Маяк ПРО

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

О II Всероссийском архитектурном фестивале и пеших прогулках

10.11.2012 20:00
Футбольные новости и поведение болельщиков слушать скачать

Гость в студии - генеральный директор футбольного клуба "Анжи" Айваз Казиахмедов.

СУХИНИН:  Я рад приветствовать наших дорогих гостей, которые  сегодня забрели к нам на огонек, это генеральный директор футбольного клуба "Анжи" Айваз Казиахмедов, добрый вечер.

КАЗИАХМЕДОВ:  Добрый вечер.

СУХИНИН:   И сидит в сторонке, пытается прикинуться ветошью, руководитель пресс-службы ФК "Анжи" Мурад Латипов, наш коллега в недавнем прошлом, корреспондент телеканала "Россия-2". Мурад, скажи что-нибудь в эфире нам.

ЛАТИПОВ: Привет.

СУХИНИН: Он помахал нам ручкой. Ну, ладно, я так понял, что пресс-служба сегодня у нас выполняет наблюдательные функции, смотрит, чтобы все было в порядке, вопросы были корректными, в случае чего нас накажут...

ЗАГДАЙ: Сейчас много шпилек было в адрес футбольного клуба и в том числе в адрес пресс-службы.Теперь, представляя вас, можно говорить: человек, который сделал первый шаг, чтобы в российском футболе на стадионах не матерились, и этот шаг неоднозначно восприняли в обществе.

КАЗИАХМЕДОВ:  Вы знаете, наверное, это вызывает, может быть, удивление, что некоторые журналисты как-то на это по-другому реагируют, чем должно быть. Потому что впервые, наверное, за многие годы люди пришли на стадион, не услышали ни одного слова матерных "кричалок", скандирования, ни одного баннера нецензурного, скажем так, отсутствие петард и каких-либо неправомерных действий вообще, в принципе. Как это может вызвать какие-то другие эмоции, кроме восхищения?

ЗАГДАЙ:  Я вам сразу скажу - удивление. В хорошем смысле этого слова. Это нормальное человеческое удивление, потому что в Москве за последние несколько лет я только два матча видел без мата, без "кричалок", это два матча с участием "Анжи" - с "Янг Бойзом" и с "Ливерпулем".

СУХИНИН: В матче с "Янг Бойз" примерно такая же была пропускная система, соответственно, и не было ничего такого на трибунах.

ЗАГДАЙ:  Есть еще один, наверное, вариант, это при пустых трибунах, когда матчи проводятся, что случается достаточно редко...

КАЗИАХМЕДОВ:  Вы знаете, это как раз худший вариант, который может произойти, если бы повторилась история, которая была  на матче, когда пришли нерадивые, мягко говоря, люди и старались сорвать матч, не только выкрикивая националистические оскорбления в адрес  Кавказа, клуба, забрасывали петардами футбольное поле. Мы учли это, и, зная международный опыт, как это делается во всем мире, мы пошли по этому пути. Причем я вам скажу, что мы это делали сознательно, и вы видите проект закона федерального, который сейчас готовится, о болельщиках. Там как раз красным по белому вставлен пункт, что не только продажа билетов на стадион должна осуществляться по паспортам, но и вход на стадион должен осуществляться по паспортам. Это уже делается в Италии, вот мы были на матче с "Удинезе", у всех проверяли паспорта, это нормально, никто не возмущается.

ЗАГДАЙ:  Мы как раз обсуждали эту тему в эфире, много споров вызвало... Международный опыт показывает, что ничего страшного в этом нет, и наш коллега господин Кудинов нам как раз и говорил о том, что билеты заказываются, бронируются по паспортным данным, и на стадион тоже проход по удостоверению личности. Закон только готовится, вы пошли немножко на опережение. Были какие-то альтернативные методы борьбы с хулиганством?

КАЗИАХМЕДОВ:  Вы знаете, на сегодняшний день, наверное, та мера, которая выбрана, она самая эффективная. Ну, и вы в этом убедились два раза - матч с "Янг Бойз" и матч с "Ливерпулем". Причем даже были болельщики, которые приходили и говорили, что они болеют за Ливерпуль, этим болельщикам не отказывалось в билетах, но им рекомендовано было обращаться в клуб "Ливерпуль", который имеет свою квоту. Потому что даже иногда смешные рекламы видите, когда болельщик другого клуба оказывается в зоне болельщиков клуба-хозяина, и это вызывает, мягко говоря, смех, на самом деле, как он себя некомфортно будет чувствовать. Поэтому обычная такая футбольная спортивная обстановка...

СУХИНИН: Почему "Дикая Дивизия" была именно выбрана вот для этого селекционного пропуска?

КАЗИАХМЕДОВ:  Ну, во-первых, селекционного пропуска, как вы называете, никакого не было, была простая…

СУХИНИН: Ну, как бы они отвечали за распространение билетов.

КАЗИАХМЕДОВ:  Объясняю, что, опять же, это мировая практика осуществления реализации билетной программы через официальные фан-движения. В данном случае "Дикая Дивизия" является одним из официальных фан-движений нашего клуба. Помимо этого еще есть фан-движение  "Акулы Каспия" и есть фан-движение "Старая Гвардия". И, в первую очередь, задача была поставлена обеспечить именно болельщиков клуба, которые являются членами официальных движений. В следующую очередь получали все желающие попасть на матч. И, если вы обратили внимание, представителей "Дикой Дивизии" было порядка 3,5-4 тысяч из 16 тысяч, все остальные были нейтральные болельщики.

СУХИНИН: Нет, замечательно, может быть, если их было бы больше, если бы, допустим, "Дикая Дивизия", я уж не знаю, получила бы окошки где-нибудь в кассах "Локомотива",  то есть чтобы люди по привычке могли придти в кассу и там уже как-то с этим вопросом решать.

ЗАГДАЙ:  Мы говорим сегодня о большом футболе и, в первую очередь, конечно же, о том, как избавиться от всего плохого, что есть в российском футболе, наверное, от поведения людей на трибунах. И ваш первый шаг - продавать билеты по паспортам и как-то регламентировать, делать какой-то фэйс-контроль?

КАЗИАХМЕДОВ:  Ну, на самом деле, никакого фэйс-контроля при продаже не осуществляется. Это все элементарно - сканируется паспорт и билет, это то, что мы сегодня сделали, и заводится общая база данных. И при этом мы уже знаем, на каком месте находится какой болельщик. Если он допустит какое-то правонарушение, соответственно, к нему можно будет в дальнейшем применять меры недопуска на стадион, ну, посредством современных систем электронных, это уже следующий шаг.

ЗАГДАЙ:  То есть сделать это цивилизованно.

КАЗИАХМЕДОВ:  Абсолютно.

ЗАГДАЙ:  Хорошо, я пришел на стадион, купил билет по паспорту и непотребно себя вел. Пришел нетрезвым, ругался, кидался файерами и петардами на футбольный газон…

СУХИНИН: Легко себе представляю в этой роли Никиту Загдая.

КАЗИАХМЕДОВ:  Нет, на самом деле, потому что с таким лицом невозможно это делать.

ЗАГДАЙ:  И что дальше последует, какая реакция будет?

КАЗИАХМЕДОВ:  Реакция достаточно простая, потому что есть правоохранительные органы, есть камеры, все это сканируется, снимается, и этот человек идентифицируется, соответственно, на него может быть заведено административное дело об административном правонарушении.

ЗАГДАЙ:  Ну, в зависимости от того, как я себя буду вести на трибуне.

КАЗИАХМЕДОВ:  Естественно, да, либо вас попросят удалиться со стадиона, это одно, если вы будете бросаться и кидаться, другое дело, если вы будете скандировать нецензурные какие-то "кричалки", это же тоже хулиганство. Вы же не пойдете на Казанском вокзале и не будете кричать про какой-то регион, что он очень нехороший, причем используя нецензурную лексику, вас сразу заберут в отделение, наверное.

ЗАГДАЙ:  Ну, вы сыграли на опережение, и никакого хулиганства не было?

КАЗИАХМЕДОВ:  Ну, вы видите результат, он абсолютно положительный. 16 тысяч зрителей, на всякий случай, это не 100, не 200, не тысяча человек. При наличии такого количества не было ни одного правонарушения.

СУХИНИН: Я просто до сих пор убежден, что сделать чуть-чуть попубличнее, пусть даже через "Дикую Дивизию", получи она, на самом деле, пару окошечек в кассах "Локомотива", куда обычно приходят болельщики за билетами, вы бы с легкостью могли набрать 20 тысяч. 20 тысяч  на "Локомотиве" - это уже хорошая аудитория, тем более, если она  будет нормально болеть.

КАЗИАХМЕДОВ:  Ну, вы должны понять, что мы играем домашние матчи не в Махачкале, а в Москве, соответственно, у нас такой большой торсиды в Москве и быть не может по определению, поэтому то, что пришло 16 тысяч человек поболеть, это огромный успех, я считаю, для клуба, который играет не в своем городе. Хотя мы, вот я хочу через эфир поблагодарить футбольный клуб "Локомотив", руководство клуба за то, что они нам любезно предоставляют свою арену. Я считаю, что отлично отработало на этих матчах и ГУВД Москвы, это тоже надо отдать должное, что все было отлажено, все было согласовано, все действия, они регулировались в совместных действиях. И это отражено в отчетах делегатов УЕФА, которые приезжают на матчи, то есть у нас практически нет замечаний.

СУХИНИН:  Почему не играет "Анжи" в Махачкале - это уже давно известно, это решение  УЕФА, что домашние матчи "Анжи" не может проводить у себя в Махачкале, такое решение было принято. С другой стороны, почему  все-таки выбор - Москва? Потому что в Грозном есть хороший стадион, который, я думаю, с легкостью бы прошел сертификацию. Арена современная, я думаю, соответствует всем, пусть даже высоким требованиям УЕФА. Опять же, я думаю, поближе к Махачкале Краснодар, Ростов. Ну, Ростов, может быть,  в меньшей степени...

КАЗИАХМЕДОВ:  Я отвечу вам на этот вопрос, что ни ростовский стадион, ни краснодарский стадион... Вернее, краснодарский может быть, но там играют две команды одновременно, на краснодарском, еще мы третьей были бы командой, накладывались бы игры.

СУХИНИН:  Еще бы газон затоптали.

КАЗИАХМЕДОВ:  Ну, естественно. А то, что касается "Ахмат-Арены", это великолепнейший, на самом деле, стадион, который соответствует всем требованиям, но там запрещено играть, как и в Махачкале.

СУХИНИН: Попали, называется.

КАЗИАХМЕДОВ:  То же самое Владикавказ.

ЗАГДАЙ:  Там тоже запрещено?

КАЗИАХМЕДОВ:  Ну, Владикавказ не проходит по инфраструктуре стадиона. То есть есть эта проблема.

ЗАГДАЙ:  И сейчас у вас идет серьезная перестройка?

КАЗИАХМЕДОВ:  И чтобы закончить этот вопрос, у нас всего-то стадионов в России, которые соответствуют этим требованиям, на пальцах руки можно одной пересчитать.

СУХИНИН:    А Раменская арена, где вы проводили первые матчи квалификации Лиги Европы?

КАЗИАХМЕДОВ:  Там надо было делать небольшую реконструкцию, устанавливать дополнительное оборудование, в том числе студии. Вы знаете, какие большие требования к маркетинговой и эфирной программе, связанные с матчами Лиги Европы и Лиги чемпионов. Там очень много было несоответствий, и мы не успевали чисто технически произвести эти мероприятия. В том числе что касается билетной программы, там надо было устанавливать специальное сканирующее оборудование, потому что электронные билеты должны быть…

СУХИНИН:   Да, в Раменском этого точно нет, потому что не играет премьер-лига.

КАЗИАХМЕДОВ:  Этого нет, во-первых. Во-вторых, сложность добираться болельщикам до Раменского определенная тоже существует. Мы организовывали специальные электрички, а с точки зрения Москвы эта логистика осуществляется гораздо проще - метро, приехал, стадион рядом.

СУХИНИН:    Я просто с точки зрения поля, потому что как бы вы ни были бы благодарны руководству "Локомотива", я вспоминаю матч с  Северной Ирландии и человека, который из Северной Ирландии, который приподнял газон, вот этот кусок дерна и показал судье. Потому что, я так понимаю, и Гус Хиддинк, кстати, после матча сказал, что поле с "Ливерпулем" было тяжелое, и на таком газоне показывать хороший футбол, а в "Анжи" достаточно хороших, квалифицированных мастеров, это тоже проблема.

КАЗИАХМЕДОВ:  Вы знаете, в это время года в России очень сложно найти хорошее поле. И я вам скажу, что поле на "Локомотиве" на сегодняшний день достаточно высокого качества. Говорить если о сегодняшнем дне, о нашей погоде, о наших климатических условиях, то что там делают агрономы, за это им надо медали, по-моему, всем выдавать, за такую хорошую работу. Потому что трудно сегодня в Москве найти лучше поля. Лучше не найдете реально, чем на "Локомотиве".

СУХИНИН:    Вот сегодня играли, хороший  газон был на арене "Химки"?

КАЗИАХМЕДОВ:  Ну, мы на арену "Химки" не можем пойти, потому что у нас заявлен стадион "Локомотив".

СУХИНИН:    Уже поздно, я понял.

КАЗИАХМЕДОВ:  Еще раз говорю, на "Локомотиве" достаточно неплохого уровня газон, и я говорю, там люди делают очень много, мы все время с ними общаемся.

СУХИНИН:    Ну, там все-таки проблема этого газона давно уже обсуждается. За последние три года двух агрономов уволили.

ЗАГДАЙ:  Сейчас у вас идет реконструкция стадиона в Махачкале, и как скоро арена будет полностью готова? И как скоро "Анжи" сможет проводить международные матчи на своем родном стадионе? Все-таки стадион "Локомотив" полугостевой.

КАЗИАХМЕДОВ:  Мы планируем открыть эту арену в марте. Я думаю, что к этому времени все мероприятия уже будут завершены. Причем стадион будет соответствовать абсолютно всем требованиям УЕФА и ФИФА с точки зрения допуска и проведения матча любого уровня, и вмещать она будет порядка 30 тысяч.

СУХИНИН:    А разрешит ли УЕФА все-таки в таком случае играть в Махачкале?

КАЗИАХМЕДОВ:  Это следующие наши шаги, которыми мы будем заниматься, подготовив арену. Мы привезем обязательно комиссию, покажем все наши действия. Там же комплекс мероприятий надо показывать, не только арену, это и гостиницы, это и логистика.

СУХИНИН:    Вот это хорошо. Отдельно стоит, что с точки зрения безопасности это, по-моему, один из самых безопасных объектов в Махачкале, наверное, будет?

КАЗИАХМЕДОВ:  Ну, в принципе, он делается с большой степенью защиты. Там работали серьезные компании, в том числе и компания SKIDATA, которая занимается системой безопасности. Это как бы лучшая система контроля и доступа, то, что на сегодняшний день лучшее есть. Поэтому мы старались использовать, ну, по максимуму,  идти еще вперед, чтобы этого хватило лет на 10 вперед, ну, с точки зрения оборудования, контроля. И даже то, что парковочных мест там порядка 4,5 тысяч... Мы даже решили  сделать велостоянки, велопарковки, потому что арена находится на определенном расстоянии от Махачкалы, от города, от  центра, скажем, 7-8 километров.

СУХИНИН:    По-моему,  между Каспийском и Махачкалой.

КАЗИАХМЕДОВ:  Да, и многие болельщики, они сейчас активно развивают вот эту программу велосипедного перемещения, что для них очень удобно.

СУХИНИН:    Там дорогу тогда пошире надо делать, а то у вас там она узкая.

КАЗИАХМЕДОВ:  Уже делается. Она делается с двух сторон, и ближе к берегу моря уже троллейбус запущен почти до стадиона, он будет ходить до Каспийска. Поэтому с точки зрения логистики там уже очень хорошее движение происходит.

ЗАГДАЙ:  Надо спрашивать не сколько полос на этой трассе, а сколько велосипедистов в ряд поместится.

СУХИНИН:    Да нет, просто там движение тоже оживленное, и если там еще и велосипедисты…

КАЗИАХМЕДОВ:  Ну, там две дороги, дублер и основная есть, поэтому там…

ЗАГДАЙ:  Очень много сообщений пришло, не буду политические сообщения зачитывать, но вот из Ростовской области Юрий 48 лет пишет большими буквами: "Уважаю ФК "Анжи", Юрий Жирков мой друг, уважаю, и хозяин клуба - молодец, поддержал российский футбол. В футболе нет национальностей. Ростов болеет сердцем. Удачи". Вот такое положительное сообщение. И не очень положительное из Мурманска пришло: "Что будет с "Анжи", когда Киримову надоест, когда он уйдет из клуба?" Михаил из Мурманска спрашивает. Так вопрос можно перефразировать: долгосрочные перспективы клуба?

КАЗИАХМЕДОВ:  Вы знаете, когда говорят, что футбольный клуб "Анжи" - проект, это не правильно. Это никакой не проект, это футбольный клуб, который, во-первых, имеет уже 20-летнюю историю. И он в последние годы стал еще больше поступательно двигаться вперед в плане развития, строительства стадиона, строительства учебно-тренировочных объектов. В этом году открытие академии, где принято 120 ребятишек, все возрастные группы, приглашение на работу иностранцев в академию, Йелле Гус руководит академией, второй тренер, который также приедет из Голландии помогать ему... Все эти шаги, они нацелены на развитие футбола и на долгосрочную программу, а не на сиюминутное решение каких-то локальных задач. Мы смотрим и акционер клуба, он смотрит на это очень широко, долгосрочно, и это такая серьезная, большая история. Поэтому люди, которые видят в этом какую-то локальную вещь, ну, мне кажется, они, мягко говоря, не правы просто.

СУХИНИН: По поводу академии я хотел как раз спросить - у вас, по-моему, такие амбициозные планы относительно нее, хотите повторить опыт Коноплевской школы, откуда тот же самый Дзагоев вышел? По глобальности, да?

КАЗИАХМЕДОВ:  Ну, есть немного и от этой школы, тем более я там поработал.

СУХИНИН:    Тем более вы там работали.

КАЗИАХМЕДОВ:  Почти два года, да, являюсь вице-президентом национальной Академии футбола. И у меня есть определенный опыт, как это можно генерировать и использовать уже в Дагестане. Сегодня мы делаем  только реально первые шаги в плане академии. Я думаю, что повстречаемся с вами через год, и мы уже чего-то вам сможем более интересное рассказать и показать. Каждый день мы увеличиваем количество полей. Сегодня у академии два поля футбольных, в следующем году их будет шесть. Ну, это с учетом того, что мы…

СУХИНИН:    А у Коноплевской школы сколько для сравнения?

КАЗИАХМЕДОВ:  У Коноплевской восемь полей было.

СУХИНИН:    Есть к чему стремиться.

КАЗИАХМЕДОВ:  Нет предела совершенству, поэтому мы будем развиваться. Это тоже как раз, может быть, часть ответа на тот вопрос, который задает господин из Мурманска, мы его приглашаем в Махачкалу, пусть приедет, посмотрит, увидит, насколько этот проект долгосрочен.  Вот проект, мне это слово, оно как…

ЗАГДАЙ:  Ну, привязалось.

КАЗИАХМЕДОВ:  Да.

ЗАГДАЙ:  У вас там один из знаменитейших тренеров - Гус Хиддинк. Наверное, все-таки он приезжает под локальные задачи или нет?

КАЗИАХМЕДОВ:  Ну, я бы так не говорил, о каких-то локальных задачах. Мы должны стремиться не только побеждать в каждом последующем матче, а все-таки формировать большую футбольную историю, формировать клуб именно топ-уровня, то, к чему мы стремимся, что мы хотим сделать, что нам очень хочется сделать.

ЗАГДАЙ:  Тем не менее, сезон складывается достаточно удачно, и международный старт, в общем-то, тоже очень удачный. Цели на сезон как-то скорректированы после первых успехов?

КАЗИАХМЕДОВ:  Ну, я еще раз хочу вам сказать, мы достаточно молодой клуб с точки зрения нашего продвижения, и мы многому еще учимся, поэтому наши цели и задачи - это стремиться к победе в каждом следующем матче. Я бы ограничился вот этим.

ЗАГДАЙ:   Очень скромно звучит, я смотрю на таблицу…

СУХИНИН:    Все профессиональные футболисты, тренеры, футбольные функционеры, они все любят говорить, что цель - это победа в ближайшем матче. И сколько  ты их ни тряси, они больше тебе ничего не скажут.

КАЗИАХМЕДОВ:  Ну, это, наверное, и правильно, не надо громко кричать о том, что ты хочешь там чего-то сразу получить.

ЗАГДАЙ:  А как же "аппетит приходит во время еды"?

СУХИНИН:    Надо садиться с аппетитом кушать.

КАЗИАХМЕДОВ:  Это, во-первых, а, во-вторых, давайте в мае встретимся и посмотрим на таблицу.

СУХИНИН:     Нас все время возвращают к вопросу о пропускной системе на матч, о фэйс-контроле, был ли какой-то фэйс-контроль, потому что говорят, что очень много высказываний после этой игры появилось, в том числе от видных общественных деятелей, что вот эта пропускная система - это чуть ли ни дискриминация по национальному признаку.

КАЗИАХМЕДОВ:  Ну, вы знаете, те журналисты, которые говорят сегодня, что  дагестанцы  на стадион не могли попасть, ну, это вообще, мягко говоря, нечестно по отношению к тем гражданам, которые пришли на стадион. Во-первых, надо говорить, что у нас в Дагестане проживает 38 национальностей, и туда входят и русские, и белорусы, и украинцы в том числе. А если говорить вообще о вопросе национальности, у нас сегодня в команде играет пять игроков - это русские ребята вообще, а вообще россиян 15 человек, самая российская команда, наверное, сегодня "Анжи". И никакого, естественно, фэйс-контроля быть не могло. Даже у нас в паспорте, вы знаете, этой графы уже давно нет, и очень трудно идентифицировать, кто какой национальности даже элементарно с точки зрения вот этого. И даже могу привести пример, что у нас  в совете директоров Ремчуков Константин, он русский по национальности, он был на матче, и он очень сильно радовался тому, что не было, опять же говорю, никакого мата и всего остального, и он говорит, что раньше он боялся придти, допустим, с ребенком на матч, с сыном или с женой, потому что вот эти все крики, нецензурщина была. Сейчас после этого матча он говорит: ну, люди же пойдут с удовольствием.

СУХИНИН:    Нет, я так понял, что людей славянской внешности, так скажем, на матч пускали, их было предостаточно на трибунах, с другой стороны, а вы как-то осуществляли со стороны клуба контроль за тем, как "Дикая Дивизия" эти билеты распространяет?

КАЗИАХМЕДОВ:  Конечно, это делалось же совместно с клубом. У нас в клубе работают три человека, которые занимаются именно болельщиками, это менеджеры клуба по работе с болельщиками. Наверное, ни в одном клубе столько менеджеров по работе с болельщиками нет, как у нас. Поэтому это все делалось под контролем клуба, и огульно это не происходило, реализация этих билетов. И надо сказать, что, я вот возвращаюсь, для нас было важно, чтобы в первую очередь пришел болельщик клубный, но ни в коем случае не ущемить интересы простого болельщика, который просто хотел бы пойти посмотреть хорошую игру. И он пришел, посмотрел и получил удовольствие.

СУХИНИН: Вам еще один матч в Москве проводить. Система будет такая же?

КАЗИАХМЕДОВ: Вы знаете, мне еще хочется сказать вот некоторым журналистам, которые муссируют эту тему национальную, не национальную, не знаю, видно, им хочется обратить, может быть, на себя внимание, играя  на национальных чувствах граждан. А те, кто говорит, что неправильно продавать билеты по паспортам, может быть, они даже не понимают, что они косвенно тогда помогают тем людям, деструктивным элементам, которые приходят на стадион.

СУХИНИН: Почему деструктивные элементы? Это просто хамы приходят. Называйте вещи своими именами.

КАЗИАХМЕДОВ: Я скромно сказал.

СУХИНИН: Не надо скромно, они-то вас называют нормально, как хотят, мы их в пределах приличий эфирных можем тоже назвать.

КАЗИАХМЕДОВ: Вы понимаете, ведь не так страшно нам платить штраф, это не самое страшное, хотя это тоже финансовая какая-то история. Но самое страшное, что эти люди приходят для того, чтобы, может быть, российский клуб лишили права участия в еврокубках. Вот, надо смотреть дальше.

СУХИНИН: Ну, в принципе, я так понимаю, что заброс файерами на матче с "АЗ" как раз был с целью сорвать матч, а сорванный матч по вине организаторов - это дисквалификация клуба,  как минимум, клубного стадиона, несколько матчей без зрителей, это минимальная, одна из минимальных…

КАЗИАХМЕДОВ:  Да, там много санкций.

СУХИНИН: А максимально - это снятие клуба с евротурнира.

КАЗИАХМЕДОВ: Поэтому мы, естественно, изучали вот эту ситуацию и что можно сделать, чтобы избежать всяких вот таких беспорядков. Мы выбрали, по-моему, самый оптимальный метод. Я не скажу, что это совершенная система, там надо с этим работать, двигаться...

СУХИНИН: Ну, с другой стороны, понятно, за что не любят футбольный клуб "Анжи". Ну, одна из причин - это то, что болельщики, которые приезжают в Махачкалу в премьер-лиге, некомфортно, мягко говоря, себя чувствуют. Они все время приезжают из Махачкалы с жалобами, ну, многие. Там вот питерского какого-то избили.

КАЗИАХМЕДОВ:  Я практически на каждом матче бываю, и я не понимаю, в чем выражается эта некомфортность. Вообще самый идеальный пример для меня - последний матч "Анжи" - "Терек". Вот надо придти было кому-то нейтральному и посмотреть, как он проходил, в какой атмосфере. Они обменивались такими приветственными "кричалками" независимо от результата, они после игры пошли вместе в ресторан, в бар, ужинали, все это дружески, по-хорошему. Ну, это происходило и с другими  клубами. Вот последний матч, приезжал "Спартак", ну, не было же никаких эксцессов, ничего, все прошло достаточно спокойно.

СУХИНИН: Это последний матч, а до этого же были...

КАЗИАХМЕДОВ:  Ну, знаете, про избиения, не избиения, все эти вопросы надо сначала с точки зрения правовой доказывать, и если этот факт имел место, то надо привлекать к ответственности.

СУХИНИН: Ну, этот человек зафиксировал, насколько я понимаю. Приехав в Санкт-Петербург, он зафиксировал все эти побои.

КАЗИАХМЕДОВ:  Дело в том, что нет на сегодняшний день заключения окончательного, потому что там ведется расследование, насколько я знаю, и как только мы получим результаты, только тогда можно будет говорить. А говорить о том, что было или не было...

ЗАГДАЙ: Ну, вот про ваши дружеские отношения с "Тереком", например, практически все знают. А есть еще клубы, с кем действительно дружны, и можно сравнивать дружеские клубы? И, наоборот, самый недружественный клуб?

КАЗИАХМЕДОВ:  Я бы не стал говорить о том, что есть самый недружественный клуб. В среде болельщиков происходят какие-то свои течения. Но я знаю, что все кавказские клубы, а они объединены в одно движение, это "Аланья", "Терек". "Нальчик", «Анжи", у них есть некая такая общность вообще. А вот последнее заседание было в премьер-лиге, как раз собирали представителей всех фан-движений, и сейчас идет речь о том, чтобы создать при премьер-лиге некое объединение болельщиков клубов. Может быть, вот эта новая схема, она сработает и заработает.

ЗАГДАЙ: Если позволите, я перефразирую вопрос. Какие отношения у вас с московскими клубами? Вы выступаете в международных матчах на…

КАЗИАХМЕДОВ: Лично у меня замечательные отношения.

ЗАГДАЙ: У клубов, я имею в виду, в целом и, конечно же, болельщиков. Потому что отношение болельщиков зачастую выглядит ярче на страницах газет.

КАЗИАХМЕДОВ:  Ну, вы знаете, однозначно здесь не скажешь. Все зависит от того, как себя болельщики на каждом конкретном матче, может быть, ведут. Это может на одном матче и хорошо пройти, на другом кто-то где-то там выкрикнул, и уже другая реакция... Объективно сказать, в любой стране мира есть "Интер", есть "Милан", что, они там целуются, что ли, эти болельщики между собой? Ну, то есть в среде болельщиков происходит все равно боление за свой клуб и какие-то вещи, которые одному нравятся, другому не нравятся, они будут происходить. Ну, это, наверное, нормальная история. Но оно не должно перерастать в такую вот какую-то ненависть между болельщиками. Но однозначно я не скажу, кто является близкими и неблизкими.

ЗАГДАЙ: У нас есть звонок. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Виктор из Тулы. Я хочу задать вопрос директору клуба "Анжи". Почему команде предоставлено только лишь два дня для подготовки к матчу с "Локомотивом"? Так как "Спартак" и "Зенит" по 3 и по 4 дня гуляют. И еще сообщите результаты матчей, состоявшихся сегодня. Спасибо.

ЗАГДАЙ: Спасибо вам за вопрос. Действительно, почему всего два дня на подготовку к матчу? Есть ли в этом  мировая несправедливость?

КАЗИАХМЕДОВ:  Ну, не знаю, это, во-первых, тренер определяет, сколько дней отдыхать, сколько дней тренироваться. А то, что режим через два на третий играть, это вот в связи с тем, что мы участвуем практически в трех турнирах, мы играем в Лиге Европы, мы играем в Чемпионате России и играем в Кубке России.

ЗАГДАЙ:  Буквально в сентябре нашел ваше интервью агентству "Р-Спорт", и в сентябре вы говорили, что задача  - выиграть Лигу Европы. И с этим составом, по вашим же словам, это возможно.

КАЗИАХМЕДОВ:  Я говорил: стремиться выиграть. Две разные вещи.

ЗАГДАЙ: Как обычно, все переврали. Стремиться и выиграть. Вот сейчас уже успехи, время прошло, пришли победы, хорошие матчи, неужели не сформулирована задача, когда можно назвать ее, зайти в раздевалку к футболистам - задача выиграть Лигу Европы?

КАЗИАХМЕДОВ: Я вот возвращаюсь опять же к тому, что говорил, у нас задача побеждать в каждом последующем матче. Вы меня опять ведете…

ЗАГДАЙ:  Я пытаюсь с разных сторон зайти, хочется просто амбициозное заявление.

СУХИНИН: Ты как ни зайди, все равно упрешься в стенку.  Я хотел просто вопрос задать, на взлете все это, правда, оборвалось. Матч последний московский в Лиге Европы с итальянцами по такой же пропускной системе пройдет?

КАЗИАХМЕДОВ:  Скорее всего, да. Я не вижу оснований менять схему, потому что она оправдывает себя на сегодняшний день.

СУХИНИН: Может быть, чуть-чуть расширить географию мест, где могут болельщики билетами разжиться?

КАЗИАХМЕДОВ: Ну, это неплохая идея, возможно, мы количество точек увеличим.

СУХИНИН: Ну, просто я вам серьезно говорю, кассы "Локомотива", куда приходит обычный болельщик за билетами, на самом деле, если там будут открыты какие-то окошки...

КАЗИАХМЕДОВ:  Ну, там надо будет оборудовать тогда  необходимым оборудованием для сканирования паспортов. Это просто по времени занимает, ну, сделать скан. Стоять на улице не совсем комфортно. Мы поэтому выбрали такие теплые места, сейчас не май, как говорится, чтобы людям было…

СУХИНИН: Ну, там ресторанчик рядом есть с кассами.

КАЗИАХМЕДОВ:  Ну, чтобы на улицу не выходить.

ЗАГДАЙ: Есть еще звонок у нас.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей меня зовут, я болельщик ЦСКА. Вопрос насчет Смолова. У клуба есть две опции, московское "Динамо" Смолова вернуть хочет из аренды зимой. Как вы, готовы отпустить Смолова?

КАЗИАХМЕДОВ: Ну, вы знаете, это больше, наверное, не ко мне вопрос, а вопрос к главному тренеру.

СУХИНИН: Если московское "Динамо" попросит вернуть ему Смолова, вы обязаны  его вернуть.

КАЗИАХМЕДОВ: Ну, естественно, эта опция записана, и мы ничего не сможем сделать.

СУХИНИН: Тут исключительно все зависит от воли московского "Динамо".

КАЗИАХМЕДОВ:  Ну, опять же, говорю, у них, как говорится, право первой ночи, и они, соответственно, могут принять то решение, которое им  на тот момент будет объективно необходимо.

СУХИНИН: Вы знаете, в клубе произошли у вас перестановки, все просто помнят, что сначала имя "Анжи", помимо Климова, связывалось еще с известным агентом Германом Ткаченко. Сейчас какова роль Германа в клубе? Я так понимаю, что все-таки от селекционных дел он совсем не отошел?

КАЗИАХМЕДОВ:  Герман Ткаченко - член совета директоров  и принимает участие в работе клуба, как член совета директоров, я тоже вхожу в состав совета директоров.

СУХИНИН: Просто кто в клубе занимается селекцией? Я же помню Гуса Хиддинка, который говорил перед стартом Лиги Европы, что он весьма ограничен в составе, мало народа, а играть на трех фронтах - это весьма энергозатратно, то есть глубины состава ему не хватает. То есть был такой камушек, наверное, в адрес селекционной службы, а она, видимо, под вашим началом?

КАЗИАХМЕДОВ:  У нас этим вопросом занимается спортивный директор клуба Хасан Беджиев, и у нас  есть в клубе скауты, которые работают именно в этом направлении, ездят  не просто по городам, а посещают матчи. Главный тренер вместе со спортивным директором определяют, у них есть определенные видения по какому-то конкретному игроку, и соответственно, они ездят на просмотр этих людей на матчи, и на международные матчи, и на внутренние. Поэтому именно селекционная работа ведется именно спортивным директором.

СУХИНИН: Не сомневаюсь, что "Анжи" выйдет в весеннюю часть Лиги Европы, и соответственно, будет зимнее трансферное окно. Какие-то планы уже на зимнее трансферное окно сверстаны? Я имею в виду, наверное, все-таки не по фамилиям. Конкретику ни один футбольный функционер, пока контракт не подписан, не даст. Хотя бы по количеству и по позициям, если есть возможность.

КАЗИАХМЕДОВ:  Ну, я не готов сейчас говорить по позициям, даже потому что, в принципе, опять же это должен нам говорить главный тренер, а не генеральный директор клуба.

СУХИНИН: Ну, может быть, просто уже такая информация есть, пожелания от Гуса поступили?

КАЗИАХМЕДОВ:  У нас еще пока достаточно времени до зимнего перерыва, поэтому мы еще  будем садиться и разговаривать с главным тренером о том, какие бы позиции он хотел усилить, какое количество игроков изменить или оставить все, как есть, все его устраивает.

СУХИНИН: Весна просто будет гарантировано жаркая - и Кубок, и Еврокубки, и Чемпионат. И все плотненько.

КАЗИАХМЕДОВ:  Давайте декабрь пройдем.

ЗАГДАЙ: Если уж заговорили о селекции, есть у меня личный вопрос, который я просто не могу не задать. Очень важный вопрос, потому что когда в клуб позвали Роберто Карлоса, это было большое событие. Один из самых известных футболистов современности оказался в "Анжи", и сейчас вы его используете не как футболиста. Насколько он силен в функциях менеджера, так, как был силен на футбольном газоне?

КАЗИАХМЕДОВ:  Вы знаете,  Роберто Карлос - это сплошной позитив со всех точек зрения. И как футболист, который играл, и сегодня, как директор команды. Потому что он, несомненно, оказывает очень серьезное влияние на игроков и во время тренировочного процесса, и с точки зрения общения, и передачи своего опыта, как профессионального игрока. Даже вплоть до того, как надо в быту себя вести. Ну, а о том, что у него растет большой тренерский талант - это тоже, несомненно, видно, он на каждой тренировке работает очень серьезно с футболистами, и для них очень важно перенимать опыт такого человека.

ЗАГДАЙ: То есть вы нисколько не жалеете, что его футбольные таланты уже не используются?

КАЗИАХМЕДОВ:  Он сегодня в ином качестве.

ЗАГДАЙ: Много сегодня о чем поговорили, но очень так обошли критику. Потому что вы объяснили свою позицию по билетам, по продажам билетов, это очень важный вопрос, но при этом очень много критики. И порой люди, которые критикуют, и в выражениях не стесняются, и используют слово национализм.

КАЗИАХМЕДОВ:  Ну, мы уже говорили с Дмитрием на эту тему, в принципе, мы обсудили и выяснили, что такой вопрос, он не существовал и не может существовать.

СУХИНИН: Вернемся, наверное, к текущим делам футбольного клуба "Анжи", тем более что есть такое сообщение из Чеченской республики, с победой вас поздравляют над "Ливерпулем".

КАЗИАХМЕДОВ:  Спасибо.

СУХИНИН: "Как скоро Сердер Сердеров созреет к составу, и когда Ласс Диарра войдет в игру?"

КАЗИАХМЕДОВ:  Сердер уже играл в прошлой игре с "Крыльями Советов" и отличился тем, что забил гол. Скажем, это был первый его выход, ну, как бы активный выход в игру, и думаю, что все больше и больше главный тренер будет его допускать к играм в основном составе. А что касается Диарра, где-то через недельку он уже приступит к интенсивным тренировкам.

СУХИНИН: Просто произвел на всех впечатление в матче с "Динамо", когда он там красиво убрал на финте Баккала, по-моему, ну, кого-то из динамовцев, что тот заработал красную карточку, вторую желтую...

КАЗИАХМЕДОВ:  Ну, знаете, это вообще талантливейший игрок, поэтому я думаю, что он нас еще будет долго радовать своей игрой. Но, к сожалению, видите,  в матче со "Спартаком" он получил травму, которая не позволила ему  играть.

СУХИНИН: У нас звонок. Добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Давуд, Москва, болельщик "Анжи". Вот по поводу билетов говорят, что кому-то продавали, кому-то не продавали, русским, еще что-то выдумывают. Я ходил на матч со своими русскими друзьями, москвичами, никаких проблем с покупкой билетов не было, и всем все понравилось. И еще такой момент, у нас на секторе было несколько болельщиков "Ливерпуля", они были в атрибутике, шарфы, шапочки, и я вам хочу сказать, никто их ни то что не трогал, на них даже внимания никто не обращал. И вот вам, ведущим, хочу задать такой вопрос, как вы думаете, если бы на том же матче со "Спартаком", "Зенитом" на трибуне появился среди болельщиков "Зенита" какой-нибудь человек в атрибутике той же "Бенфики"…

ЗАГДАЙ: Мы поняли ваш вопрос, спасибо большое.

СУХИНИН: Я вам просто приведу свежий пример. У нас просто замечательный есть пример для таких вопросов, у нас есть одна девушка, работает редактором, она страстно переживает за один клуб, и он состоит в очень жестких отношениях с другим клубом. Вот на это столичное дерби она приходит на центральные сектора, ну, на сектора, где, в принципе, не собирается фанатье, а собираются просто болельщики, там тоже болельщики сидят вперемешку. И она тоже попала один раз в такое окружение, что вокруг нее были болельщики другой команды. В общем, очень красиво вывернулась, все было красиво. То есть даже несмотря на то, что их было больше, моральная победа осталась всего  лишь за девушкой. Просто важно использовать свои козыри и проявлять интеллект.

ЗАГДАЙ:   Переодеваться в девушку, если оказался на недружелюбном секторе, переодеваться в девушку. Действительно, вот свежий пример про последний матч с "Ливерпулем", говорят, все было очень позитивно.

КАЗИАХМЕДОВ:  Ну, почему говорят, это так и было.

СУХИНИН: Никита, тебя не хватало в роли девушки на трибунах.

КАЗИАХМЕДОВ:  Было очень много девушек, я думаю, что они все получили удовольствие, посетив этот матч.

ЗАГДАЙ: Но, тем не менее, есть же некоторые трудности из-за того, что  матчи приходится проводить в Москве, а не на своем родном стадионе?

КАЗИАХМЕДОВ: Ну, есть трудности. То, что болельщикам надо добираться из Махачкалы. Большей частью это не каждый может себе позволить. Но, тем не менее, я уже говорил, что не мы это придумали, к сожалению, и вот живем с тем, с чем мы живем на сегодняшний день.

СУХИНИН: О делах насущных. На следующей неделе собирается собрание руководителей клубов премьер-лиги, я так понимаю, вы на него пойдете, и один из вопросов будет - это просьба Фабио Капелло о переносе 19 и 20 тура, видимо, на май, я так понимаю, потому что все-таки так рано начинать в феврале. Какова позиция ФК "Анжи" по этому вопросу?

КАЗИАХМЕДОВ: Вы знаете,  я сейчас однозначно не сказал бы. Логика в предложениях, наверное, есть. Но мы не садились с главным тренером, не обсуждали этот вопрос. В принципе, надо посмотреть, во-первых, погоду, какая будет, вот мы в Мордовии должны будем, в Саранске играть последний тур, соответственно я, конечно, не думаю, что  там будет очень комфортная погода в это время года.

СУХИНИН: Думаю, там будет очень некомфортная погода.

КАЗИАХМЕДОВ:   Поэтому, сложив все плюсы и минусы, мы выработаем точку зрения. Я думаю, что 13 числа  мы ее выскажем.

СУХИНИН:  Ну, на ваш взгляд, как футбольного функционера, такие вещи, как перенос, это нормально при нынешней системе проведения "осень-весна" на следующий год?

КАЗИАХМЕДОВ: Вы понимаете, мы же сегодня  первый год работаем по этой системе и идем методом проб и ошибок, поэтому не застрахована сама система, она не полностью совершенно выстроена. Поэтому надо как бы работать с листа, что называется. Поэтому будет день, будет пища, будем смотреть, что будет происходить  в это время.

СУХИНИН: Хорошая фраза под конце передачи - будет день, будет пища. Мы желаем вам добиться успехов в Лиге  Европы и одержать много красивых побед, которые, в первую очередь, будут радовать болельщиков вашего клуба, ну, и, конечно, чтобы еврокубки приехали в Махачкалу. Все-таки это ненормально, когда клуб играет вне родных стен, а родные стены у вас все-таки в Махачкале.

КАЗИАХМЕДОВ: Спасибо большое. Спасибо вам, ребята, за эфир предоставленный и удачи всем работникам "Маяка".

ЗАГДАЙ: Спасибо, до свидания.