Много букв

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Астрид Линдгрен, "На острове Сальткрока"

скоро в эфире

22.10.2013 - В чем специфика многопрофильных лечебно-профилактических учреждений? слушать скачать

Городская клиническая больница №7 - крупнейший многопрофильное лечебно-профилактическое учреждение. Туда входят: стационар, детский корпус, родильный дом и филиал женской консультации. С какими заболеваниями и диагнозами сюда поступают?

Городская клиническая больница №7 - крупнейший многопрофильное лечебно-профилактическое учреждение. Туда входят: стационар, детский корпус, родильный дом и филиал женской консультации.

 

С какими заболеваниями и диагнозами сюда поступают? В чем специфика многопрофильных лечебно-профилактических учреждений? На вопросы отвечает главный врач Клинической больницы №7 Мерген Сергеевич Бадма-Гаряев. Ведущий – Ирина Козловская.

 

ВЕДУЩИЙ: Гость программы - главный врач городской Клинической больницы №7 Мерген Сергеевич Бадма-Гаряев. Мы сегодня будем говорить о специфике многопрофильных лечебно-профилактических учреждений, то есть когда в одном учреждении медицинском под одной крышей собраны разные направления лечения больных. Это могут быть и взрослые, и дети, и даже роддом, и филиал женской консультации, как раз как в вашей больнице. То есть получается, что вы оказываете и первичную медицинскую помощь, и все-таки какую-то специализированную? Либо какие у вас еще идут направления?

 

БАДМА-ГАРЯЕВ: Вы правильно заметили, что наша больница является многопрофильным лечебно-профилактическим учреждением, которое на сегодняшний момент обеспечено новейшим медицинским оборудованием, позволяющим оказывать специализированную, в том числе и высокотехнологичную медицинскую помощь. Пути поступления пациентов к нам. Конечно, в первую очередь мы ориентированы на работу с подстанциями Скорой помощи, с экстренными больными. Помимо этого, большой поток у нас идет с направлениям из амбулаторных центров, главных амбулаторных центров, тех пациентов, медицинскую помощь оказать которым на амбулаторном этапе уже более сложно.

 

ВЕДУЩИЙ: То есть время какое-то упущено?

 

БАДМА-ГАРЯЕВ: Не то чтобы упущено. К сожалению, санитарная грамотность нашего населения довольно-таки низкая. И они обращаются за медицинской помощью к нашим коллегам уже в довольно-таки запущенном состоянии.

 

ВЕДУЩИЙ: Бывают разные заявки на скорую помощь.  У кого-то болит живот, кто-то попал в аварию, не дай бог, у кого-то роды преждевременные. То есть у вас все случаи по Скорой привозят, либо есть какие-то ограничения, либо вы вообще как бы многостаночники в хорошем смысле этого слова?

 

БАДМА-ГАРЯЕВ: Нет. Естественно, пустить на самотек работу Скорой помощи невозможно. И она четко регламентирована и, если можно так выразиться, распланирована. То есть отдел госпитализации Скорой помощи в режиме он-лайн видит наличие свободных коек и, зная специализацию каждого стационара, ориентирует бригады Скорой помощи для такой маршрутизации больных с той или иной патологией к нам. Ну, являясь одной из крупнейших больниц Москвы и,  наверное, самой крупной больницей на юге Москвы…

 

ВЕДУЩИЙ: Вы на Каширском шоссе находитесь, да?

 

БАДМА-ГАРЯЕВ: Да. Вот как раз на развилочке Каширского и Варшавского шоссе. Имея вертолетную площадку для приема санавиации, мы являемся, конечно, той больницей, куда везут наиболее тяжелые случаи, наиболее сложные случаи для оказания помощи.

 

ВЕДУЩИЙ: Вы перечислили достаточно много плюсов, чтобы как-то вашу больницу отметить. Но в то же время, когда возникла идея о создании такого многопрофильного учреждения? Он изначально был так запланирован либо, например, это была какая-то больница, и к ее базе стали прикреплять и консультацию, и роддом и так далее?

 

БАДМА-ГАРЯЕВ: Нет. История больницы берет начало с 1976 года, когда было введено в эксплуатацию это здание. Но буквально через два года было введено здание роддома в 1978 году. Поэтому можно сказать, что это было заложено изначально, создание такой многопрофильной больницы с прикрепленным родильным отделением. Потом со временем возникла необходимость и при наличии такого роддома, довольно-таки крупного, находящегося на сегодняшний момент на втором месте по количеству родов, естественно, организации детского отделения. С учетом большого количества больных -  и все-таки мы понимаем, что Южный административный округ один из самых густонаселенных округов и самых больших округов Москвы - возникла необходимость в расширении терапевтической службы, то есть появился у нас еще один корпус терапевтический и так далее, и так далее. Это процессы изначально заложенные, но интегрированные с требованием времени.

 

ВЕДУЩИЙ: Как раз я хотела у вас спросить. Все-таки хорошо, вот мы говорим о людях, провести такую параллель, что вот он просто в своем деле дока, он прекрасно освоил свою профессию. А есть люди, которые как бы могут делать и в этой отрасли, и в этой, и в этой, то есть на все руки. Вот что касается медицинских учреждений, вот плюсы и минусы многопрофильного учреждения? Когда, например, больница, клиника либо центр специализируется на каком-то одном направлении, например, офтальмологии, либо всякими хирургическими вмешательствами в области живота (я не знаю, как правильно назвать), либо в одном центре все-таки собраны многопрофильные, это не влияет как-то на качество работы либо наоборот дает какой-то дополнительный стимул для развития, для еще каких-то таких моментов? Вот где здесь можно разобраться?

 

БАДМА-ГАРЯЕВ: Ну, абсолютно мое мнение и, к радости моей, его разделяют очень многие мои коллеги, та составляющая монопрофильных больниц, будь то больницы узкой направленности, как урологическая, гинекологическая больница, это уже реалии вчерашнего дня. На сегодняшний момент с учетом  той интенсивности в жизни, той патологией, с которой мы сталкиваемся ежедневно, конечно, возникла потребность вот в таких вот многопрофильных стационарах. Ни в коем случае не идет разговор о снижении качества медицинской помощи, потому что именно в таких многопрофильных стационарах есть возможность сконцентрировать не только весь практический опыт здравоохранения и профессионалов высокого уровня, но и подтянуть сюда фундаментальную науку. То есть подтянуть сюда профессорско-преподавательский состав ведущих медицинских институтов, которые позволяют в совокупности, имея практический опыт, имея некий академический опыт, оказывать медицинскую помощь на более высоком уровне.

 

ВЕДУЩИЙ: Понятно. Я хотела бы у вас спросить. Детский боксированный корпус. У вас там лежат дети с инфекционными заболеваниями либо в какой-то операции они нуждаются, что за дети к вам поступают?

 

БАДМА-ГАРЯЕВ: Ну, в первую очередь детский наш корпус, перинатальный центр, он ориентирован на детишек нашего роддома.

 

ВЕДУЩИЙ: Я думала, что просто туда поступают дети… А это у вас родильный дом и вот для детей, если, не дай бог, что-то случилось, они там лежат?

 

БАДМА-ГАРЯЕВ: К сожалению, чистых, скажем так, физиологических хороших родов, не требующих медицинского сопровождения ребенка в послеродовом периоде и мамочки в послеродовом периоде, год от года, к сожалению, количество таких родов снижается. Здесь есть ряд совокупных причин. Я думаю, не стоит на них останавливаться. И детский боксированный корпус, отделение неонатологии, оно в первую очередь, конечно, ориентировано на наш роддом. Но при всем при этом у нас есть в составе этого корпуса койки второго этапа выхаживания так называемого, которые ориентированы на всю Москву. Есть неотложная неонатологическая служба, которая выезжает консультирует детей. В основном это дети с пороками развития, дыхательной системы, какими-то проблемами неврологического характера, которых переводят к нам.

 

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте. Меня зовут Эльвира. Я как раз лежала в больнице вот как раз с 17 октября 2008 года две  недели. Вот я хотела спросить. Меня выписали из больницы, в урологии, и анализы не были готовы. Вот какой порядок выписки? Потом мне никто не перезвонил, хорошие, плохие анализы. Вот какой порядок выписки, если у меня, допустим, был камень, он вышел?

 

БАДМА-ГАРЯЕВ: Понятно. Очень такой злободневный вопрос. Спасибо. Конечно, с той поры начнем, что с 2008 года очень многое изменилось. И руководством департамента буквально недавно был выпущен некий приказ, который регламентирует всю эту работу по выписке. На сегодняшний момент стационары работают следующим образом. Чтобы не детализироваться в каждом конкретном случае, помимо выписки и выдачи всех необходимых документов в момент выписки больного, стационары обязаны, я подчеркиваю, обязаны сообщать в прикрепленные поликлиники, куда этот человек выписывается, по защищенному каналу все данные об этом пациенте и передать его на активный патронаж. Тем более, если пациент нуждается в активном долечивании на амбулаторном этапе.

 

ВЕДУЩИЙ: То есть ему должны позвонить из поликлиники?

 

БАДМА-ГАРЯЕВ: Обязательно.

 

ВЕДУЩИЙ: Понятно.

 

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте. У меня два вопроса к  Мергену Сергеевичу. Я уже пользовалась услугами 7-го роддома. И у меня была такая ситуация, я рожала летом, было очень-очень жарко. И когда меня перевели уже в послеродовое отделение, мы там лежали с девочками, там не было нигде ни кондиционеров, никакой возможности как-то помещение охладить. И нам приходилось даже открывать окна нараспашку. Нас, естественно, ругали, потому что там лежали маленькие дети.

 

ВЕДУЩИЙ: Ну да, это, конечно, не очень хорошо для рожениц.

 

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: И вот хотелось бы узнать, почему уже такая современная клиника не оснащена такой необходимой вещью? И еще один нюанс. У нас опять же в послеродовом отделении, туда никого не допускали, так как там лежали с маленькими малышами, но каким-то образом некоторые папы умудрялись проходить, я не знаю как, и проходили прямо в палату. Мне кажется, надо было, наверное, как-то более внимательно отслеживать, чтобы никто не попадался, потому что, конечно, кто-то там собирался кормить, кто-то пеленать, а вот сидит посторонний человек, и как-то это не очень приятно было.

 

БАДМА-ГАРЯЕВ: Спасибо за вопрос. Отвечу их по мере поступления. К сожалению, конструктивные особенности здания роддома 1978 года не позволяют нам на сегодняшний  момент провести приточно-вытяжную вентиляцию. Она просто отсутствует в таких типовых роддомах. Их очень много по Москве. Просто в конструкции здания это не предусмотрено. Это, если запустили в 1978, то это проект, надо понимать,  начала 1970-х годов. Это один момент. К сожалению, закрыть на сегодня роддом для проведения капитального ремонта в силу особенностей мы не можем, потому что слишком большой поток у нас рожениц. Конечно, в периоды мойки, мы дважды закрываемся на мойку в течение года по месяцу, мы стараемся провести кое-какие работы, позволяющие хоть поддерживать это здание в хорошем состоянии. Но в планах у нас, и мы уже выходили с предложением к руководству департамента, о том, чтобы провести капитальный ремонт этого роддома.

 

ВЕДУЩИЙ: Понятно. А кондиционеры тоже нет возможности установить? А вот кстати, по поводу кондиционеров. У вас же наверняка там есть и платные услуги, вот там, если есть платные услуги в этих палатах, кондиционеры стоят?

 

БАДМА-ГАРЯЕВ: Нет.

 

ВЕДУЩИЙ: Тоже не стоят?

 

БАДМА-ГАРЯЕВ: Тоже не стоят. К сожалению, температурный режим, его нужно соблюдать или одинаковым во всех помещениях, а просто переносить или передвижение мамочки из одной температуры в другую может привести к нежелательным последствиям, в том числе и простудным. Поэтому должна быть температура ровная во всех помещениях без резких перепадов. Поэтому в каком-то помещении делать кондиционированный воздух, охлаждать температуру и допускать мигрирование пациентов не совсем правильно с медицинской точки зрения.

 

ВЕДУЩИЙ: Так, понятно.

 

БАДМА-ГАРЯЕВ: Это один момент. Вторая часть вопроса, о которой сказала наша слушательница. К сожалению, может быть, раньше и были такие моменты. Все мы люди, и человеческий фактор исключить из таких взаимоотношений очень тяжело. Но я подчеркну, что роддом - это особого статуса лечебное учреждение. И пропускная система должна соблюдаться. На сегодняшний момент, я надеюсь, что нам удалось наладить четкую пропускную систему. У нас таких случаев сейчас нет.

 

ВЕДУЩИЙ: Я понимаю, что могут пройти счастливые папаши, увидеть свое чадо, только если его жена лежит в отдельной…

 

БАДМА-ГАРЯЕВ: Нет. Только на роды.

 

ВЕДУЩИЙ: Пока у нас как в Европе нет, вместе умиляться с мамой, смотреть на кроху?

 

БАДМА-ГАРЯЕВ: Нет. Такую услугу предоставить не можем. У нас есть услуга, что папы могут присутствовать на родах. Но перед этим они проходят полный комплекс обследования. Мы с ними проводим некий инструктаж, чтобы потом с папами во время родов не было проблем.

 

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте. Мерген Сергеевич, я являюсь спецкором «Маяка», меня зовут Ксения. У меня к вам такой вопрос. К сожалению, прошлой зимой мне, ну так вот, удалось попасть в вашу больницу на несколько дней. Это были февральские праздники. И то, что я наблюдала внутри нейрохирургического отделения, не поддавалось просто вообще никаким комментариям. Мерген Сергеевич, первый вопрос. Что можно сделать с бизнесом, который вовсю процветает, особенно в праздничные дни, когда санитарки покупают больным алкоголь, после чего больные начинают буянить?  И второй вопрос. Я лежала в палате, где лежало еще шесть бабушек, получивших травму, и к ним никто не приходил из родственников. Поскольку я была молодая, я за ними ухаживала. Нет ли никакой волонтерской службы в помощь санитарам, чтобы ухаживать за престарелыми людьми? Два важных вопроса. Это бизнес алкоголя и волонтерство.

 

ВЕДУЩИЙ: Мир тесен.

 

БАДМА-ГАРЯЕВ: Мир тесен, да, к радости или к сожалению. Может быть,  такие случаи и бывали раньше. Отделение нейрохирургии - это довольно-таки сложное отделение, очень много людей попадают к нам, скажем, из маргинального слоя населения, и попадают в большинстве своем уже в алкогольном опьянении, некоторые в алкогольном делирии, которое за несколько часов не проходит. Это большая проблема в оказании медицинской помощи такой категории населения. При всем при этом само отделение не ремонтировалось с момента его организации, свыше 30 лет. На сегодняшний момент у нас в отделении нейрохирургии производятся ремонты и ремонты достаточно серьезные, практически капитальный ремонт отделения, не прекращая работы самого отделения. Конечно, есть некие неудобства.

 

ВЕДУЩИЙ: Это естественно.

 

БАДМА-ГАРЯЕВ: В первую очередь и для персонала, когда отделение разбросано по двум этажам. Но мы надеемся вот такие издержки исключить из нашей работы. Помимо этого, организован отдельный пост охраны в этом отделении. Вот именно в этом отделении из-за специфики основной массы пациентов у нас там находится охранник, который помогает следить медперсоналу за порядком. И таких случаев, когда у нас употребляют спиртные напитки, уже нет. Это я заявляю категорически. Я вообще не приемлю, тем более пьянство на работе. 

 

ВЕДУЩИЙ: Я думаю, что многие разделят эту точку зрения.

 

БАДМА-ГАРЯЕВ: Что касается патронажной службы, ну, как и во многих больницах, мы испытываем некий дефицит младшего медицинского персонала, это санитаров. Но у нас заключены договора с патронажными службами. Но, к сожалению, большинство из них оказывает услуги на возмездной основе. Не все это могут себе позволить. Это один момент.  Волонтерские организации. На сегодняшний момент, вот я год с небольшим руковожу этой больницей, на моей памяти ко мне приходили только единственный раз из некой христианской секты, которым мы все-таки отказали.

 

ВЕДУЩИЙ: Вежливо сказали: не надо.

 

БАДМА-ГАРЯЕВ: Да.

 

ВЕДУЩИЙ: Мерген Сергеевич, вот смотрите, у нас был вопрос по поводу роддома, по поводу нейрохирургии, и везде вы сказали, что ремонт давно не проводился. Что касается вообще остальных корпусов ваших, там тоже достаточно проблематично с ремонтом, с какими-то условиями, в которых приятней, комфортней лежать больному?

 

БАДМА-ГАРЯЕВ: Нет. Почему же? Здесь просто из специфики самого подразделения, как роддом, которое невозможно остановить, с одной стороны. А с другой стороны, невозможно делать ремонт при этом процессе лечебном, производственном процессе, потому что те условия, в которых работают и рожают, они должны быть, по возможности, абсолютно стерильными. В других корпусах наших, вот детский боксированный корпус, буквально на выходе у нас капитальный ремонт заканчивается. Это в рамках программы модернизации здравоохранения столицы. Потрачены очень большие средства, вложены. Помимо капитального ремонта, там и очень серьезное оснащение высокотехнологичной аппаратурой.

 

ВЕДУЩИЙ: А вы можете привести примеры? Потому что как раз вот в рамках этой реформы, я знаю, что у многих крупных и заслуженных центров и больниц появилось то оборудование, о котором они раньше не могли и мечтать. Не буду сейчас называть адреса, но это факт.  Вот в чем вы нуждались очень сильно и, наконец, это у вас появилось?

 

БАДМА-ГАРЯЕВ: Попробую провести аналогию по нейрохирургическим больным. Всем им с определенной кратностью нужно проводить томографию головного мозга. Компьютер в больнице один-единственный. Помимо нейрохирургии, в больнице в среднем находится около полутора тысяч, даже больше, больных, которым какой-то части из них нужно проводить тоже это исследование и тоже в срочном порядке. И вы представляете, какая очередь у нас возникала? Плюс помимо этого, это те больные, которые поступали с улицы, то есть экстренные больные. И нагрузка, и очередь на один-единственный компьютерный томограф не самого последнего, скажем так, поколения, была довольно-таки серьезной. И как следствие нагрузка на персонал и проблемы в организации и оказании медицинской помощи. На сегодняшний момент в больнице находится три компьютерных томографа. То есть два из них поступило в рамках программы модернизации. Одни - передвижной, который находится у нас в приемном отделении. Мы его ориентировали на работу именно первичных больных и неврологического характера, скажем так. И два - стационарных, крупных компьютерных томографа, которые обследуют у нас весь остальной контингент больных. Помимо этого, в больнице получен магнитно-резонансный томограф, который тоже позволяет при определенной дифференциации производить диагностические исследования. При всем при этом вся аппаратура работает в круглосуточном режиме и не простаивает. Вот представляете, какая раньше очередь была на один аппарат, если три работают практически без отдыха?

 

ВЕДУЩИЙ: Я понимаю, что дальше медицинские технологии шагнут. И была проблема, когда вот тоже стало появляться высокотехнологичное медицинское оборудование, а вот специалисты, они еще не были к этому готовы, они не прошли обучение. У вас все нормально?

 

БАДМА-ГАРЯЕВ: Нет, конечно, есть проблемы. Говорить о том, что у нас все хорошо, когда в целом такая проблема по Москве есть, было бы, наверное, не совсем правильно. У нас есть проблема. Но благодаря той программе, в первую очередь, которая в рамках модернизации реализовывалась департаментом, и некими, может быть, несколько нескромно, но управленческими решениями, мы смогли, в первую очередь, удержать у себя специалистов, переток их в коммерческую медицину, и во вторую, привлечь специалистов молодых, и в рамках программы обучить их.

 

ВЕДУЩИЙ: Это, конечно, интересно, потому что очень многие жалуются, что как раз не могут удержать и те уходят в коммерцию.

 

БАДМА-ГАРЯЕВ: Но, к сожалению, вопрос заключается только в уровне зарплаты. Понимаете, у врачей специальность такая, что ничем другим мы заниматься не можем, к сожалению.

 

ВЕДУЩИЙ: Нет, ну, вы можете. Вы приходите на эфир и отвечаете на вопросы наших радиослушателей. Мерген Сергеевич, спасибо большое, наша программа подходит к концу.