Центральная подстанция

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Собака съела дневник. 2 сезон, 6 выпуск

06.03.2012 00:00
Фарида Курбангалеева слушать скачать

В эфире - телеведущая Фарида Курбангалеева.

ФИШЕР: Традиционно по понедельникам в гостях у нас оказываются лица холдинга ВГТРК - люди, которых вы каждый день видите в своем телевизоре, да и мы, в общем-то, тоже. Мы видим их даже не только в телевизоре, но и в коридорах здания ВГТРК и все время не решаемся поздороваться, потому что просто не знакомы. И с помощью рубрики "Свои" исправляем эту жуткую несправедливость. Фарида Курбангалеева у нас сегодня в гостях. Фарида - девушка с самой потрясающей улыбкой во всех "Вестях". Здравствуйте.

КРАВЕЦ: Здравствуйте.

КУРБАНГАЛЕЕВА: Здравствуйте. Спасибо.

ФИШЕР: Если честно, как всегда перед эфиром, я просматривал ваши фото в Интернете.

КРАВЕЦ: Причем, кто бы ни пришел в гости, он всегда ваши фото именно просматривает.

СЕРДОТЕЦКИЙ: Традиционное, да, движение.

ФИШЕР: И именно из-за вашей улыбки.  Поскольку все ведущие "Вестей", они чрезвычайно серьезны в кадре. А у вас огромное количество фото, где вы вроде бы в студии "Вестей" и при этом улыбаетесь так шикарно. Как вам это удается? Почему вам не запрещают улыбаться, а всем запрещают?

СЕРДОТЕЦКИЙ: Только вам нравятся эти новости, да?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Вы знаете, на самом деле никому не запрещают улыбаться, я даже думаю, наоборот, это приветствуется. Другое дело, что, наверное, не так много новостей положительных, которые подразумевают улыбку во время их прочтения. И поэтому когда есть такая возможность, я стараюсь улыбнуться. То есть когда новость  приятная, позитивная - почему бы и нет?

ФИШЕР: А вот если бы была ваша воля, увеличили бы вы долю смешных новостей в выпуске?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Вы знаете, тут ведь дело не в том, смешная новость или нет. Новость, она важная или нет, интересная или нет. А уж смешная она или грустная - это другой вопрос. Ну, жизнь так складывается, что не бывает новостей только положительных. К сожалению, много новостей и негативных.

КРАВЕЦ: Фарида, вас слушаешь и прямо заслушиваешься, потому что обращаешь внимание на то, какая  у вас  поставленная и четкая дикция.

КУРБАНГАЛЕЕВА:  Да, правда?

КРАВЕЦ: Скажите, телеведущие, они перед эфиром какие-то упражнения, может быть, скороговорки делают, проговаривают? Или уже это не обязательно, потому что каждый день практика по сути?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Вы знаете, сейчас уже нет, никаких скороговорок я не проговариваю и, по-моему, даже никогда не проговаривала. Вот как-то так получилось, что я без них обошлась.

КРАВЕЦ: Какие-то ограничения в еде есть перед эфиром? Шоколад не есть, кофе не пить…

КРАВЕЦ: Для голоса, видимо.

КУРБАНГАЛЕЕВА: В еде? Ну, вы знаете, для голоса, говорят, лучше не стоит грызть семечки, якобы это сажает голос. Но в моем случае…

СЕРДОТЕЦКИЙ: И оставляет семечки на зубах.

КУРБАНГАЛЕЕВА: Да, возможно, кстати. Об этом я даже не задумывалась. Но в моем случае, я думаю, что это не страшно, потому что голос у меня такой пионерский, звонкий, и если он немножко станет пониже, я думаю, это даже хорошо.

КРАВЕЦ: Но в принципе, пока показывают какой-то репортаж, можно же погрызть тихонько семечки, аккуратненько?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Я думаю, что можно, но не нужно.

КРАВЕЦ: Не нужно все-таки? Вот это профессионализм!

КУРБАНГАЛЕЕВА: Не нужно. Тем более, когда идет репортаж, поверьте мне, совершенно не до семечек и вообще не до чего.

КРАВЕЦ: Считаешь секунды до окончания, видимо, да?    

КУРБАНГАЛЕЕВА: Нет, обычно занимаешься тем, что строчишь подводки или переписываешь подводки к следующим сюжетам.

ФИШЕР: Прямо во время эфира?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Прямо во время эфира. Обычно это ввергает в шок людей, которые первый раз присутствуют на прямом эфире, и они говорят: как это вообще можно вот этим заниматься? А вот приходится.

ФИШЕР: Из Республики Татарстан сразу же приходят сообщения: "Привет, землячка! Как вам Москва?"

СЕРДОТЕЦКИЙ: Ну, свежие впечатления какие у вас?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Свежие? Я думаю, что свежие уже и не припомнишь, потому что в Москве я вот весной будет пять лет как. Ну, к Москве давным-давно уже привыкла и, в общем, успела ее полюбить.

КРАВЕЦ: А в первое время был какой-то страх? Все-таки переезжать из другого города… Двое из трех ведущих вас здесь поймут сейчас.

КУРБАНГАЛЕЕВА:  Конечно, был, да. Я даже помню, когда я приехала в Москву впервые, я имею в виду это была поездка, связанная с моей будущей работой. Я тогда еще была собкором "Вестей". Я им была целую неделю, успела побыть, как комета промелькнула. Вот. Я помню, что мне было настолько… настолько этот город меня пугал! Я вот ездила строго из гостиницы на Яму. Можно так сказать, меня поймут, наверное, да? Это 5-я улица Ямского поля, где расположена…

ФИШЕР: Не говорите им наш адрес!

КУРБАНГАЛЕЕВА: Поздно.

СЕРДОТЕЦКИЙ: Эти угрозы превращаются в реальность тогда, да.

КУРБАНГАЛЕЕВА: Вот. Я ездила строго .Я помню, я жила где-то в Алтуфьево, вот строго по серой ветке до Савеловского вокзала и обратно. Я  помню, что я уезжала из Казани, там было достаточно прохладно, а приехала в Москву - здесь было жарко.

КРАВЕЦ:  И это был знак.

КУРБАНГАЛЕЕВА: И мне пришлось ехать, я помню, на "Новослободскую" покупать туфли. Вот это был стресс! Отклониться от маршрута и поехать в магазин и совершить вот такую крупную покупку.

СЕРДОТЕЦКИЙ: "Новослободская" - это же вообще спальный и страшный район Москвы…

КУРБАНГАЛЕЕВА: Сейчас, конечно, мне это все смешно вспоминать, но вот такое было.

СЕРДОТЕЦКИЙ: А есть районы, которые в Москве для вас остались нежелательными? Ну, то есть вот туда никогда не поедете, будучи, в общем-то…

КУРБАНГАЛЕЕВА: Да нет, таких нет. Есть, конечно, много районов, где я просто не была, ну какие-то окраинные районы. Вот центр, пожалуй, вот Садовое кольцо - все, что внутри него, я облазила весь. И старинную Москву очень люблю. Гулять очень люблю, мы с семьей очень частенько ходим куда-то на Ордынку, на Пятницкую, на Остоженку.

КРАВЕЦ: Узнают вас на Ордынке, на Пятницкой, на Остоженке? Просят прочитать какую-нибудь новость?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Нет. Ну, бывает, что узнают. В метро бывало, что подходили люди. Конечно, в Москве узнают меньше, чем в Казани. В Казани это бывает достаточно распространенно. Причем, так как немножко это все надоедает уже, люди подходят и интересуются: вы такая-то? В это время я говорю автоматически: нет. А дочь моя София, которой все это безумно нравится, она говорит: "Да, это она. Мама, почему ты говоришь неправду?"

ФИШЕР: И тут в дело вступает муж, который финальную версию озвучивает.

КУРБАНГАЛЕЕВА: Ну, при муже, по-моему, не было ни разу. Может быть, просто люди не решались подойти, не знаю.

ФИШЕР: А муж в итоге переехал в Москву?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Да. Давным-давно мы уже все вместе. Год я жила здесь одна. Я ездила, вот неделю жила в Казани, неделю в Москве. Но, естественно, это не может продолжаться до бесконечности, устаешь. И уже четыре года как мы живем здесь все вместе.

КРАВЕЦ: Но это же тяжело все-таки. Ну, видимо, вы раз в две недели ездили, виделись с родными, с близкими.

КУРБАНГАЛЕЕВА:   Нет, я ездила… У нас же график такой: мы неделю работаем, неделю, отдыхаем. Вот я неделю отрабатывала и потом на неделю уезжала.

КРАВЕЦ: А, ну тогда более-менее.

СЕРДОТЕЦКИЙ: А сейчас у вас график такой же? Есть свободная неделька?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Такой же график. Да, есть.

СЕРДОТЕЦКИЙ: И все время проводите с семьей свободное, да? Или есть еще какая-то работа?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Нет, я работаю только в "Вестях". Ну да, вот свободная неделя предоставлена каким-то там женским делам, безделью…

СЕРДОТЕЦКИЙ: Своим делам, в общим, да. Не будем вникать.

ФИШЕР: Друзья, традиционно для рубрики "Свои" мы попросили Фариду принести немного своей любимой музыки, чтобы вы могли узнать ее еще и с этой стороны. Прямо сейчас зазвучит Эни Вайнхаус. Фарида, три слова - почему? Почему?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Вы знаете, я даже не могу это объяснить. Я, во-первых, увлеклась ей, когда она уже, к сожалению, ушла. Я решила послушать, что же это такое, почему люди так вот сходили с ума. И тоже прониклась очень сильно. Ну вот, наверное, за какую-то такую искренность щемящую, за вот этот надрыв, за вот это вот исполнение, такое очень-очень искренне, на разрыве. Вот, наверное, из-за этого.

КРАВЕЦ: Послушаем?

ФИШЕР: Ну так давайте! Конечно, конечно.

ФИШЕР: Наша постоянная слушательница Ольга Тираспольская пишет: "Передайте Фариде  мою признательность. Нравится, как она "Вести" рассказывает: с чувством, с толком, с расстановкой. И  я сразу же хочу спросить вот о чем. Все ведущие "Вестей", которые приходили к нам в студию, работали в паре. И они  все так тепло отзывались о том, что есть партнеры, есть командная игра, мы вдвоем. А вы работаете одна. Вот как, по-вашему, в чем отличие и  в чем преимущество ваше?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Вы знаете, это, наверное, кому как. Кому-то нравится работать в паре больше, кому-то одному. Я,  наверное, человек в этом смысле более такой эгоистичный, мне нравится работать одной больше, чем тогда, когда я работала в паре. Чем  хорошо парное ведение? Есть чувство локтя. То есть понятно, что тебя в случае чего, подстрахуют, поддержат. И само осознание того, что ты не один, оно, конечно,  очень помогает. Но, с другой стороны, мне вот  нравится нести ответственность за все самой.

ФИШЕР: Ну, и зарплата за двоих, конечно.

КУРБАНГАЛЕЕВА: Опустим ответ.

КРАВЕЦ: Волнение сейчас присутствует, когда в кадре находитесь?

КУРБАНГАЛЕЕВА : Волнение небольшое присутствует. Да.

КРАВЕЦ: Но оно на много меньше, чем перед приходом на радио,  насколько я поняла?

КУРБАНГАЛЕЕВА: А вы  знаете, это неизвестность страшит. То есть я впервые в радиостудии, естественно, я волновалась. Потому что никогда до этого я не давала интервью на радио.  И даже когда мне говорили: "А чего ты так переживаешь? Ты сидишь в телеэфире, в прямом эфире", я  не могла объяснить, почему. Ну, вот так  вот.

ФИШЕР: Фарида, а вы вообще открыты для интервью? Различные  глянцевые издания к вам приезжают? Или вы стараетесь всю свою личную , семейную жизнь держать под замком и никого к ней не подпускать? Я имею в виду для интервью именно такого  характера, там  "7 дней "?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Нет, под замком я ничего не держу. В принципе, если есть предложения, то он и рассматриваются.

ФИШЕР: Я прочитал перед эфиром все ваши интервью, которые смог найти.

КУРБАНГАЛЕЕВА: Ого!

ФИШЕР: Видимо, я нашел не все, судя по "ого".

КУРБАНГАЛЕЕВА : Но просто поразилась я вашему терпению и усердию.

ФИШЕР: Почему? Я с большим удовольствием читал. Вы интересно выступаете перед студентами, интересно рассказываете о своей жизни. Но я вот так и  не понял одного момента. Вот эта самая волшебная неделя, в течение которой все так круто повернулось (я могу за вас, мне кажется,  рассказать), вы учились в Казанском государственном университете, пришли на практику на ГТРК  "Татарстан". Там работали. А потом вы стали спецкором. Правильно?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Да, правильно.

ФИШЕР: И вот этот как раз период был - неделя.

КУРБАНГАЛЕЕВА: Да. Неделя или 10 дней, я не помню точно. Короткий очень.

ФИШЕР: А как так? Ну, вот, вроде бы, вы стали спецкором "Вестей" и надо успокоиться и работать. Но вдруг вы уезжаете и начинаете работать в Москве?

КУРБАНГАЛЕЕВА:  Ну, вот просто так легли звезды. Просто получилось так, что я приехала в Москву именно в тот момент, когда срочно требовалась напарница для Михаила Антонова, ведущего, который вел вечерние выпуски  новостей. И я попалась ему  на глаза. Ну, вот это просто так сложилось, просто такое везение. Вот как хотите,  называйте. Стечение  обстоятельств.

СЕРДОТЕЦКИЙ: А вот это самое везение, пресловутый случай вам в жизни часто помогал  или  все шло по вашему собственному плану?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Трудно сказать. Вы знаете, я человек такой достаточно усердный и настойчивый. Наверное, в работе как-то это способствует каким-то  результатам. Но, с другой стороны, вот в  данном случае я не прилагала для этого никаких усилий. Все сложилось само собой. Это было для меня самой совершенно что-то невероятное, из  ряда вон выходящее. То есть я никогда об этом  не мечтала и не думала, я просто даже не смела об этом думать, можно  так сказать.

ФИШЕР:  Я читал, что это было так: вы шли по коридору…

КУРБАНГАЛЕЕВА: Ну, практически так.

ФИШЕР: И случайно встретили вашего будущего соведущего. Он сказал: "О! Кто это? Пойдем в кадр!"  Правда? Это так и было? Я просто не могу поверить. Мы до сих пор ходим, мы каждый божий день ходим, и где он?

КУРБАНГАЛЕЕВА: И никто вас не останавливает.

ФИШЕР: Эфир в  ноль начинается, мы сегодня с 12-ти  дня ходим, с Николаем  ходим. Встретили Эрнеста Мацкявичюса, он сказал:  "Уходите уже, хватит. Сколько можно!"

СЕРДОТЕЦКИЙ: "Не сегодня!" - сказал Эрнест.

КУРБАНГАЛЕЕВА: Именно вот в этом и заключается невероятность этого случая. Я не знаю, как это произошло. Вот так случилось.

СЕРДОТЕЦКИЙ: А если бы знали, я бы на вашем  месте не говорил каким-то незнакомым ну, едва знакомым людям.  Зачем?

КУРБАНГАЛЕЕВА : Лучше говорить правду.

КРАВЕЦ: Скажите, а вы могли бы вести развлекательную программу какую-нибудь? Или вам это, по большому счету, не очень интересно?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Вы знаете, мне очень нравится, когда хорошие профессионалы ведут  развлекательные передачи. Приятно очень смотреть и видеть, когда человек очень быстро, буквально за какие-то доли секунды реагирует на какие-то реплики, сам подает какие-то очень остроумные, искрометные реплики.  Но я боюсь, что у меня просо нет умения такого. То есть это же талант, нужно обладать особым даром. Я про себя знаю, что такого дара у меня нет. И поэтому чего бы я там ни  хотела, это уже другой вопрос. Но мне  очень нравится  смотреть некоторые передачи юмористического толка, и действительно я ценю профессионалов.

КРАВЕЦ: Я когда смотрю выпуски "Вестей" с вами, мне всегда кажется, что вы говорите чуть громче, чем многие ваши коллеги. Вы за собой, во-первых, замечали такое, нет?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Вы знаете, возможно, это тембр голоса такой. Я говорила уже, что у меня такой звонкий. А потом, может быть, это еще голос такой.

КРАВЕЦ: А ощущение такое, что вы на подъеме, как будто вы любите свою работу. Даже такое иногда возникает.

КУРБАНГАЛЕЕВА: Я подозреваю, что, наверное, именно поэтому я и веду утренние выпуски новостей - чтобы будить людей.   

КРАВЕЦ: А к вечеру голос, конечно, тише, подача уже совсем не та. Фарида устала.

КУРБАНГАЛЕЕВА: Да нет, по-моему, такая же.

ФИШЕР: Наш слушатель Влад Дудинков прямо в режиме реального времени (полазил, видимо, в Интернете) и сообщает нам следующее: "Фарида - арабское имя, в переводе означает - жемчужина. Это упрямая,  энергичная, своенравная и хитрая женщина". Вы согласитесь с этими словами?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Упрямая, энергичная, своенравная и хитрая? Вот,  наверное, только с последним не соглашусь. Хитрости как раз, может быть, мне даже не достает какой-то. А в остальном, наверное, да.  

ФИШЕР:  А вот что касается вашей телевизионной деятельности текущей, вот есть еще  какая-то высота, которую хочется покорить? Например, провести прямой эфир с президентом? Кто у нас еще есть?

КРАВЕЦ: Анжелина Джоли.

КУРБАНГАЛЕЕВА: Вы знаете, я думаю, что пока д остаточно много профессиональных ведущих у нас, которые прекрасно с этой задачей справляются и ведут прямые линии, и очень хорошо себя чувствуют. Об этом я вообще не думала.   

ФИШЕР: То есть все отлично сейчас? Нет никаких неудовлетворенных амбиций в  рамках телеканала? Я вот к чему.

КУРБАНГАЛЕЕВА: Знаете, было бы интересно, наверное, попробовать себя в чем-то других, не в новостях.

СЕРДОТЕЦКИЙ: Документальное кино?

КРАВЕЦ:  Мультфильм.

КУРБАНГАЛЕЕВА: Очень любопытно. Но для этого надо очень хорошо  рисовать.                 

 ФИШЕР:  "Спокойной ночи, малыши!"

КУРБАНГАЛЕЕВА:   "Спокойной ночи, малыши!" Но там  прекрасная Оксана Федорова и Анна Михалкова.

КРАВЕЦ: Но мне кажется, вы можете составить конкуренцию, вы даже не переживайте сильно.

 ФИШЕР:  Так это две разных девушки все это время? Вот с  гримом у  них там заморочки.

КРАВЕЦ: Не путай с  Каркушей, Миш. Ростовская область пишет: " Хочу спросить у Фариды. Когда-нибудь у вас были внештатные ситуации и как вы из них выходили?"

ФИШЕР: Благо все время одна в эфире.

КУРБАНГАЛЕЕВА: Знаете, какие-то мелкие такие, по мелочи внештатные ситуации, конечно, бывают.

КРАВЕЦ: Фарида просто выходила из студии.

СЕРДОТЕЦКИЙ: Вот то, что вы рассказывали, во время новостей, когда за  одну минуту вы успели достичь студии " Вестей"….

КУРБАНГАЛЕЕВА: Да, да. Это я рассказывала во время рекламной паузы.

ФИШЕР: Не думая, что это прозвучит в эфире.

КУРБАНГАЛЕЕВА: Однажды я сидела и  так увлеклась написанием каких-то текстов, подводок, и мне звонят на внутренний телефон из студии и спрашивают, я вообще собираюсь приходить на эфир или  нет? Я смотрю на время…

СЕРДОТЕЦКИЙ: А что это они так с вами разговаривают, Фарида?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Нет, они говорили очень испуганно. Это был  очень испуганный голос, который вопрошал: "Фарида, а ты вообще на эфир придешь?" Я посмотрела на часы, время было  10.59, эфир в  11.00. Вот так быстро я не бегала никогда в жизни. То есть я преодолела где-то 10 метров по коридору, потом очень крутой спуск по лестнице вниз в студию, бежала я по студии. Потом мне нужно было подняться (это была старая еще студия), такой там был помост, на котором стоял стол ведущего, еще взобраться на этот вот постамент, сесть, пристегнуть микрофон и одеть наушник.

КРАВЕЦ: Помост, постамент. Очень старая студия!  Века 18-го.

КУРБАНГАЛЕЕВА: Да. А она уже обновленная.   

СЕРДОТЕЦКАЯ:  Ров с водой еще Фарида переплыла и потом на лошадях…

КУРБАНГАЛЕЕВА: Вы знаете, но у  меня настолько сбилось дыхание, что, наверное,  ощущение было полное, что я переплывала  какой-то ров. Вот. Я это успела проделать все за минуту. И, в общем, начался в эфир.

КРАВЕЦ: Но вы в эфире выглядели идеально, и звучало все превосходно, да?

КУРБАНГАЛЕЕВА:  Я первые несколько минут страшно задыхалась. То есть я читала и  задыхалась.

КРАВЕЦ: Несколько минут?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Несколько минут восстанавливалось дыхание.

КРАВЕЦ: Но просто  выпуск "Вестей" примерно несколько минут и длится.

КУРБАНГАЛЕЕВА: Нет, он не несколько минут. Он длится прилично,  минут 25. Вот. Оставшиеся 20 я  уже была в адеквате.

ФИШЕР: Самое время послушать следующую песню от Фариды.

КРАВЕЦ: Фарида, у нас есть  ряд вопросов. Они совершенно несложные.

КУРБАНГАЛЕЕВА: Надеюсь.

КРАВЕЦ: Поэтому  можете не волноваться. Любимая программа ваша на телевидении?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Вы знаете, я вот, наверное, сейчас сделаю  такое ужасное признание: я телевизор вообще редко смотрю.

КРАВЕЦ: Вы знаете, вы не первая.

КУРБАНГАЛЕЕВА: Я смотрю информационные программы в основном нашего канала, наших конкурентов. Все  остальное проходит как-то мимо меня.

СЕРДОТЕЦКИЙ: В общем, если нас спросят, что нам ответила Фарида, мы скажем то, что любимая программа - это "Новости", либо  новостные  передачи.

 ФИШЕР: "Вести" даже.

СЕРДОТЕЦКИЙ: "Вести". Конечно, "Вести".  Фарида, если бы не ведущим, то кем вы работали?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Репортером.

ФИШЕР: Нет, это не интересно.

КУРБАНГАЛЕЕВА: Вы имеете в виду совсем что-то другое?

КРАВЕЦ: Строитель, шахтер?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Вы знаете, мне  очень нравится профессия экскурсовода.

СЕРДОТЕЦКИЙ: Скучная же. Нет?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Ничего подобного. Но я очень люблю ходить на экскурсии. Вот я когда езжу куда-то за  границу, я обязательно посещаю экскурсии. Вот мой муж очень любит смеяться надо мной. Он меня исподтишка снимает на видеокамеру, когда я стою ближе  всех к  гиду с открытым ртом, а потом он это смотрит, смеется. Вот. И на самом деле, мне очень все интересно. И когда экскурсовод интересно рассказывает, то…

КРАВЕЦ:  А у вас не бывает такого, что вы сходили на экскурсию, а потом забыли. Просто впечатление осталось, а вот пересказать-то уже не можете?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Нет, не бывает. Почему это?

КРАВЕЦ: А почему у меня бывает?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Я очень  даже могу.

ФИШЕР: Это как раз-таки  супруг с дочкой могут не слушать,  потом вернуться в гостиницу, Фарида сядет с покойно и все им расскажет. А что бы вы взяли с собой  на  необитаемый остров? Кроме мужа и дочки.

КРАВЕЦ: И информационных выпусков?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Книги.

ФИШЕР: А кого,  например?

КРАВЕЦ: Чтобы топить, да? В холодные вечера.

КУРБАНГАЛЕЕВА: Нет, чтобы читать. Вот так все банально.

 ФИШЕР: Фарида, какое у вас любимое блюдо в столовой холдинга ВГТРК?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Селедка под шубой.

ФИШЕР: Да что такое!

СЕРДОТЕЦКИЙ: А где вы ее берете?

ФИШЕР:  Нет там никакой селедки.

КУРБАНГАЛЕЕВА: Может быть, она просто к ночи  заканчивается вся.  То есть мы ее днем разбираем, съедаем, и вам уже ничего не достается. Скорее всего, так.

КРАВЕЦ: Я говорю, приходим, нас ждут уже только одни салфетки и приборы пластиковые. Все. Фарида, а можно вас попросить как-нибудь в один из дней просто отложить нам еды немножко? Три порции.  Если можно.

КУРБАНГАЛЕЕВА: Хорошо. Я договорюсь.

КРАВЕЦ: Спасибо. Вот как хорошо!

ФИШЕР: Какую еду еще, кроме еды из нашей столовой, вы  любите по жизни?

КУРБАНГАЛЕЕВА:  Национальную кухню очень  люблю. Я  очень  люблю татарскую кухню, выпечку татарскую.

КРАВЕЦ: Чак-чак?

КУРБАНГАЛЕЕВА: "Чак-чак" - это очень банально. Причем, "Чак-чак", он, конечно, вкусен домашний. А такой практически  мало кто готовит, потому что достаточно трудоемкий процесс. А то, что продается в магазине, он не так хорош.  Но, кроме " Чак-чака", поверьте, очень, очень…

СЕРДОТЕЦКИЙ: Порекомендуйте что-нибудь нам.

КУРБАНГАЛЕЕВА: Вот есть такой очень вкусный пирог,  называется "губадья". С рисом и изюмом. Вот. Там есть такая прослойка, которая называется  "корт".

ФИШЕР: А там есть  гласная?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Есть. Буква  "о" после "к". Вот эта прослойка выполняется из поджаренного творога. Ну, в общем, так необычно все.

КРАВЕЦ: Интересно!

СЕРДОТЕЦКИЙ: Марина нам приготовит.

ФИШЕР: А вы готовите дома?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Готовлю, конечно.

ФИШЕР:  Неделю через неделю, я так понимаю.

КУРБАНГАЛЕЕВА: Нет, я готовлю нормально, каждый день или через день, если наготовлю много.

КРАВЕЦ: Фарида, любимый фильм какой у вас?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Любимый фильм?

КРАВЕЦ: Может, что-то из последнего или, наоборот, классика?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Вот я очень хочу посмотреть " Артиста", который стал триумфатором. Ребята из нашей бри гады ходили, им очень понравился. На самом деле, много хороших фильмов мне нравится. "Полет над  гнездом кукушки", например,  Милаша Формана. Вот  недавно я смотрела "Амадей",  тоже Формана, кстати, про Моцарта. "Английский пациент" неплохой фильм.

СЕРДОТЕКИЙ: Вкус, в принципе, ясен. Фарида, помните ли вы свой первый поцелуй?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Да. А что,  об этом надо рассказывать?

КРАВЕЦ: Нет. Надо просто показать видеозапись, если есть с собой. А вы не принесли? Галя вам не сказала, что надо принести видео?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Нет. Вы знаете, нет.

КРАВЕЦ: Ну как же  так!

ФИШЕР: Галя, тогда придется опять видео твоего смотреть.

КРАВЕЦ: Или мы тогда к вам придем.

ФИШЕР: Какая у вас любимая страна для отпуска? Где самые интересные экскурсии?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Наверное, там, где я еще не была. Я вообще очень люблю путешествовать.

КРАВЕЦ: То есть некоторые  районы Москвы, насколько я поняла из сегодняшнего разговора.

КУРБАНГАЛЕЕВА: Почему бы и нет, в конце концов!   Очень любопытно.

КРАВЕЦ: Бибирево, Новогиреево, Бескудниково, Капотня.

СЕРДОТЕЦКИЙ: Фарида, есть ли у вас  фобии?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Я боюсь насекомых.  

СЕРДОТЕЦКИЙ:  Всех?

 ФИШЕР: Но они же вас тоже боятся.

СЕРДОТЕЦКИЙ: Или которые мерзкие?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Они, по-моему, все такие.

СЕРДОТЕЦКИЙ: Вот! Я так и знал! Я как чувствовал.

ФИШЕР: А, правда же, самые мерзкие - это бабочки. Они прикидываются красивыми, а если  посмотреть на них вблизи, то  они некрасивые.

СЕРДОТЕЦКИЙ: Я тебе хочу сказать, что, если на тебя в макросъемке посмотреть, ты тоже не Ален Делон.

ФИШЕР: А я ждал этого момента, когда, наконец, все всплывет. Фарида, есть ли  вы в  какой-нибудь социальной сети?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Да. У  меня есть   "аккаунт" в фейсбуке.

ФИШЕР: А вы общаетесь с вашими поклонниками, зрителями, если  они вам пи  шут?

КУРБАНГАЛЕЕВА:   В основном общаюсь с  друзьями, как правило, с  людьми, которых давно не видела. То есть это приятели, друзья, которые живут в  Казани, то есть нет возможности часто встречаться, созваниваться, вот мы там переписываемся.
 
КРАВЕЦ: А когда вы встречаетесь, может быть, вы поете в компании, или какой вы человек в компании друзей?

КУРБАНГАЛЕЕВА: Ой, я, честно говоря, не знаю. Когда компания друзей, там же не обязательно быть каким-то, то есть кого-то  развлкать и смешить. Вот мы просто сидим и болтаем.  Но я не пою, нет. И в караоке я никогда не пела. Я пою в рамках своей квартиры, не более того.

КРАВЕЦ: В  рамках своей программы, я думаю.

ФИШЕР: К сожалению, заканчивается отведенное нам время. Фарида, хочется даже не свои слова вам сказать, а нашего слушателя Алекса. Пишет он: "Давно ждал Фариду Курбангалееву в этой  рубрике.  Очень  нравится, как она ведет дневные выпуски "Новостей". Порой она с такой серьезностью рассказывает нам новости! А серьезность Фариде очень идет. Но с лучезарно улыбкой все-таки не сравниться! Побольше хороших  новостей вам,  Фарида. И  здоровья вам и вашей семье!"

КРАВЕЦ: Спасибо, Фарида.

КУРБАНГАЛЕЕВА: Спасибо огромное.