Пойми себя, если сможешь

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Революционные 60-е в мире: искусство и общество

скоро в эфире

16.07.2015 20:00
Большое интервью Карена Шахназарова слушать скачать

ВЕСЕЛКИН:  Находимся мы, товарищи, на «Мосфильме», прямо в кабинете генерального директора киноконцерна «Мосфильм», Карена Шахназарова это кабинет. Здравствуйте.

ШАХНАЗАРОВ:  Здравствуйте.

ВЕСЕЛКИН:  Во-первых, вы меня удивили, я зашел сюда, как в шкатулку такую, потому что «Мосфильм» находится в таком потрясающем состоянии сейчас благодаря вам. Но когда сюда заходишь, здесь ничего не тронуто, и это вызывает колоссальное уважение. Во-первых, удивление, потому что есть соблазн все переделать сразу, а второе сразу у меня возникло, это то, что у вас хватило воли не тронуть именно ту энергию, такую сакральную, может быть, чего в свое время «Мосфильм» лишился на какой-то период времени.

ШАХНАЗАРОВ:  Ну, да, сознательно тут ничего не переделано, вот в этих, тут два кабинета, это конференц-зал, здесь когда-то Пырьев  Иван Александрович сидел, это был его кабинет, сейчас проходят всякие члены правления. И вот непосредственно мой кабинет, там Сизов сидел Николай Трофимович. Тут были все выдающиеся советские мастера, приходили, и поэтому  мы решили оставить это, как было в советское время, так и осталось.

ВЕСЕЛКИН:  Стулья красные.

ШАХНАЗАРОВ:  Ну, стулья, нет.

ВЕСЕЛКИН:  Они поновей, конечно, да.

ШАХНАЗАРОВ:  Да, они поновей.

ВЕСЕЛКИН:  Ну, во всяком случае, сигнал тоже такой, все-таки красный цвет, насыщенный, стены.

ШАХНАЗАРОВ:  А все остальное здесь, столы, все вот это, ДСП битое, это все, конечно, с советского времени. Кстати, иногда просят там снимать.

ВЕСЕЛКИН:  Ну, он же полностью аутентичный.

ШАХНАЗАРОВ:  Ну, да, потому что сейчас редко вообще можно найти такие помещения с советского времени, поэтому к нам время от времени обращаются с просьбой. Ну, мы даем, здесь можно и работать.

ВЕСЕЛКИН:  Вы знаете, я в 1996-97 году делал ремонт дома и искал то ли двери, то ли сантехнику, сейчас не помню, не важно, но какое-то большое, что-то мне большое надо было купить, и газеты, там же раньше было огромное количество этих объявлений, я говорю: «Да, да, вот это мне нужно как раз. А где вы находитесь? Тут телефон только». «Мосфильм», знаете, где это?» Мне, артисту, так это. «Я знаю, просто я не ожидал, что… А как это?» «Да никак, приезжайте и все, говорите там, на такой-то склад». Я, значит, заехал.

ШАХНАЗАРОВ:  Мебель вы покупали?

ВЕСЕЛКИН:  Я, то ли ванну, то ли что-то вот такое, ну, совсем неприличное для «Мосфильма». Заехал, вытащил мужик ванну эту, я ее загрузил, остановился и у меня такой соблазн был зайти, потому что, ну, я совсем этого не ожидал. И, вы знаете,  в чем ужас, я хожу по коридорам и понимаю, что какое-то состояние сталкера какого-то, пустое все, двери вот так вот открыты, и вдруг я вижу эту гримерную, которая всегда была теплым таким местом, там какие-то тетки все крутили что-то такое, мужчины смеются. Пусто. Вынутый подвесной потолок. Потом прохожу дальше, и прям так мне становится страшно уже, потому что открыта дверь, написано: «Сергей Федорович Бондарчук». И тишина.

ШАХНАЗАРОВ:  В 1990-е годы.

ВЕСЕЛКИН:  В 1990-е годы, да. Как так получилось, что вы, человек, который не имеет к этому отношения никакого, то есть к управлению такому, таким огромным объектом, как так получилось, что вас туда  а) допустили, и б) у вас так все это талантливо получилось и быстро?

ШАХНАЗАРОВ:  Меня избрали в 1998 году. Наш прежний директор Владимир Николаевич Досталь объявил, что он уходит, и у нас тогда была форма такая, статус, правление избирало директора. И вот меня избрали членом правления, в правление входили, да и сейчас входят такие знаменитые мастера Меньшов, Наумов, Соловьев, Данелия. Ну, меня тогда избрали. Но, в общем, конечно, для меня все-таки это, когда я понял, чем надо заниматься, конечно, был элемент такого, ну, если не шока, то, конечно, такого недоумения, как со всем этим справляться, потому что, конечно, в довольно сложной  ситуации «Мосфильм» находился, он был, конечно, совершенно разрушен. Я не хочу бросить камень в нашего прежнего директора, потому что в 1990-е годы он делал то, что мог, но, в общем,  у него весьма ограничены были возможности. Но как бы то ни было, да, студия была в таком состоянии примерно, как вы рассказываете, огромное число было, вот какие-то мебельные тут, мебель продавали, рыбу вялили.

ВЕСЕЛКИН:  Ну, все, что возможно.

ШАХНАЗАРОВ:  Водку разливали, чего только не было. Но было понятно, что надо как-то реконструировать студию, приводить ее в порядок. Ну, как-то так, шаг за шагом мы начали. Время было, конечно, тяжелое, еще кризис как раз ударил, и царство ему небесное, Евгений Максимович Примаков, когда он пришел, я помню, так вообще общая атмосфера в стране так изменилась и потихонечку движение началось. Ну, вот мы начали что-то делать, то одно отремонтируем, то другое. Потом технологии надо было, с точки зрения технологий, конечно, тогда «Мосфильм»  безнадежно отстал, то есть мы отставали тогда лет на 30 вообще. В кино технологии очень важное значение имеют. Ну, начали закупать одно, второе, третье. В общем, должен сказать, что сейчас с точки зрения уровня технологий и вообще качества того, что здесь делают, «Мосфильм», в общем, не уступает никому в мире, я бы сказал, поэтому у нас самое современное оборудование. Мы постоянно внедряем, вот сейчас новую тоже перезапись делаем. Ну, как-то потихоньку.

 

Полностью интервью с гостем слушайте в аудиофайле.