Сергей Стиллавин и его друзья

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Вы хотели бы что-то поменять в себе?

30.04.2014 13:00
"Дайте автограф, пожалуйста…" смотреть слушать скачать

ГОЛУБКИНА: У нас в гостях Надя Михалкова.

 

МИТРОФАНОВА: Кстати, вот я тебя сравнивала с королевской семьей английской. Потому что вы реально по статусу (я так прикинула, но это же не обидно)… Может, не очень скромно с моей стороны.

 

МИХАЛКОВА: С моей стороны точно будет еще менее скромно сказать: "Да нет, ничего, нормально! Хорошее сравнение".

 

МИТРОФАНОВА: И вот, представляешь, принца Гарри все время ловят на таких странных вещах. То есть вам за собой нужно особенно следить? Людям из таких заметных, больших, качественных семей?

 

ГОЛУБКИНА:  Принцам и принцессам.

 

МИТРОФАНОВА: Потому что так чего-то сделал, ну и что? Ты особенно как-то следишь за собой или у тебя характер такой?

 

МИХАЛКОВА: Нет, я просто такая. Но если серьезно отвечать, то, конечно, например, моей сестре и брату, Анне и Теме и Степе, наверное, повезло больше. Потому что когда они были в юном возрасте и ходили на всякие мероприятия увеселительные, то институт папарацци был не так развит и, в принципе, никто не стоял особо, из-за угла не фотографировал. А на мой век уже пришлось, конечно, потяжелее, потому что, естественно, интересовались - где, кто, с кем, когда. Интернет, тем более, всем стал доступен. И, в общем, информация стала очень быстро распространяться и стали интересоваться, конечно, личными какими-то похождениями. Но это очень хорошо организовывает и очень хорошо тебя держит в ежовых рукавицах, потому что у тебя есть некая ответственность. До того, как у меня появились муж и дети, - перед родителями. А теперь, соответственно, и перед мужем, и перед детьми, чтобы им было не стыдно за меня и не разочаровать их. В общем, это, наоборот, только в плюс.

 

МИТРОФАНОВА: Вот ты сказала: и родителей, и детей. И можно и о тех, и о тех поговорить. Потому что родители у тебя отличные. Я всегда папе привет передаю. Ну, и маме. Но вот такие совсем интересные вопросы, конечно, как папа и мама на твое замужество реагировали?

 

МИХАЛКОВА: Хорошо. Прекрасно.

 

ГОЛУБКИНА: Слава тебе, Господи!

 

МИХАЛКОВА: Я уже столько раз пыталась… Когда задавали такой вопрос (очень часто его задавали, когда мы начали жить вместе с Резо), и я как-то пыталась красочно на него ответить. Но, в принципе, смысл был один, что хорошо. Но поняла, что с нашими журналистами очень сложно красочно отвечать, потому что любая неоднозначная палитра, она может в одну и в другую сторону. Поэтому я стала отвечать просто, коротко и ясно: хорошо отнеслись. И не было никаких, как писали, скандалов, что меня выгнали. Вообще ничего не было.

 

МИТРОФАНОВА: Это все придумали демоны, ироды-журналисты.

 

ГОЛУБКИНА: Конечно. Просто чтобы заработать чуть-чуть.

 

МИТРОФАНОВА: По-моему, ты тоже, кстати, закончила журналистику, только МГИМО?

 

МИХАЛКОВА: Да. Международная журналистика.

 

МИТРОФАНОВА: Ты совсем этим не хочешь заниматься? Или некогда сейчас?

 

МИХАЛКОВА: Не то что не хочу. Просто это, наверное, менее мне интересно. Но, если бы я не ленилась, мне кажется, что я бы и этим могла заниматься, потому что в любом случае это развивает и твой словарный запас, язык, умение писать, излагать свои мысли. Поэтому если мне предлагают, то я пишу для интернет-портала про детей "Дочки-матери".

 

МИТРОФАНОВА: Но ты мама-то достаточно юная. Ты свой опыт как-то передаешь другим?

 

МИХАЛКОВА: Как выяснилось, вот среди моих друзей много у кого есть дети или кто собирается стать мамами, и вроде, мне казалось бы, элементарные вещи, а они говорят: "О, да. Это интересно! А это как, а это как?" Или когда они мне рассказывают, я сразу записываю. Потому что я поняла, что возможность моя донести это, может быть, до тех людей, у которых нет возможности пообщаться с большим количеством людей, у кого есть дети, большая возможность, что я могу написать об этом и поделиться просто мелочью, может быть. То, что, когда летишь в самолете, лучше с маленьким или грудным ребенком сидеть впереди, потому что вентиляция самолета идет из носа к хвосту. Поэтому если кто-то боится инфекции или всяких простудных последствий, то, естественно, лучше садиться вперед. Я сказала это зря, потому что сейчас майские праздники, и все захотят быть впереди, и я возьму билет сзади специально.

 

МИТРОФАНОВА: Но это, может быть, еще от авторитета зависит личности. Я как-то написала буквально несколько слов, что я вот этим не кормлю, считаю, что до 5 лет не надо дни рождения справлять, - ну, какой-то свой личный опыт. И я вижу, что почему-то негативные какие-то отзывы: "Да кто она такая!" То есть было, наоборот, очень много неприятных сообщений. У нас у всех есть дети, и чего она учит! И я аж опешила.

 

МИХАЛКОВА: Может быть, просто у меня нет обратной связи с читателями. Но я всегда, конечно, стараюсь оговориться, что это мой личный опыт. И если вам он будет полезен, то я всегда с радостью им делюсь.

 

ГОЛУБКИНА: Я думаю, опыт твой в особенности очень полезен, потому что у вас как-то все так складно в семье. Я имею в виду, вся семья между собой дружит. Большая семья. От разных браков, разные дети, все как-то умудряются не рассориться… И, насколько я знаю и Аню, что девушки вы обе очень спокойные и рассудительные. По крайней мере, производите такое впечатление. То есть я вижу, просто очень хорошо воспитанные.

 

МИХАЛКОВА: Спасибо.

 

МИТРОФАНОВА: Спасибо папе и маме. У нас был опрос сегодня: "Брали ли вас родители с собой на работу когда-нибудь?" И много людей звонило, мы начали, конечно, смеяться: кого-то брали на лесопилку, и все хорошо закончилось. Там разные-разные были истории. И тут Голубкина говорит: так твой-то папа вообще тебя вместо "Оскара" поднял! Ты помнишь это?

 

МИХАЛКОВА: Да, помню. Хорошо помню.

 

ГОЛУБКИНА: На работу взял.

 

МИХАЛКОВА: Да, на работу взял. Хорошую работу.

 

МИТРОФАНОВА: Когда первый раз на работу тебя взял с собой?

 

МИХАЛКОВА: Я думаю, что это удел всех детей. Слушайте, я год практически прожила на работе у папы вместо школы в 7 лет, снимаясь в "Утомленных солнцем". А на "Оскар" мы поехали… Но это было смешно. Я думаю, что многие слушатели это знают.

 

ГОЛУБКИНА: Вот Маргарита Михайловна первый раз слышит.

 

МИХАЛКОВА: Ну, тогда для Маргариты Михайловны специально. Церемония была вся очень долгая. Естественно, рассказываю это с точки зрения ребенка, потому что потом это обросло всякими… Мне было 8, наверное. И представь себе сейчас своего ребенка на "Оскаре"! Он скажет: "О, сколько можно! Здесь жарко!" А там все начинают фотографироваться со звездами. Интересно, как кто, как что. А я, естественно, смотрела себе под ноги и думала, когда же меня положат спать, я уже устала, мне обещали, что я приеду в номер, и у меня будут там подарки лежать. Я, естественно, ждала эти подарки больше, чем все остальное. Ну, церемония шла очень долго. Она где-то часа 4 идет без остановок. И там все время кто-то выходит. Взрослые выходили подкрепляться.

 

МИТРОФАНОВА: Да, алкоголь!

 

ГОЛУБКИНА: То есть не скучно все-таки там.

 

МИХАЛКОВА: Там каждый веселится кто как может. Увеселительная программа у всех индивидуальная. Естественно, папа нервничал, все нервничали, потому что наша номинация шла самая последняя практически. И вот тебе нужно высидеть все. Естественно, к концу уже нервы сдают, и всё, и устали…

 

МИТРОФАНОВА: Но ты, судя по воспитанию, не ныла.

 

МИХАЛКОВА: Нет, я не ныла. Просто в какой-то момент мне надоело, что все взрослые все время встают, выходят, заходят и что-то обсуждают. И я сказала: "Слушайте, чего вы так нервничаете? Ну, это что, жизнь, что ли, какая?" И вдруг все на меня так посмотрели! Как философ выступила я, такая маленькая, с двумя "баранками". И после папа часто рассказывал эту историю, что, конечно, вдруг в какой-то момент ты вдруг остановила нас всех, потому что, естественно, подсаживаешься на это состояние и нервничаешь, что там дальше будет, как, получишь, не получишь. Ну, эти интриги, они всегда есть.

 

Дальше все закончилось. Потом мы пошли в ресторан. Это было еще хуже и длиннее. Все веселились, выпивали и гуляли. А мне не разрешали идти спать, потому что говорили, что, если ты уже взрослая и так вот с нами путешествуешь, значит, ты не будешь нигде спать, а будешь с нами сидеть.

 

МИТРОФАНОВА: Парень нам звонил по телефону и сказал, что он всю жизнь мечтал с папой, папа шофером был, а он рядом посидеть хотел и говорил: "Я взрослый, взрослый!" Потом, когда поехал, устал, при резком торможении ударился о стекло. И говорит: "Папа, я маленький, вынимай".

 

МИХАЛКОВА: Нет, я стойкая. Я была стойкая. Поэтому я не говорила, что я маленькая. Я практически спички в глаза вставляла, чтобы не заснуть. Вот. Потом вернулась… Самое главное, у меня на кровати лежали игрушки, которые издают всякие-разные мелодии, звуки. И было очень смешно, потому что они всю ночь издавали…

 

ГОЛУБКИНА: А это какой год был?

 

МИХАЛКОВА: Это было 20 лет назад.

 

МИТРОФАНОВА: Да, это очень давно, но круто! Кстати, тебе заготовили темы… Мы задаем в течение недели темы. И вот, смотри, еще у нас была на этой же неделе: почти половина молодых людей, вступающих в брак, думают о разводе. 57%! О чем думали вы? Этот вопрос мы задавали нашим слушателям. Вот такая история, как брак ранний, сразу дети. Твое мнение по этому поводу?

 

МИХАЛКОВА: Мы как раз перед тем, как начать программу, затронули эту тему немного. Но когда я вступала в брак, я не думала о разводе и по сей день о нем не думаю.

 

МИТРОФАНОВА: Не то, чтобы о разводе. Просто все думают и говорят: "Да, я люблю этого человека, но придется, может быть, когда-то расстаться".

 

МИХАЛКОВА: Мне кажется, это такая запрограммированная тема. Мне кажется, она не очень хорошая вообще для людей, потому что надо научиться жить сегодняшним днем и получать от этого удовольствие. А что будет через три года или четыре? Если это ждать, знаешь, как некоторые идут  к каким-то гадалкам или на кофе погадать, или еще что-то…

 

МИТРОФАНОВА: Я к астрологу ходила недавно.

 

МИХАЛКОВА: И когда тебе человек рассказывает твое будущее, то, в принципе, хочешь - не хочешь, но если тебе говорят, что у тебя будет три жены, и ты уже запрограммирован, значит, ты уже ждешь. Хоть ты в это можешь и не верить, но подсознательно все равно, мне кажется, что ты, конечно, думаешь о том, что: ну ладно, я здесь не буду сильно распыляться, потому что…

 

МИТРОФАНОВА: Ну, а как исторические примеры? Вот даже Булгаков! Три жены было. Может, он даже к гадалке не ходил. Хотя, может, и ходил.

 

МИХАЛКОВА: А это не про то, что правду они говорят или нет. Просто, на мой взгляд, не надо думать и хотеть узнать будущее.

 

МИТРОФАНОВА: Нужно жить сегодняшним днем.

 

ГОЛУБКИНА: Ты же сама так же говорила про себя. Чего я буду загадывать в моей жизни?

 

МИТРОФАНОВА: А давай мы поставим песню твоему мужу… Песню нашли на грузинском.

 

МИХАЛКОВА: Давай.

 

МИТРОФАНОВА: И она нам понравилась. Песня "Потому что я верю в чудеса"...

 

ГОЛУБКИНА:  Половина молодых людей, вступающих в брак, думают о  разводе. О чем думала ты, мы поняли.

 

МИХАЛКОВА: Да. Я думала о моменте, в котором я нахожусь, а не о том, что будет дальше.

 

ГОЛУБКИНА: Да. Мы не думали о будущем, думали о счастливом настоящем. Правильно! Из-за чего вы ссорились последний раз? Ссорились - это не обязательно с мужем, а вообще.

 

МИХАЛКОВА: Я ссорилась, по-моему, сама с собой и с навигатором, что он меня повез по страшным пробкам и вообще в объездную, какую-то обходную. В общем, я собрала все пробки по дороге до места, куда мне надо было приехать. И вот я с ним ссорилась из-за этого.

 

ГОЛУБКИНА: Понятно. Значит, ты человек бесконфликтный.

 

МИХАЛКОВА: Я так ругаюсь на пробки, что у меня, по-моему, пробки крали мое время. Больше мне нечем пока поделиться, слава богу.

 

МИТРОФАНОВА: То есть и кошельки и вообще все цело? Вклады?

 

МИХАЛКОВА: Когда я скажу: "Да, да, у меня никогда не крали кошельки", - я должна выйти, и у меня сумка - раз, и улетит куда-то!

 

МИТРОФАНОВА: Слушай, у тебя такая сумка!

 

МИХАЛКОВА: Спасибо большое.

 

МИТРОФАНОВА: Я ее уже поцеловала!

 

МИХАЛКОВА: Кстати, это мне моя сестра подарила сумку.

 

МИТРОФАНОВА: Кстати, как твоя сестра? Расскажи нам. У нее же все в секретах. Мы ее  любим так!

 

ГОЛУБКИНА: У нее трое же детей!

 

МИХАЛКОВА: Трое, да. С недавних пор. 6 месяцев назад стало трое. Она - прекрасно. Занимается детьми.

 

МИТРОФАНОВА: Фигурой, надеюсь? Она меня все время дергала, как я похудела. Я так разнервничалась, одного родила, что с меня слетело все вообще.

 

МИХАЛКОВА: Да. Она хорошо выглядит, занимается какими-то делами, работой. По поводу работы мы мало с ней общаемся, дабы не нервировать друг друга.

 

ГОЛУБКИНА: Правильно. Мы с сестрой тоже про работу вообще ни гу-гу. Мы только про парней.

 

МИХАЛКОВА: Мы тоже.

 

ГОЛУБКИНА: Еще один вопрос. Новый законопроект в Испании принуждает детей уважать родителей.

 

МИХАЛКОВА: То есть уже даже по закону.

 

ГОЛУБКИНА: Ты можешь подать в суд на собственного ребенка, если он у тебя полы не моет. До 18 лет.

 

МИХАЛКОВА: Спасибо, что сказали. Теперь я буду знать, как Нине объяснить, что надо мыть полы, в 3 года.                

 

ГОЛУБКИНА: Какие домашние обязанности раздражали вас в детстве?

 

МИХАЛКОВА: Слушайте, я их не выполняла и стояла из-за этого в углу. Поэтому меня раздражало стоять в углу больше, мне кажется, чем что-то выполнять.

 

МИТРОФАНОВА: Например, меня за квасом посылали в стоградусную жару. Я стояла с этим бидоном…

 

ГОЛУБКИНА: Который ты не любишь просто?

 

МИТРОФАНОВА: Естественно. Я квас ненавижу. Мне казалось, там червяки ползают в этих желтых…

 

МИХАЛКОВА: Подмести, пол помыть… Но поскольку у меня была бабушка, я была хорошая девочка и понимала, что ей тяжело и она старенькая, то я ей помогала. Но у меня прям таких обязанностей, что…

 

МИТРОФАНОВА: "Разбери стол!" - не было? Полить цветы?

 

МИХАЛКОВА: Полить цветы, кстати, было. Да.

 

ГОЛУБКИНА: Какие добродетели вы цените больше всего?

 

МИТРОФАНОВА: Чтобы муж не изменял. Правильно?

 

ГОЛУБКИНА: Давай другой. Качество, которое вы больше всего цените в женщине?

 

МИТРОФАНОВА: Надюш, бери помощь зала. Это я.  Ну, вспомни маму. Твоя мама - вообще золото.

 

МИХАЛКОВА: Доброта.

 

ГОЛУБКИНА: Всех ответственней и строже в этом мире доброта. Ваше любимое занятие?

 

МИХАЛКОВА: Ох, проводить с детьми время.

 

ГОЛУБКИНА: Ваша главная черта?

 

МИХАЛКОВА: Моя главная черта? Я думаю, что… Это не черта, но, наверное, любовь к тому, что вокруг происходит. Это не черта, но то, что меня характеризует.

 

ГОЛУБКИНА: Ваша идея о счастье?

 

МИХАЛКОВА: Чтобы все здоровы были.

 

ГОЛУБКИНА: А ваша идея о несчастье?

 

МИХАЛКОВА: Не хочу эти идеи… Не накаркивать, просто я идейно так не думала о несчастье, но это болезни, наверное, какие-то.

 

ГОЛУБКИНА: Ваш любимый цвет?

 

МИХАЛКОВА: Зеленый. У меня и Нины, моей дочки, один любимый цвет.

 

ГОЛУБКИНА:  Если не собой, то кем бы вам хотелось быть?

 

МИТРОФАНОВА: С фамилией "Михалкова" я бы вообще даже этот вопрос пропустила.

 

МИХАЛКОВА: Родственником, да?  Вместо "собой", кем бы я?.. Никем бы. Хотела быть собой. Можно я так?

 

ГОЛУБКИНА: Да, пожалуйста. Где вам хотелось бы жить? Все, что угодно. Можно придумать, на самом деле.

 

МИХАЛКОВА: Я хотела бы жить, где  видна вообще природа,  где слышен ручей и где нет этих страшных зданий, каких-то ужасных, и где нет фабрик и всего остального. Вот если есть такое место, то хотела бы там жить. Но вообще хотела бы жить на своей родине.

 

ГОЛУБКИНА: Ну да. Где-то во Владивостоке, на природе.

 

МИХАЛКОВА: Да. Тоже неплохо.

 

ГОЛУБКИНА: Ваши любимые писатели?

 

МИХАЛКОВА: Могу произведения назвать, если хотите. "Братья Карамазовы", "Воскресение". Такое тяжелое.

 

ГОЛУБКИНА: Хорошо.

 

МИТРОФАНОВА: Друзья, мы с вами прощаемся, желаем хороших праздников. Надя Михалкова, огромное спасибо за то, что к нам доехала, приехала.

 

МИХАЛКОВА: Спасибо вам большое.