше не услышимся, я так понимаю. Сан  Саныч, от радиостанции «Маяк», и, я уверен, от всех наших радиослушателей, сейчас будет такое, знаете, пожелание, ну, понятно, что здоровья, счастья, но мы-то желаем вас слышать постоянно, у нас вот такое хитрое пожелание.

ПИКУЛЕНКО:  Спасибо.

РУЖЕЙНИКОВ:  С наступающим Новым годом вас. Саш, а с тобой, наверное, еще увидимся. Ну, тебя с наступившим вот этим Рождеством.

ЛОПАРЕВ:  Взаимно, Игорь. Спасибо.