Школьная программа для взрослых

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Химия. Физическая химия и очистка воды: что нужно пить человеку

08.04.2015 21:00
Встреча с фигуристкой Еленой Радионовой смотреть слушать скачать
«Спортсмен, он по своей натуре должен быть бойцом, и я даже немного рада, что у меня был такой опыт и то, что я знаю - в экстремальных ситуациях я уже могу спокойно выступать и откатывать свои программы хорошо. И этот старт мне очень много дал опыта, поэтому я теперь ничего не боюсь».

КОЛОСОВА:   У нас сегодня замечательные гости. Я не буду скрывать, что этих людей…

НЕЦЕНКО:  Что ты сходишь по ним с ума, говори честно.

КОЛОСОВА:  Что значит схожу с ума, я уже, Александр, не в том возрасте, чтобы сходить по кому-то с ума, но просто мне, я считаю…

НЕЦЕНКО:  Хорошо, это сделаю я.

КОЛОСОВА:  Хорошо. Замечательные Лена Радионова…

РАДИОНОВА:  Здравствуйте.

КОЛОСОВА:  И ее тренер Инна Гончаренко. Инна Германовна, здравствуйте.

ГОНЧАРЕНКО:  Добрый вечер.

НЕЦЕНКО:  Мы вчера говорили, что мы ждем гостей и будем говорить про фигурное катание.

КОЛОСОВА:  Да, мы говорили, мы исполняем.  Друзья, может быть, для тех, кто не интересуется фигурным катанием, хотя, я думаю, у нас в России таких очень и очень мало, Лена Радионова это наша замечательная фигуристка, первая и пока единственная в истории двукратная чемпионка мира среди юниоров в женском одиночном катании, чемпионка России 2015 года, бронзовый призер чемпионата мира этого года, вице-чемпионка Европы 2015 года. Ну, тут столько титулов, несмотря на столь юный возраст. Я ничего не упустила, Лен?

РАДИОНОВА:  Нет.

НЕЦЕНКО:  Ну, серебряное еще место на гран-при, и соответственно вообще человек, который  попал, по-моему, в сказку. 2015 год это, безусловно, год Елены Радионовой в фигурном катании однозначно, для меня, во всяком случае, и я хочу сказать, что человек, который, мне кажется, идет своим путем. И когда задают ему вопрос про тройной аксель, сейчас вот эта горячая очень тема, она говорит: «А зачем мне? Он мне не нужен. Я совершенно катаюсь по-другому». Когда я вижу спортсмена такого юного с пониманием уже того, какой он путь несет свой в этой жизни, выступая на льду, то мне хочется поаплодировать, это круто, это реально круто.

РАДИОНОВА:  Спасибо.

КОЛОСОВА:  Давай мы начнем, наверное, с того, может быть, не все радиослушатели знают, но вот эта победа… я оговорилась так же, как Лена на пресс-конференции, кстати. Она сидела после окончания соревнований, говорит: вот эта победа. Вот и я сейчас сказала. Но это действительно была такая победа над собой, потому что когда Лена вышла после короткой программы и всем журналистам… откатала она ее, честно говорю, блестяще, на таком кураже, с такими эмоциями и настолько это было здорово и классно, и когда выходит совсем юная спортсменка и говорит: «А вы знаете, у меня температура была 38». И тут все просто  впали в какой-то ступор, все журналисты смотрят и не могут понять, как такое вообще возможно? 38 у ребенка температура, а он, если бы не Лизин аксель, ну, точно была бы первой. Как вот это удалось, Лен?

РАДИОНОВА:  Ну, спортсмен, он по своей натуре должен быть бойцом, и я даже немного рада, что у меня был такой опыт и то, что я знаю, в экстремальных ситуациях я уже могу спокойно выступать и откатывать свои программы хорошо. И этот старт мне очень много дал опыта, поэтому я теперь ничего не боюсь.

КОЛОСОВА:  Инна Германовна, а вы, как отнеслись? Ну, вот важный старт, чемпионат мира, все в твоих руках и вдруг у ребенка температура 38, ваша реакция?

ГОНЧАРЕНКО:  Ну, я заранее уже  как-то немножко была напряжена, потому что накануне она жаловалась, говорит: что-то как-то я не очень себя чувствую. Я говорю: Лен, может быть, как-то нервничаешь, все-таки чемпионат мира, извините, на минуточку. Она говорит: да нет, вот что-то не то. Ну, перелет долгий, тяжелый, на это все списали. А когда на следующий день утром она села в автобус и говорит: ну, вот мне совсем как-то нехорошо. Мы приехали во дворец, это непосредственно уже день короткой программы, к врачу, врач ей градусник и так глазами на меня. И он так, раз, градусник у нее, потому что там 38 и выше идет, и он так убирает, раз, так мне подмигивает, чтобы Лена не напряглась лишний раз. И встал вопрос, что делать. Врачи посоветовали, спасибо им большое, потому что они сделали все очень грамотно, вовремя и правильно, говорят, что сбивать нельзя, иначе она совсем размажется, надо катать на температуре. Максимум, что ей дали, это таблетку анальгина, потому что она говорит: у меня голова как-то болит слегка. И она на этой температуре-то и выдала и эмоции, и все. Ну, конечно, она  боец, конечно, она умница, большая молодец. Мы все пытались ее поддерживать, настраивать, но психовали жутко и переживали, конечно, за нее жутко.

НЕЦЕНКО:  Давайте не будем сейчас, я позволю себе такое слово, пудрить всем мозги. Я вот сейчас окунулся в историю в замечательную. Перед финалом гран-при - температура 38, перед чемпионатом России – отравление черной икрой, перед чемпионатом мира – 38. Это тренд. Я понимаю, у Елены Радионовой теперь тренд, она теперь должна чувствовать недомогание перед крупным соревнованием, это тогда позволит ей подняться на пьедестал. Так ли это?

РАДИОНОВА:  Ну, я не знаю, мне кажется, перед каждым стартом должны быть какие-то трудности и как бы у меня это нормально. Потому что уж лучше у меня перед стартом случится что-то плохое, чем во время старта, это уже было проверено.

НЕЦЕНКО:  Вот с этого надо было начинать. Я думал, они все-таки признаются, а они не  признались, пришлось из них все тащить.

КОЛОСОВА:  Александр, про икру это, конечно, было круто. В итоге, Лена, после короткой программы мы говорим о чемпионате мира, второе место, и дальше произвольная. Как настраивались? Ну, я, конечно,  не понимаю, после 38 дальше начали сбивать, я так понимаю, после произвольной?

ГОНЧАРЕНКО:  Да, обязательно, она же не может быть постоянно с температурой. Начали сбивать, естественно, слабость, вот это самое сложное было и тяжелое.

РАДИОНОВА:  Да, и на произвольную я уже вышла вяло, и у меня уже было одно желание  - докатать программу. И я очень рада, что я смогла себя преодолеть внутри именно, перешагнуть этот барьер слабости и собрать все свои последние силы в произвольной программе. Да, конечно, один кружок у меня не получился, но есть, над чем работать.

 

Полностью интервью с гостями слушайте в аудиофайле.