27.10.2012 13:00
Стас Намин слушать скачать
в гостях: Стас Намин

 

БИТОВ: Стас Намин у нас в гостях, здравствуйте.

НАМИН: Здравствуйте.

БИТОВ: Стас Намин - это такое звуко- и словосочетание, которое стало почти нарицательным. Театр Стаса Намина, Стас Намин и группа «Цветы», продюсерский центр Стаса Намина. А я в некотором замешательстве, потому что мы с вами познакомились 10 минут назад. К вам незнакомые люди как обращаются? Стас? Или Анастас Алексеевич?

НАМИН: Ну, вы знаете что, всю жизнь обращались Стас, а вот когда я стал преподавать в университетах разных, как, например, я веду курс в ГИТИСе и еще в некоторых, студенты иногда обращаются по имени и отчеству. Но это только студенты, это последние пару лет началось.

БИТОВ: Я ведь к тому, что у вас юбилейный год, вроде как уже положение и возраст обязывают, или нет?

НАМИН: В смысле называть по имени и отчеству?

БИТОВ: Да.

НАМИН: Вы знаете, я ничего против этого не имею. Потому что отчество, в общем-то, - это воспоминание об отце, а я его очень люблю и уважаю, хотя он не дожил, к сожалению, до сегодняшнего дня. Во всяком случае, хотя меня зовут по имени только, но когда называют по отчеству, я против ничего не имею только из-за того, что это для меня лишнее напоминание о том, как звали моего отца.

БИТОВ: Я пытался выяснить, как нам вас называть.

НАМИН: Стас, конечно.

БИТОВ: Хорошо. Вот смотрите, открываем Википедию… Вы читаете вообще про себя информацию из всяких электронных источников?

НАМИН: Я вообще Интернетом не пользуюсь и в сетях не состою.

СНЕЖИНА: То есть, если есть страница Стаса Намина в Твиттере…

НАМИН: Я не знаю, что такое Твиттер.

СНЕЖИНА: …это все неправда, это не про вас, это не ваше?

НАМИН: А что такое страница в Твиттере?

СНЕЖИНА: Ну, это такая социальная сеть, где каждый человек рассказывает о том, что происходит в его жизни, о том, что он…

НАМИН: Я понял. Нет, меня нет вообще ни в каких сетях.

СНЕЖИНА: Ну, вы же понимаете, что много людей, которые пользуются вашим именем.

НАМИН: Я думаю, там и Наполеоны есть, там много чего есть, Аристотели.

БИТОВ: Ну да, как в любом сумасшедшем доме.

НАМИН: Путиных штук пять, наверное, или десять.

БИТОВ: Не меньше, я думаю.

СНЕЖИНА: Нет, Путина нет.

НАМИН: Нету?

БИТОВ: Вот смотрите, Википедия - это такая электронная народная энциклопедия, я цитирую просто, что тут написано: «Организатор первого независимого продюсерского центра, организатор первых в стране музыкальных фестивалей, основатель первых в стране частных антреприз…»

НАМИН: Вы это читаете мне для чего?

БИТОВ: Я сейчас задам вопрос в связи с этим. Тяжело быть пионером, первым?

НАМИН: Не знаю, я как-то не задумывался, тяжело или нет.

БИТОВ: Но это что, это какое-то чутье нужно, чтобы стать первым?

НАМИН: Да вообще не могу вам ответить на этот вопрос. Я занимаюсь, живу так, как мне кажется, по кайфу.

БИТОВ: То есть для вас неважно, первый вы?..

НАМИН: Абсолютно.

СНЕЖИНА: Мне кажется, что для вас и юбилей тоже ничего не значит.

НАМИН: Ну, это так и есть, конечно. Это формальная дата, которая просто для красоты, вот мы ее используем.

БИТОВ: Как повод.

НАМИН: Как повод, чтобы сыграть красивую музыку, чтобы сделать что-то красивое.

СНЕЖИНА: А что может быть для вас толчком к тому, чтобы заняться чем-то новым или вернуться к старому?

НАМИН: Какое-то вдохновение.

СНЕЖИНА: Вдохновение это что?

НАМИН: Ну, иногда, если речь идет о музыке, бывает, что я услышал какую-то красивую музыку, или был на каком-то концерте, или что-то вдруг увидел, был в каком-то музее, увидел какую-то картину потрясающую. Вдохновение по-разному возникает.

СНЕЖИНА: А женщины?

НАМИН: Ну, женщины, естественно, вдохновение, но, правда, не для искусства, а для жизни.

СНЕЖИНА: А как же музы? Они же все для искусства были?

НАМИН: У меня муза не связана с женщинами, кроме моей жены, женщин не существует, которые меня вдохновляют.

БИТОВ: А все-таки жена вас вдохновляет?

НАМИН: Несомненно.

СНЕЖИНА: И тоже в сфере искусства?

НАМИН: Ну, она вдохновляет меня во всех сферах. Но, самое главное, искусство в принципе вторично, с моей точки зрения, поэтому жизнь, она главнее.

БИТОВ: А ученики?

НАМИН: Ученики меня как могут вдохновлять?

СНЕЖИНА: Удивлять могут.

БИТОВ: Не знаю, свежая кровь, удивляют, да.

НАМИН: Удивляют… ну, вообще да, приятно видеть молодых и талантливых людей.

БИТОВ: Много талантливых?

НАМИН: Много, да. Ну, в искусстве не так много, а вообще в жизни много очень.

БИТОВ: А почему? С чем это связано, что в жизни много, а в искусстве нет?

НАМИН: А у нас в искусстве преобладает в стране такая массовая культура, которая основана во многом на фальши, на псевдопатриотизме, на псевдолюбви. Это еще со времен советских осталось, когда пели те, что вы сейчас называете классикой. И вот эти «Ленин такой молодой, и юный Октябрь впереди», и все такое фуфло подобное, оно, в общем-то, привело к тому, что сейчас тоже очень редко встречаются те, кто… вот такие, как, например, Саша Васильев («Сплин»), знаете такого? Или Дима Ревякин. Таких мальчиков очень мало, к сожалению. Но это очень талантливые люди, которые реально пишут стихи, а не просто тексты.

БИТОВ: Спрос рождает предложение или что? Где курица, где яйцо?

НАМИН: Рождают, наверное, всё какие-то небесные силы, искра какая-то попадает Саше Васильеву. И Дима Ревякин, и Саша Васильев, оказывается, из того самого продюсерского центра, который вы только что упомянули. Ну, конечно же, это их вдохновение личное, это их талант. И не только они, есть в разных поколениях. Но я думаю, после Саши Васильева таких полноценных мало. Хотя есть потрясающие, в рэпе есть такой Баста, Василий Баста, потрясающий парень совершенно. Есть тоже Вася, кстати, Обломов, очень талантливый парень. Вообще есть талантливых ребят много.

БИТОВ: А вы следите за всеми направлениями в музыке, да?

СНЕЖИНА: Или вам приносят, показывают, дают послушать?

НАМИН: Да я вообще направления не различаю. Музыка существует всего двух направлений, двух видов, знаете: хорошая и плохая. А больше я не различаю направлений.

СНЕЖИНА: А где вы ее слушаете?

НАМИН: По-разному бывает. Кто-то мне приносит, где-то я слышу концерты живые. И у нас, в нашем центре в Зеленом театре, тоже проходят концерты, кстати, были концерты и рэповские. Вот Вася Баста великолепно выступил.

СНЕЖИНА: И когда вы видите этих молодых и, по вашему мнению, таких уникальных людей, вы их своим крылом накрываете?

НАМИН: Да нет, что вы, вообще никак. У меня нет крыла никакого. Это было, то, о чем мы говорим, продюсерский центр, это было в конце 80-х годов. И всё, и уже в 90-х я вообще не занимался. Ну, я сделал там какие-то вещи, последний мой проект из рок-н-ролла был – это «Парк Горького». И закончил на этом. Потом я сделал симфонический оркестр, и с рок-н-роллом больше вообще не связан я, слава богу.

БИТОВ: Вы до эфира сказали: я вообще не отношусь к шоу-бизнесу, я не зарабатываю этим деньги. Но опять же, возвращаясь к пресловутой «Википедии», здесь написано, что и концертное агентство, и студия дизайна, и фирма грамзаписи - всё это положило начало развитию российского шоу-бизнеса.

НАМИН: Ну да, но это же было в прошлом веке, это же было очень давно, давно и неправда.

БИТОВ: То есть вас перестала интересовать эта сфера?

НАМИН: Совсем, то есть до такой степени. Это не значит, что меня музыка перестала интересовать или там, я не знаю, фотография, то, чем я увлекаюсь, театр, разные вещи… Но шоу-бизнес как таковой - это заработок денег на том, что ты каким-то образом пытаешься удовлетворить максимальное количество слушателей или зрителей. Вкус вообще, как вы знаете, в большинстве, в массе, он всегда ниже, чем в элите. Поэтому если масса любит, то надо очень осторожно подходить к этим людям, потому что редкий случай - исключения типа «Битлз», которых любили массы. В основном всё наоборот складывается. Но тем не менее вот этот механизм шоу-бизнеса, он, конечно, циничный, примитивный и в общем-то ведет вниз, а не вверх. Но иногда все равно каким-то боком приходится дотрагиваться до него, если проходит концерт, а у нас, например, раз в два года проходят серьезные, большие концерты. Последний был концерт группы «Цветы», когда было 40-летие группы. И вот в YouTubeможно увидеть – 40 лет группе «Цветы», что у нас получилось в результате.

БИТОВ: А YouTubeвсе-таки…

НАМИН: Нет, вы не думайте, что я неграмотный в этом смысле. Я вообще знаю хорошо, как устроены современные устройства.

СНЕЖИНА: Но не пользуетесь Интернетом.

НАМИН: Я просто не захожу туда, потому что у меня много дел очень, мне просто не очень интересно там что-то увидеть. Если мне что-то надо узнать в Интернете, то я и сам могу зайти.

СНЕЖИНА: Пробки посмотреть.

НАМИН: Пробки? Что это такое?

СНЕЖИНА: Это, знаете, на дорогах скапливается очень много машин.

НАМИН: А я не езжу на дорогах.

СНЕЖИНА: Понятно.

НАМИН: Я такой домашний человек, вообще я очень мало…

БИТОВ: Как вы к нам в студию-то попали?

НАМИН: Вы знаете, ни одной пробки. Причем я сам вел машину, и с радостью… ах, вот в чем дело - сегодня же суббота!

СНЕЖИНА: Да, но и в субботу обычно бывают пробки. Вот завтра можете поехать куда-нибудь, Стас, не будет пробок завтра. А потом снова.

НАМИН: Мы говорили о концерте, так вот, у нас будет 14 ноября концерт в «Крокус-сити холл»…

СНЕЖИНА: Юбилейный?

НАМИН: Ну да, можно назвать юбилейным, хотя, в общем, самое главное не то, что он привязан к юбилею, а то, что он из себя будет представлять. Я вот смотрю, какие концерты бывают, и я думаю, что все-таки то, что у нас происходит, - самое интересное из того, что я видел. Потому что в основном почему-то у нас - ну, понятно почему - люди зарабатывают деньги и не хотят тратить силы, время и деньги свои собственные на продакшн, на то, чтобы концерт получился.

СНЕЖИНА: Значит, никто не хочется тратиться на хорошие концерты, а вот Стас Намин с друзьями собрались и хотят показать вам всё, что…

НАМИН: Ну, это связано с тем, что мы просто деньги не зарабатываем на этом. То есть все деньги, которые у нас есть на концерт - от билетов, от спонсоров, не знаю, свои, - мы тратим на то, чтобы получился клевый концерт.

СНЕЖИНА: Это же счастье, да, Стас?

НАМИН: Это кайф. Счастье – это слишком серьезное слово.

СНЕЖИНА: Хорошо, кайф. Кайф, когда ты не зарабатываешь…

НАМИН: Кайф, когда ты не зависишь ни от чего, а просто делаешь то, что тебе нравится.

БИТОВ: А вы считаете себя независимым человеком?

НАМИН: Не знаю, так нельзя говорить, в жизни никто не может быть независимым. Сейчас в меня врежется какой-нибудь пьяный самосвал, и посмотрим, какой я независимый.

БИТОВ: Нет, но это случай.

НАМИН: Случай. Он напился, а у меня случай.

БИТОВ: Ну да.

НАМИН: Поэтому независимых не бывает. Но, во всяком случае, удается делать то, что хочется делать. Это очень важно, наверное, для любого человека.

СНЕЖИНА: Но уникальность в чем? В том, что придут ваши друзья и это будет по-домашнему?

НАМИН: Уникальность, во-первых, потому что очень хорошие песни, которых никто не слышал. Дело в том, что наша музыка вот уже 40 лет как неформат. В 70-х нас запрещали, в 80-х запрещали, в 90-х мы сами исчезли и не работали, как бы остановили группу, в 2000-х мы в театре просто работали, не показывали свою музыку. И только когда 40 лет вдруг исполнилось группе, то есть через 30 лет фактически после того, как нас уже давно забыли, вдруг мы начали опять что-то делать. Поэтому получилось так, что и сейчас нашу музыку очень трудно услышать реально. Но объективно, если от моего опыта идти, насколько я знаю эту музыку и насколько я ее вижу, я думаю, то, что мы делаем, не делает вообще никто у нас в стране, даже близко. То есть у нас классическая рок-музыка не развита в стране. У нас уже рэп какой-то существует и еще что-то, а вот такого, что называется классикой в мире, у нас в стране практически никто не делает.

СНЕЖИНА: То есть как начинали вы, так вы и продолжаете?

НАМИН: Фактически да. Вы знаете, нашу нишу никто не занял. Вот эту, когда есть мелодизм, когда есть стихи, когда есть красивые аранжировки, когда есть всё это… Ну, можно посмотреть это всё, мы не скрываем, это всё есть в YouTube. Вообще, оттого что мы деньги не зарабатываем, мы не продаем ничего, у нас всё бесплатно. И в Интернете, когда меня спрашивают, я всё отдаю бесплатно и никаких авторских не хочу получать.

БИТОВ: Знаете, поразительно, вы сейчас практически повторили слова Александра Градского, я тут недавно смотрел его интервью, но он, правда, выразился еще жестче, он сказал, что у нас в России вообще нет рок-музыки, в принципе, в чистом виде…

НАМИН: Ну, Сашка сам забыл, что это такое, поэтому…

БИТОВ: …что это всегда было некое социальное движение.

НАМИН: Да ну, я не хочу говорить, потому что я могу разговаривать с тем, кто сам знает, что такое рок-музыка. А Саша еще должен понять, чего он лучше знает.

СНЕЖИНА: А вы сноб.

НАМИН: Почему сноб? В чем же снобизм мой?

СНЕЖИНА: Ну, мне кажется, что вы вообще считаете, что вы лучше всех всё знаете.

НАМИН: Ну почему же всё? Но если рок-музыке я сдуру посвятил всю свою жизнь, если человек в моем возрасте, который всю жизнь одним и тем же занимается (ну, не только одним, конечно), почему же он должен не знать-то? Это совсем надо быть идиотом. Ну, я, конечно, не очень умный человек, но не до такой степени идиот, чтобы совсем ничего не знать.

БИТОВ: Нет, но тем не менее…

НАМИН: Знаете что, надо просто придти на мой концерт, и там будет без слов всё понятно, где рок-музыка и как она выглядит.

БИТОВ: Кстати, без слов понятна правдивость ваших слов о том, что вы не занимаетесь шоу-бизнесом, потому что на теме ретро сейчас не зарабатывает только ленивый. Да и последнее десятилетие, наверное, вот эта эксплуатация групп, песен, которые звучали в 70-е, в 80-е годы, это просто нива, вспаханная уже всеми. Вы эту ниву не пахали, соответственно, вы этим деньги не зарабатывали.

НАМИН: Ну да, это один из примеров. Но не только это. Как бы вам сказать, понимаете, действительно, мне удалось отделить в жизни заработок денег от своих увлечений. Поэтому всё, чем я занимаюсь по кайфу, это и музыка разная, я же не только рок-музыкой занимаюсь, я что-то делаю в симфонической музыке, что-то делаю в какой-то другой, пытаюсь этническую музыку попробовать в жизни, ну, такие эксперименты… Вообще вся жизнь у меня - эксперимент. И в театре. Всё это, в общем, для меня кайф. Если что-то любишь, ты же не будешь на любви на своей зарабатывать деньги. Или тогда тебе придется в жертву приносить какой-то свой вкус, свое творчество.

БИТОВ: Ну, смотря какие деньги.

НАМИН: Какие бы ни были. Знаете, говорят: «Как же он продал за такие маленькие деньги?» Значит, побольше если, то можно продать?

СНЕЖИНА: Точно. А слушать мы будем песню?..

НАМИН: Да, это песня, и по ней называется наш новый альбом, он вышел не сегодня, но тем не менее. «Распахни свое окно» - это название альбома по песне, которая, собственно, одна из самых новых, то есть где-то год назад или два я написал ее.

СНЕЖИНА: В финале часа у нас состоится битва «Мужчина против женщины». Сегодня, естественно, мужчина - это Стас Намин, а женщина - это вы, только мы пока не знаем вашего имени. Пишите, мы вам перезвоним, и вы окажетесь в прямом эфире и сразитесь со Стасом Наминым. Шансов выиграть у вас, конечно, нет, но, возможно, Стас пожалеет вас и подарит вам билеты на свой концерт.

НАМИН: Наоборот, билеты во всех случаях подарю, а что касается битвы, я проиграю, стопроцентно проиграю.

БИТОВ: Ну, посмотрим.

СНЕЖИНА: Не бойтесь.

НАМИН: Я не боюсь, я с радостью проигрываю.

СНЕЖИНА: А я не вам, я тем женщинам, которые сейчас мнутся у телефона и не решаются написать свое имя.

БИТОВ: Вы знаете, Стас, мы перед эфиром пришли, читали какие-то последние новости, чтобы быть в курсе событий, и обнаружили, что Арнольд Шварценеггер триумфально решил вернуться в мир кинематографа, снявшись в очередной франшизе под названием «Конан», он же снимался по молодости лет в этом фильме про Конана-варвара.

СНЕЖИНА: Когда был совсем накачанный.

БИТОВ: Да, и у нас даже возник такой вопрос: а что бы мы захотели повторить из нашей молодости, когда нам будет 60 лет? Вот вам 60 лет, ему тоже, что вам хочется повторить, к чему вернуться?

НАМИН: Да у меня нет такого, я, в общем-то, ни от чего и не уходил. Кстати, Шварценеггер тоже не уходил никуда.

БИТОВ: Нет, он губернатором немножко поработал.

НАМИН: Но это не значит, что он остановил свою киношную деятельность. Он параллельно с губернаторством и снимался тоже. Просто меньше, потому что времени было мало.

БИТОВ: «Неудержимые», «Неудержимые-2», точно-точно.

НАМИН: Просто он больше ничем не занимается в жизни, только этим, поэтому у него как бы это и продолжается, и нормально.

СНЕЖИНА: Может быть, какой-то есть период жизни, по которому хотя бы иногда, но вы тоскуете?

НАМИН: Да нет, нет, я как-то живу без тоски.

БИТОВ: То есть вы не оглядываетесь назад?

НАМИН: Да нет, не оглядываюсь. Во всяком случае, без тоски, если оглядываюсь, то с радостью, потому что всё, что мне удалось сделать, мне, в общем, не стыдно за это. Поэтому, собственно, чего мне тосковать-то особенно. Я и дальше чего-то придумываю.

БИТОВ: Это же не обязательно касается…

НАМИН: Кстати, Арнольд, мы с ним вообще друзья, и мы с ним общаемся время от времени.

СНЕЖИНА: Встречаетесь в зале.

НАМИН: В смысле? В зале борцов? Нет, не хочу ломать его, все-таки хороший парень. Но, во всяком случае, у нас есть смешная фотография, когда мы армрестлинг делаем. У него рука примерно как две мои ноги. Но дружба победила.

СНЕЖИНА: Такая толстая?

НАМИН: Такая мощная. И он очень человек хороший, очень симпатичный и очень искренний. Но давайте не про него.

СНЕЖИНА: Я только собралась спросить, а как вы поддержали его в сложной жизненной ситуации?

НАМИН: Я вам дам телефончик, вы ему позвоните, спросите.

СНЕЖИНА: Ой, спасибо большое, я этого и хотела, в принципе, да.

НАМИН: Сейчас кончится эфир, я вам дам.

БИТОВ: Что по поводу театра, здесь тоже задают вопрос, что нового можно будет посмотреть в этом сезоне?

НАМИН: У нас сейчас идет «Маленький принц», это новый мюзикл, который я написал, по Экзюпери, естественно, который мы постарались сделать так, как у Экзюпери, почему весь мир его так любит. Мы постарались так деликатно к этому отнестись, с уважением, начиная от того самого духа потрясающего произведения, кончая всей графикой и дизайном, который он сам нарисовал, и мы по этому сделали декорации, поэтому мне кажется, что получилось красиво. Потом мы сделали потрясающий мюзикл Гладкова Геннадия, это последний его мюзикл, называется «Пенелопа», потрясающий просто. Гена Гладков, наверное, все-таки реальный классик мюзикла у нас в стране. И у нас идет с нескончаемым успехом еще такой, мюзиклом трудно его назвать, во всяком случае, музыкальный спектакль, так скажем, называется «Битломания». То есть это 23 песни «Битлз» с такими как бы видеоклипами, но на сцене, с живыми видеоклипами сделан. Очень, мне кажется, здорово, и все в восторге абсолютно. Вообще у нас трудно говорить о репертуаре, потому что там много всего, надо открыть Интернет, там есть веб-сайт, где всё есть.

СНЕЖИНА: Вот по поводу «Битлз» спрашивают: у Стаса Намина, наверное, должна быть какая-то одна самая-самая любимая песня Леннона после периода «Битлз»?

НАМИН: Ну, там у него много, честно говоря, сейчас про «Битлз» я могу много говорить.

СНЕЖИНА: Просто коллеги ваши, музыканты, спрашивают.

НАМИН: Вы знаете что, вообще «Битлз» для меня… может быть, необычное у меня к ним отношение, потому что я считаю, что четверка, великолепная четверка, она не ливерпульская. В Ливерпуле только три гения родились, это Леннон, Маккартни и Харрисон. А четвертый мальчик - это Джордж Мартин, четвертый музыкант «Битлз». А барабанщик, который там играл, просто клоун, который по большому счету к этим гениям не имеет серьезного отношения. У меня вот такое субъективное отношение, никуда не денешься. Если кто-нибудь когда-нибудь заинтересуется и посмотрит, что сделал Джордж Мартин как продюсер для «Битлз», то будет понятно, что он сделал не меньше, чем эти трое гениев.

БИТОВ: Спрашивают, почему прекратил свое существование SNC?

НАМИН: Вообще у меня было много разных проектов. И SNC… смотря что называют SNC, наверное, радио SNCимелось в виду?

БИТОВ: Наверное, да, скорее всего.

НАМИН: Потому что SNCесть и телевидение, у нас много чего было. Дело в том, что у нас отняли частоты. После того как во время путча автоматчики закрыли нашу радиостанцию, после этого мы поставили прямой эфир Би-би-си. Это первая трансляция Би-би-си в прямом эфире была у нас в стране через нас. То есть мы были просто такая отвязная радиостанция, а потом еще влилась чуть-чуть политическая основа. Ну и, наверное, из-за этого, а может, еще из-за чего-то у нас забрали частоты. Но я не стал бороться и драться, я считаю, что вообще все проекты, которые существуют в мире, любые проекты, даже если это творческие - картину написать, сделанными можно считать в тот момент, когда это полноценно существует и люди это уже почувствовали, любят, поняли, вот в этом есть завершение проекта. А сколько проект продлится по времени - это уже совершенно другая история. Это как бог пошлет. Как человеческая жизнь, да. Вот Пушкин до 37 лет дожил, если бы он еще прожил 30 лет, что совершенно реально было бы, правда, то, может быть, он еще что-то гениальное сделал бы, даже несомненно. Но то, что он сделал, это уже полноценный Пушкин. Ну, так сложилось, что да, Дантес послал за кольчугой, и якобы Пушкин попал в пуговицу, а по правде это была кольчуга. Так сложилось. Так же любой проект, с моей точки зрения… ну, закрыли радио SNCони, закрыли, но оно же существует. Раз ребята спрашивают, значит, она сделала, эта радиостанция, свое дело.

БИТОВ: То есть все имеет некую конечность, завершенность.

НАМИН: Да, конечно. Главное, чтобы было сделано. Я так ко всем своим проектам отношусь.

СНЕЖИНА: Спрашивают, что самое главное, по вашему мнению, вы как дедушка должны вложить в голову своим внукам?

НАМИН: Ничего. Только то, что есть: любовь. Детей надо баловать, любить и баловать, больше ничего. Это лучшее воспитание.

СНЕЖИНА: Дети и внуки - это разное?

НАМИН: Нет, одно и то же. Баловать надо вообще всех, кроме тех, кто уже вырос и имеет амбиции, потому что людей надо судить по их амбициям. Если нет амбиций, ну чего тогда бедного человека трогать. А если человек надувает щеки и говорит: я - вот такой, то он должен ответить за слова.

БИТОВ: А о чем вы мечтаете?

СНЕЖИНА: У вас большие щеки?

НАМИН: У меня - да, огромные, через бороду просто не видно. Вообще мечтаю о том, что есть, мечтаю, чтобы так и дальше шло, чтобы было то, что бог мне подарил: любовь вокруг, приятных людей, возможность делать то, что мне хочется.

БИТОВ: Нет, а что-то новое?

НАМИН: Да мне достаточно и старого.

БИТОВ: Это то, что есть уже. То есть некая стабильность.

НАМИН: Ну да. Если у меня есть всё, то что мне еще желать?

БИТОВ: Я не знаю. Может быть, побывать там, где еще не были…

НАМИН: А что за интерес такой - побывать? Вообще неинтересно. Мечта побывать - что за идиотизм? Я мечтаю о любви, я мечтаю о творчестве, мечтаю о хороших людях.

БИТОВ: Может быть, вы захотите концерт в Антарктиде сделать.

НАМИН: Ну, сделаю, это пара пустяков, чего мечтать-то.

СНЕЖИНА: То есть это не мечта, это проект, который…

НАМИН: Если вдруг решу такую глупость сделать, то сделаю. Но это не так интересно. А вот то, что я говорил вам, это то, о чем надо мечтать действительно. И то, что у меня уже есть, поэтому мне больше ничего не нужно, кроме вот этой любви, людей вокруг, друзей близких. У меня, к сожалению или к счастью, так сложилась жизнь, что я живу в полном счастье, в полном кайфе.

СНЕЖИНА: Есть еще вопросы. Спрашивают: ведь настоящие рокеры обычно подвержены пагубным влияниям?

НАМИН: Значит, я не настоящий рокер.

СНЕЖИНА: Но вот эта зависимость, она же, наверное, от какой-то определенной ранимости идет?

НАМИН: Зависимость? От чего зависимость, про какую зависимость идет речь?

СНЕЖИНА: Говорят об алкоголе.

НАМИН: Об алкоголе? Ну, значит, я не рокер, я не пью. Нет, конечно, могу хряпнуть пару рюмок чая. Но если серьезно, с наркотиками я никаким образом не связан. Вообще интоксикации в моей жизни оказались не мое. Я не курю, вообще ни одной сигареты не выкурил за всю свою жизнь, я не ем мяса уже 40 лет.

СНЕЖИНА: Вот как люди прекрасно выглядят, когда мясо не едят!

НАМИН: Ну, теперь вы понимаете, в чем дело. Правда, может быть, я и с мясом так бы выглядел.

БИТОВ: Начинается наша битва. И у вас есть возможность не просто в честной или нечестной игре победить Стаса Намина, но и выиграть пригласительные билеты на концерт группы «Цветы», который пройдет 14 ноября в «Крокус-сити холле», этот концерт завершает юбилейный год 60-летия Стаса Намина.

СНЕЖИНА: И будет одним из самых запоминающихся в культурно-развлекательной жизни.

БИТОВ: До Нового года уже никакой вечеринки не будет.

НАМИН: Если серьезно, то я думаю, что это, наверное, лучший будет концерт за всю историю группы «Цветы».

СНЕЖИНА: Приходите.

НАМИН: Следующий мы будем делать года через три, не раньше, такой серьезный концерт.

СНЕЖИНА: Надо успеть. Мы приветствуем вашу соперницу, Стас, ее зовут Диана. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

НАМИН: Здравствуйте, Диана. Вы знаете, голос, которым вы говорите, уже располагает, вы уже выиграли.

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо большое.

БИТОВ: Но, Диана, вы пока выиграли один билет, а их два, поэтому за второй надо немножко побороться.

СНЕЖИНА: Наша битва проходит в три раунда. В первом раунде нужно быть быстрее своего соперника. Два вопроса, и здесь нужно быть быстрее. Во втором раунде мужчине мы задаем вопрос на знание мужских тем, женщине - на знание женских тем, а в третьем раунде узнаем, насколько хорошо вы разбираетесь в повадках противоположного пола.

БИТОВ: Готовы?

СЛУШАТЕЛЬ: Абсолютно.

БИТОВ: Тогда слушайте внимательно вопрос. Столица Австралии, четыре варианта у нас есть: Мельбурн, Канберра, Брисбен, Сидней.

СЛУШАТЕЛЬ: Сидней.

НАМИН: Это кому вопрос?

СНЕЖИНА: Это вам.

СЛУШАТЕЛЬ: Сидней.

НАМИН: Ох, вот видите как.

СНЕЖИНА: Стас, а ваш вариант?

БИТОВ: А вы можете, Стас, выбрать другой вариант.

НАМИН: Нью-Йорк.

БИТОВ: Нью-Йорк?! Сидней, Брисбен, Канберра, Мельбурн…

НАМИН: Дело в том, что я раз пять был в Австралии, и мне трудно очень сориентироваться. Поехали дальше. Я проиграл.

БИТОВ: Почему проиграли?

НАМИН: А что?

БИТОВ: Диана неправильно ответила.

НАМИН: Как неправильно?

БИТОВ: Неправильно, не Сидней.

НАМИН: Не Сидней?

СНЕЖИНА: Ваш вариант?

НАМИН: Может быть, Мельбурн?

БИТОВ: Не-а.

НАМИН: Тогда я не знаю…

БИТОВ: Для меня это тоже открытие, но, оказывается, Канберра.

НАМИН: Да что вы говорите?

БИТОВ: Да. Я об этом тоже узнал только сегодня.

СНЕЖИНА: Следующий вопрос. Здесь тоже важно быть быстрее своего соперника. Стас, соберитесь, а то вы как-то… Гибель «Титаника», безусловно, является одним из наиболее известных примеров столкновения айсберга с судном. Эти ледяные глыбы могут достигать гигантских размеров. Вот как вы думаете, какая часть айсберга спрятана под водой: 30 процентов, 50 процентов, 70 процентов, 90 процентов?

НАМИН: Я думаю, где-нибудь 70-90 процентов, в этом роде что-то.

БИТОВ: А вы что думаете, Диана?

СЛУШАТЕЛЬ: Я тоже думаю, 70-90 процентов.

НАМИН: Мы можем с вами прожить целую жизнь счастливую, между прочим, Диана.

СНЕЖИНА: 90 процентов.

БИТОВ: Засчитываем. 1:1.

СНЕЖИНА: Второй раунд, здесь не нужно быть быстрее своего соперника. Стас, вопрос для вас. Английский священник Уильям Ли влюбился в девушку Мэри, которая всегда была за работой, она была чулочницей. Он захотел сделать что-то, чтобы ей было полегче, а заодно и высвободить ей время для свиданий. И в 1589 году он изобрел машину, основной принцип работы которой используется и сегодня. Что это за машина? Три варианта: швейная, стиральная, вязальная.

НАМИН: Ну, наверное, вязальная, чулки-то как делают. Я ничего в этом не понимаю.

БИТОВ: Не поддается Стас, не поддается пока, Диана. Тогда слушайте, вам вопрос, Диана.

НАМИН: Только не мучайте мою Диану, пожалуйста.

БИТОВ: Как называется быстрый среднеевропейский танец: немка, латвийка, полька или хорватка?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, давайте - полька.

БИТОВ: Давайте, конечно.

НАМИН: Диана, слышали, как я вам подсказывал?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, спасибо большое.

СНЕЖИНА: И третий вопрос, на знание противоположного пола.

БИТОВ: Стас, нахождение женщины на борту, вопреки распространенному мнению, не считалось у пиратов плохой приметой. А вот какое самое высокое положение…

НАМИН: Что же они, дураки, что ли, были?

БИТОВ: Да. А какое самое высокое положение в пиратском обществе могла занять дама: 1) стать подругой капитана, 2) стать штурманом, 3) стать коком или 4) стать капитаном?

НАМИН: Ну, капитаном, конечно.

БИТОВ: Браво, конечно!

СНЕЖИНА: Так, Диана, внимательно. Что означает название «шахматы»: 1) вам конец, 2) король погибает, 3) береги короля, 4) король мертв?

СЛУШАТЕЛЬ: Опа!

НАМИН: Я, честно говоря, тоже ничего в этом не понимаю.

СНЕЖИНА: Вы уже почти выиграли, Стас.

БИТОВ: Ну, выберите что-нибудь.

СЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, что, наверное, «береги короля».

БИТОВ: Берегите своего короля? Хотя это неправильный ответ, Диана, но тем не менее…

НАМИН: Диана, мы с вами может прожить целую жизнь счастливую, вы точно мне подходите. Вот «береги короля» - это самый правильный ответ.

СНЕЖИНА: Вы встретитесь со Стасом Наминым, Диана, на концерте 14 ноября в «Крокус-сити холле». Стас, вы выиграли, простите, вам не удалось проиграть.

НАМИН: Вы знаете что, я все равно…

БИТОВ: И вам тоже достаются билеты, Стас.

НАМИН: Хорошо, я тоже пойду на этот концерт, и должен вам сказать, что концерт будет офигительный, это я вам гарантирую.

СНЕЖИНА: Проверим.

БИТОВ: Ждем офигительного концерта.

НАМИН: Знаете что, давайте послушаем песенку с прошлого концерта «Мы желаем счастья».

БИТОВ: То есть это живая…

НАМИН: Это живая, да, с концерта, так, как я ее придумал, а потом уже мы переделали для советской власти, цензура нас заставила сделать мягкий эстрадный вариант. А это тот, который был придуман, оригинал.

БИТОВ: Спасибо. Стас Намин сегодня был у нас в гостях.

00:00
00:00
</>