26.10.2015 16:00
Большое интервью Лидии Ивченко слушать скачать
"У Бородинской Панорамы есть какая-то магия. Я не знаю, в чем она заключается, в самой ли теме 1812 года, которая воспринимается за далью времен, как нечто романтическое, как последняя рыцарская война, когда еще соблюдались какие-то правила, когда противники пожимали друг другу руки, был определенный какой-то кодекс, определенная этика, эстетика ведения военных действий…"
в гостях: Лидия Ивченко

РУЖЕЙНИКОВ:  Сегодня у нас в гостях главный хранитель музея-панорамы «Бородинская битва» Лидия Леонидовна Ивченко. Здравствуйте.

ИВЧЕНКО:  Здравствуйте.

РУЖЕЙНИКОВ:  Я долго готовился, как начать нашу беседу, знаете, рояль в кустах, якобы экспромт. Я не смог вспомнить, а в интернете я искать не стал, поскольку это не честно, не мог вспомнить название деревни, из которой мы смотрим. Вот назовите мне, пожалуйста, как деревня называется? Вот когда я выхожу наверх, когда я смотрю на панораму, как эта деревня называется?

ИВЧЕНКО:  Это называется деревня Семеновское.

РУЖЕЙНИКОВ:  Семеновское, вот. Теперь, значит, рояль в кустах. Дорогие друзья, единственный музей в мире, который приглашает, причем не этнографический, который приглашает посетить полуденную деревню русского Подмосковья, дальнего-дальнего Подмосковья. И ничего не понятно, правда же? Действительно, мы же приходим в деревню - полдень, 7 сентября, ну, где-то около полудня, судя по солнцу.

ИВЧЕНКО:  Ну,  до полудня  еще время есть.

РУЖЕЙНИКОВ:  Да. Лидия Леонидовна, у меня с музеем, я даже не люблю музеем это называть, с «Бородинской панорамой» связаны очень долгие воспоминания. Я впервые очутился, страшно сказать, в каком году, наверное, это было, а, нет, сейчас точно скажу, в 1973 году я впервые там оказался. Где-то с 1973 до 1980 года я побывал там раз 20-30, не знаю, то есть со школой, с родителями, когда немножко подрос, с друзьями ездил. Мне повезло, я жил недалеко, я жил в Матвеевке, садился на 77-й автобус, приезжал и ходил там. Потом у меня был долгий-долгий провал. И полгода назад я туда отвел свою младшую дочь 6-летнюю, тогда 6-летнюю. Я поразился, насколько свежи мои воспоминания и насколько свежи мои впечатления. С одной стороны, я все это помню, ну, сколько раз я там был, а, с другой стороны,  это все каждый раз по-новому. Давайте мы сегодня расскажем тем, кто давно был в «Бородинской панораме», и тем, кто, я прошу прощения, даже не слышал о таком чуде, которое есть, ну, где-то в двух километрах от центра Москвы.

ИВЧЕНКО:  С удовольствием. Тем более, вы знаете, мне кажется, что, хоть и говорят, что у каждого свой путь к «Бородинской панораме», а «Панорама» несмотря ни на что, иногда просматривая газеты, я с удовольствием прочитала, что некоторые жители столицы, в том числе, даже молодежь, побывавшая в  «Панораме», относят ее к числу достопримечательностей столицы.

РУЖЕЙНИКОВ:  А не музеев? Или как? Я не буду, я помолчу.

ИВЧЕНКО:  Мне трудно сказать. Вы знаете, наверное, и каждый, наверное, не хочет называть ее именно музеем, наверное, все-таки это какое-то особое восприятие вот этого места. И, честно говоря, я, проработав всю свою сознательную жизнь в музее, пусть не в этом, но с этого музея началась моя музейная жизнь, мое желание стать музейщиком, мое желание непременно быть связанной с этой темой. Потому что все-таки у «Бородинской панорамы» есть какая-то магия. Я не знаю, в чем она заключается, в самой ли теме 1812 года, которая воспринимается за далью времен, как нечто романтическое, как последняя рыцарская война, когда еще соблюдались какие-то правила, когда противники пожимали друг другу руки, был определенный какой-то кодекс, определенная этика, эстетика ведения военных действий. В частности, вот, например, зазорным считалось применять химическое оружие, тогда уже были первые разработки и, по сути дела, обе армии, и армия Наполеона, и сам Наполеон, и в России то же самое как бы с негодованием отвергли такой способ нанесения неприятелю вреда. И вот, наверное, все это ощущение, вместе взятое, ну, я помню еще свои детские впечатления от фильма «Гусарская баллада». Вот все эти впечатления, вместе взятые, как-то с особой силой, я бы сказала, какая-то квинтэссенция чувства, этот вот музей-панорама «Бородинская битва», подъем на смотровую площадку, откуда открывается, собственно говоря, вид на деревню Семеновская, с которой мы начали эту беседу. И я скажу вам больше, не то, что 16 раз побывав, или 20 раз побывав, вы знаете, я уже работаю 5 лет в этом музее, не буду даже говорить, сколько раз я бывала там в детстве, потому что я не знаю, не помню,  и уж, насмотревшись, казалось бы, на «Панораму», вы знаете, всякий раз, когда я поднимаюсь на смотровую площадку и вижу, как передо мной разворачивается все в одно мгновение знаменитого Бородинского сражения, я всякий раз чувствую, ну, что-то вроде, как захватывает дух, захватывает сердце. И мне было  интересно наблюдать, например, за реакцией моего сына, мне было интересно всегда  наблюдать за реакцией наших посетителей, которые приходят с маленькими детьми, потому что, что ни говорите, а те времена, когда мы, затаив дыхание, стояли в очереди, ведь вы помните, был музейный бум в 1970-е, 1980-е годы, когда в «Панораму» очередь стояла, как бы сейчас сказали, в три обхвата.

РУЖЕЙНИКОВ:  Я стоял, я помню прекрасно.

ИВЧЕНКО:  И я тоже стояла в этом хвосте. И мне казалось, знаете, это какой-то даже особый ритуал, что называется, что я войду все-таки, как говорится, отстою эту очередь, пройду и увижу это чудо. И когда я видела эту «Панораму», вокруг меня  кипящий бой, я забывала про очередь, про все. Все равно оставалось вот это ощущение некоего чуда, магия какая-то, созданная художником. И  мне было интересно восприятие современного человека, думаю, ну, собственно которого сейчас уже удивить сложно. Потому что мы все знаем, что вот это трехмерное, даже четырехмерное пространство можно создать посредством мультимедийных средств, и такие панорамы есть, в общем-то, в мире. И всякий раз меня уже сейчас удивляет, что все-таки действительно особая магия, которая присуща таланту художника, а создатель «Панорамы» Франц  Алексеевич Рубо, который говорил  о том, что панорама - это большое сильное искусство будущего, и, собственно говоря, знаете,  панорама это какой-то некий прообраз вот этого трехмерного мультимедийного пространства и четырехмерного, которое сейчас пытаются создать техническими, и создают техническими  средствами.

 

Полностью интервью с гостьей слушайте в аудиофайле.

00:00
00:00
</>