Сергей Стиллавин и его друзья

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Утренние впечатления

26.08.2012 14:00
"От вольного". Елена Чарквиани слушать скачать

Обсуждаем хобби российских звезд. В гостях – актриса Елена Чарквиани.

КАРЛОВ: У нас в гостях Елена Чарквиани.

ЧАРКВИАНИ: Добрый день.

КАРЛОВ: Добрый день, Елена.

КОКОРЕКИНА: Добрый день.

КАРЛОВ: Можно я позволю себе без отчества вас называть? Ну, без отчества можно?

ЧАРКВИАНИ: Конечно. Можно даже на «ты».

КАРЛОВ: На «ты»? Ну, я сейчас буду некоторое время смущаться первые 45 минут, а потом меня разнесет, мама не горюй.

КОКОРЕКИНА: Первые 45 лет он был крайне смущен, а потом тишина.

КАРЛОВ: Друзья мои, давайте сразу поставим все точки над i, ведь не просто так у нас Елена сегодня будет рассказывать про хобби, а еще мы про основную профессиональную деятельность заговорим, естественно. Сейчас быстренько здесь скажем, что, ребята, возвращается...

ЧАРКВИАНИ: «Мама Мия».

КАРЛОВ: «Мама Мия» возвращается.

КОКОРЕКИНА: Боже мой.

КАРЛОВ: Спрашивайте во всех театральных кассах города. Когда первые?

КОКОРЕКИНА: Это они уже все, это радиослушатели закричали.

ЧАРКВИАНИ: 27 октября премьера в МДМ. «Мама Мия», уже висит баннер огромный, «Мама Мия» возвращается».

КОКОРЕКИНА: На свою родную площадку, можно сказать.

ЧАРКВИАНИ: Да. И еще я немножко скажу, что у нас будет открытие новой площадки в «России» на Пушкинской площади, где будет 6 октября премьера мюзикла «Русалочка» бродвейского. То есть откроется новый театр, новый мюзикл, а потом пойдем мы, вот «Мама Мия». Так что мы расширяемся.

КАРЛОВ: Так, так, так, внимание.

КОКОРЕКИНА: А в «Русалочке» вы тоже задействованы?

ЧАРКВИАНИ: Ну, я не могу, как, у нас репетиционный процесс идет параллельно. Хотели бы, продюсер хотел очень, но Дима, но…

КАРЛОВ: Тревожное сообщение пришло к нам.

ЧАРКВИАНИ: Что такое?

КАРЛОВ: «Дорогая Елена, спасибо вам за вчерашний концерт «Мама Мия» на Воробьевых Горах. Вы прекрасны, вы лучшая».

ЧАРКВИАНИ: Спасибо, спасибо.

КАРЛОВ: А что вчера было-то?

ЧАРКВИАНИ: Я же говорила, что вчера был, по-моему, 70 или 65 лет ЗАГСам московским.

КОКОРЕКИНА: Да вы что?

ЧАРКВИАНИ: Да.

КОКОРЕКИНА: Какая дата, подумать только.

КАРЛОВ: Грустная.

ЧАРКВИАНИ: Почему?

КАРЛОВ: Какая грустная дата.

КОКОРЕКИНА: И мы сразу посмотрели на свои штампы о разводах.

ЧАРКВИАНИ: И вчера были свадебные пары, и мы как бы презентовали «Мама Мия», и практически все вещи из этого мюзикла пели, и там разыгрывались призы очень честно. Я спросила наших организаторов: правда, вот какие-то пары честно писали лавстори, и пары выигрывали путешествие в Грецию. Поскольку мюзикл происходит в Греции, поэтому вот такие делали подарки. Очень приятно.

КОКОРЕКИНА: Класс какой.

КАРЛОВ: Как раз тушить пожары.

ЧАРКВИАНИ: Никаких пожаров там нет.

КАРЛОВ: Да я так, пошутил.

КОКОРЕКИНА: У меня только что подруга вернулась в полном восторге.

ЧАРКВИАНИ: А я была, сейчас расскажу…

КОКОРЕКИНА: А, кстати, это же хобби.

ЧАРКВИАНИ: Это мое хобби, да.

КАРЛОВ: Друзья мои, некоторые звезды собирают марки, некоторые их наклеивают.

КОКОРЕКИНА: Некоторые звезды собирают деньги.

КАРЛОВ: А, кстати, это все звезды собирают деньги.

ЧАРКВИАНИ: Не все.

КАРЛОВ: Не все звезды?

ЧАРКВИАНИ: Да.

КАРЛОВ: Ну, да, у некоторых их отбирают после того, как они их собрали непосильным трудом. А некоторые коллекционируют впечатления, то есть путешествуют. Одна из таких, единственная из таких, мне кажется, все-таки Елена Чарквиани.

ЧАРКВИАНИ: Нет, я думаю, я не единственная, сейчас многие, поскольку читают какую-то прессу всякую, и очень многие звезды любят путешествовать. Мы с моим мужем Алексеем очень любим. Мы с ним уже 18 лет в браке, и каждый год мы вместе, поскольку он тоже режиссер-балетмейстер, работает в театрах разных, но отпуск мы всегда проводим вместе и открываем для себя каждый год новую страну. Стараемся не повторяться, но Бали нас покорила. И мы вот пару лет ездили на Бали.

КОКОРЕКИНА: Исключительно.

ЧАРКВИАНИ: Да, потому что это потрясающе. В этом году мы тоже хотели, но по здоровью…

КОКОРЕКИНА: Не тот сезон, да?

ЧАРКВИАНИ: Нет, нельзя мне было, там 12 часов лететь. На следующий год обязательно полетим.

КАРЛОВ: Елена, мне кажется, балет очень сложно, особенно для артиста, там же все наши. То есть там практически все артисты наши. Отпуск у вас у всех же в одно и то же время, в Новый год, ну, сразу после того, как елки заканчиваются?

ЧАРКВИАНИ: Нет, все боятся лететь на Бали в августе, считается почему-то там сезон дождей, там никакого дождя нет. Наших там крайне мало, там много… ну, это на любителя, это как Индия, как, я не знаю, другие экзотические страны, не совсем чистые, но это рай просто, это потрясающая страна.

КОКОРЕКИНА: Да?

ЧАРКВИАНИ: Да. Это потрясающие, я обожаю запахи, вот эти палочки все, вот эти благовония, эти потрясающей доброты люди. Когда я первый раз приехала, мне говорят: Чарквиани, алло, вернись. Я вот с такой улыбкой была до ушей, совершенно благостной.

КОКОРЕКИНА: А меня, знаете, что там поразило, там же вот эта традиция подношений, которые делают…

ЧАРКВИАНИ: Да, не подношений, там в каждом доме храм.

КОКОРЕКИНА: А вот то, что вот эти плошечки, которые они выставляют на улицы, ну, это же не храм.

ЧАРКВИАНИ: Нет, там у них захоронения прям, там вот они и молятся там.

КОКОРЕКИНА: Простите, на территории магазинов?

ЧАРКВИАНИ: В магазинах у них храмы, это храмы, да. Вот эти маленькие скульптурки, это они поклоняются этим богам.

КАРЛОВ: Я ничего не понимаю.

КОКОРЕКИНА: Я не про скульптурки, я про блюдечки, в которые они кладут там три рисинки, какой-то там, не знаю…

ЧАРКВИАНИ: Это дары вот этим богам.

КОКОРЕКИНА: Одна сто двадцать пятая креветки, два цветочка, не знаю, три травинки.

ЧАРКВИАНИ: А вы были?

КОКОРЕКИНА: Да. Это все очень трогательно выглядит. Вот я просто помню, что мы в детстве примерно так в посудку играли на улицах, а у них это подношения богам.

ЧАРКВИАНИ: Они вообще как дети.

КОКОРЕКИНА: И при этом вот идут туристы, они, естественно, не обращают внимания на эти блюдечки, могут на них и наступить, растоптать и все, с совершеннейшим смирением, без раздражения это все убирается, стирается и заново выкладывается три рисинки, два цветочка, одна сто двадцать пятая креветочки. И это блюдце могут раздавить миллион раз за день, и они миллион раз это положат заново.

КАРЛОВ: А все-таки путешествие, что такое путешествие? Потому что туризм туризму рознь. Есть люди, которые байдарку на плечо, палатку на другое и пошел.

ЧАРКВИАНИ: Это у меня муж любит.

КАРЛОВ: Да?

ЧАРКВИАНИ: Да.

КАРЛОВ: А есть такие, которые ультра ол инклюзив, 7 звезд, тоже путешествие, почему нет.

ЧАРКВИАНИ: Нет, мы любим какие-то вот страны красивые. Вот в этот раз, уже мы не первый раз в Хорватии, ну, там же разная есть, есть Северная, Средняя, вот мы в этом году были на Северной Далмации в Истрии. Не в Истре, а в Истрии.

КАРЛОВ: А, то ёкнуло – Истринское водохранилище.

ЧАРКВИАНИ: Истрия. Пореч и Ровинь, и в мае мы были в Италии в Риме и в Венеции, и мы выбрали специальное место поближе к Венеции, отдыхали. Ровинь – потрясающий город, и мы забронировали ночь, я себе выбрала отель очень красивый, потому что я всегда играю роли какие-то характерные, мне захотелось, я большая и никогда не играла принцесс, мне захотелось побыть немножко принцессой, я выбрала отель весь какой-то 16-го века, золотой, я не знаю, очень красивый. Мы на одну ночь слетали, съездили в Венецию и вернулись, и так вот тоже получили массу удовольствия.

КОКОРЕКИНА: А что ночью делали в Венеции?

КАРЛОВ: Здрасьте, ты вопрос тоже задаешь.

ЧАРКВИАНИ: Ну, кроме всего, мы…

КОКОРЕКИНА: Прошу прощения. Мы вторглись в какую-то очень интимную зону, извините.

ЧАРКВИАНИ: Кроме красивой вот этой голубой постели, мы сидели в ресторане потрясающем, где такой, я назвала его Филипп, ну, итальянцы же красивые, подавал какое-то изысканное вино. С венецианской оперой, не успели мы сходить купить билеты, где шла «Аида», очень было интересно. Посидели днем в известном кафе на Сан-Марко.

КОКОРЕКИНА: Голубей покормили?

ЧАРКВИАНИ: Голубей нет, голубей не покормили, их дети кормили. Забыла кафе как называется.

КАРЛОВ: Есть вот такое место на планете под названием Земля, куда так и не удалось выбраться, а очень-очень хочется?

ЧАРКВИАНИ: Может быть, на Фиджи?

КАРЛОВ: А что там, на Фиджи?

КОКОРЕКИНА: Острова.

ЧАРКВИАНИ: Острова. Нет, ну, я, например, не была в Америке, у меня муж, поскольку по роду своей деятельности он объездил весь мир, я, в принципе, в основном, Европу. Поэтому не знаю, мне бы хотелось очень съездить на Бродвей, поскольку в Лондоне я была раз десять и жила, и пересмотрела, ну, как бы все мюзиклы, и мне это очень интересно. Это тоже было мое хобби, я специально ездила и умышленно ходила во все театры.

КОКОРЕКИНА: А какая постановка произвела наибольшее впечатление в Лондоне?

ЧАРКВИАНИ: Нельзя так сказать, потому что я пересмотрела все там, штук 30 мюзиклов, которые там шли. Первый мюзикл, который я увидела и который хотела посмотреть, было «Кабаре», но это после фильма был чудовищный мюзикл, и там не очень мне понравилось, было три человека в зале, и для меня это как-то шок был. Ну, а остальные, я могу перечислять, и «Miserables» – «Отверженные», и «Оливер» мне очень понравился, несколько раз я ходила, потрясающий мюзикл «Hairspray» – «Лак для волос» с известными звездами. Ну, просто не зная хорошо языка, я умирала от игры актеров просто вот. «Шрек» хороший. Ну, все-все-все, не знаю. Что-то мне не нравилось, «Грязные танцы» мне не понравился, что-то нравится, что-то не нравится.

КОКОРЕКИНА: А «Призрак Оперы» понравился?

ЧАРКВИАНИ: Нет, не понравился.

КОКОРЕКИНА: Скучно, да?

ЧАРКВИАНИ: Ну…

КОКОРЕКИНА: Скучно, скучно.

ЧАРКВИАНИ: Я смотрела и второй, который Уэббер написал, «Фантом-2», его тоже уже сняли. Ну, это целая история, я могу рассказывать об этом долго, и разбирать, просто я специально покупала там билеты в первые ряды, мне было интересно, а где микрофон, ну, это уже профессиональное, а где микрофон, а куда, например, Шрек....

КОКОРЕКИНА: Куда это все вшито.

ЧАРКВИАНИ: Да, у Шрека я не могла понять, выглядывала, выглядывала, где у него микрофон, потому что это просто настоящий Шрек, играет актер, ему очень неудобно, и, по-моему, у него где-то вот здесь, около щеки, потому что у него наклеены щеки, где-то вот, ну, все, там видно из-за кулис, как появились, как работают. А вот на, например, «Лак для волос» я ходила раза четыре в разное время, пока его не сняли. И там вот потрясающе, как будто вот премьера, вот работают с таким драйвом…

КАРЛОВ: А вы так смотрели с прицелом, что интересного у нас можно адаптировать?

ЧАРКВИАНИ: Да.

КАРЛОВ: Ну, например, «Лак для волос» у нас поймут?

ЧАРКВИАНИ: У нас эта тема, там тема негритянский, вот этот вопрос чернокожих, я думаю, нет. Но, если какой-то другой вопрос, не негритянский, то тогда у нас…

КОКОРЕКИНА: А северокавказский, например.

ЧАРКВИАНИ: Да. Ну, там половина негров, и там шикарная, видимо, звезда какая-то, негритянка поет такую вещь, ну, у нас это, не знаю.

КАРЛОВ: Только Лариса Долина, только Лариса Долина может спеть, как негритянка, нет?

ЧАРКВИАНИ: Ну, наверное.

КАРЛОВ: Ну, хорошо, отошли от мюзиклов. Фиджи, значит, место, где ни разу не были, Бродвей – место, где ни разу не были.

КОКОРЕКИНА: А место, которое разочаровало? Ну, то есть ехали в надежде, а получился полный упс?

ЧАРКВИАНИ: Пожалуй, такого не было. Мы всегда находим, сначала первые дни как-то, первый день всегда мне что-то не нравится, там пляж не тот, город не тот, это не то, а потом как-то вживаешься, и спасибо моему супругу Алексею, он как-то все это умеет вот так вот организовать, что я влюбляюсь во все это, мне нравится и потом не хочется уезжать. Но, в принципе, мы очень тщательно готовимся, по интернету выходим, смотрим.

КАРЛОВ: А кто инициатор?

КОКОРЕКИНА: Кто выбирает маршруты?

ЧАРКВИАНИ: Ну, вместе мы.

КАРЛОВ: Ну, как вместе, ну, ведь так не бывает – вместе.

КОКОРЕКИНА: Ну, вы не сели же вместе за компьютер: давай, подумаем, куда мы поедем.

ЧАРКВИАНИ: Нет, ну, давай, вот туда, хотелось бы... Нет, ну, наверное, все-таки я.

КАРЛОВ: Вот и открылась страшная правда.

КОКОРЕКИНА: А Алексей уже дальше начинает заниматься кропотливой работой по подготовке путешествия, чтобы Елена по приезде на месте не была…

ЧАРКВИАНИ: Нет, занимаюсь этим я, он дальше меня обеспечивает, когда мы приезжаем, меня развлекает, занимается и носит на руках, и так вот.

КАРЛОВ: Хорошо, когда с собой есть собственный аниматор.

КОКОРЕКИНА: Слушай, хорошо, когда 18 лет на руках.

КАРЛОВ: Это тоже неплохо. Меня, например, никто не носил на руках.

КОКОРЕКИНА: Это просто почетный балерун, я бы сказала, Российской Федерации, все время в поддержке.

КАРЛОВ: Спокойно. Подожди секундочку, а как это развлекает, как это?

ЧАРКВИАНИ: Развлекает я не сказала.

КОКОРЕКИНА: Увлекает.

ЧАРКВИАНИ: Увлекает.

КАРЛОВ: Как?

ЧАРКВИАНИ: Ну, вам какие-то интимные…

КАРЛОВ: Ну, пример, ну, не надо интимных примеров. Подождите, вот вы прилетели, аэропорт Барселоны, ни фига не нравится, автобусы черт знает где, никто по-русски не понимает, вообще непонятно, куда мы приехали.

ЧАРКВИАНИ: Он берет все мои сумки, все узнает, "стой здесь, не волнуйся, все, моя хорошая".

КОКОРЕКИНА: Сядь, попей кофе.

ЧАРКВИАНИ: Да, посиди, выкури сигарету, я иногда курю на отдыхе, вообще я не курю, но иногда, когда…

КОКОРЕКИНА: Страшное признание для певицы.

КАРЛОВ: Нормальное.

ЧАРКВИАНИ: Почему? Меня поразила Вишневская великая, которая говорила, что после спектакля трудного я прихожу и с удовольствием выкуриваю сигарету и выпиваю бокал шампанского. Вредно и шампанское для голоса, и сигареты. Поэтому я подумала, ну, если Вишневская, то на отдыхе…

КОКОРЕКИНА: После же спектакля.

ЧАРКВИАНИ: А на отдыхе я же не пою.

КОКОРЕКИНА: Тоже после спектакля.

КАРЛОВ: А не бывает так, что вдруг какой-нибудь рашин увидел?

ЧАРКВИАНИ: Ну, вы знаете, не узнают. Нет, как-то не было такого. Мне, в основном, рассказывают мои знакомые, тот же Сергей Майоров, мой большой друг, который сейчас отдыхал в Испании, и когда он с кем-то там познакомился, с какими-то людьми, и когда он сказал, что Лена Чарквиани – "а, мы ее так любим, это «Мама Мия», ура, ура". Вот такие какие-то вещи бывают, а так нет.

КОКОРЕКИНА: Ну, так, может быть, оно и, слава богу.

КАРЛОВ: Вот и меня тоже чего-то перестали узнавать.

КОКОРЕКИНА: А то, что делать в тот момент, когда тебе предлагают спеть, а понятно, что петь тебе не хочется.

ЧАРКВИАНИ: Нет, нет.

КАРЛОВ: А вот развлечения, приехали в страну, страна-то большая, всю же ее хочется посмотреть, что делаете, берете машину?

ЧАРКВИАНИ: Да. Вот на Бали, например, мы, ну, вы знаете, да, берешь такси очень дешево.

КАРЛОВ: Именно такси, да?

ЧАРКВИАНИ: Ну, там у них другого транспорта нет, только такси.

КАРЛОВ: Машины на прокат нет, рент э кар никакого?

КОКОРЕКИНА: Можно взять.

ЧАРКВИАНИ: Ну, мне Леша не разрешает, поскольку я так еще не очень, у меня права есть, но я… а там, по-моему правостороннее движение. Там такие дороги, что не надо, лучше, замечательно, у нас такой водитель, он поет песни, он нас так веселил. Я говорю, у нас, говорю, в машину, он говорит: выхо машину? Я говорю: да не выхо машину… Ну, они как дети, они такие смешные, и вот по 10 часов по всему острову он нам все показывал, они ждут, и 10 часов путешествовали, то есть мы два раза объезжали, все-все смотрели.

КАРЛОВ: Елена, а россиянам нашим скажите, сколько это 10 часов машина стоит на наши деньги?

ЧАРКВИАНИ: 35-40 долларов.

КОКОРЕКИНА: Ну, то есть, это около тысячи рублей на 10 часов.

ЧАРКВИАНИ: Да. Ну, там вообще очень дешево все.

КОКОРЕКИНА: А у нас поездка в любой аэропорт, по-моему, за тысячу.

ЧАРКВИАНИ: Две тысячи.

КАРЛОВ: Слишком много желающих в аэропорт у нас.

ЧАРКВИАНИ: Нет, Бали вообще очень страна не дорогая.

КОКОРЕКИНА: И еда очень вкусная и очень дешевая.

ЧАРКВИАНИ: Еда, надо привыкнуть, она такая...

КАРЛОВ: Остренькая.

ЧАРКВИАНИ: Не остренькая, немножко такой трупный у нее запах.

КОКОРЕКИНА: О, это какие-то ваши частные впечатления, мне, например, очень понравилось.

ЧАРКВИАНИ: Ну, вы, наверное, вы ели в каких-то хороших гостиницах?

КОКОРЕКИНА: А, вы имеете в виду аутентичных, где вот местное население питается?

ЧАРКВИАНИ: Да.

КОКОРЕКИНА: Ну, может быть, я там не ела.

ЧАРКВИАНИ: Ну, вообще там такие соусы специфические.

КАРЛОВ: Очень скоро мы будем пытать Елену Чарквиани на предмет, чего опасаться там, на Бали, с чем нужно быть осторожным.

ЧАРКВИАНИ: Ну, да.

КАРЛОВ: Елена Чарквиани у нас в гостях, мы говорим о Гоа, хотя я все время его путаю с Бали.

КОКОРЕКИНА: Нет, почему это о Гоа.

КАРЛОВ: Поэтому говорим о Бали. Ну, чтобы я не путал с Гоа всякий раз. Вчера то же самое было, вот реально, мне говорят Боа, а я…

КОКОРЕКИНА: Да, а я муфту даю.

КАРЛОВ: А я сразу о Бали. Так где вы были, Елена, на Гоа?

ЧАРКВИАНИ: На Бали.

КАРЛОВ: Об опасностях, подстерегающих русского туриста на Бали.

ЧАРКВИАНИ: Русского? Ну, не знаю, опасностей там никаких нет кроме того, что, если очень постараться, то можно потратить все деньги, не знаю, на что-то. Там мастера же по бумаге.

КОКОРЕКИНА: По дереву потрясающие.

ЧАРКВИАНИ: Да, по дереву, там потрясающий делают батик, там потрясающие художники, мы привезли три картины, батик потрясающий, ну, там очень все руками, украшения очень красивые.

КОКОРЕКИНА: А везли как, прямо с собой в ручной клади?

ЧАРКВИАНИ: Ну, вот скрутили.

КОКОРЕКИНА: А, да, батик можно скрутить. А вот, например, какие-то деревянные произведения искусства…

ЧАРКВИАНИ: Очень мне хотелось стулья, очень красивые в форме вот такие ладошки. Видимо, как-то вывозят оттуда.

КАРЛОВ: Багажным рейсом.

КОКОРЕКИНА: Ну, вот у меня подруга так из Таиланда тоже вывозила какую-то мебель, она шла к ней, по-моему, месяцев 8.

ЧАРКВИАНИ: Ну, единственное, там надо знать, что в наших условиях может потрескаться. Там же очень влажность большая.

КОКОРЕКИНА: Ладошки могут потрескаться?

ЧАРКВИАНИ: Вообще изделия из дерева. Сергею Майорову я привезла гамак, он очень просил. Там очень много гамаков.

КАРЛОВ: Потрескался?

ЧАРКВИАНИ: Кто?

КАРЛОВ: Гамак.

КОКОРЕКИНА: Сергей Майоров.

ЧАРКВИАНИ: Нет. Ну, кого там можно бояться? Обезьян если только. Вот на меня напрыгнула, это была для меня жуть какая-то.

КОКОРЕКИНА: А, да, там же вот этот обезьяний храм.

ЧАРКВИАНИ: Да они там везде. Мы поехали гулять в лес, вышли, и я очень, ну, нас, я не ела в таких совсем, а очень захотелось есть, я думаю, ну, чипсы это безопасно, купила чипсы, Леша курит. И сидит такая, на меня смотрит. Я говорю: даже не смотри, не дам. И вдруг…

КОКОРЕКИНА: Эта Чита Дритта.

ЧАРКВИАНИ: Прыг, прыгнула, вот так обхватив меня вот просто, прыгнула мне на талию…

КОКОРЕКИНА: И крикнула: Лена Чарквиани, мюзикл «Мама Мия».

ЧАРКВИАНИ: Ура, я вас узнала. И выхватила у меня чипсы.

КАРЛОВ: Вот зараза.

ЧАРКВИАНИ: Да. У меня был шок, я визжала и сказала, а они же агрессивные, говорю: отдай, а она стала рычать. У них очень опасный укус.

КОКОРЕКИНА: Да, да, они скалятся. А потом я вам хочу сказать, это был самец.

ЧАРКВИАНИ: Почему?

КОКОРЕКИНА: Ну, вот мне объяснили. У меня тоже была такая история.

ЧАРКВИАНИ: Тоже на вас напрыгнул?

КОКОРЕКИНА: Он хуже, он снял с меня юбку. Она была просто на резинке.

ЧАРКВИАНИ: А что он хотел отнять?

КОКОРЕКИНА: Он хотел, конечно, отнять у меня чипсы. Ко мне он не испытывал никаких чувств, у него там целый гарем из этих беременных обезьян.

КАРЛОВ: Кокорекина, где ты носишь чипсы?

КОКОРЕКИНА: Я в руках, но, понимаешь, в чем дело, он немножко поменьше, чем я ростом, поэтому, куда мог, туда и дотянулся. Он дотянулся до юбки, он ее… Я после этого сразу отдала чипсы. Я сказала: ты мне юбку, я тебе чипсы.

КАРЛОВ: Вот они, женщины какие, да? Сними с них предмет одежды, они тебе все сразу отдадут.

ЧАРКВИАНИ: Последнее.

КАРЛОВ: Да, последние чипсы, пылают станицы. Хорошо. Значит, вот этого можно опасаться, деньги потратить на всякие замечательные вещи. А вот с едой, может быть, какие-то специальные препараты взять, чтобы там…

ЧАРКВИАНИ: Мы брали первый раз аптечку огромную, ничего не было, замечательно, в гостинице потрясающе там кормят, и свежевыжатые соки, и все-все, нет, там все стерильно. Единственное, водичка в отелях стоит, чтобы зубы чистить, меняют каждый день зубные щетки. А там есть европейские, там надо посмотреть, где больше иностранцев ходят. Ну, выбрали себе красивое там кафе. То есть мы уже знали, а там есть Бали Коллекшн, вот это место, где очень много русских, где тратят деньги действительно. Мы не там отдыхали, там вообще все как бы... Нет, там проблем с едой… А, еще очень смешно, я первый раз попробовала, когда рыбки это делают, едят…

КАРЛОВ: Пилинг.

КОКОРЕКИНА: В смысле, массаж?

ЧАРКВИАНИ: Да, не массаж…

КАРЛОВ: Фиш пилинг.

КОКОРЕКИНА: Опускаешь ноги, и они тебя чик-чик-чик.

ЧАРКВИАНИ: Да, я столько лет боялась, а тут меня Сергей говорит: давай, залезай. Собралась толпа, мы визжали, как…

КАРЛОВ: Ну, конечно, пираньи-то.

КОКОРЕКИНА: Какие же пираньи.

КАРЛОВ: Какие, какие, маленькие. Маленькие откормленные пираньи. Хорошо, а сколько на круг выходит поездка на двоих? Ну, примерно, плюс-минус.

КОКОРЕКИНА: Ну, это же все по-разному.

ЧАРКВИАНИ: У всех по-разному, какой отель, какое место, как ты будешь питаться.

КОКОРЕКИНА: Как ты будешь тратиться.

ЧАРКВИАНИ: Мы рассчитываем на одну сумму всегда с мужем, а тратим…

КАРЛОВ: А выходит две.

ЧАРКВИАНИ: Нет, в три, в четыре раза больше.

КАРЛОВ: Ой, тогда мы не будем вам этот вопрос задавать. Ну, а гостиницы там, с чем можно сравнить? Вот эти вот звезды, которые на них нарисованы, это по европейским меркам? Пять равно пяти?

ЧАРКВИАНИ: Пять равно пяти, первая у нас была, а вторая, вторую мы взяли, она называлась «Бали тропик», тропический, потрясающе руками все вырезано с террасами, с креслами, вот такие маленькие домики, мне это даже больше понравилось.

КОКОРЕКИНА: Такие бунгало.

ЧАРКВИАНИ: Да, бунгало такие. У нас там варан ходил на территории, белки прыгали.

КАРЛОВ: Какая прелесть.

ЧАРКВИАНИ: Да, и очень мало народу, все не как вот в Черногории и Хорватии, все лежат вот так нос к носу, здесь, в общем, релакс.

КАРЛОВ: Кричи «помогите» – никто не придет, да?

ЧАРКВИАНИ: А там особенно не утонешь в океане, он все время уплывает, у него же все время отлив.

КОКОРЕКИНА: Отлив, да, там пока до глубины дойдешь, три пары железных сапог сносишь.

ЧАРКВИАНИ: Да, там не очень наплаваешься, там пока полежишь, позагораешь, придешь, ой, а моря нет, ушло.

КОКОРЕКИНА: А противоположная сторона, где Индийский океан омывает, там как раз рай для серфингистов, и там как раз глубокая вода, но там очень большое волнение.

ЧАРКВИАНИ: Да, мы ездили туда, там не покупаешься.

КОКОРЕКИНА: Да, там для тех, кто любит экстрим.

ЧАРКВИАНИ: Мы на яхте так поехали, два часа, я думаю, ну, ничего, ну, все вот так висели иностранцы за бортом, девушки все как бы, а я лежала пластом, проклиная все, потому что это было жуткое волнение, серфингисты плавали, но это была такая жуть, как в фильмах.

КОКОРЕКИНА: Волна пошла.

ЧАРКВИАНИ: Эти волны, да. Я говорю: мама, высадите меня, я не хочу ничего, верните обратно.

КОКОРЕКИНА: А еще очень трогательная традиция на сон грядущий, когда ты заходишь в номер или в бунгало…

ЧАРКВИАНИ: Да, цветочек дарят.

КОКОРЕКИНА: Да, цветочки или какие-то листочки, на которых серебряной красочкой написано там…

ЧАРКВИАНИ: Да, спокойной ночи.

КОКОРЕКИНА: В общем, каждый день какая-то такая простая надпись, какую-нибудь конфетку обязательно положат, ну, это просто такой вэлкам, это просто приятно.

КАРЛОВ: Вот говорят, знаете, что русские уже испортили Вьетнам.

КОКОРЕКИНА: Что они сделали?

КАРЛОВ: Уже говорят, там за доллар люди не будут тебе весь твой отпуск помогать и услуживать. Говорят, на Бали тоже цены растут из-за наших, нет?

ЧАРКВИАНИ: Ну, может быть, не знаю, наверное, туда стало больше и больше ездить, потому что раньше это была экзотика, сейчас все передается, естественно. Во Вьетнаме тоже, говорят, очень хорошо.

КАРЛОВ: Вот, в том-то и дело.

ЧАРКВИАНИ: Но где наших только нет.

КОКОРЕКИНА: Где наши не пропадали.

КАРЛОВ: Мы подходим сейчас к самому трогательному моменту нашего эфира, сейчас будет звучать песня. Вы решили, какая будет песня звучать?

ЧАРКВИАНИ: Да, это будет из мюзикла «Мама Мия», это песня «АВВА» «The Winner Takes It All». Но на русском она в мюзикле, «Кто победил, тот прав», переводил Леша Кортнев.

КАРЛОВ: Лешка умеет.

ЧАРКВИАНИ: Да, надеюсь, он оставит, не будет никаких в этот раз, потому что песня очень хорошо переведена.

КАРЛОВ: Ну, давайте послушаем тогда, что ли. Итак, исполняет Елена Чарквиани. Песня называется «Кто победил, тот прав». Елена, вы вообще любите делиться планами вот со всеми?

ЧАРКВИАНИ: Со всеми нет.

КАРЛОВ: А с нами?

ЧАРКВИАНИ: Ну, смотря, что вы спросите.

КАРЛОВ: Ну, вот в этом году, в 2012 уже все планы по поездкам, по путешествиям реализованы?

ЧАРКВИАНИ: Ну, надеюсь, сейчас получится, с «Мама Мия» меня посылают в Грецию, но там по числам, потому что у нас 7-го начинаются репетиции, если до 7-го успеем, потому что после 7-го меня англичане не отпускают, потому что начинаются репетиции. Надеюсь, что удастся до 7-го на 3 дня, ну, такая промо-акция, поехать журналистам.

КОКОРЕКИНА: Это прямо туда-туда, где и съемки проходили? Совсем именно в то место?

ЧАРКВИАНИ: Надеюсь, что да, если получится. Ну, там проблемы с…Ну, не буду пока говорить, очень хочется, чтобы получилось.

КОКОРЕКИНА: А Эльдар нам из Ульяновской области написал: «АВВА отдыхает, браво».

ЧАРКВИАНИ: Спасибо.

КАРЛОВ: «АВВА» давно уже отдыхает, кстати.

ЧАРКВИАНИ: Нет, они замечательные, они были на премьере, и им очень это понравилось, ну, был Бьорн Ульвеус и Фрида, и иностранцы, как бы они меня подбирали, кроме того, чтобы подошла по голосу, они меня зовут Фрида, считают, что я на нее похожа.

КОКОРЕКИНА: Внешне есть что-то.

ЧАРКВИАНИ: Ну, да.

КОКОРЕКИНА: Но ведь эту же песню как раз Агнета, по-моему, пела, а не Фрида.

ЧАРКВИАНИ: Пела Агнета, да. Ну, просто вот…

КАРЛОВ: А вот трепет-то присутствует?

ЧАРКВИАНИ: При чем?

КАРЛОВ: Когда стоишь перед ними, смотришь, это же легенда.

ЧАРКВИАНИ: Я их выводила, я Фриду за руку выводила, а с Бьорном... Нас еще возили в Швецию, представляли, Наташу Быстрову и меня, нас привезли и показали мюзикл, а мы еще не видели, нас взяли, меня взяли, и я, собственно, не представляла, что у меня будет главная роль, ну, и вот мы сели, впереди сидит Бьорн с женой, от него так коньячком попахивает, а мы сели, значит, смотреть мюзикл. И как это все заиграло, у меня отвисла челюсть. Потом у меня текли слезы, мне было плохо, потому что я понимала, что я играю главную роль, что у меня 15 вещей, что я там бегаю босиком, и что такие вещи потрясающие, это, конечно, было для меня… и тогда нас представляла за кулисами как бы, первый раз мы с ним знакомы, а второй, когда на премьеру приехали, мне сказали, что я вывожу за руку Фриду, как бы выводила ее. Она потрясающе выглядит, очень приятная, сдержанная. Даже они, они же не поют, она что-то там спела, кусочек какой-то, не помню, а, «Happy Birthday», потому что одной из…

КОКОРЕКИНА: Солисток, участниц?

ЧАРКВИАНИ: Нет, кто написал этот мюзикл, у нее день рождения было, она тоже приехала.

КАРЛОВ: Итак, 27?

ЧАРКВИАНИ: Октября.

КАРЛОВ: Друзья мои, смотрите, смотрите.

ЧАРКВИАНИ: Потому что все эти вещи, конечно, в контексте спектакля они слушаются, когда в контексте спектакля это вообще, когда вживую, когда с залом эта идет энергетика, ну, это совершенно…

КАРЛОВ: Ну, хорошо, тогда я вернусь к путешествиям и спрошу. 2013 год не за горами, многие, кстати, считают, что его не будет, но это враки.

КОКОРЕКИНА: Потому что 21 декабря 2012 поставит точку.

ЧАРКВИАНИ: Да, конец света говорят.

КОКОРЕКИНА: В наших планах относительно путешествий, в том числе.

КАРЛОВ: Ну, вот, значит, быстренько отпразднуем конец света, как обычно по-русски, потом старый конец света, и потом куда в 2013 уже?

ЧАРКВИАНИ: Ну, подождите, еще дайте от этого отпуска придти в себя, потому что столько впечатлений было. Не думаем пока, не думаем, сейчас столько планов.

КОКОРЕКИНА: Ну, как правило, если зимний отдых, то это в теплые края?

ЧАРКВИАНИ: Нет, это очень опасно для голоса, поэтому…

КАРЛОВ: Мурманск?

ЧАРКВИАНИ: Нет, это Европа. Мы были вот в Праге, отмечали мой день рождения с мужем, в Прагу ездили, открыли для себя. Тоже потрясающая страна, потом вот Рим, Венеция, ну, так поближе уже к маю, я очень плохо переношу вот такие резкие, сразу болеешь потом, голос такой профессиональный… ну, не знаю, кто как, я тяжело, у меня акклиматизация, поэтому лучше где-нибудь в Европе. В Голландию хотим съездить, потому что я была раза три, а Леша не был.

КАРЛОВ: Сейчас, говорят, бессмысленно уже.

ЧАРКВИАНИ: Почему?

КАРЛОВ: А чего, закрыли там.

КОКОРЕКИНА: В Амстердаме?

КАРЛОВ: Да шучу я.

КОКОРЕКИНА: Кофе-хаусы закрыли.

ЧАРКВИАНИ: Нет, ну, мы не курим, просто посмотреть, очень красивый город.

КАРЛОВ: Амстердам?

ЧАРКВИАНИ: Я люблю Амстердам, я его обожаю.

КАРЛОВ: Ну, я уже много-много раз говорил, это было 8 часов, это было такое впечатление, что я попал в театральные декорации, вокруг люди, специально прошедшие кастинг. Это не жители Амстердама, это какие-то актеры, удивительно.

ЧАРКВИАНИ: Да, такие красивые женщины, такие мужчины, какие-то все…

КАРЛОВ: Необыкновенные. Не то, чтобы все красивые, просто необычные, какие-то характерные очень люди.

ЧАРКВИАНИ: Да, да.

КОКОРЕКИНА: После этого ты говоришь, что ты не куришь.

КАРЛОВ: Нет.

ЧАРКВИАНИ: Нет, ну, там можно попробовать один раз.

КОКОРЕКИНА: Теперь уже нельзя. Только местное население.

ЧАРКВИАНИ: Ну, перестаньте, когда на гастролях в Бельгии говорили: ничего нельзя...

КАРЛОВ: Ничего нельзя.

ЧАРКВИАНИ: Вошли, везде все можно, если ты захочешь, все найдешь.

КАРЛОВ: Друзья, не пытайтесь это сделать в домашних условиях.

КОКОРЕКИНА: Да, кстати, даже в Лондоне, когда действовал вот этот сухой закон после 23 часов и ничего, так сказать, все закрывалось и не торговалось, все это полная ерунда. Арабы, бывшие представители бывших колоний прекрасно открывали, гостеприимно вот эти полки со спиртным и все, что хочешь, продавали.

ЧАРКВИАНИ: Нет, а, собственно, "красные фонари" тоже закрыли?

КОКОРЕКИНА: Нет, нет, "красные фонари" нет, это достояние республики, такое закрывать нельзя.

КАРЛОВ: Я это отложил на потом, знаете, за 8 часов все равно не успеешь по-настоящему. Я это отложил на будущее.

КОКОРЕКИНА: Как это амбициозно звучит, Карлов, на правах рекламы на «Маяке» практически...

КАРЛОВ: Спасибо, дорогая. Друзья мои, большое спасибо Елене Чарквиани за то, что она нашла время, пришла к нам.

ЧАРКВИАНИ: Спасибо вам.

КАРЛОВ: Вы потрясающий рассказчик, так с вами интересно, на самом деле.

ЧАРКВИАНИ: Спасибо, у меня большая жизнь творческая.

КОКОРЕКИНА: Спасибо.

ЧАРКВИАНИ: И вам спасибо, очень приятно и замечательно, что…

КОКОРЕКИНА: Знаете что, и хорошей второй жизни мюзиклу «Мама Мия» на площадке МДМ.

ЧАРКВИАНИ: Спасибо, я вас жду на спектакле, приходите, вы получите удовольствие.

КОКОРЕКИНА: Давай, Карлов, соберемся.

КАРЛОВ: Все, соберемся, пойдем.

КОКОРЕКИНА: Свои ленивые ноги направим.

ЧАРКВИАНИ: Вы всегда вот так обещаете, а потом не приходите.

КАРЛОВ: Мы вам только первый раз обещаем.

КОКОРЕКИНА: Мы вам первый раз обещаем.

КАРЛОВ: Мы будем стараться, спасибо.

ЧАРКВИАНИ: Спасибо, до свидания.