Подмосковные вечера

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Частные хроники #24

14.11.2015 16:00
Анатолий Белый о своих работах в театре и кинематографе слушать скачать
Российский актер Анатолий Белый хорошо известен зрителю своими многочисленными работам в театре и кино. Он успешен, красив, умен и необыкновенно обаятелен. Герои, которых он играет, мгновенно запоминаются своей яркой харизмой и притягательностью. В 2006 году за заслуги перед отечественным кинематографом актер Анатолий Белый награжден званием Заслуженный артист России. О творчестве, о карьере, о работах в театре и кинематографе и, конечно же, о планах на будущее мы поговорили с нашим удивительным гостем!
в гостях: Анатолий Белый

ТИХОМИРОВ:  В студии замечательный актер, Заслуженный артист России Анатолий Белый. Здравствуйте, Анатолий.

БЕЛЫЙ:  Здравствуйте.

ТИХОМИРОВ:  Как ваше настроение?

БЕЛЫЙ:  Спасибо, все хорошо.

ТИХОМИРОВ:  Анатолий, начнем с самого главного. Вы знаете, вначале мы должны обсудить последние новости прошедшей недели. Вы знаете, что на экраны всего мира, в том числе, и России вышел очередной беспредел под названием «007» про Бонда. Вы знаете, о чем я вдруг подумал, глядя в лицо главного героя, что вы могли бы быть следующим актером, который  сыграл эту роль.

БЕЛЫЙ:  Спасибо.

ТИХОМИРОВ:  Нет, серьезно.

БЕЛЫЙ:  Спасибо, лучше вы к нам, знаете, как это. Нет, я не знаю, что подумали вы, это уже, видимо, тема физиогномики, но я, честно вам скажу, с юности вот эту «Бондиану» люблю.

ТИХОМИРОВ:  Кто же ее не любит.

БЕЛЫЙ:  Люблю, несмотря на то, что меняются лица и нет какой-то привязанности у меня, честно говоря. То есть, пусть это были Шон Коннери, Пирс Броснан, даже Дэниел Крейг, да, прекрасный. Мне в этом смысле лицо Бонда, может быть, скажу какую-то крамолу, но оно мне не важно, мне важна история, и как она сделана.

ТИХОМИРОВ:   Ну, вот, если бы Анатолию Белому предложили в очередной «Бондиане» сняться, он отказался бы?

БЕЛЫЙ:  Нет, конечно.

ТИХОМИРОВ:  Правильно, вот это правильный ответ.

БЕЛЫЙ:  Ну, конечно же, нет.

ТИХОМИРОВ:  Нет, потому что я вдруг поймал себя на мысли, что в последнее время в некоторых сериалах я вдруг увидел Анатолия Белого в совершенно другой роли, в совершенно другом образе, не интеллигентного хлюпика, а такого матерого, замечательного полицейского. Кстати, на этой неделе был тоже замечательный праздник, как он теперь, День полиции называется или день защитника отечества? Ну, я имею в виду День милиции.

БЕЛЫЙ:  Ну, да.

ТИХОМИРОВ:  А какие отношения были у Анатолия Белого с милицией? Особенно в детстве?

БЕЛЫЙ:  Слава богу, никаких.

ТИХОМИРОВ:  Да ладно.

БЕЛЫЙ:  Ну, правда. Нет, приводов не было, в детской комнате милиции не появлялся, на учете не состоял и так далее.

ТИХОМИРОВ:  Я не знаю, как в городе Тольятти, например, а у нас в городе  Москве квартал на квартал ходил с кольями, с заточками и с кастетами.

БЕЛЫЙ:  Ну, Вадим, ну, естественно, в городе Тольятти просто смертность была дикая.

ТИХОМИРОВ:  Да ладно.

БЕЛЫЙ:  Ну, как, ну, это же конец 1980-х годов, развал страны и, собственно, там квартал на квартал, там группировка на группировку, там кастеты, арматура, ножи. Ну, это была такая очень серьезная среда. Просто мне на это времени не хватало, понимаете.

ТИХОМИРОВ:  А, Анатолий играл на скрипочке.

БЕЛЫЙ:  Если бы. Если бы я играл на скрипочке, я бы, наверное, сейчас уже был где-нибудь, разговаривал с вами в Хайфе, например. Нет, жизнь моя состояла из учебы и спорта, поэтому  мне просто на улицу не хватало времени, к счастью.

ТИХОМИРОВ:  Ну, это к счастью, наверное. Но все равно, когда ты играешь… можно на «ты», да?

БЕЛЫЙ:  Ну, конечно.

ТИХОМИРОВ:  Когда ты играешь полицейских, все равно ведь есть такое ощущение, что ты причастен к этой замечательной профессии? Я считаю, что это действительно очень благородная профессия. Другое дело, что бывают разные люди, но профессия-то совершенно не  об этом.

БЕЛЫЙ:  Ну, по сути, конечно, в основе своей, конечно, профессия благородная. Профессия называется, вот так, если таким исконно русским языком, говорить словами, она называется защитник, ну, как бы вот так, по сути своей. Это человек, который нас защищает или должен защищать от разного рода неприятностей в жизни. Поэтому, конечно, суть в ней прекрасная и положительная, но, опять же, например, все городские шпионы, просто я в ощущении того, что это снималось уже 2-3 года назад…

ТИХОМИРОВ:  Да? А я, слушай, смотрю и думаю, у меня тоже ощущение такое, что-то такое немножечко как будто бы немного подернулось такой патиной.

БЕЛЫЙ:  Да, да, есть такое ощущение. Ну, к сожалению, он пролежал на полочке какое-то время.

ТИХОМИРОВ:  Слушай, надо же, бывает так.

БЕЛЫЙ:  Ну, так бывает, да, у меня таких сериалов  2-3 штуки наберется, которые где-то маринуются в маринаде.

ТИХОМИРОВ:  Ну, да, отлеживаются.

БЕЛЫЙ:  Отлеживаются, да. Я о другом, о том, что там вот это ощущение мальчишеское вот этой «Бондианы», возвращаясь к этому, она в полной мере, ты погружаешься в это, это абсолютно мальчишеское состояние, абсолютно. Пестик в руке, ты такой супергерой, ты там прыгаешь так, ногами машешь так, ты всех спасаешь.

ТИХОМИРОВ:  Да, спасаешь мир.

БЕЛЫЙ:  Спасаешь мир и свою любимую, например, или там еще кого-то спасаешь, то, конечно, уже вот эта «Бондиана» в тебе начинает играть, кровь бурлит. Это все здорово, это такая просто… абсолютно становишься таким пацаном.

ТИХОМИРОВ:  Слушай, Анатолий, ты понимаешь, в чем дело, вот такая история, ты сейчас заикнулся об этом, что совершенно спокойно мог, например, сейчас находиться  в совершенно другом государстве, и быть там тоже на заметных ролях, на хороших ролях. А как ты относишься к тому, что в последнее время многие американские актеры, французские актеры или получили российское гражданство, или как вот Де Ниро приехал, открыл новый ресторан и говорит: «Ну, в принципе, я не против тоже стать гражданином России». Как ты относишься к тому, что люди вот так легко становятся гражданами мира?

БЕЛЫЙ:  Я прекрасно к этому отношусь, потому что это, как тебе сказать, это заложенная в нас интеграция. Ну, люди есть общность, и вот такие вливания, диффузии одной нации в другую, даже не о нации сейчас будем говорить, а о, ну, просто человеке, ничего в этом плохого я не вижу, а, наоборот, хорошее, потому что это и есть общение людей, это и есть связи, это и есть то, чего не касается политика и чего не касаемся мы. Это происходит параллельно с тем, что происходит в каком-то политическом мире, на политической карте или еще на какой-то карте. А это своя карта, человеческая. И в этом я не вижу ничего плохого, ради бога.

 

Полностью интервью с гостем слушайте в аудиофайле.