Ассамблея автомобилистов

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Возвращение "блудного" Opel

скоро в эфире

11.03.2015 10:00
О сериале "Родина" смотреть слушать скачать
В центре сюжета - противостояние майора Алексея Брагина и эксперта-аналитика контртеррористического центра - Анны Зиминой. Более подробно расскажут создатели сериала Павел Лунгин и Тимур Вайнштейн.

СТИЛЛАВИН:  Павел Семенович Лунгин у нас сегодня в гостях и Тимур Вайнштейн, и мы сегодня в специальной нашей рубрике говорим о премьере сезона. Павел Семенович, еще раз доброе утро.

ЛУНГИН:  Доброе утро.

СТИЛЛАВИН:  Мы категорически рады вас видеть и это я не о себе говорю, а о людях, которых я представляю сейчас, потому что я без сомнений, и наша аудитория многомиллионная в данный момент, я думаю, что ждет встречи с мастером. И, конечно же, я рад очень приветствовать Тимура Вайнштейна. Тимур, доброе утро.

ВАЙНШТЕЙН:  Доброе утро.

СТИЛЛАВИН:  Мы много раз встречались в студии по очень приятным поводам, когда важные премьеры у наших старших друзей на телеканале «Россия-1». И сегодня как раз тот день, когда мы, ну, не то, что предрекаем, прогнозируем то, что произойдет 16 марта, а это будет следующий понедельник, и вы должны запомнить время -  21.00 мск, канал «Россия-1». Ну, и долгожданная вещь,  о которой мы много говорили в эфире, долго ждали, телесериал «Родина». Павел Семенович, вам и карты в руки, проанонсируйте, как мы должны ждать, что мы должны ждать в понедельник? Что это такое? Для тех, кто, может быть, вообще в первый раз это слышит.

ЛУНГИН:  Ну, я бы сказал, что это сериал нового какого-то типа и, мне кажется, это лучше увидеть, чем услышать. Мы будем, конечно, много об этом говорить, но напряжение сюжета выходит за рамки обычного шпионского детективного сериала -  противостояние Машкова и Виктории Исаковой, это наши сейчас лучшие,  любимейшие актеры, оно достигает какого-то невероятного накала. Надо это увидеть, потому что это, правда, интересно и напряженно, и я никогда не думал, что я буду сам снимать 12 серий подряд, но оказалось, что эта работа так затягивает, оставить ее было нельзя, и я действительно протрубил 12 серий, полгода непрерывных съемок.

СТИЛЛАВИН:  Друзья мои, еще раз я напомню, что в 21.00 мск, 16 марта то, ради чего работали очень многие, большая команда. Тимур, сколько людей на нашем проекте примерно, хотя бы общее представление?

ВАЙНШТЕЙН:  Ну, вообще, кто был задействован, ну, это, наверное, сотнями исчисляется. Основных людей, наверное, можно назвать там человек 50, которые практически в круглосуточном режиме все это делали, а привлечены были сотни и сотни людей, потому что съемки достаточно… не достаточно, а просто тяжелые. Тяжелое вообще занятие снимать сериалы, и в этом плане, конечно, Павел Семенович большой герой, и совершил, ну, не скажу, что это подвиг, хотя в этом случае это чистый подвиг, потому что это ежедневный режим, это полгода беспрерывных съемок, это съемки и в Москве, и в Израиле, и в Туле. Ну, то есть это достаточно большой объем, и поэтому очень много людей было привлечено. Но, вы знаете, всегда, когда продюсируешь проект или когда вообще участвуешь в любом проекте, всегда, вы знаете, снимает много людей, работают, работают, а потом выходит что-то и вот, ну, не очень получилось, ну, бывают творческие какие-то, очень обидно. Вот в этом случае, когда мы уже все посмотрели, мы уверены, что все, кто прикоснулся к этому проекту, они сделали что-то очень и очень важное, и то, о чем они всю жизнь могут говорить, что: «Я делал «Родину». Извините, так звучит немножко…

СТИЛЛАВИН:  Я хочу Тимуру  Вайнштейну задать самый главный провокационный вопрос, а Тимур является продюсером…

ВАЙНШТЕЙН:  Национальность?

СТИЛЛАВИН:  Нет, нет, генеральным продюсером и учредителем группы компаний «ВайТ Медиа». Тимур, как на роль режиссера был избран Павел Семенович?

ВАЙНШТЕЙН:  Он сам себя избрал, позвонив. Вы знаете, это же важная вещь, это сериал, который, израильская версия, по которой мы как бы, формат которой мы приобрели, по которой делалась американская версия та же, очень популярная, и Павел Семенович…

СТИЛЛАВИН:  Ну, как это произошло?

ВАЙНШТЕЙН:  Ну, Павел Семенович может сам рассказать. Но, в принципе, он увидел этот сериал, ему он очень понравился, он захотел его делать, и потом обнаружилось, что…

ЛУНГИН:  Я увидел просто, как можно переложить его на русскую действительность. Я вдруг увидел, что есть сериалы, которые, ну, сюжеты… Что такое сериал вообще, давайте разберем, что такое сериал. Сериал это некоторый движок, который не позволяет тебе оторваться от экрана. Как это делается, мы еще не до конца понимаем, потому что сейчас появились новые сериалы, я их называю «наркотические сериалы», которые требуют увеличения дозы все время, понимаете. Вот обычный сериал ты посмотрел, почесался и забыл, и пошел там спать или пить чай с кофе и так далее. А есть сериал, который говорит: хочу еще, и мы знаем этих безумцев, сейчас  люди, которые смотрят до 6 утра, скачивают себе 8 серий и не могут оторваться, приходят совершенно… потому что требуется. И вот «Родина» это один из главных так называемых для меня «наркотических сериалов».

СТИЛЛАВИН:  Сегодня заявление Павла Лунгина в день работников госнаркоконтроля.

ЛУНГИН:  И я вдруг увидел, как это можно сделать.

ВАЙНШТЕЙН:  Замените наркотики «Родиной».

СТИЛЛАВИН:  Павел Лунгин главный дилер подобного  рода сериалов, да?

ЛУНГИН:  Да. И, понимаете, я увидел, как это сделать, я вдруг увидел, что прямо вот происходит у нас тут, чеченская война идет, парень, который отсидел пять лет в плену, вышел оттуда, кто он, он герой, он предатель, что с ним, он сошел с ума или нет, подозревать его, награждать его, или, наоборот, у него произошли  психические сдвиги, что он думает о тех, кто жил эти пять лет, как жило его государство, и хорошее ли оно или плохое за это время стало? В  этом смысле тут мы поднимаем такое количество проблем не менее острых, даже более острых, чем в израильском или американском.

СТИЛЛАВИН:  Павел Семенович, а насколько вот израильский сериал, как первоначальный объект, он прописал именно сюжетную линию, насколько повлиял, или просто изначальный расклад, вот старт, как бы идея то, что возвращается из плена человек, а дальше все идет, как придумали вы? Повисла пауза.

ВАЙНШТЕЙН:  Я могу ответить на этот вопрос. Дело в том, что, конечно,  неизбежно какие-то вещи адаптируются и какие-то вещи делаются, как придумал Павел Семенович.

СТИЛЛАВИН:  Я к тому, что насколько лицензия влияет  на…

ВАЙНШТЕЙН:  Ну, понимаете, ну, тогда зачем покупать лицензию, если все переписываешь и вообще обо всем забываешь.

 

Полностью интервью с гостями слушайте в аудиофайле.