Ассамблея автомобилистов

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Из Праги в Минводы, от Octavia до Vesta

28.05.2015 20:00
Большое интервью Дмитрия Богачёва слушать скачать
Продюсер, первый в истории иностранный член Лиги Бродвейских продюсеров и основоположник стационарного коммерческого театра в современной России. Именно Дмитрию мы должны быть благодарны за огромное количество зарубежных и отечественных мюзиклов на сценах российских театров.

ВЕСЕЛКИН:  Настроение прекрасное, объясню, почему, потому что в наш эфир сейчас вторгнется музыка, и не просто музыка, а музыка, как раньше говорили, музыка известных советских композиторов. Но в данном случае мы будем говорить о музыке, знаете, такой всемирно известной, и как она к нам пришла, и как она здесь развивается. То есть это феномен такой, который называется мюзикл. Ну, естественно, у меня в гостях, чему я очень рад, глава компании  Stage Entertainment, продюсер мюзиклов, уже можно сказать, Дмитрий Богачев.

БОГАЧЕВ:  Здравствуйте. Всех с хорошей погодой, наконец-то, лето, правильное настроение и мы говорим об очень каких-то хороших, жизнерадостных вещах, потому что мюзикл это, наверное,  самый жизнерадостный театральный жанр, самый такой открытый, честный, бесхитростный где-то, в хорошем смысле этого слова, не скажу, что очень простой, даже очень наоборот, почему, расскажу. Но, самое главное, что он жизнерадостный, он привносит каждому в его жизнь, тех, кто посещает часто, тех, кто ходит редко, те самые витамины счастья, которые очень нам всем необходимы.

ВЕСЕЛКИН:  Мюзикл.

БОГАЧЕВ:  Мюзикл.

ВЕСЕЛКИН:  Ну, вы знаете, вот смотрите, как интересно, вы говорили в одном из ваших интервью, что мюзикл сам по себе возник, когда в Америке было трудно, во времена великой депрессии, народ загрустил, понимаете, что делать, надо веселить.

БОГАЧЕВ:  Не то, чтобы он возник тогда, он тогда очень здорово помог.

ВЕСЕЛКИН:  Да, получил, знаете, такая дополнительная как бы детонация сработала.

БОГАЧЕВ:  Да, причем это произошло не только на сцене, но и на киноэкране, потому что именно как раз в те самые 1920-е годы, в 1930-е, появились киномюзиклы в Голливуде и появились вот эти жизнерадостные, яркие, красивые танцевальные феерии на бродвейской сцене. И миллионы американцев тогда пошли в кинотеатры, пошли в театры и проводили там время, спасаясь от этой самой депрессии, от этой самой подавленности. И, на мой взгляд,  сейчас вообще время очень похожее, хотя многие говорят, что мы прошли уже острую фазу кризиса, ну, это дело экспертов и политиков рассуждать на эту тему. Пока я вижу, что все равно народ немножечко так приуныл в последние несколько месяцев, и есть, почему, причины для этого понятны. И наша задача сейчас найти вот то самое средство, которое неким образом сбалансирует этот эмоциональный фон. На мой взгляд, мюзиклы это очень правильное средство, и чем больше людей сейчас будет приходить в театры и в кинотеатры смотреть кино, в том числе, тем быстрее мы пойдем на поправку.

ВЕСЕЛКИН:  Да, может быть, кстати говоря. То, что я на сто процентов с вектором, с посылом  вашим абсолютно согласен, но я не уверен, что эта пилюля вылечит. Почему? Сейчас объясню. Потому что количество, например, развлечений, ну, скажем, мюзикл, их все-таки мало достаточно в Москве, мы еще об этом поговорим отдельно, чем вы сейчас занимаетесь, что у вас было, это отдельная ваша страница, поэтому нужно более плотно об этом поговорить. Но, в принципе, все кино, во-первых, рассчитано на малолеток, начиная от 12, 13, 14 лет  в основе своей, это попкорн, они могут есть. Меня, например, раздражает и бесит, когда я прихожу в кино и мне приходится уходить, я не могу воспринимать, скажем так, киноискусство. Это тоже интертейнмент. То есть некий такой, знаете, ну, не комната смеха, но все равно аттракцион. Поэтому, например, серьезные фильмы сейчас перекочевали, и многие режиссеры об этом говорили, что они начинают заниматься на телевидении большими картинами, сериалами, в хорошем смысле этого слова, то есть такими сагами, чем раньше занимались великие русские писатели, то бишь Лев Николаевич и иже с ними  большой роман спокойно можно посмотреть, потому что в кино это невозможно сделать. И поэтому баланс развлечений, вот на мой взгляд, он сейчас критичен, потому что развлечения сыплются с телевизионного экрана. Причем, знаете, в чем ваша подлость вся продюсерская?

БОГАЧЕВ:  Так, так.

ВЕСЕЛКИН:  Все очень качественно стало.

БОГАЧЕВ:  Я знаю. Вы говорите: в чем ваша продюсерская подлость. Я знаю, в чем наша продюсерская подлость.

ВЕСЕЛКИН:  Сейчас вы скажете отдельно. Вы все делаете, знаете, стали качественно, раньше можно было инкриминировать, ну, ребят, три копейки.

БОГАЧЕВ:  Халтура.

ВЕСЕЛКИН:  Халтура, да, ну, зачем это смотреть.  Смотрите, на телевидении великолепные шоу ни о чем, предположим, которые рассыпают мозг, фильмы, в которые закладывается колоссальное количество денег, это видно, но ты выходишь полностью опустошенным, потому что прокатился на хорошем аттракционе, вот так буквально.

БОГАЧЕВ:  Да, вышел и вспоминаешь, а чего было-то?

ВЕСЕЛКИН:  Чего было, да. А, был попкорн, вот, чего было, понимаете. И мюзикл, собственно говоря, он более, конечно, энергоемкий. Понятное дело, что кастинг, и театр вообще, так сказать, ну, я театральный артист, поэтому я говорю об этом, даже шляпу снимаю, потому что я понимаю, какие энергозатраты для этого нужны. И мюзикл тоже развлекает. А где подумать?

БОГАЧЕВ:  Вы знаете, я не согласен с тем, что мюзикл, как жанр вы сейчас приговорили или отнесли к разряду чистого развлекалово. Это, к слову сказать, как о кино.  Да, существуют тренды в разные периоды времени, народ более склонен к легковесным развлечениям или более склонен подумать, поплакать, поразмышлять, потом аудитория тоже очень разная, она широкая, нельзя ее уравнивать и среднюю температуру по больнице измерять, говоря, что сейчас все ходят в кино и смотрят с попкорном. Ну, кто-то ходит в кино и смотрит с попкорном, слава богу, а кто-то ходит на трансляции, например, оперных спектаклей, которые  последние два года делает «Метрополитен-опера» по всему миру, в том числе, и в московских, и не в московских  кинотеатрах по всей России. Почти в каждом миллионнике есть один, два, три, четыре кинотеатра, в которых показывают оперные спектакли в живом исполнении, и, как вы правильно заметили, с уникальным качеством, когда там 12-13 камер летают над залом, снимают крупные планы артистов, невозможно оторваться от экрана, так все это здорово и мощно сделано. И смотришь живьем трансляцию в реальном времени из «Метрополитен-опера». И там люди во время этого показа не едят попкорн, ну, потому что попкорн просто в рот не лезет, потому что ты слушаешь оперу, и ты определенным образом приобщаешься к тем самым ценностям, которые сопровождают поход в настоящий  оперный театр.

 

Полностью интервью с гостем слушайте в аудиофайле.