24.01.2015 13:00
Агния Кузнецова смотреть слушать скачать
«Я считаю, что женщины вообще более жертвенны, а уж в наше время женщина вообще научилась все делать, к сожалению, да и тогда умела. Женщины вообще на себя очень много берут, могли бы и не брать, на самом деле. Я бы вот посоветовала женщинам много на себя не брать. Ну, хотя бы чуть-чуть оставьте мужчинам, чтобы они мужиками-то оставались, давайте как-то распределим обязанности». Агния наиболее известна по ролям в фильмах "Груз 200", "Все умрут, а я останусь", "Да и да".

ТИХОМИРОВ: У нас в гостях прекрасная девушка с прекрасным именем – Агния Евгеньевна Кузнецова. Здравствуйте, Агния.

КУЗНЕЦОВА: Здравствуйте.

ТИХОМИРОВ: Как я рад вас видеть. Агния сегодня, знаете, очень нарядная, у нее такая кофточка, по которой маленькие киски. Ну, они похожи…

КУЗНЕЦОВА: И котики, которые ободрали ее, как будто бы, это такой дизайн.

ТИХОМИРОВ: И ободрали? А, как будто бы. А, кстати, откуда эта кофточка.

КУЗНЕЦОВА: Это молодой дизайнер, и сейчас будет мне стыдно, потому что я не помню фамилию, но очень талантливый.

ТИХОМИРОВ: Зачем нам помнить. Мы Юдашкина помним? Помним, все. Славу Зайцева помним? Больше нам ничего не надо.

КУЗНЕЦОВА: Смешная кофточка, правда, ободранная котами.

ТИХОМИРОВ: Да, очень смешная и такие киски, знаете, они похожи, такие фантомы из оперы, но в образе кисок. Агния, я рад тебя видеть и, на самом деле, я сегодня с утра, у меня проходило утро под двумя девизами – это Этери и ребята, я слушал их песни, слушал интервью, и потом, естественно, переключился на тебя. Твое творчество, конечно, меня меньше порадовало.

КУЗНЕЦОВА: Ой.

ТИХОМИРОВ: В том смысле, нет, творчество меня порадовало, и ты меня порадовала, но я имею в виду, что фильмы, в которых ты принимала участие, конечно, это не моя эстетическая категория, один «Груз 200» чего стоит Алексея Балабанова, хотя это очень талантливая работа.

КУЗНЕЦОВА: Ой, ну, он прям навечно уже.

ТИХОМИРОВ: Нет, но это реально очень талантливая работа. Но, знаешь, чем ты меня порадовала, и я думаю, что мы, наверное, начнем прямо с этого концерт наш по заявкам. Я, конечно, долго ржал, когда ты вдруг прочитала стихотворение Сергея Владимировича Михалкова.

КУЗНЕЦОВА: О, это было открытие литературного вечера, где вспоминали всех, и, собственно, я не могла выбирать, мне его предложили.

ТИХОМИРОВ: А тебе предложили?

КУЗНЕЦОВА: Да, мне сказали: именно это стихотворение вы должны выучить и на открытии прочитать. Там было несколько артистов и все читали разных поэтов, мне достался Сергей Михалков. Если бы, будь моя воля, естественно, я бы читала другого поэта.

ТИХОМИРОВ: Нет, дело в том, что, да, он странный поэт, хотя автор гимна.

КУЗНЕЦОВА: Хотя стихотворение было ничего, но я бы, конечно, им не занималась, как поэтом.

ТИХОМИРОВ: Да, но меня как раз поразило то, что вдруг такая самоирония у этого.

КУЗНЕЦОВА: Да, вот именно в этом стихотворении про похороны хорошо, чем мне нравится. Но вот сам Михалков…

ТИХОМИРОВ: Про похороны, да. А ты сейчас не помнишь уже, нет, ну, хотя бы четыре строчки?

КУЗНЕЦОВА: «Я хожу по улице длинный и худой, Не уравновешенный и очень молодой». Это я помню, это было очень давно.

ТИХОМИРОВ: Да, да, а потом начал рассказывать, как…

КУЗНЕЦОВА: «Повезут по улице слишком длинный гроб. Люди роста среднего скажут: «Я усоп»». Да, да, такие там были.

ТИХОМИРОВ: Это было очень смешно. Я действительно порадовался, тем более, в свое время я брал у него интервью. Я, честно говоря, два раза думал, что сейчас прям в прямом эфире мы как бы потеряем этого великого поэта и писателя, потому что он был уже немножечко в возрасте, но вдруг я удивился его огромному чувству юмора, при этом он был достаточно таких преклонных годов, и подумал, как хорошо, что подхватил это. Ну, вернемся, Агния, к твоему творчеству. Скажи мне, пожалуйста, как там «А зори здесь тихие»?

КУЗНЕЦОВА: «А зори здесь тихие», закончились съемки, вот зимой были еще две съемочные какие-то смены, но уже не с моей героиней, и премьеру мы ожидаем, по-моему, в апреле или в мае к 70-летию Великой Победы.

ТИХОМИРОВ: Я просто, знаешь, о чем думаю, что эта действительно картина Ростоцкого это такая очень тонкая, пронзительная даже не драма, это трагедия, и очень сложно всегда, я понимаю, что все равно надо все переосмысливать, но все равно, когда современное поколение берется за старые фильмы про Сталинград или про это, ну, я так немножко все время поддергиваюсь, честно говоря.

КУЗНЕЦОВА: А потому что все, и вы, в том числе, и все зрители потенциальные относятся к этому, наверное, не верно. Вот вы сейчас сказали, что переосмысление как бы старого фильма, это не старый фильм, это новый фильм по тому же произведению, по другому сценарию, понимаете. Мы же не переснимаем фильм, мы делаем историю, эту же историю. Мы переснимаем как бы рассказ или повесть, вот как бы я сказала, а не фильм. Это к фильму, один к другому не имеет никакого отношения. Там черно-белая лента, совсем другой ритм, другие сцены и герой. Мне, на самом деле, нравится главный герой в исполнении Петра Федорова больше, потому что Васков, на самом деле, был в этом возрасте, в возрасте Петра, 32 года ему было всего, он был молодой.

ТИХОМИРОВ: Ну, да, в фильме он так немножко постарше.

КУЗНЕЦОВА: А в фильме это старичок, ну, не старичок, 45 уже, там где-то 40, мужик такой, как-то для меня это не соответствие. А все просто, фильм прекрасный Ростоцкого, потрясающий фильм, естественно, и поэтому все привыкли, и он уже отпечатан несколькими поколениями. И есть такая опасность, что, конечно, сейчас скажут: «О, а тот фильм…», и все будут сравнивать, естественно. Я еще раз говорю – это другое.

ТИХОМИРОВ: А скажи мне, пожалуйста, Агния, как ты думаешь, вот современные девушки, ну, не дай, бог, что-то случится, они пойдут на такие героические жертвы, вот наше поколение?

КУЗНЕЦОВА: Конечно, пойдут. Я считаю, что женщины вообще более жертвенны, а уж в наше время женщина вообще научилась все делать, к сожалению, да и тогда умела. Конечно, пойдут. Женщины вообще на себя очень много берут, могли бы и не брать, на самом деле. Я бы вот посоветовала женщинам много на себя не брать.

ТИХОМИРОВ: Да, оставлять чуть-чуть для мужских плеч.

КУЗНЕЦОВА: Ну, хотя бы чуть-чуть оставьте мужчинам, чтобы они мужиками-то оставались, давайте как-то распределим обязанности. Но, если бы такая ситуация, не дай, бог, я думаю, были бы и женские батальоны. Сейчас же вот выйдет еще фильм про женский батальон только Первой мировой войны, я так понимаю, «Батальонъ» так и называется, где все актрисы остриглись налысо, женский батальон. Ну, в общем, это было всегда в нашей истории и будет. Женщины очень жертвенны, и в этой ситуации будут воевать, я думаю, даже в большем количестве, чем раньше.

Полностью интервью с гостьей слушайте в аудиофайле.