Иновещание

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Vasily’s weekend. День 292

скоро в эфире

18.09.2013 - О работе Московской службы психологической помощи населению слушать скачать

Десять лет назад в столице создали Московскую службу психологической помощи населению, где каждый может бесплатно получить квалифицированную помощь по разным вопросам: от конфликтов на работе и непонимания в семье до лечения разного рода фобий.

в гостях: Валерий Шатило

 

Десять лет назад в столице создали Московскую службу психологической помощи населению, где каждый может бесплатно получить квалифицированную помощь по разным вопросам: от конфликтов на работе и непонимания в семье до лечения разного рода фобий. Подробнее о работе службы рассказывает первый заместитель руководителя Московской службы психологической помощи населению Валерий Николаевич Шатило. Ведущая - Екатерина Высоковская.

 

ВЕДУЩИЙ: Гость программы - первый заместитель директора Московской службы психологической помощи Департамента социальной защиты населения г. Москвы Валерий Николаевич Шатило. Мы будем говорить о работе Московской службы психологической помощи, которая справляет в этом году свой юбилей, это ее первая круглая дата - 10 лет. Валерий Николаевич, вы - молодые относительно, то есть в 1990-е годы вы не существовали, такое стрессовое было время для населения.

ШАТИЛО: Да, служба появилась только в 2003 году, в 1990-е годы не было. Но стрессовое время было и в тот период, потому что, собственно говоря, служба появилась после событий на Дубровке, когда был серьезный теракт и когда стало понятно, что городу Москве необходима такая служба городская, которая сможет реагировать как на ситуации чрезвычайного характера, так и работать, оказывать помощь людям в повседневной ситуации.

ВЕДУЩИЙ: В чрезвычайных ситуациях помощь оказывают психологи МЧС, там тоже есть служба психологической помощи. Все-таки кто придумал создать вот такую службу для населения, и для кого именно она предназначена в относительно спокойной жизни, когда не происходит таких ужасающих ЧП?

ШАТИЛО: Если можно, я все-таки соотнесусь с психологами МЧС, потому что психологи МЧС действительно работают на чрезвычайных ситуациях, но федерального уровня. Если же чрезвычайные ситуации - это пожары какие-то, локальные катастрофы, вот случилось наводнение какое-то, пожар в квартире, то психологи МЧС не выезжают. И тогда работают, собственно говоря, бригады наши.

ВЕДУЩИЙ: Валерий Николаевич, но тогда ваш номер телефона, как 01, 02, 03 и как сейчас общий телефон службы спасения, должны все знать назубок. Какой у вас номер телефона?

ШАТИЛО: У нас основной телефон - это (499) 173-09-09, и по этому телефону по любым вопросам, которые волнуют москвичей, чрезвычайного, повседневного, общего характера, психологическая составляющая когда в них есть, то можно обращаться. А еще для москвичей есть телефон совсем короткий: 051, это телефон неотложной психологической помощи, который круглосуточно, в любые дни и ночи, в праздники работает, и всегда готовы ответить.

ВЕДУЩИЙ: 051 - это с городского номера или с мобильного?

ШАТИЛО: С городского номера. Бесплатный телефон, и психологи всегда на связи.

ВЕДУЩИЙ: Значит, вы ориентируетесь на такие экстремальные ситуации, когда вы особенно нужны?

ШАТИЛО: На самом деле, когда служба только создавалась, то это была первая задача, но потом наша жизнь показала, что периоды чрезвычайные, экстремальные в Москве, слава богу, сейчас происходят не так часто, и мы этому очень радуемся, поэтому основная работа службы вот уже на протяжении 10 лет - это оказание помощи москвичам и в повседневных запросах. Это детско-родительские проблемы, это семейные, супружеские взаимоотношения, это проблемы переживания каких-то тяжелых ситуаций, если они бывают на работе, конфликтных ситуаций, то есть вот целый большой спектр, по которому москвичи обращаются, и мы готовы оказывать помощь как в центре нашей службы, так и по телефону, который я назвал.

ВЕДУЩИЙ: А как о вас узнают?

ШАТИЛО: Ну, информация на самом деле идет по самым разным каналам. Сайт службы, безусловно, существует в сети Интернет, и очень многие москвичи как раз через Интернет узнают и обращаются. Идет информация постоянно в метро и про телефон 051, и про службу 173-09-09, то есть основной телефон, вывешиваются баннеры, идет информация на «Москве-24». То есть информация идет, но понятно, что люди в большей степени все-таки обращают на нее внимание не в своей нормальной, повседневной жизни, а когда что-то происходит.

ВЕДУЩИЙ: А когда, по вашему мнению, правильно обращаться к психологам: когда только чувствуешь приближение этого стресса или когда уже всё так навалилось на тебя, что не разгребешь?

ШАТИЛО: Ну, здесь на самом деле и мировая практика, и наш собственный опыт показывают, что здесь позиции разные, и люди сами определяются очень часто. Есть те, кто видит как бы приближающуюся ситуацию, нарастание сложностей в жизни, и они совершенно нормально, естественно для себя обращаются к психологам и решают эту проблему. Но большинство все-таки людей, вот наш национальный менталитет таков, что люди предпочитают до последнего справляться с ситуациями самостоятельно.

ВЕДУЩИЙ: Наверное, вы правильно сказали слово «менталитет». Потому что, представьте себе, привлечь постороннего человека (а психолог, он хоть и специалист, но совершенно посторонний человек) к решению твоей личной проблемы… Ты кого-то приглашаешь, да еще в каком-то экстренном, пожарном порядке, принять участие в разрешении той проблемы, которую ты сам разрешить не можешь, - наверное, здесь есть определенная нестыковка.

ШАТИЛО: Да, безусловно. То есть люди правильно, наверное, как бы сохраняют, оберегают свои личностные границы и не считают необходимым других людей, пусть они даже там профессиональное образование получили, вовлекать. И это, мы считаем, очень адекватно, очень правильно. Другое дело, что когда проблема заходит уже очень далеко, когда человек чувствует, что с ситуацией он не справляется своими силами, традиционными вариантами поддержки (семья, друзья и так далее), то лучше все-таки ситуацию не запускать, а на каком-то предварительном, раннем, условно говоря, этапе обратиться к специалисту. Потому что специалисты не лезут в какие-то вещи, которые нарушают именно субординацию человека, а, наоборот, помогают внешне вместе с ним в ситуации разобраться, таким образом взглянуть на нее, который позволяет найти решение, которого раньше человек не видел.

ВЕДУЩИЙ: Это очень важно. Вот я хотела бы, чтобы вы более подробно об этом сказали. Чем психолог лучше мамы, подруги, соседки и другой «жилетки»?

ШАТИЛО: Здесь есть несколько моментов. Один момент заключается в том, что все-таки любые наши друзья, близкие и так далее, они очень вовлечены в напряженную ситуацию, если она с человеком случилась. А когда люди вовлечены в нее, то как бы круг сознания сужается, и люди видят привычные аспекты реагирования на ситуацию, выхода или невыхода из нее, и не видят более широкого аспекта. Психолог до определенной степени нейтрален по отношению к этой ситуации, он вовне находится, и это позволяет в контакте с человеком действительно подключить не только эмоции, а подключить разумное начало.

ВЕДУЩИЙ: Расширить горизонты.

ШАТИЛО: Расширить горизонты, использовать какие-то профессиональные, накопленные в культуре знания, которые не всегда уже присутствуют в традициях семьи и так далее, потому что у нас очень быстро, динамично меняющийся сейчас мир, и поэтому традиционные институты поддержки, как, допустим, семья, родственники, друзья и так далее, эти институты не справляются иногда с той проблематикой, которая сейчас наваливается на человека, особенно в мегаполисе.

ВЕДУЩИЙ: Потому что все двигаются в очень разном темпе и могут даже двигаться в разных направлениях. Кстати, вот пришел человек на консультацию к психологу, психолог помог, расширил эти горизонты. Он возвращается в свою привычную ситуацию, а там опять низкий потолок этих проблем. И как ему вырваться из этого круга фактически?

ШАТИЛО: На самом деле, когда с психологом решается проблема, то вот это расширение границ, оно, собственно говоря, приводит к тому, что люди начинают видеть ситуацию несколько иначе, в несколько других смысловых категориях, видеть пути совершенно другие. И даже когда они возвращаются в привычную ситуацию, в которой они были, они уже перестали быть теми же самыми людьми, они - изменившиеся. И поэтому, даже если все окружающие еще в прежнем режиме как бы функционируют, тот этот человек уже способен трансформировать не только себя, но и ситуацию вокруг себя, в этом польза.

ВЕДУЩИЙ: То есть фактически очень было бы правильно, если бы все участники вот этой непростой ситуации поработали с психологами, каждый со своим, правильно?

ШАТИЛО: Какое-то время в психологии было действительно такое представление, и появлялись идеи, что с семьей можно работать, только когда все члены семьи собираются; но затем психология и жизнь, реальность продвинулись дальше и показали, что даже если один человек, один человек из семьи выходит, справляется иначе с ситуацией, то трансформируется вся система.

ВЕДУЩИЙ: А лебедь, рак да щука?..

ШАТИЛО: Оказывается, что если лебедь по-другому теперь летает, то рак и щука тоже вынуждены…

ВЕДУЩИЙ: Скажите, пожалуйста, а чем психолог отличается от психоаналитика? И вообще, вот вы сказали про менталитет, надо, наверное, об этом поподробней. Может быть, имеет смысл действительно регулярно к психологу наведываться, чтобы постоянно что-то расширять, возвышать вокруг себя?

ШАТИЛО: Ну, психоанализ когда появился, то традиция, наверное, такая и была. И, собственно, длительность прохождения психоанализа была годы. И так и считалось, что прорабатывать свои проблемы нужно длительное время. Но дальше жизнь развивалась и в мире, и у нас, когда психотерапия, консультирование пришло к нам, и все-таки акцент на сегодняшний день делается на краткосрочный режим взаимодействия со специалистом, потому что человек все-таки должен стоять на своих ногах, он должен сам решать свои проблемы, это нормально, и только в какие-то кризисные, в какие-то критические периоды, когда ему нужны эти поворотные точки, он повзаимодействовал со специалистом и дальше как бы может функционировать опять самостоятельно.

ВЕДУЩИЙ: Нужно сказать, что в Америке, где психоаналитики очень популярны, сами люди даже смеются над этой традицией, что мы видим в фильмах. В одном фильме, что меня совершенно потрясло, психоаналитик, когда возникает у нее проблема в семье, она идет к своему психоаналитику и решает ее в разговоре с ней. Вот скажите, пожалуйста, а сами психологи из-за наваливающихся на них проблем тоже нуждаются в какой-то психологической помощи или справляются сами?

ШАТИЛО: Здесь, знаете, такая устоявшаяся, и в том числе профессиональная, уже традиция сложилась. Она заключается в том, что знание не избавляет от переживаний, то есть, даже если ты, допустим, психолог, тебя выучили, ты овладел методами помощи другим людям, это не означает, что когда ты всё это знаешь, то, попав сам в достаточно сложную ситуацию, сможешь с ней обязательно справиться. Это все-таки две разные ипостаси личности. И поэтому действительно, это тоже пошло от Фрейда, пошло от психоаналитиков, что они проходили собственный психоанализ для того, чтобы собственные личностные проблемы были решены со стороны, на стороне и не мешали решать проблему клиента.

ВЕДУЩИЙ: Расскажите, пожалуйста, про фестиваль.

ШАТИЛО: В рамках празднования 10-летия службы, о чем мы в начале говорили, что службе 10 лет, 21 сентября будет проходить такое, на наш взгляд, интересное мероприятие для москвичей, которое называется фестиваль «Психология для жизни». То есть это фестиваль практической психологии, где для людей, для населения, для жителей Москвы запланированы в течение дня, с 10 до 18 часов, различные тренинги, мастер-классы, индивидуальные консультации краткосрочные, то есть знакомство со всеми моментами психологического консультирования.

ВЕДУЩИЙ: Валерий Николаевич, где это будет происходить?

ШАТИЛО: Это будет происходить: станция метро «Текстильщики», центр службы, Второй Саратовский проезд, дом 8, корпус 2.

ВЕДУЩИЙ: А фестиваль - это в смысле показ возможностей?

ШАТИЛО: Да. Это показ возможностей практической психологической деятельности, которая адресована любому жителю Москвы, не обязательно попавшему уже в затруднительную ситуацию, но и желающему просто повысить уверенность в себе, развить навыки общения, какие-то проблемы взаимоотношений с детьми в более грамотном ключе обсудить. Вот эти все возможности, можно с ними будет познакомиться и потом использовать, если понадобится.

ВЕДУЩИЙ: Это как мастер-классы?

ШАТИЛО: Совершенно верно.

ВЕДУЩИЙ: Их будут проводить специалисты вашей службы помощи?

ШАТИЛО: Да, самые лучшие, самые продвинутые в этом отношении специалисты будут вести эти мастер-классы, будут вести эти тренинги. Они, естественно, в укороченном режиме, в таком демонстрационном. Но все-таки и там будет польза, и, самое главное, можно будет посмотреть, чем можно дальше воспользоваться.

ВЕДУЩИЙ: Собственно, словом фестиваль вы почти что ответили на вопрос, который я хотела вам задать, что у вас же не только центральная служба, но вы и по округам тоже ведете свою работу. Можно рассказать, в каких округах и на каких площадках это происходит в повседневной жизни?

ШАТИЛО: Да, проблема доступности, близости для любого человека такой психологической помощи, она решалась правительством Москвы прямо с самого начала, когда нашу службу в 2003 году образовали, было принято решение, что в каждом округе должен появиться окружной отдел, и они появились. То есть во всех 10 округах города Москвы есть наши окружные отделы. Журнал, который мы выпускаем, «Психология для жизни», он бесплатный, он распространяется для жителей Москвы, на сайте он публикуется. Там есть информация о наших филиалах, их телефонах. И, позвонив по основному телефону службы, их тоже можно узнать.

ВЕДУЩИЙ: То есть в каждом округе есть ваши отделения?

ШАТИЛО: В каждом округе есть. И сейчас еще открылись вдобавок ко всему - одного окружного отдела все-таки на целый округ миллионный недостаточно…

ВЕДУЩИЙ: Я тоже об этом подумала.

ШАТИЛО: Да. И иногда это достаточно далеко, отдел расположен в одной части округа, людям далеко перемещаться. Поэтому сейчас появилось еще 10 участковых так называемых наших отделов. Это такие же отделы, которые принимают людей, в которых работают психологи, но которые просто заполняют уже другие ниши территориальные в городе Москве.

ВЕДУЩИЙ: А это бесплатно всё происходит, или нужно все-таки консультации каким-то образом оплачивать?

ШАТИЛО: Для жителей города Москвы вся деятельность московской службы бесплатная. То есть и телефон 051, о котором мы говорили, и очные консультации, и тренинги - всё, что проводится в рамках нашей службы, всё для москвичей бесплатно.

ВЕДУЩИЙ: Вот приходит к вам человек, и сколько времени вы с ним работаете? Это месяц, это полгода?

ШАТИЛО: Здесь по-разному бывает, в зависимости от установок самого человека и желания самого человека, и бывают консультации (вот мы про слово «менталитет» говорили), когда люди приходят на один раз и как бы в рамках одной консультации получают уже для себя помощь и не считают нужным ходить. Но когда люди согласны и когда проблема того требует, то это длится от пяти до десяти консультаций. У нас есть еще сопровождающие формы поддержки: это психологическая реабилитация, это телесно ориентированные всевозможные тренинги, релаксации. Если у людей дополнительно проблемы со сном, проблемы с физиологическими какими-то состояниями, то, кроме консультаций психолога, кроме тренингов, еще проводится вот такая работа, связанная с нормализацией психоэмоционального состояния человека.

ВЕДУЩИЙ: Многие еще боятся обратиться, опасаясь нарушения конфиденциальности. Вот как сохраняется вся информация, которую человек в стрессовом состоянии может изложить в разговоре с психологом, может быть, даже и пожалеть на следующий день, что сделал это?

ШАТИЛО: Да, это, безусловно, очень важная составляющая и в работе службы, и в переживаниях человека, когда он приходит, но она обеспечена, на мой взгляд, практически 100-процентным образом. Даже если говорить о нормативной базе, то принят закон о психологической помощи в городе Москве. И там конфиденциальность просто прописана. То есть эта информация никуда не распространяется. Человек не ставится ни на какие учеты…

ВЕДУЩИЙ: Это тоже важный вопрос.

ШАТИЛО: Да, совершенно верно.

ВЕДУЩИЙ: То есть вы не обязаны позвонить в поликлинику и сказать, что вот у вас на участке такой-то…

ШАТИЛО: Нет. И даже если к нам кто-то обратится и спросит, обращался ли человек за психологической помощью, по поводу чего обращался, - вся информация конфиденциальна, и поэтому мы всем отвечаем, что и сам факт обращения, и содержание обращения являются совершенно закрытой информацией. И только с согласия самого человека - иногда людям это самим нужно, они там в суд обратились и хотят, чтобы более подробно их разговоры с психологом были представлены на суде, - только с согласия человека эта информация куда-то выходит, а так она за пределы службы никуда не выходит.

ВЕДУЩИЙ: Какие наиболее типичные проблемы для москвичей именно, с которыми приходят к вам?

ШАТИЛО: Это типичные проблемы для жителей именно такого большого города. И вот по нашей статистике где-то 50% - это семейно-супружеские и детско-родительские, и среди них прежде всего, как мы чувствуем, это проблемы, связанные с трансформацией, переходом нашего общества. Может быть, перемены-то у нас еще в 1990-е годы начались, но психологически в каждой семье нормы, традиции, гражданский брак, что правильно, что неправильно, сколько времени что-то считать правильным, что неправильным - эти вещи сейчас очень многообразны. И поэтому проблемы очень многие возникают именно на этой почве, на этой теме.

ВЕДУЩИЙ: То есть разные системы координат получаются?

ШАТИЛО: Да, разные системы координат.

ВЕДУЩИЙ: В которых существуют даже близкие люди.

ШАТИЛО: Совершенно верно.

ВЕДУЩИЙ: И в какой-то кризисный момент может получиться так, что эти системы координат никак не совпадают?

ШАТИЛО: И иногда кризисный момент именно из-за этого образуется, что они никак не совпадают, потому что нормы и традиции, они неодинаковые стали. И, собственно, помочь договориться, сменить эти установки с противостояния на какую-то толерантность и на сохранение отношений - очень важная задача вообще сейчас для людей, но и служба в этом помогает.

ВЕДУЩИЙ: А получается это? То есть нужно не перейти какую-то грань, из-за которой нет возврата, да?

ШАТИЛО: По большому счету, конечно же, да. Безусловно, случаются разводы, и тогда мы помогаем часто женщинам по поводу сложностей переживания развода, взаимоотношений с детьми, как детям это всё пережить, то есть когда уже грань какая-то перейдена. Но действительно большинство людей обращаются, они просто чувствуют это, они обращаются до этой границы, и поэтому есть возможность сохранения отношений, а не, собственно говоря, разрыва их.

ВЕДУЩИЙ: Я так понимаю, что мирить вам удавалось?

ШАТИЛО: Безусловно.

ВЕДУЩИЙ: Скажите, пожалуйста, а вот отсутствие чувства юмора можно считать каким-то если не психическим заболеванием, то отклонением?

ШАТИЛО: Ну, отклонением, наверное, нет, и вообще в службе установки такие, что мы не рассматриваем людей через призму отклонений, через призму медицинских каких-то нарушений. Сейчас в Российской Федерации, в городе Москве принята такая гуманистическая, на мой взгляд, очень симпатичная традиция, когда любые проблемы рассматриваются как некие нормальные жизненные, экзистенциальные проблемы, которые в жизни каждого человека могут происходить. Но что касается непосредственно чувства юмора, то это - категория высших элементов сознания. Когда оно есть, это означает, что психика очень гибка и очень гармонична. Когда же чувство юмора чуть угасает или там притупляется, это означает, что человек чуть-чуть более ригиден, чуть-чуть более прямолинеен, и тогда ему трудно разрешать типичные противоречия жизни.

ВЕДУЩИЙ: Вы очень правильно говорите. И с его точки зрения, люди, которые обладают чувством юмора, выглядят людьми, отклоняющимися от нормы. Я вспомнила одну веселую песенку эстрадной пары Мироновой и Менакера:

 

На шутки никогда не обижайтесь,

В жизни важно быть серьезным, но

Не сердитесь никогда, не ворчите никогда

И других развеселить старайтесь.

 

И вот, кстати, юмор и шутки (конечно, хорошие, удачные шутки), они помогают разрядить ситуацию.

ШАТИЛО: Безусловно. Потому что любой юмор, любая шутка - это некая метафора, и это выход человека изнутри ситуации, в которой он находится, как бы вовне. И он может на нее посмотреть со стороны, увидеть ее несколько иначе, допустим, в смешном ракурсе, это помогает преодолевать сложности.

ВЕДУЩИЙ: У меня последний к вам вопрос. Вот если человек попал в ситуацию, когда у него мозги заплелись, и даже вот эти множественные разнонаправленные силы помогли, может быть, ему заплести мозги в косичку, ваш совет, за какую соломинку схватиться, чтобы все-таки выплыть?

ШАТИЛО: Наверное, все-таки традиционные системы помощи, поддержки, которые в культуре сложились, когда люди сами пытаются продумать, когда сами обращаются к своим знакомым, это всё надо использовать, и это очень важный ресурс, который в этой ситуации всегда есть. Если же ситуация выходит из-под контроля, то на сегодняшний день очень важный момент - это какая-то такая рефлексия, то есть можно дневник вести, это тоже помогает выходить из ситуации. А если нет, то тогда нужно со специалистом пообщаться и опять встать на самостоятельную жизнь.