29.03.2012 17:00

 

РАДЦИГ: Внимание, дорогие друзья. На прошлой неделе прозвучала шокирующая новость в культурной жизни столицы. Знаменитый кинотеатр «Пушкинский», недавно отметивший полувековой юбилей, прекращает свою работу. О, ужас!

БАЧЕНИНА: Не может быть?!

РАДЦИГ: Да, теперь он будет перепрофилирован в очередной модный мюзик-холл и переименован обратно в «Россию». Московские киноманы отказываются прощаться с культовым для них местом, не хотят верить слухам, которыми окутана вся эта история. Впервые генеральный директор компании «Stage Entertainment», которая заключила сделку с сетью кинотеатров «Каро-фильм», Дмитрий Богачев расскажет всю правду в прямом эфире. И вместе с ним в качестве группы поддержки, а может быть, и авангарда, а может быть, и флагмана пришла известная телеведущая Екатерина Стриженова вместе с 11-летней дочерью, начинающей актрисой Александрой Стриженовой. А вот теперь доброе утро, друзья!

СТРИЖЕНОВА: Доброе утро, друзья, здравствуйте!

БОГАЧЕВ: Доброе утро.

СТРИЖЕНОВА: Поздравляем вас с 1 апреля, это Международный день птиц, птицы вернулись на свои места. Да, это не шутка, это действительно так, отмечается такой праздник. Это еще один повод сегодня отметить.

БАЧЕНИНА: У меня сразу такое ощущение, как будто работает телеканал «Доброе утро», я вас вижу сейчас на экране…

БОГАЧЕВ: День птиц, птицы вернулись на свои места. Вообще само по себе хорошо прозвучало.

БАЧЕНИНА: Ну, дорогие наши гости, размещайтесь и давайте говорить обо всем по порядку, потому что нас же слушают, и тут уже говорилось, что москвичи сразу схватились за сердце. Кинотеатр «Пушкинский» - это такой своеобразный символ Москвы, место, у которого встречаются. Не говорят: у памятника Пушкину, говорят: на Пушкинской площади, у «Пушкинского» и так далее. В чем дело, во что он превратится и так далее?

СТРИЖЕНОВА: Во что он превратится - мне понравилась фраза. Так, Дима, ответьте.

БОГАЧЕВ: Вообще говоря, «Пушкинским» он стал не очень давно, всего лишь десять с небольшим лет назад.

БАЧЕНИНА: Для женщин это большой срок.

БОГАЧЕВ: Серьезно?

СТРИЖЕНОВА: А я вам хочу сказать, что я до сих пор не привыкла, я всегда называю «Россией».

БОГАЧЕВ: Исторически предыдущие 40 лет из 51 года жизни он назывался «Россия», собственно, так он теперь и будет называться, потому что уже в сентябре мы собираемся открыть, внимание, не мюзик-холл, а театр с этим историческим названием.

РАДЦИГ: Театр «Россия»?

БОГАЧЕВ: Да, совершенно верно, театр «Россия». Просто разница в том, что мюзик-холл - это место, где идут эстрадного плана программы развлекательные…

СТРИЖЕНОВА: Где девушки поднимают высоко ноги и задирают юбки.

РАДЦИГ: Не может быть!

СТРИЖЕНОВА: Этого не будет, не ждите!

РАДЦИГ: А в Москве есть такое уже, да?

БОГАЧЕВ: Мы знаем пару мест. Это будет театр, в котором будут идти музыкальные спектакли. По крайней мере, в ближайшие 5-6 лет, именно на такой срок был подписан договор с владельцами здания - компанией «Каро», известным прокатчиком, самым, наверное, большим на сегодняшний день прокатчиком кино, и к нашему всеобщему удовольствию, собственно, - и «Каро», и нашей театральной компании, и, к слову сказать, Департамента культуры Москвы - этот театр, это здание, наверное, приобретет сейчас новую жизнь и новую публику.

РАДЦИГ: Скажите, а в «Каро» не возникло, скажем так, возмущения, потому что это одна из самых пристреленных площадок, где проходили самые известные…

СТРИЖЕНОВА: Связал руки им Дмитрий Богачев…

БАЧЕНИНА: А так ведь и думают, что деньги и так далее, пистолеты.

СТРИЖЕНОВА: Дмитрий, конечно, сегодня в модном очень пиджаке.

БОГАЧЕВ: Пришли такие барыги, да, театральные барыги причем.

БАЧЕНИНА: Забавно звучит, да.

РАДЦИГ: Антрепренеры.

БОГАЧЕВ: Связали руки, заставили отдать. Нет, дело в том, что те, кто посещал этот кинотеатр в последние годы, наверное, заметили, что он не пользовался большой популярностью, двухтысячный зал едва ли наполнялся на десятую часть его емкости.

СТРИЖЕНОВА: Я посещала, я свидетель.

БОГАЧЕВ: Да, за исключением каких-то знаковых событий типа Московского международного кинофестиваля или очень больших премьер, народ туда особо не ходил. И вообще Пушкинская площадь пришла в какое-то такое не то чтобы запустение, но перестала быть уютной, как раньше. Раньше там собирались…

СТРИЖЕНОВА: У фонтанов.

БОГАЧЕВ: Люди сидели на скамеечках, какие-то парочки, гуляли там, кушали мороженое.

БАЧЕНИНА: Сейчас там митинги просто.

БОГАЧЕВ: Сейчас все это, да, превратилось в место митингов, и больше ничего там особо и не происходит.

БАЧЕНИНА: Дмитрий, а у меня в связи с этим вопрос. Куда тогда денется, например, Московский кинофестиваль, где будут стелить красные дорожки?

БОГАЧЕВ: Что касается Московского кинофестиваля, то после того, как мы здание приведем к неким стандартам…

БАЧЕНИНА: В божеский вид.

БОГАЧЕВ: …к международным стандартам зрительского комфорта (напоминаю, что там сейчас нет ни кондиционеров, ни вентиляции, ни туалетов толком нет, гардероба нет, и фойе очень тесное, все в таком запущенном состоянии), после этого со следующего года - поскольку это лето мы планируем посвятить техническому переоснащению, приведению здания в порядок, - со следующего лета мы будем счастливы принимать Московский международный кинофестиваль в том же формате, в котором это делалось в предыдущие годы. Но в отличие от предыдущих лет это место будет не менее комфортным, чем Дворец кинофестивалей в Ницце или какой-нибудь кинотеатр «Кодак» в Лос-Анджелесе, где проводится церемония «Оскар». То есть люди будут приходить в помещение, адекватное мероприятию.

РАДЦИГ: Скажите, а не было мысли построить новое здание, как обычно делается? Вот, допустим, Калягин создал свой театр «EtCetera», ну и, говорит, мне надо под это дело еще здание построить. Построил здание. Швыдкой открывает, открыл уже свой театр.

БОГАЧЕВ: Видите ли, в чем дело, наша театральная компания является частной, и она живет на собственные средства, которые мы зарабатываем от постановки и проката мюзиклов, от продажи билетов. Мы не располагаем средствами, точнее, мы располагаем средствами, но мы не готовы вкладывать пока десятки миллионов долларов, евро - а именно столько стоит строительство нового здания, - просто потому, что это не вполне рентабельно по нынешним временам, то есть мы будем выкупать его достаточно долго. Вышеупомянутые площадки были построены либо за бюджетные деньги, за государственные, а нам сложно конкурировать в этом смысле с Москвой, с бюджетом Москвы в прошлом, которая построила театр «EtCetera»; и нам сложно конкурировать с источниками финансирования Михаила Ефимовича Швыдкого, поскольку там, я так понимаю, очень серьезные какие-то ресурсы стоят.

РАДЦИГ: Все не рассказывайте.

БОГАЧЕВ: А я и не знаю этого. Вот поэтому мы предпочли аренду.

СТРИЖЕНОВА: Ну, я думаю, что, Дима, только в этом конкурировать вам сложно, потому что, когда говорят «мюзикл», это ассоциируется с Дмитрием Богачевым, ваше имя ассоциируется со всеми лучшими мюзиклами, которые у нас в России вообще мы видели.

БОГАЧЕВ: Спасибо.

БАЧЕНИНА: Екатерина, я вас видела на премьере…

СТРИЖЕНОВА: На всех премьерах вы меня могли видеть.

БАЧЕНИНА: Я лично видела вас на премьере «Звуки музыки», и вот то самое здание, где шла премьера, я не говорю снаружи - снаружи оно не удовлетворяет никаким, не только европейским потребностям, но внутри вроде бы все нормально, на мой неискушенный взгляд. Чем было там неуютно?

БОГАЧЕВ: Начнем с того, что внутри «вроде бы все нормально» стало после 2004 года, когда на достаточно убитую площадку, где проводились дискотеки, впоследствии КВН, какие-то невнятные концерты рокеров периодически, пришли мы, для того чтобы…

БАЧЕНИНА: Сейчас обидели два пласта…

БОГАЧЕВ: Слушайте, рокеры, извините, пожалуйста!

БАЧЕНИНА: Да, группа «Ария» будет ждать вас на выходе.

БОГАЧЕВ: Вы простите, группа «Ария», не ждите. Так вот, здание было в ужасном состоянии, и, конечно, интерьеры мы привели в порядок. И интерьеры, и репутацию, к слову сказать.

БАЧЕНИНА: Тоже ваша заслуга?

БОГАЧЕВ: Да, все-таки за 8 лет оно приобрело статус театра, и туда вернулась публика состоятельная, такой истеблишмент, можно сказать, театралы.

РАДЦИГ: И вы все это бросаете…

БОГАЧЕВ: Нет, я хочу вас поправить, мы не бросаем ничего, мы открываем второй театр в Москве, для того чтобы у наших зрителей появилась возможность не ждать еще год или два, пока одна постановка завершит свой прокат и откроется вторая в единственном театре, а посетить сразу два мюзикла, ну, с каким-то…

БАЧЕНИНА: Чтобы шли они одновременно. Давайте напомним, речь шла… МДМ называется здание?

БОГАЧЕВ: Да, театр МДМ, а второй соответственно будет театр «Россия», что принципиально, кстати, для нас, потому что мы возвращаем ему его историческое имя, как говорилось ранее.

БАЧЕНИНА: Екатерина, вот вы мне только что сделали замечание, сказав: на всех премьерах вы меня могли видеть. Почему вдруг я или некто иной мог видеть вас на всех премьерах? Какая у вас связь с музыкальными постановками, с этим театром?

СТРИЖЕНОВА: Вы знаете, в принципе у нас принято семьей ходить, особенно на премьеры семейные, а то, что предлагают, это очень…

БАЧЕНИНА: «Звуки музыки», безусловно, семейный…

СТРИЖЕНОВА: Это семейный мировой мюзикл. И ведь самое главное что для родителей и детей? Найти возможность проводить время вместе. Вот сегодня воскресенье, ну, не сидите дома у телевизоров, выходите вместе. И когда ты имеешь возможность еще с ребенком вместе посмотреть нечто качественное…

БАЧЕНИНА: Развивающее, одухотворяющее.

СТРИЖЕНОВА: Да, у вас появляются общие темы для разговора, общие эмоции, это все направлено только на семью.

БАЧЕНИНА: Сплачивает, конечно же, да.

СТРИЖЕНОВА: И мы видели все постановки, начиная от «Норд-Оста». И «Мамма миа!», и «Красавица и Чудовище» - любимый… Я даже первый раз не смогла досмотреть, потому что улетала на съемки, и мне Александра говорит: мама, ты не видела финала. Ребенок остался с папой, я улетела, потом мы еще раз пошли на этот мюзикл.

БАЧЕНИНА: Это вы сейчас о каком мюзикле говорите?

СТРИЖЕНОВА: «Красавица и Чудовище».

БОГАЧЕВ: Мама, ты не видела финала, я тебе не расскажу, что там было в конце!

СТРИЖЕНОВА: Да. Потом был «Зорро», и вот теперь «Звуки музыки». И когда мы были на премьере, я, как многие мамы, плакала, утирая слезы, потому что это семейная история, это не фэнтези, где вылезают какие-то чудовища… Сегодня очень трудно чем-то удивить детей. Здесь на фоне исторических событий - история семьи, она очень добрая. Когда ты слышишь эти песни, ты понимаешь, что ты их знаешь всю жизнь, потому что это еще голливудская картина. И здесь, когда ты видишь, как эти потрясающие декорации, все исполнено. Знаете, вот здесь я могу поставить знак качества. То, что привозит Дмитрий Богачев, то, что он делает здесь, - это со знаком качества.

БАЧЕНИНА: То есть тут уже вопрос доверия, начиная с первых постановок, и так далее пошло.

СТРИЖЕНОВА: Конечно. Именно поэтому мы, семья Стриженовых, - зрители, и поэтому мы на каждый мюзикл приходили, предвкушая очередной праздник, и то, что у нас грядет событие - 21 апреля Александра должна выйти на сцену Дворца молодежи…

БАЧЕНИНА: Доходились.

СТРИЖЕНОВА: Да, доходились, действительно. Вы знаете, но все ведь зависит от нас, мы прививаем вкус ребенку, ему нравится то, что он слышит…

БАЧЕНИНА: Александра, я так понимаю, выйдет на сцену.

РАДЦИГ: Нет, сейчас Александра пусть расскажет сама. Что предстоит 21 апреля, что будет, Александра?

А. СТРИЖЕНОВА: Я первый раз играю, выйду на сцену МДМ и сыграю в мюзикле «Звуки музыки».

РАДЦИГ: Что вы там делаете?

А. СТРИЖЕНОВА: Играю роль Луизы. Это одна из дочерей капитана фон Траппа.

СТРИЖЕНОВА: А их семеро детей. Как семеро козлят, а здесь семеро детей. И все поют, вы понимаете? Там самой младшей 5 лет.

А. СТРИЖЕНОВА: Ну, примерно, да.

СТРИЖЕНОВА: И для меня, я была на репетиции вот буквально вчера, честно вам скажу, это шок. Я так волновалась, потому что мой ребенок… Ну, она с трех лет занимается художественной гимнастикой, дальше танцевала в «Тодесе», то есть ребенка учили двигаться, но никогда не учили петь.

БАЧЕНИНА: И двигаться одновременно.

СТРИЖЕНОВА: А здесь и двигаться, и петь многоголосие. Вы знаете, я холодела.

БАЧЕНИНА: Александра занималась музыкой до этого?

РАДЦИГ: Александра, вы занимались музыкой до этого?

БАЧЕНИНА: Извините, пожалуйста, Александра, что я не к вам, к маме всё. Просто сейчас очень многие подумают: ну, понятно, ребенок Стриженовой, конечно, а кто же там еще? Во-первых, нужно сказать, что там играют дети не только известных общественности родителей. А во-вторых, нужно все-таки понять, взяли бы вас, Александра, если бы у вас не было данных?

БОГАЧЕВ: Можно я скажу?

БАЧЕНИНА: Да, можно, Дмитрий.

БОГАЧЕВ: Как продюсер. Во-первых, мысль о том, что Саша может играть в мюзикле, возникла у меня еще во время церемонии на зеленой дорожке (она у нас была зеленая на премьере), когда я увидел… Саша, ты мне подскажи, как называется это упражнение, не упражнение, а элемент технический, когда ты ногу?..

А. СТРИЖЕНОВА: Ну, затяжка такая.

БОГАЧЕВ: По-моему, в фигурном катании это бильман, что ли.

А. СТРИЖЕНОВА: В художественной гимнастике называется затяжка.

БОГАЧЕВ: Вот, и она, просто будучи при параде, сделала эту затяжку прямо на зеленой дорожке.

РАДЦИГ: Это что, это нога поднимается, за ухо закладывается?

БОГАЧЕВ: Да, совершенно верно. И я подумал: ничего себе! Во-первых, ребенок раскованный совершенно, во-вторых, такие сложные элементы, в-третьих, по возрасту так, в общем…

РАДЦИГ: Вы простите, я не поверю, пока вы мне не покажете прямо сейчас и здесь, где видно будет Александру в камеру. Включайте видеотрансляцию, сейчас мы посмотрим!

СТРИЖЕНОВА: Вы знаете, это спровоцировал кто-то, по-моему, из журналистов. Он говорит: а можешь ты?.. И Александра, я так на нее смотрю - она в платье, - вдруг поднимает ногу! Спасибо Ирине Александровне Винер, потому что хорошая школа была гимнастическая.

БОГАЧЕВ: Ирина Александровна, спасибо вам.

СТРИЖЕНОВА: Да, Ирина Александровна, спасибо вам огромное.

БОГАЧЕВ: Тоже, кстати, постоянный наш зритель.

СТРИЖЕНОВА: Да, мы виделись на премьере, и, конечно, я думаю, что 21-го числа мы Ирину Александровну тоже пригласим.

БАЧЕНИНА: Я предлагаю, задайте какой-нибудь вопрос, касающийся ваших мюзиклов, а слушатель, который дозвонится и даст верный ответ, получит что?..

БОГАЧЕВ: Два пригласительных билета на премьеру с Александрой Стриженовой 21 апреля в МДМ на мюзикл «Звуки музыки».

БАЧЕНИНА: Очень хороший мюзикл, я была.

РАДЦИГ: А я не был.

БОГАЧЕВ: Вот ответьте на вопрос и пойдете.

СТРИЖЕНОВА: Александра, быстро придумай вопрос.

А. СТРИЖЕНОВА: Сколько детей было в семье капитана фон Траппа?

РАДЦИГ: Я знаю, но отдам этот приз…

БАЧЕНИНА: Говорили же в самом начале, это легко.

БОГАЧЕВ: Ну, кто внимательно слушал, может быть, быстро ответит. А потом следующий вопрос будет: перечислите их по именам.

БАЧЕНИНА: А уже есть даже звонок.

РАДЦИГ: На всю семью тогда придется давать билеты.

БАЧЕНИНА: Пожизненный, знаете, проход.

СТРИЖЕНОВА: Слушайте, а здорово, это, кстати, здорово!

БАЧЕНИНА: Смотрите, какая тема – получить на все мюзиклы абонемент!

БОГАЧЕВ: Пожизненно на все постановки нашей театральной компании.

СТРИЖЕНОВА: Когда у вас откроется театр «Россия». И можно будет и в МДМ ходить.

БАЧЕНИНА: Абонементы придумала я!

СТРИЖЕНОВА: Давайте дадим возможность высказаться.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте, Андрей на проводе. Большое спасибо за передачу, очень интересно. Смотрел «Звуки музыки», как и все предыдущие мюзиклы, я там посчитал, 7 детей.

СТРИЖЕНОВА: Правильно.

СЛУШАТЕЛЬ: Еще у меня убедительная просьба к Дмитрию. Дмитрий, добрый день.

БОГАЧЕВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Смотрели все ваши мюзиклы: «Кэтс», «Зорро», «Звуки музыки», «Мамма миа!».

БОГАЧЕВ: «Красавица и Чудовище».

СЛУШАТЕЛЬ: Все посмотрели по несколько раз, но «Mамма миа!» больше всего. «Mамма миа!» смотрели более трех раз, в том числе и на Бродвее, в «Ковент-Гардене», по-моему…

БОГАЧЕВ: Ну, не в «Ковент-Гардене», конечно, это театр оперный. В Театре принца Эдуарда?

СЛУШАТЕЛЬ: ВWinter Garden Theater.

БОГАЧЕВ: Это в Нью-Йорке.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, да, совершенно верно, на Бродвее. Что хочу сказать. Посмотрев на Бродвее, мой ребенок, 13 лет дочери, сказала о том, что вокал у наших актеров более профессиональный, нежели на Бродвее. Я был, конечно, польщен. Поэтому Дмитрию Богачеву здесь, я считаю, большая благодарность за то, что он смог подобрать и поставить мюзикл такого высокого уровня.

БОГАЧЕВ: Как приятно начинается воскресенье.

СЛУШАТЕЛЬ: Даже чуть ли не лучше, чем на Бродвее. И, Дмитрий, еще убедительная просьба. «Пушкинский» вы откроете в качестве второй площадки - да, это большущий плюс. Но в МДМ все-таки сейчас есть свои минусы. Нет соответствия между великолепнейшими постановками, ну, скажем так, в американизированном стиле, когда все это красиво, шикарно, великолепнейшая музыка, и тем залом, в котором это все происходит. Посмотрите, пожалуйста, 17-й ряд - на подлокотниках разорванная обивка.

БОГАЧЕВ: Обязательно посмотрю.

СЛУШАТЕЛЬ: Покрытие, когда ты ходишь по театру, по фойе, настолько протертое и ужасное, гардероб настолько неудобный. Искусство, красота, красочность на сцене и убогая обстановка в зале и в фойе – ну, полное несоответствие, конечно.

БОГАЧЕВ: Андрей, вы знаете, очень многое в наших силах, но не всё, к сожалению, поскольку здание нам не принадлежит, и какие-то вещи, связанные с капитальным ремонтом, нужно адресовать скорее собственнику этого здания - Московского дворца молодежи.

БАЧЕНИНА: Ну, вам и карты в руки все-таки, когда вы займетесь.

БОГАЧЕВ: Но мы очень будем стараться.

СТРИЖЕНОВА: И главное, что вы сегодня поедете туда, посмотрите 17-й ряд.

БОГАЧЕВ: Я понял, протертый.

БАЧЕНИНА: А я не понимаю, зачем Андрею еще билеты, когда все смотрел по много раз?

СТРИЖЕНОВА: Я вам хочу сказать, я, например, тоже впервые 21-го числа увижу, как поет Катя Гусева главную партию, потому что на премьере была Наташа Быстрова, великолепно исполняла; и здесь еще старшую дочь будет играть Лиза Арзамасова, я тоже впервые ее увижу. Люди поэтому и ходят много раз на мюзиклы, потому что смотрят разные составы, это получается все равно что разные спектакли.

БОГАЧЕВ: Ну, и первый спектакль с Сашей Стриженовой.

РАДЦИГ: А сколько всего составов?

БАЧЕНИНА: А сколько стоит билет? Продайте Кириллу.

РАДЦИГ: Сколько составов всего работает в мюзиклах?

БОГАЧЕВ: Знаете, есть один первый состав, но это не касается детской труппы. Один первый состав, который играет большую часть спектаклей, ну, порядка 20-25 спектаклей в месяц из 35-37. К слову сказать, у нас спектакли показываются каждый день, восемь раз в неделю. Что касается детской труппы, то там три или четыре равноправных, равноценных состава.

А. СТРИЖЕНОВА: Просто там нет определенного состава, там все время перемешивают детей.

СТРИЖЕНОВА: Ну, ребенок, бывает два спектакля в день. А когда два дня подряд, они же не могут эксплуатировать, хотя дети рады, по-моему.

БОГАЧЕВ: Есть школа, с чем нужно обязательно считаться.

БАЧЕНИНА: Вот я хотела спросить…

БОГАЧЕВ: Более того, я считаю, что школа всегда должна быть на первом месте, что бы ни думали дети при этом.

БАЧЕНИНА: Да и здоровье, конечно же, вот что самое главное, чтобы не надорвались.

БОГАЧЕВ: Да. А в этом спектакле в особенности нагрузка на детей очень высокая, потому что дети практически не сходят со сцены. То есть у них фактически главные роли.

РАДЦИГ: Вопрос, который прилетел из Санкт-Петербурга: «Много ли мюзиклов на российские темы, чтобы дети росли россиянами?» Вот такой вопрос неожиданный. Я его немножко трансформирую: есть ли у нас потенциал какой-то? Потому что понятно, что из американской культуры можно черпать и черпать, дойти до «Seven Brides For Seven Brothers» и так далее.

БОГАЧЕВ: Странный вопрос. У меня всегда в связи с такими вопросами возникает предложение, например, обратить внимание на репертуарную политику Большого театра. Там много идет опер, написанных итальянскими композиторами, Моцарта, допустим, ставят довольно часто, и ни у кого не возникает вопрос, а почему ставят немецкие, например, оперы…

БАЧЕНИНА: А почему не больше Глинки и Чайковского?

БОГАЧЕВ: А давайте только Глинку, Чайковского и Римского-Корсакова ставить. Вы знаете, мы говорим о культуре, а культура не знает границ, и происхождение сюжета не имеет никакого значения.

РАДЦИГ: Я понимаю, но давайте трансформируем этот вопрос. Родились ли богатыри русские, которые способны сделать конкурентоспособный продукт в этом жанре?

БОГАЧЕВ: Ну, они как-то рождаются, что-то происходит. То есть пока про шедевры я не слышал, может быть, они существуют, но мне это не известно. Но я знаю, что работа идет, драматурги пишут, композиторы создают произведения, в разных театрах что-то ставится. Вот, я знаю, Екатеринбургский театр музыкальный очень плодовит в этом отношении, Новосибирский - не очень давно Максим Дунаевский рассказывал, что они прекрасные поставили «Алые паруса», просто он в большом восторге от того, что получилось, вместе с Ниной Чусовой. То есть работа идет…

РАДЦИГ: Ну, если возвращаться, вот эти зонг-оперы, которые у нас были популярны, «Орфей и Эвридика», например, вы не хотите поставить?

БОГАЧЕВ: Вы знаете, у каждого времени, у каждой эпохи есть свои стандарты, и то, что написал Александр Журбин, - «Орфей и Эвридика», какие-то его другие произведения, которые были популярны в 70-е годы, - сейчас они требуют, как минимум, такого ремонта основательного, потому что другое восприятие уже, другая эпоха, другие зрители, другие стандарты, в том числе постановочные. Ну, давайте будем честны: есть шедевры, которые вне времени, а все-таки большинство произведений, они привязаны к конкретному времени, к конкретной эпохе. И вот эпоха тех мюзиклов, которые вы назвали, она уже в прошлом.

РАДЦИГ: Хорошо, планы на будущее? У вас перспективы на сколько лет уже расписаны, мюзиклы в очереди где стоят?

БОГАЧЕВ: Года на два, на три как минимум.

РАДЦИГ: То есть уже есть названия, которые будут звучать?

БОГАЧЕВ: Да.

РАДЦИГ: И кастинги будут проходить?

БОГАЧЕВ: Уже проходят.

БАЧЕНИНА: На два года вперед.

РАДЦИГ: Ничего себе!

СТРИЖЕНОВА: Вот именно поэтому тем, кто хочет заниматься актерской профессией, нужно уметь не только двигаться, но и петь. И молиться, чтобы Дмитрий Богачев работал в этом направлении, тогда будет работа у молодых артистов.

БОГАЧЕВ: Ой, спасибо, будем работать.

БАЧЕНИНА: Спасибо вам, что вы нам напомнили, во-первых, куда надо сходить в очередной раз, спасибо за то, что подарили билеты нашим слушателям.

СТРИЖЕНОВА: А то было бы несправедливо, все-таки воскресенье, 1 апреля. Ой, у меня завтра тоже премьера! На канале «Россия» выходит сериал «Шаповалов», в главной роли Александр Николаевич Балуев, я играю его возлюбленную.

БОГАЧЕВ: Поздравляем!

РАДЦИГ: А мы говорим огромное спасибо нашим гостям, спасибо вам за приглашение…

СТРИЖЕНОВА: Кирилл, я… Дима, я все жду, когда вы пригласите Кирилла, который не видел «Звуки музыки».

БОГАЧЕВ: Подождите, вы не видели «Звуки музыки»?

РАДЦИГ: Я думал, когда пригласят меня играть в каком-нибудь мюзикле вообще, я не знаю…

БОГАЧЕВ: Кирилл, считайте, что вы приглашены в любой удобный для вас день недели.

РАДЦИГ: Посмотреть или играть?

БОГАЧЕВ: Пока посмотреть.

РАДЦИГ: Пока посмотреть, а там увидим, да?

БОГАЧЕВ: Хотя я видел вас сегодня с бородой окладистой, в каком-то таком костюме…

СТРИЖЕНОВА: А вдруг это секрет?

РАДЦИГ: Это не я, это приходил Сказочник-Загадочник, меня здесь не было в это время.

БАЧЕНИНА: Это актер малых и больших, застуженный, со специальным образованием.

БОГАЧЕВ: Мне тот актер понравился особенно, давайте мы его пригласим.

РАДЦИГ: Я с ним поговорю, со Сказочником.

БАЧЕНИНА: Друзья, Екатерина Стриженова, российская актриса театра и кино и телеведущая, вместе со своей дочерью, начинающей актрисой Александрой Стриженовой, а также Дмитрий Богачев, генеральный директор компании «Stage Entertainment» и знаменитый продюсер самых громких мюзиклов, ставившихся в Москве, были у нас в гостях. Спасибо вам огромное.

БОГАЧЕВ: Спасибо.

СТРИЖЕНОВА: Друзья, хорошего дня всем.

Слушайте аудиофайл.