Центральная подстанция

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Зелёная лампа. Кусака

08.09.2015 16:00
Большое интервью Кирилла Адибекова слушать скачать
Один из создателей сайта Kinote.info, куратор специальной программы кинофестиваля "2morrow/Завтра". В 2015 году фестиваль современного независимого кино "2morrow/Завтра" открыл в Манеже собственную киношколу.

РУЖЕЙНИКОВ:  У нас сегодня в гостях режиссер, кинокритик  Кирилл Адибеков. Кирилл Адибеков сегодня появился у нас не только, как режиссер и кинокритик, но и в своей ипостаси организатора кинофестиваля «2morrow/Завтра» и соответственно так получилось, поскольку школа кино «2morrow» выросла из фестиваля.  Один из преподавателей и организаторов школы «2morrow». Нормально вот так, хорошо сказал? Здравствуйте.

АДИБЕКОВ:  Супер. Добрый день. Да, прекрасно представили.

РУЖЕЙНИКОВ:  Вот сразу видно – человек искусства. 8 часов вечера, а у него день. Я тоже когда-то такой был, правда, не был человеком искусства. Очень хорошо, что я зритель, совсем не искушенный зритель. Разумеется, я нахожусь, как и большинство наших радиослушателей, вдалеке не только от кинопроцесса, именно от создания кино, но уж тем более  вдалеке от формальных, неформальных, старых, новых учебных заведений, учебных процессов,  откуда выходят люди, которые делают кино. Поэтому, чем больше вы расскажете, тем мне будет интереснее, и, я уверен, нашим радиослушателям. Пожалуйста, расскажите сначала про фестиваль «2morrow/Завтра», почему из фестиваля «2morrow/Завтра» вылился образовательный процесс школы «2morrow».

АДИБЕКОВ:  Наверное, это довольно логичный шаг, когда из фестиваля, который переходит, то есть его делают первый год, второй год, третий год, и если он доживает года до пятого, то он, наверное, начинает себя действительно ощущать, как некая маленькая институция. И, поскольку фестиваль уже сейчас существует 9 лет, и за это время с ним происходило много разных концептуальных изменений экономических и каких только ни происходило, то где-то примерно на 8-м, наверное, году своей жизни, то есть примерно год назад фестиваль, который уже устраивал к этому моменту и кинокампусы во время фестиваля, то есть на несколько дней шел набор учеников, и режиссеры, которые приезжали, и не только режиссеры, актеры, операторы, которые приезжали представлять свои фильмы на фестиваль, чаще всего соглашались дать мастер-класс. И я был поражен тем,  каким спросом это пользуется. То есть люди приходили и понимали, что, в общем, тебе не нужно, чтобы приехал Стивен Спилберг и  все новостные агентства об этом написали. Достаточно, чтобы  приехал действительно актуальный режиссер или оператор, который сейчас работает, чьи фильмы показываются, и который  находится в живом процессе, и не забронзовел, и истории кино о нем еще не написано. И тут-то самый момент как раз у этого человека узнать, как, что, где, и это разговор, вот как мы с вами сидим, точно так же происходили эти разговоры.

РУЖЕЙНИКОВ:  Кирилл, простите, пожалуйста, спрос-то среди кого? Понятное дело, что у вас интерес. Зрители ходили на эти мастер-классы или нет? Или все-таки это для профессионалов было?

АДИБЕКОВ:  Ну, вот, смотрите, допустим, приезжал такой уже, наверное, мастер в каком-то смысле Ким Ки Дук, наверное, вы слышали.

РУЖЕЙНИКОВ:  Вот это тоже случайно, я просто друг Антона Долина, от него я все слышу.

АДИБЕКОВ:  Ну, соответственно, если вы слышали, то, наверное, это достаточно уже известный человек.

РУЖЕЙНИКОВ:  Да, если я слышал…

АДИБЕКОВ:  Я поймал вашу мысль о том, что…

РУЖЕЙНИКОВ:  Да, это супервеличина.

АДИБЕКОВ:  Да, супервеличина, но такого фестивально-авторского кино. Хотя его фильмы были в российском прокате. Он приезжал и помимо того, что была небольшая ретроспектива его фильмов, и он представлял фильмы, то есть, по сути, это получается то, что называется Q&A,  «вопросы-ответы», и это для зрителей, это абсолютно свободно, ты приходишь, ты задаешь свой вопрос. Если дело касалось кинокампуса, то плюс-минус была попытка сформулировать некоторую тему и вопросы соответственно могли быть куда  более специфическими, более техническими. То есть,  как, что, не просто, о чем вы думали, когда снимали это, а на какую камеру вы это снимали, сколько вы это снимали, то есть вопросы, которые…

РУЖЕЙНИКОВ:  Исключительно профессиональные.

АДИБЕКОВ:  Ну, да, они более специализированные. Штука в том, что те люди, которые хотят получить большое профессиональное образование, им этот маленький кинокампус во время фестиваля пятидневный, ну, он ни холодно, ни жарко.

РУЖЕЙНИКОВ:  Скорее, развлечение интеллектуальное.

АДИБЕКОВ:  Да, поэтому здесь был больше упор на людей, которые еще как бы не определились, что им важно, и они готовы заплатить небольшую сумму денег, это принцип фестивальный и киношкольный, что это платно, но это очень вменяемые деньги. То есть кинокампус мог стоить 5 тысяч рублей, например, за все, включая  обед.

РУЖЕЙНИКОВ:  Да, то есть вполне вменяемые действительно деньги.

АДИБЕКОВ:  Мягко говоря. К тебе приезжают люди, которые собирают призы на фестивалях и рассказывают что-то, и, в общем, это хорошая возможность взять и пообщаться. В основном, были молодые ребята, которые действительно еще не совсем определились, но, возможно, эта штука куда-то их направила, либо в кино, либо радикально от кино сразу.

РУЖЕЙНИКОВ:  Ну, тоже хорошо, кстати.

АДИБЕКОВ:  Прекрасно, куда бы ни. Из всего вот этого сора, так скажем, выросла идея делать киношколы. Родилась эта идея у продюсера фестиваля, у режиссера Ангелины Никоновой, родилась из очень простой идеи. Она говорит: «Очень много в России людей, которые сидят и чего-то ждут. Они хотят, допустим, делать кино, они даже вроде как знают, как, но сидят и ждут, пока появится продюсер. Продюсер не появится, - говорит она. - Ты можешь сам стать продюсером».

РУЖЕЙНИКОВ:  Убираем слово «продюсер», заменяем на другое слово, оно русскому человеку привычней – «деньги». Появятся деньги.

АДИБЕКОВ:  Ну, слово продюсер оно в этом смысле, это не человек с деньгами, это человек, который может оформлять документы, искать эти деньги.

РУЖЕЙНИКОВ:  Он найдет эти деньги, конечно. Просто пропускаем, убираем и все.

АДИБЕКОВ:  Грубо говоря, деньги не придут, надо снимать сейчас. Благо техника сегодня позволяет, и если есть организационный навык у человека, есть небольшая команда, которая готова работать за бесплатно, например, или за ужин и обед какое-то время, или за идею, условно назовем. Тем более что обычно работа над небольшим фильмом может вестись частями, это не съемочный процесс у меня день первый, график, выбились из графика. В дешевом кинопроизводстве, совсем дешевом этот вопрос не существует. Из этой идеи  у  Ангелины родилась идея, что нужно делать очень прикладного характера киношколу, которая быстро за 2-3  месяца объяснит человеку азы той или иной профессии. Например, вот сейчас этим летом проходил курс он-лайн, исключительно он-лайн, курс монтажа. Я смотрел первое занятие этого курса, которое было вводное, которое транслировалось бесплатно в интернете. Это было здорово. То есть это была азбука абсолютная. Я смотрел это, и мне нравилось, что мне очень доступным языком на очень простых примерах говорят: «Если вы делаете так, то вам будет очень трудно с этим. Вы можете сделать, это не ошибка, ошибок не  бывает в монтаже, но вам будет труднее. Если вы попытаетесь составить вот эти два кадра, вы их так сняли, ну, дальше будет трудно вам». Тебе объясняют, как это нужно делать. Простая азбука за час на нескольких примерах демонстрируют, и я понимаю, что, пойдя на такой курс, 10 занятий, может быть, чуть больше, может быть, 15 два раза в неделю с домашними заданиями, с финальным тестом.

 

Полностью интервью с гостем слушайте в аудиофайле.