АудиоСторис

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Интересные факты и популярная музыка

скоро в эфире

17.11.2014 20:00
Большое интервью режиссера Георгия Крыжовникова слушать скачать
«Одной из больших проблем, мне кажется, нашей индустрии и телевизионной, и кино, является, ну, как бы рост эго. Люди очень любят себя, только о себе говорят, только себя, свое имя продвигают, и эго больше человека. Поэтому смирение, оно для режиссера очень важно».

МАКСИМОВ: Сегодня у нас в гостях человек, которого, как-то он мгновенно стал всем известен. Зовут его Жора Крыжовников, это режиссер, вообще он режиссер много, чего, но, в частности, он режиссер фильма «Горько!» и «Горько! 2». «Горько! 2» сейчас выходит на наши экраны, в связи с этим мы Жору позвали. Здравствуйте.

КРЫЖОВНИКОВ: Здравствуйте.

МАКСИМОВ: На самом деле, хочу вам сообщить, может быть, вы не в курсе, вас зовут Андрей Николаевич Першин, а также, когда вы снимаете сериал «Кухня», который тоже, наверное, наши слушатели знают, вы называетесь Иван Тохтамыш. Вы хотите прожить несколько жизней?

КРЫЖОВНИКОВ: Вы знаете, это детская игра. Я с третьего класса все время придумывал себе разные имена и все время разными этими именами подписывался.

МАКСИМОВ: Вы сами себя спрашивали об этом, что такое, почему так происходит, почему вы так делаете?

КРЫЖОВНИКОВ: Не знаю, вы знаете, мне больше всего хотелось побыть, наверное, кем-то другим, возможно, выдать себя за кого-то другого.

МАКСИМОВ: А вам в себе что-то не нравится?

КРЫЖОВНИКОВ: Да нет, наоборот, я, мне кажется, слишком к себе хорошо отношусь и занимаюсь аутосмирением таким периодически своего эго.

МАКСИМОВ: Так, секундочку, подождите, это что такое аутосмирение?

КРЫЖОВНИКОВ: Ну, это шутка. Мне, прежде всего, кажется в псевдониме интересным то, что ты, в общем, отказываешься от себя. Вот ты становишься кем-то другим, не названным.

МАКСИМОВ: Ну, тогда ты должен, если ты к себе хорошо относишься, то зачем расставаться с самим собой хорошим?

КРЫЖОВНИКОВ: Именно потому, что одной из больших проблем, мне кажется, нашей индустрии и телевизионной, и кино, является, ну, как бы рост эго. Люди очень любят себя, только о себе говорят, только себя, свое имя продвигают, и эго больше человека. Вот его «я», то ядро, которым он должен быть, наверное, каким-то небольшим, маленьким, становится огромным, закрывает вообще от человека внешний мир. Он видит только себя, потому что это эго разрослось. Поэтому я и говорю, что вот это смирение, оно для режиссера очень важно.

МАКСИМОВ: То есть большое количество псевдонимов это возможность стать более смиренным для вас?

КРЫЖОВНИКОВ: Да, есть замечательный фильм Винсента Минелли, он называется «Злые и прекрасные» про золотую эру Голливуда, и там продюсер спорит с режиссером и спрашивает его, почему он снимает сцену так или иначе. И режиссер такой, в образе Штрогейма ему говорит: «Вы знаете, вы, если хотите снять сцену лучше, чем я, есть только один путь – снимайте ее сами. Но я вам должен сказать, что самое важное, что должно быть у режиссера, это смирение. У вас есть смирение?» И уходит, покидает съемочную площадку.

МАКСИМОВ: Вот, прежде чем мы будем говорить про ваш фильм, я все-таки хочу на этом остановиться, на смирении. Профессия режиссера, как и профессия телеведущего и сценариста, довольно наглая профессия.

КРЫЖОВНИКОВ: Да.

МАКСИМОВ: Потому что человек говорит: «Ребята, я вам сейчас расскажу историю, и в результате вы зарабатываете, фильм зарабатывает в 16 раз больше, чем было вложено в эту картину. Но это наглая история, я вот сейчас вам расскажу». «А чего я должен смотреть вашу историю». А ты говоришь: «Смотри, тебе будет интересно». И, тем не менее, тебе кажется, что человек, который идет на то, чтобы рассказывать историю людям, должен быть смиренный?

КРЫЖОВНИКОВ: Конечно. Ну, важен баланс, то есть одним смирением кино не снимешь.

МАКСИМОВ: А что еще?

КРЫЖОВНИКОВ: Ну, конечно, надо быть уверенным в себе. То есть все остальные качества находятся по другую как бы сторону, на другой чаше весов. Надо быть уверенным в себе, надо знать, чего ты хочешь, надо очень точно управлять людьми, надо быть волевым, потому что люди не только не очень знают, почему им надо смотреть, они еще не знают, почему они должны с тобой вместе работать, и ты должен им свою волю транслировать.

МАКСИМОВ: Нет, ну, тут вы им даете деньги, собственно, деньги все очень часто решают.

КРЫЖОВНИКОВ: Ну, вы знаете, наша первая часть это же малобюджетный проект даже по киномеркам, очень у нас был ограниченный бюджет, и практически все, кто снимались или работали, они работали не за полный свой гонорар, и наверняка в рекламе или на телевидении они бы получали больше.

МАКСИМОВ: А скажите, насколько я знаю, вас позвали продюсеры после того, как посмотрели ваш фильм, который был в интернете.

КРЫЖОВНИКОВ: Да.

МАКСИМОВ: А как это происходит практически? Вот вы сидите дома, вам звонят, вот такая сказка голливудская?

КРЫЖОВНИКОВ: Да.

МАКСИМОВ: Прямо так и было?

КРЫЖОВНИКОВ: Я снял короткометражку, выложил ее в интернет и через какое-то время мне «В контакте» написал Леша Казаков, сценарист, что вот, мы вас рассматриваем, как кандидата, как бы с вами познакомиться. Мы с ним списались, встретились сначала с ним, он рассказал о проекте, потом представил меня продюсерам, я продюсерам рассказал о том, что я там увидел вот в этой первой версии сценария. От первой до последней прошло девять драфтов, то есть мы восемь раз переписали.

МАКСИМОВ: А что это за люди, которые решились доверить полнометражный фильм человеку, который до этого ставил спектакли в театре и снимал короткометражки, которые располагал в интернете? Доверить ему серьезный такой проект. Это что за люди?

КРЫЖОВНИКОВ: Это Тимур Бекмамбетов, начнем с него, и его тяга к экспериментам жанровым у него большая, и мы не единственный эксперимент, который делает студия «Bazelevs». Я думаю, что, прежде всего, его смелость, это его смелость, ее не объяснишь, почему он такой смелый, почему ему было достаточно поговорить со мной один раз на нашей общей встрече и доверить.

МАКСИМОВ: А он вас допрашивал? Как происходит разговор продюсера с режиссером, после чего режиссера берут в кино?

КРЫЖОВНИКОВ: Были еще продюсеры Илья Бурец и Дмитрий Нелидов, с которыми я общался больше, рассказывал о том, что мы должны сделать, а уже потом они меня привели к Тимуру. Этот разговор состоял, прежде всего, из оценок драматургии. То есть я пришел с заявкой, мы вместе с Алексеем Казаковым подготовили новую заявку вместе с моими предложениями и пришли ее защищать. И разговор, в общем, был достаточно конкретный.

МАКСИМОВ: И он вас не спрашивал, как вы относитесь к искусству, ваши взгляды на тра-та-та?

КРЫЖОВНИКОВ: Нет.

МАКСИМОВ: Такой конкретный разговор про…

КРЫЖОВНИКОВ: Про то, что в истории должно происходить, кто главный герой, что ему мешает.

Полностью интервью с гостем слушайте в аудиофайле.