Физики и лирики

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

100 минут. О континентах. Африка

в гостях:

21.11.2014 20:00
Большое интервью Стаса Намина слушать скачать
«Рок-музыка, с моей точки зрения, вообще закончила свою актуальность в человечестве, она отыграла свою роль, как и многие другие жанры, и уже как бы актуальность ее исчезла. Почти нет рок-музыки, она постепенно превратилась и в мире, а, тем более, здесь, ее, в общем-то, особо и не было, превратилась в коммерческий жанр».
в гостях: Стас Намин

МАКСИМОВ:  Ну, вот, ребята, послушали такую замечательную песню. Я абсолютно убежден, что для многих из вас она связана со многим. Я даже не буду говорить, что это ансамбль «Цветы», потому что, кто не понял, что это ансамбль «Цветы», это ваши проблемы,  надо знать, какие ансамбли поют такие песни. Стас Намин у нас сегодня в гостях. Здравствуйте.

НАМИН:   Здравствуйте.

МАКСИМОВ: Я тут узнал, что группа «Цветы» заканчивает свое существование, и она заканчивает свое существование таким невероятным гастрольным туром, и будет концерт, и будет большой гастрольный тур, много разных городов. А я при этом не знаю, как, я думаю, что и многие, а как группа «Цветы» жила в последнее время? Раз она заканчивает, значит, она существовала. Как она существовала?

НАМИН:  Это правда. Вообще какая-то странная судьба у нас получилась, потому что, если в 70-х, 80-х  все-таки  при всех запретах как-то все-таки реально существовала, хоть маленькие пластиночки, но были, в 80-х было сложнее, потому что нас совсем закрывали, но уже, когда перестройка произошла, нас выпустили за границу, наконец, первый раз в жизни, и мы сделали мировое турне, и в 90-м просто остановились. И 10 лет нас вообще не было, а после этого еще 10 лет, когда в 1999 я уже воскресил группу, но внутри театра, и она была просто такого камерного варианта. Это уже была не группа в шоу-бизнесе и не…

МАКСИМОВ:  И она так существовала 14 лет?

НАМИН:   Да, то есть фактически 25 лет.  Нет, не так, последние 5 лет, то есть, когда было 40-летие группы, мы опять поехали на Abbey Road, воскресли как бы так, появились для публики, записали какие-то пластинки, новые альбомы, но в шоу-бизнес как бы не вошли, потому что мы не развлекательная группа сегодня, и как бы ротация такая по радио и по телевизору  у нас была  очень относительная.

МАКСИМОВ:  То есть это была группа, которая существовала при вашем театре. Кстати, у нас есть еще один такой повод – вот совсем недавно исполнилось 15 лет театру Стаса Намина, мы поговорим еще про этот театр. А эта группа была просто при театре все это время?

НАМИН:   Да, мы сделали тогда «Волосы» спектакль и  «Jesus Christ Superstar», там нужна была группа и я подумал, ну, собственно, зачем  надо делать новую, когда можно, и ребята как бы так камерно, по-домашнему существовали там.

МАКСИМОВ:  А что тогда, расскажите мне, пожалуйста, что это за люди такие, которые играют в группе, а эта группа не занимается поездками по разным регионам, то, что сейчас называется «чесом», а поет в театре. Что это за люди, что за музыканты?

НАМИН:   Это музыканты как бы серьезные, которые, правда, музыканты. Те, которые чесом занимаются, это совершенно другой жанр, это называется, в общем,  совсем по-другому, не хочется некрасивые слова говорить, потому что слово «попса», в общем-то,  какое-то уж неблагозвучное уж очень, оно какое-то такое, не знаю.

МАКСИМОВ:  А это музыканты, а на что они живут, вообще, как они живут?

НАМИН:   Да, они в театре, и где-то они выступали в каких-то таких камерных, ну, камерные, ну, так же, как студийные музыканты как-то существуют, в мире вообще существуют студийные музыканты. Они были студийные, много записывали.

МАКСИМОВ:  А это взрослые люди?

НАМИН:   Взрослые, конечно. Это «Цветы» группа, конечно.

МАКСИМОВ:  А это те самые «Цветы»?

НАМИН:  Ну, тех самых никогда не было, потому что все время менялся состав первые 20 лет существования, так что за 20 лет у нас около 50 человек сыграло.

МАКСИМОВ:  Вы говорите, что вот этот тур, он последний и группа «Цветы» закончит существование, а куда денутся эти люди?

НАМИН:  Ну, в общем, они будут так же существовать, они музыканты великолепные, и где-то будут что-то делать, на  записях будем что-то делать, мы не расстаемся, но гастрольную жизнь и  такую вот на публике совсем остановим, конечно, и не будет ее.

МАКСИМОВ:  Скажите, пожалуйста, вы же не будете, наверное, отрицать, что вы ассоциируетесь с группой «Цветы»?

НАМИН:   Ну, куда же я денусь.

МАКСИМОВ:  Да. И вдруг вы убиваете свое детище.

НАМИН:   Ну, неправильно – убиваю, просто, ну, каждому свое время.

МАКСИМОВ:  Вы можете назвать красивыми словами, вы прекрасно говорите, не вопрос, но вы его убиваете. Оно было и теперь его не будет.

НАМИН:   Вы знаете, что, то, что мы сделали же, остается.

МАКСИМОВ:  Да, но у вас нет ощущения, что какой-то огромный кусок жизни закончился?

НАМИН:   Да. Ну, в общем-то, всю жизнь временно, как мы только что с вами недавно пытались сформулировать.

МАКСИМОВ:  И как вы к этому, это же как-то серьезно очень, вот закончился такой кусок жизни, вы к этому как относитесь?

НАМИН:   Абсолютно спокойно. Я вообще к жизни отношусь спокойно, как к временному существованию в этой материальной среде.

МАКСИМОВ:  А дальше что будет?

НАМИН:   А дальше посмотрим.

МАКСИМОВ:  То есть вам кажется, что вот это временное существование закончится и будет что-то другое?

НАМИН:   Я уверен в этом. Просто,  что – неизвестно.

МАКСИМОВ:  Поэтому вам не страшно?

НАМИН:   Нет, не страшно совсем. Конечно, не хочется расставаться с тем, к чему привык.

МАКСИМОВ:  Скажите, а как Стас Намин принял решение, что надо устроить гастрольный тур и завершить огромный этап в жизни нашей музыки группы «Цветы»?

НАМИН:   По двум, наверное, причинам. Первая причина это то, что, в принципе, рок-музыка, с моей точки зрения, вообще закончила свою актуальность в человечестве, она отыграла свою роль, как и многие другие жанры, и уже как бы актуальность ее исчезла, почти нет рок-музыки, она постепенно превратилась и в мире, а,  тем более,  здесь, ее, в общем-то, особо и не было, превратилась в коммерческий жанр. То, что, в общем-то, меня никогда не интересовало, я в этой области не жил. Хотя та цензура, которая в 70-х годах нас приглаживала и обрезала острые углы, она, конечно,  выпускала только песни некие невинно легкие.

МАКСИМОВ:  Так, значит, погибла рок-музыка, как жанр, и поэтому, да. А вторая причина?

НАМИН:  Вторая причина это то, что, собственно, она погибла, и поэтому меня перестала интересовать вообще. То есть получилось, что «Цветы» исчезли на 30 лет для публики. То есть в 90-х мы не работали вообще, до этого  были запрещены, не запрещены, но все-таки как-то, и последние 20 лет вообще нас не было нигде официально. А потом я решил, что воскресить ее не просто, а воскресить на 5 лет. То есть, когда было 40-летие, мы записали на Abbey Road все старые песни, которые раньше делали, потом новые записали, но это только 5 лет. Так на новом витке воскресли на 5 лет.

МАКСИМОВ:  Вы, конечно, необычный человек: дай-ка, я рожу ребенка, а через пять лет убью.

НАМИН:   Ну, убью грубое слово.

МАКСИМОВ:  Нет, ну, это плохое слово, но, в сущности же, так получается.

НАМИН:  Нет, я просто мог бы и не воскрешать. Потому что сделали «Цветы» свое дело в 70-х, 80-х, остались в истории этого жанра, наверное, а, в общем-то, люди-то живые и нам интересно что-то еще было сделать.

МАКСИМОВ:  А  скажите, а почему,  у вас такие хорошие лирические песни, вот мы сейчас слушали, почему вас запрещали? Вы же не политические?

НАМИН:   Вы сейчас говорите про советскую власть?

МАКСИМОВ:  Да, да.

НАМИН: Это сейчас так легко говорить, а в действительности советская власть, она сразу чувствовала, как, собственно, и сейчас чувствует, кто свой, кто чужой. И в то время  вы, как человек не совсем юный, уже больше 18 вам.

МАКСИМОВ:  Значительно.

НАМИН:  Значительно, поэтому вы даже, наверное,  в то время играли песенки разные на разных инструментах, и вы представляете себе, что тогда существовала одна большая песня советская, разделялась только на мужскую и женскую. И вот все остальное мракобесие, которым я, например, занимался, оно было как бы не формат.

 

Полностью интервью с гостем слушайте в аудиофайле.