Сергей Стиллавин и его друзья

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Человек играющий. Diablo 2: Ressurection – зачем возрождать классику 21-летней давности?

31.01.2015 13:00
Александр Асташенок смотреть слушать скачать
О любви, жизни и конечно же – сцене. «Вступительные экзамены проходили так, как всегда стандартно: «Расскажите это, расскажите то», а потом нас просто попросили: «Ну, давайте теперь кто, во что горазд, сымпровизируйте что-нибудь». Ну, я взял гитару и начал петь песню, почему-то мне взбрело в голову, «Ой, то не вечер». И я смотрю, как все члены комиссии во главе с Михаилом Вартановичем так все дружно закачались, такие заулыбались, начали подпевать, и тогда я понял, что я пришел по адресу».

ТИХОМИРОВ: В студии появился он, человек, который знает про музыку все, знает теперь про актерское мастерство все, ну, и надеюсь, еще много, чего знает, это Александр Асташенок. Здравствуйте, Александр.

АСТАШЕНОК: Здравствуйте, спасибо, что пригласили. Да, много, о чем придется поговорить.

ТИХОМИРОВ: Ай, ладно. Да, много придется, о чем поговорить, много, Александр. Последний раз я вас видел, это было, наверное, лет 10 назад, в Сочи, когда собрали всех участников ТЭФИ, для того чтобы немножечко выпить и закусить, и похвастаться успехами.

АСТАШЕНОК: Да, да, я начинаю припоминать. Тогда просто это были времена бурной молодости, поэтому я не все детали могу помнить.

ТИХОМИРОВ: Конечно, конечно. И привезли тогда пучок этих звезд первой «Фабрики», вы там выступали скопом, я думаю: господи, бедные дети, за что их так мучают.

АСТАШЕНОК: Да нормально мы мучились вполне себе.

ТИХОМИРОВ: А сколько вы получали там за один концерт, если это не военная тайна?

АСТАШЕНОК: Ну, вообще это финансовая военная тайна, но я вам открою секрет небольшой, на мой гонорар можно было неплохо сходить в ресторан.

ТИХОМИРОВ: На один гонорар, да?

АСТАШЕНОК: Да, да.

ТИХОМИРОВ: Нет, потому что мне кажется, что вы выступали везде, потому что я в свое время тоже, мне приходилось часто ездить, ну, и по гастролям, в общем, по стране, и в каждом городе я все время видел, что выступает «Фабрика звезд» именно первая.

АСТАШЕНОК: Ну, тогда, да, это было же какое-то открытие такое, и новый формат, и новый проект, и все, конечно, такая была фабрикомания, я это помню до сих пор. Да, мы собирали, я рассказывал своим друзьям недавно, мы собирали зал, заканчивался концерт и тут же приходили люди и говорили: «Пожалуйста, сделайте еще один концерт». К нам приходили организаторы и говорили: «Ребята, вам надо еще один концерт отработать», потом еще один. То есть, так это было, потоковое такое.

ТИХОМИРОВ: Ну, единственное, что, понимаешь, как-то мне не очень понравился гонорар твой, это я что-то расстроился.

АСТАШЕНОК: Я скажу, что это было только начало.

ТИХОМИРОВ: А, ну, хорошо. Слушай, Саш, скажи, пожалуйста, вот я увидел видео, где ты был на свадьбе у своего коллеги.

АСТАШЕНОК: У Александра Бердникова, наверное?

ТИХОМИРОВ: Нет, нет, у Алексея Кабанова.

АСТАШЕНОК: А, у Алексея Кабанова.

ТИХОМИРОВ: Да, и знаешь, что меня удивило больше всего, когда вдруг все начали в таком едином порыве петь песни из группы «Корни», ты почему-то сразу взял и отошел, как говорится, в сторону.

АСТАШЕНОК: Я в этом виновен или что?

ТИХОМИРОВ: Нет, при этом они пели твои песни некоторые. Я подумал, думаю, интересно, что же такое получается, что такой за геноцид?

АСТАШЕНОК: Нет, это не геноцид ни в коем случае, это, ну, скажем так, это, наверное, позиционирование какое-то, позиция какая-то определенная, потому что я, когда в 2010 году я принял решение о том, что я ухожу из группы, и у нас было собрание с нашим замечательным продюсером, и все было прекрасно. Многие меня спрашивают, а были ли у вас какая-то там потом еще подоплека какая-то, как-то вам мешало что-то, нет, все было в порядке. И я скажу, что это была просто какая-то позиция о том, что я теперь самостоятельная творческая единица, я большую часть времени теперь своего, все мое сердце теперь принадлежит пусть и параллельной, но другой профессии, это кино.

ТИХОМИРОВ: Слушай, а скажи мне, вот ты сказал сейчас о позиции, а мне казалось всегда, что, наоборот, для творческих профессий, особенно актеры, исполнители, какая позиция, наоборот, чем ты, как говорится, менее позиционируешь себя, тем это лучше, чем ты больше прогибаешься, тем больше ты получаешь.

АСТАШЕНОК: Я не знаю, кому это…

ТИХОМИРОВ: Я могу тебе сказать несколько фамилий, но промолчу.

АСТАШЕНОК: Я понимаю. Нет, я думаю, что в моем случае просто это позиция творческая. Ведь мы сейчас не говорим же там о каких-то политических делах и так далее. Это исключительно мой выбор такой. Я просто очень много времени провел в самокопательных каких-то процессах и понял, что вот эта позиция мне гораздо ближе, то есть я хочу стать, войти в мир кино и как-то глубоко посвятить этому и время, и силы.

ТИХОМИРОВ: А скажи, пожалуйста, вот руководитель твоего курса Михаил Вартанович, что он о тебе сказал, когда увидел первый раз на вступительном экзамене?

АСТАШЕНОК: Михаил Вартанович, это было прекрасно вообще. Вступительные экзамены проходили так, как всегда стандартно: «Расскажите это, расскажите то», а потом нас просто попросили: «Ну, давайте теперь кто, во что горазд, сымпровизируйте что-нибудь». Ну, я взял гитару и начал петь песню, почему-то мне взбрело в голову, «Ой, то не вечер». И я смотрю, как все члены комиссии во главе с Михаилом Вартановичем так все дружно закачались, такие заулыбались, начали подпевать, и тогда я понял, что я пришел по адресу.

Полностью интервью с гостем слушайте в аудиофайле.