Иновещание

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Vasily’s weekend. День 220

07.05.2015 19:00
Большое интервью Артёма Варгафтика слушать скачать
Когда музыку, звучащую в душе, не удается унять даже упорными годами музыкального образования, наступает время говорить о ней по радио.

МИТРОФАНОВА:  Я хотела бы вам представить сегодня удивительного гостя, моего коллегу, радиоведущего. Мы уже предварительно обсудили, что нам не дают ордена и медали за нашу работу, мы вообще в тени, но это  Артем Михайлович Варгафтик, обозреватель  «Радио России». Здравствуйте.

ВАРГАФТИК:  Здравствуйте.

МИТРОФАНОВА:  Конечно, всегда на «ты» вас хочется назвать. По имени и отчеству, но на «ты».

ВАРГАФТИК:  Типа: привет,  Михайлович.

МИТРОФАНОВА:  Ну, я же Михайловна.

ВАРГАФТИК:  Ну, привет, Михайловна. Рано или поздно все равно перейдем.

МИТРОФАНОВА:  Ну, боюсь, что вы как раз подпадаете под то определение «широко известный в узких кругах».

ВАРГАФТИК:  Подпадаю, видимо, хотя не знаю, где эти узкие круги.

МИТРОФАНОВА:  Но вы гордитесь этим или просто так получилось?

ВАРГАФТИК:  Ну, что, печалиться что ли теперь?

МИТРОФАНОВА:  Ну, да, вы такой, не из таких, которые печалятся.

ВАРГАФТИК:  Ну, опять же, как за нашу работу орденов и медалей не дают, так же точно и широких кругов не полагается человеку, который 20 с лишним лет уже рассказывает по радио про классическую музыку. Ну, что же тут сделаешь, с этим только примириться.

МИТРОФАНОВА:  Один из моих каверзных вопросов как раз про классическую музыку. Я имею в виду то, что, рассматривая рейтинги радиостанций, не знаю, насколько вам это приходится делать вообще или, может быть, вы никогда на это не обращали внимания, так как вы работаете на радиостанции «Культура», и у этой станции может быть только сердечный рейтинг, сердечный пульс, потому что к величайшему сожалению цифры, ну, ужасающие по популярности – низкие. А те станции, которые крутят музыку, я бы даже не решилась их назвать вообще музыкой, это ужас, я говорю о всяких блатняках и шансонах, и иже с ними, занимают первые места рейтингов.

ВАРГАФТИК:  Ну, естественно.

МИТРОФАНОВА:  Поэтому я бы вас хотела спросить о том, как вы думаете, почему в нашей великой стране такие результаты рейтинга радиостанции «Культура»?

ВАРГАФТИК:  Народ требует того, к чему он привык, что ему близко и дорого. По поводу шансона и блатняка, мы же понимаем, какое невероятное количество наших современников и соотечественников просто считают эту музыку своей на законном основании, на уголовно-процессуальном.

МИТРОФАНОВА:  Да, но почему?  Мы можем иронизировать, быть циничными, как-то пытаться найти причины в ГУЛАГах, может быть, еще в каких-то штуках, но хочется  увидеть свет в конце тоннеля. И причем я не уверена, что ту музыку, которую крутят коммерческие поп-радиостанции, что она лучше, чем что-то другое. Но это не  классика все равно.

ВАРГАФТИК:  Нет, это не классика. У классики в любом случае своя аудитория есть и будет, что бы ни происходило, как бы ее ни разбивали, ни пытались на мелкие кусочки. Есть такое умное слово – атомизация, когда каждый сидит в своей квартире и на улицу не выходит.

МИТРОФАНОВА:  Расщепление атома?

ВАРГАФТИК:  Ну, вроде того, да, на элементарные частицы. Говорят, что это происходит сейчас с тонким культурным слоем вообще в обществе. Даже при всех этих делах, правда это или нет, отдельный разговор, у классики своя аудитория будет, и мы ее, кстати, видим на концертах в живом непосредственном общении с этой музыкой. А что касается цифр популярности, так в большинстве случаев те люди, которые составляют эти огромные проценты, десятки процентов, они выбирать-то не выбирают, они просто, чтобы не морочиться, чтобы не думать, нажимают первую попавшуюся кнопку или поворачивают ручку до того момента, пока она остановится и  где, скажем, она зафиксирует сигнал хорошего качества, прием. Вот вам шансон, вот все эти дела. Это как раз не повод для таких…

МИТРОФАНОВА:  Трагедий, страданий?

ВАРГАФТИК:  Нет.

МИТРОФАНОВА:  Заламывания рук?

ВАРГАФТИК:  Абсолютно. Мы никому не нужны или там, как это, сейчас  нас всех ликвидируют, мы по миру пойдем.

МИТРОФАНОВА:  Нет, нет, была же попытка вас закрыть, и это было ужасно. Я даже взъерепенилась и просто сопереживала тому, что происходит.

ВАРГАФТИК:  Если вы  про радио «Культура», которое сейчас называется «Радио России. Культура», то я напомню, что эта попытка закончилась приходом Виталия Яковлевича Вульфа, светлая ему память, на должность главного редактора, и он был у нас главным редактором, светлая ему память, и должность теперь вакантна – после Вульфа нет человека, который мог бы ее занять.

МИТРОФАНОВА:  А я не поняла, то есть он..?

ВАРГАФТИК:  Он в 2007 году пришел и  до своей смерти в 2011  у нас  здесь главным редактором был, мы успели поработать.

МИТРОФАНОВА:  Так он, я не поняла, он способствовал как раз тому, чтобы..?

ВАРГАФТИК:  Чтобы не закрыли, способствовал в огромной степени и, в общем, как-то получается, что явных закрытий-то, по крайней мере, что касается радийной или телевизионной реальности, пока не было. Там сокращается, меньше показывают, меньше денег дают вообще на классическую культуру.

МИТРОФАНОВА:  Ну, понятно, это у всех так.

ВАРГАФТИК:  Это понятно, да. Ну, потому что все время же идет этот беспредметный разговор – а вот она нужна или не нужна, а вот хотят ее или не хотят, как ее продать, не продать.

МИТРОФАНОВА:  Ну, это опять разговор о рейтингах, потому что рейтинги, реклама все это одного поля ягода или звенья одной цепочки.

ВАРГАФТИК:  Рейтинг это те цифры, которые сообщаются только рекламодателю, они прямой интерес экономический представляют именно для него. Сколько он даст денег на рекламу сообразно тому, сколько народу ее услышит.

 

Полностью интервью с гостем слушайте в аудиофайле.