[Объект22]

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Чтение. К. Паустовский, "Телеграмма"

10.01.2012 17:00
О кубке мира по биатлону слушать скачать

В гостях у "Маяка" чемпионка мира по биатлону Екатерина Юрьева.

 

ЗАГДАЙ: Спортивный канал, вечерний эфир, среда. Можно сказать, праздничный эфир, у нас сегодня большой человек в гостях. Приветствуем…

 

НЕЦЕНКО: …саму чемпионку мира по биатлону!

 

ЗАГДАЙ: Ты говоришь, чемпионку мира. Это для тебя важнее. А для меня важнее, что она почетный гражданин города Чайковского.

 

НЕЦЕНКО: Отлично! Я, кстати, ничего против не имею. Екатерина Юрьева у нас в гостях.

 

ЗАГДАЙ: Заслуженный мастер спорта, биатлон.

 

ЮРЬЕВА: Да, заслуженный мастер с понтом.

 

НЕЦЕНКО: И хотелось бы отметить, что к нам в студию она пришла практически на лыжах. Я подсмотрел: на заднем сиденье автомобиля - лыжи. Для чего с собой лыжи в Москве-то?

 

ЮРЬЕВА: В Москве незачем. Но в Подмосковье снег лежит.

 

НЕЦЕНКО: И прямо удается покататься?

 

ЮРЬЕВА: Прямо да.

 

НЕЦЕНКО: Невероятно. Те, кто нас слушает, наверняка много нового уже узнали: в Подмосковье есть снег.

 

ЗАГДАЙ: И это хорошо. Я видел, что как раз на выходных что-то выпало.

 

НЕЦЕНКО: А стрелять? Винтовка есть?

 

ЮРЬЕВА: Винтовка есть, но не здесь.

 

НЕЦЕНКО: На заднем сиденье только лыжи, винтовки нет.

 

ЗАГДАЙ: А почему нет винтовки-то? Не разрешают, что ли, возить?

 

ЮРЬЕВА: Негде стрелять.

 

ЗАГДАЙ: А, негде стрелять! Понятно.

 

НЕЦЕНКО: Город-то большой.

 

ЮРЬЕВА: Не в кого, а не негде.

 

ЗАГДАЙ: Кстати, хороший вопрос про стрельбу. У биатлонистов такие детские винтовки. На охоту с такой винтовкой не пойдешь. Буквально полгода назад…

 

ЮРЬЕВА: Можно вас перебью? Это не детская винтовка. Она - нарезное оружие, и это очень снайперское оружие.

 

ЗАГДАЙ: Снайперское? Вы в тире были когда-нибудь?

 

ЮРЬЕВА: Вас какой тир интересует?

 

ЗАГДАЙ: Настоящий тир, где можно, скажем, из "сайги" пострелять или из автомата Калашникова.

 

ЮРЬЕВА: Конечно. Конечно.

 

ЗАГДАЙ: Просто буквально полгода назад Дарью Виролайнен, не самую известную биатлонистку, дочку Анфисы Резцовой - у нее немного титулов пока, молодая биатлонистка, - привел ее в тир. И она увидела "сайгу" и испугалась большого настоящего ружья, такого, как в фильмах показывают. И честно признавалась мне и инструктору по стрельбе, что биатлонист не должен уметь стрелять из боевого оружия. Она просто молода?

 

ЮРЬЕВА: Знаете, это, мне кажется, дело индивидуальное, личное.

 

ЗАГДАЙ: То есть ваше личное дело - стрелять?

 

ЮРЬЕВА: Наше личное дело - быстро бежать и метко стрелять.

 

ЗАГДАЙ: Из чего стреляли? Из автомата Калашникова?

 

ЮРЬЕВА: Ой, вы знаете, у нас были замечательные сборы в городе Новосибирске, нам предоставили возможность стрелять реально из разного оружия. Снайперские винтовки. Знаете, такие профессиональные.

 

ЗАГДАЙ: Это большие такие?

 

ЮРЬЕВА: Да, да.

 

НЕЦЕНКО: То есть чувствовала себя героем американских боевиков, к примеру?

 

ЮРЬЕВА: Нет. Были условия не боевые, поэтому не удалось почувствовать себя прямо…

 

НЕЦЕНКО: А из чего стреляли, и что больше всего запомнилось?

 

ЮРЬЕВА: Больше всего запомнился пистолет.

 

НЕЦЕНКО: Пистолет? А отчего? Отдача сумасшедшая?

 

ЮРЬЕВА: Да.

 

ЗАГДАЙ: Нечего в плечо упирать.

 

ЮРЬЕВА: Да, именно, кстати.

 

ЗАГДАЙ: Мне кажется, что фотографии с большой винтовкой, не знаю, можно на Facebook повесить.

 

НЕЦЕНКО: Я, кстати, в прошлом году ездил во Вьетнам и стрелял там из винтовки М-16, где американцы вели как раз войну с Вьетнамом. И вот замечательно сфотографировался.

 

ЮРЬЕВА: А вы были в музее?

 

НЕЦЕНКО: В музее был в Сайгоне, да. И могу сказать, что действительно ради фотки это стоило сделать.

 

ЗАГДАЙ: А вы чем похвастаетесь? То есть из чего стреляли-то в Новосибирске? Пистолет, что еще?

 

ЮРЬЕВА: Вам по названиям рассказать? Я не смогу вам сказать названия.

 

ЗАГДАЙ: Приходишь в тир, и самое первое, что…

 

ЮРЬЕВА: Там тир, он как бы открытый, но не полигон, где можно из танков пулять.

 

ЗАГДАЙ: Не знаю, М-16, наверное, такое культовое оружие американских боевиков.

 

НЕЦЕНКО: Кстати, отдача сумасшедшая.

 

ЗАГДАЙ: Автомат Калашникова, легендарное отечественное.

 

ЮРЬЕВА: Стреляли.

 

НЕЦЕНКО: Отлично! В общем, я думаю, что вопросы Кате созрели.

 

ЗАГДАЙ: …Отличная песня у нас прозвучала во время музыкальной паузы. Жаль, что микрофоны в студии не работали, потому что мы и подпевали, и танцевали.

 

НЕЦЕНКО: Да, и успели обсудить последний фильм Майкла Джексона. Катя его смотрела и готова с нами поделиться своими впечатлениями обо всем увиденном.

 

ЮРЬЕВА: Да, я довольна тем, что все-таки появилось время, и я сходила в кино в то время, когда его показывали, и увидела этот шедевр. Правда, он был не как художественный фильм, а как документальный все-таки, готовилось это феноменальное шоу, которое так никто и не увидел, к сожалению…

 

ЗАГДАЙ: Вы преклоняетесь перед талантом?

 

ЮРЬЕВА: Да, да.

 

ЗАГДАЙ: Вы большой любитель музыки, я знаю. Есть любимая песня и когда поете? Наверняка в душе? Так модно говорить: я пою в душе. А где еще?

 

ЮРЬЕВА: Я - в машине.

 

НЕЦЕНКО: Что поем?

 

ЮРЬЕВА: Мы поем Адель.

 

НЕЦЕНКО: А что это такое? Просвети меня, я не в курсе.

 

ЗАГДАЙ: Мне стыдно признаться, но я тоже не в курсе.

 

ЮРЬЕВА: Это певица. Ничего страшного, в Интернет зайдете и посмотрите. Я думаю, вам понравится.

 

НЕЦЕНКО: А что это, попса или какой стиль?

 

ЮРЬЕВА: Это не совсем попса. Но очень лирично, романтично.

 

НЕЦЕНКО: Понятно. Женские штучки.

 

ЮРЬЕВА: Да.

 

НЕЦЕНКО: Отлично. Я думаю, что теперь мы переходим на более серьезный лад. Мария к нам дозвонилась. Мария, здравствуйте. Слушаем вас. Вы в прямом эфире.

 

СЛУШАТЕЛЬ: Екатерина, у меня к вам такой вопрос: а что вас интересует, и как вы проводите свое свободное от спорта время? Помимо того, что вы любите петь в душе и в машине, что вас еще увлекает?

 

ЮРЬЕВА: По-моему, очень знакомый голос… Я отвечу, что я очень по-разному провожу свободное время. Я встречаюсь с прекрасными людьми.

 

НЕЦЕНКО: Из фан-клуба своего.

 

ЗАГДАЙ: Я думаю, что наверняка из фан-клуба, только такого персонального, дружеского.

 

ЮРЬЕВА: Нет, это никакой не фан-клуб, у нас совершенно разные темы для общения и ничего общего…

 

ЗАГДАЙ: То есть там никто не знает, что Катя Юрьева - чемпионка мира. Просто подружка.

 

ЮРЬЕВА: Узнают опосля.

 

НЕЦЕНКО: Из Интернета опять же.

 

ЮРЬЕВА: Кстати, да. И по-разному провожу время. Вот недавно с подругами решили устроить итальянский вечер. И одна готовила глинтвейн, я готовила тирамису, и все дружно это все уплетали.

 

ЗАГДАЙ: Красота какая! Обязательно напросимся на эту вечеринку.

 

ЮРЬЕВА: Даже в стиле бразильского, да, можно что-нибудь?

 

НЕЦЕНКО: Вполне, вполне. Катя, вопрос такой. Говорят, что вас смутили последние съемки для мужских журналов?

 

ЮРЬЕВА: Они были не последние. Это был единственный мой раз. И они не смутили, мне было достаточно комфортно, это была такая новенькая…

 

НЕЦЕНКО: Что-то новенькое в жизни.

 

ЮРЬЕВА: Да. И, соответственно, мне было очень интересно. Все это происходило так завлекательно, со сменой нижнего белья. Но когда я увидела итог в журнале, вот эту фотографию, которая нисколько не похожа на меня, я не поняла, зачем тогда приглашать кого-то с именем на съемки для журнала, если все равно люди увидят совершенно другого человека.

 

ЗАГДАЙ: Катя, а вы были не в курсе, что есть такая штука, как фотошоп, и что очень часто глянцевые журналы ею пользуются?

 

ЮРЬЕВА: В этом журнале они очень злоупотребили этим.

 

ЗАГДАЙ: Ага, понятно.

 

НЕЦЕНКО: Мне кажется, это проблема больших фотографов, которые не видят модель, а видят свой образ, который хотят из этой модели сделать.

 

ЗАГДАЙ: Кстати, да.

 

ЮРЬЕВА: Знаете, я видела фотографии в оригинале, они намного лучше. И даже видеозапись была со съемок. И, поверьте, лучше бы сделали те фотографии, которые были в оригинале, нежели то, что получилось в итоге.

 

НЕЦЕНКО: Долго соглашались?

 

ЮРЬЕВА: Достаточно.

 

ЗАГДАЙ: Были же сомнения какие-то?

 

ЮРЬЕВА: Конечно.

 

ЗАГДАЙ: И какие? Вот о чем думает человек перед тем, как… Просто мне не предлагали, у меня не было таких сомнений.

 

НЕЦЕНКО: Я тоже хочу узнать. У меня тоже никогда не будет, я уверен.

 

ЮРЬЕВА: Это достаточно позитивный опыт, очень приятный и необычный. Волнующий. Потому что оголяться для всех - это, конечно, не то же самое, что просто раздеваться.

 

ЗАГДАЙ: Но, простите, не для всех - для фотографа.

 

ЮРЬЕВА: Но ты же изначально думаешь о том, что тебя увидит уже не фотограф, а другие. И ты начинаешь думать: а как я буду выглядеть, а как я буду смотреться на картинке?..

 

НЕЦЕНКО: Заметь, речь не идет об отказе от съемки, а - как я буду выглядеть, красиво или нет? Самый главный женский вопрос.

 

ЗАГДАЙ: Намного более глянцево и, скажем так, лучше, что ли, чем на финише.

 

ЮРЬЕВА: Кому как. На любителя.

 

НЕЦЕНКО: А если финиш гонки, в которой ты выиграла, сопоставимо?

 

ЗАГДАЙ: Но это обветренные губы, наверное, не знаю…

 

ЮРЬЕВА: Сразу видно, человек ни разу не был на спортивных соревнованиях, который видит обветренные губы. Боже упаси! Вы что!

 

ЗАГДАЙ: Но я просто не могу сказать вслух слово "слюни"…

 

ЮРЬЕВА: Но вы же сказали.

 

ЗАГДАЙ: Я это вслух сказал?.. Знаете, как футболисты узнают друг друга в обычной жизни? По походке. Баскетболисты - по росту. Волейболисты - по росту и худобе. А лыжники как друг друга узнают?

 

НЕЦЕНКО: Лыжи на заднем сиденье.

 

ЮРЬЕВА: Не поверите: нас не так много, чтобы путаться.

 

ЗАГДАЙ: Молодой лыжник, которого еще никто не знает, вот идет по улице, как его распознать?

 

ЮРЬЕВА: Значит, его еще никто не знает.

 

НЕЦЕНКО: Эля Азметова пишет нам на форум: "Физкультпривет! Катя, журналисты - народ дотошный. Какой вопрос чаще всего задают?" - она у вас спрашивает.

 

ЮРЬЕВА: В последнее время или вообще?

 

НЕЦЕНКО: Я не знаю. Давайте и вообще, и в последнее время.

 

ЮРЬЕВА: Ух, какие вы! Последнее - это, конечно, когда я наконец уже буду выступать. Всех это интересует. В основном - как я переживаю свой период вне спорта.

 

НЕЦЕНКО: Хорошо. Как?

 

ЗАГДАЙ: Мне кажется, все заметно: веселая.

 

НЕЦЕНКО: Катя в полном порядке, я честно могу сказать. Вообще можно сказать: точность - вежливость чемпионок. Под самый эфир Катя приехала к нам.

 

ЗАГДАЙ: С запасом в четыре минуты, чтобы проверить, правильно ли лежат лыжи в багажнике.

 

ЮРЬЕВА: И не забыть паспорт при том, что пропуск уже заказан.

 

ЗАГДАЙ: Слово "переживать" даже не подходит сюда. Жизнерадостная, веселая.

 

НЕЦЕНКО: Я, читая ваш блог на одном известном спортивном сайте, видел, что вы совсем не скучаете по каким-то очень важным для вас в свое время делам, потому что есть возможность узнать что-то новое. Что за это время узнали нового, с чем никогда не сталкивались?

 

ЮРЬЕВА: Один из вопросов, который постоянно задают.

 

НЕЦЕНКО: Так вот, собственно говоря, теперь есть трибуна для того, чтобы об этом сказать уже многим и чтобы все отстали с этими вопросами.

 

ЮРЬЕВА: Я отвечаю на эти вопросы, и все равно задают. На данный момент я попыталась максимально отрубить те ненужные мне вещи, чтобы полностью погрузиться в спорт. И даже на радио согласилась ввиду того, что это 11 часов вечера, это никак не отвлекает меня от спорта. А так - по максимуму уйти от всего, потому что осталось времени не так много до 2014 года.

 

ЗАГДАЙ: То есть, скажем, в покер до утра или в "Мафию", модную сейчас, не поиграешь?

 

ЮРЬЕВА: Мы в "Мафию" играем на сборах между тренировочными пулами, так сказать, в выходной день.

 

НЕЦЕНКО: Это что значит - тренировочный пул? Это как?

 

ЮРЬЕВА: Это у нас есть шесть дней тренировочных и один день выходной. И в этот выходной или в предвкушении выходного дня вечером мы играем в "Мафию".

 

НЕЦЕНКО: А выходной - это, собственно говоря, время, когда вы ничего не делаете? То есть можно реально вообще от всего отвлечься, и никаких тренировок? И все самые главные мысли в этот момент не о спорте?

 

ЮРЬЕВА: Это зависит от того, насколько у тебя, в принципе, завал в спорте. Это имеются в виду какие-то нюансы: винтовку подготовить к следующему тренировочному циклу…

 

ЗАГДАЙ: Массаж.

 

ЮРЬЕВА: Массаж у нас идет в тренировочном процессе, в выходной день его нет. А если это, конечно, цивилизация и большой город, естественно, есть возможность выехать в город, увидеть, какие там достопримечательности, если это исторический центр. Если нет, то пошопиться, сходить в кино. Такие элементарные жизненные вещи.

 

ЗАГДАЙ: Вот знаешь, что я заметил: чем успешней спортсмен, тем меньше он любит говорить о спорте.

 

НЕЦЕНКО: Не знаю, я не сталкивался, не замечал.

 

ЗАГДАЙ: А мне кажется, что Катя вообще готова обо всем говорить, кроме спорта.

 

НЕЦЕНКО: Ну и хорошо. У нас есть вопрос абсолютно несерьезный от Вована на форуме: "Екатерина, если бы не было винтовок, вы смогли бы из лука стрелять?" И вообще пробовали?

 

ЮРЬЕВА: Я пробовала. У нас был один такой замечательный праздник, проходил где-то рядом с Нижним Новгородом, недалеко от Москвы, так скажем. И у нас там была одна из затей, развлечений - это стрельба из лука. И у меня была не столь удачная попытка, так что вот эта часть руки у меня была синяя.

 

ЗАГДАЙ: Ужас какой! Перестарались. Это нужно какое же напряжение?

 

ЮРЬЕВА: Силы, слава богу, там достаточно.

 

ЗАГДАЙ: Там - это вы имеете в виду у себя. Но выстрелить из лука - это ведь серьезное напряжение.

 

ЮРЬЕВА: Почему? В принципе, выстрелить из лука - это нужно натянуть тетиву.

 

ЗАГДАЙ: Я говорю, серьезное напряжение. А так, чтобы еще умудриться повредить себе руку, это вы прямо перестарались.

 

НЕЦЕНКО: Это оттого, что долго стреляли, или оттого, что каждый выстрел…

 

ЮРЬЕВА: Оттого, что нет опыта.

 

ЗАГДАЙ: А, неудачно тетива соскользнула. Я правильно понял?

 

ЮРЬЕВА: Да.

 

ЗАГДАЙ: То есть арбалет намного выигрышней.

 

ЮРЬЕВА: Конечно.

 

ЗАГДАЙ: А вы пробовали?

 

ЮРЬЕВА: Нет. Честно - хочу. Особенно когда исторические фильмы смотришь, они там пуляют из них!

 

НЕЦЕНКО: Вот спрашивают по поводу опять-таки телевизора. "Спортивные состязания какие-то по телевизору смотрите? Если да, то какой вид спорта особо привлекателен, на ваш взгляд?"

 

ЮРЬЕВА: Особо я не увлекаюсь спортом по телевидению. Но когда у нас проходит этап Кубка мира, на данный момент я, конечно, слежу за всем этим. Вот. А так, чтобы у меня был любимый вид спорта… Так сразу не скажу. Нет, наверное.

 

НЕЦЕНКО: А за биатлоном вообще следите сейчас, пока соревнования идут?

 

ЮРЬЕВА: Да, да, конечно.

 

НЕЦЕНКО: Сегодняшнюю гонку смотрели?

 

ЮРЬЕВА: Да.

 

НЕЦЕНКО: Но вы как раз и были чемпионкой мира в индивидуальных гонках.

 

ЮРЬЕВА: Да.

 

НЕЦЕНКО: Как вам сегодня наша сборная? Потому что очень много задают вопросов, я просто не могу от этого отрешиться.

 

ЮРЬЕВА: Я могу сказать, что девочки в оптимальной форме, оптимальной физической форме.

 

ЗАГДАЙ: Вот, вот, началась дипломатия. Я тебя предупреждал! Мы когда готовились к эфиру (приоткрою завесу тайны), мы хотели говорить не о спорте, а, к сожалению, все говорят о спорте.

 

НЕЦЕНКО: Да, много вопросов об этом. Что сейчас показывает сборная, все у нас хорошо, скажем так?

 

ЮРЬЕВА: Нет, я не скажу, что прямо все хорошо. Могло быть и лучше. Я не буду этого скрывать, потому что девчонки у нас реально сильные все. И на летней подготовке (мы тренировались вместе) это было видно. Вот. И, возможно, именно к чемпионату ведут девчонок. Не то чтобы на протяжении всего сезона показывать высокие результаты, а именно чтобы выстрелить на чемпионате мира. Дай бог, чтобы так было.

 

НЕЦЕНКО: Отлично.

 

ЗАГДАЙ: Между прочим, вы, Екатерина, из Пермского края, где в свое время гремел «Урал-Грейт». Сергей Кущенко, баскетбольный человек, сейчас большой чиновник в биатлоне. Михаил Прохоров, кроме того, что президент Союза биатлонистов, еще и совладелец команды НБА «Нью-Джерси Нетс». Вас часто можно встретить в Москве на матчах ЦСКА. Баскетбол - это дань уважения начальству или ваше собственное желание?

 

ЮРЬЕВА: Нет, это не дань начальству, мне просто реально интересно. Представляете, дядьки под два метра бегают по площадке!

 

ЗАГДАЙ: Для тебя.

 

ЮРЬЕВА: Ну, естественно, для тебя. И когда играет ЦСКА, так как мне здесь недалеко ехать до этого места, когда есть время между соревнованиями и сборами, то я посещаю эти мероприятия.

 

ЗАГДАЙ: Есть наверняка любимый игрок?

 

ЮРЬЕВА: Мне очень нравится Холден.

 

ЗАГДАЙ: Который, к сожалению, завершил карьеру, натурализованный американец, который принес России единственную победу на чемпионате Европы своим пасовым броском на последней минуте. Вы смотрели тот финал 2007 года?

 

ЮРЬЕВА: Нет.

 

ЗАГДАЙ: Ну, наверняка знаете. А какой-то главный матч, на котором вы были, какое-то событие, которое осталось в памяти? Ведь спортсмен на спортивном мероприятии в роли болельщика - это же интересно.

 

ЮРЬЕВА: Вы знаете, нет, у меня нет такой матчевой сетки, кто и где играл, поэтому я не запомнила.

 

ЗАГДАЙ: Какое-то главное событие, на котором удалось побывать, спортивное? Ну, кроме собственных стартов.

 

НЕЦЕНКО: В роли болельщика. Было такое? Поставили в тупик мы этим вопросом.

 

ЮРЬЕВА: Да, у меня коллапс.

 

ЗАГДАЙ: Мне нравится этот ответ, потому что спорт воспринимается Екатериной Юрьевой исключительно как развлечение - пойти в кино вечером или на баскетбол. Это же приятно?

 

ЮРЬЕВА: Ну да.

 

НЕЦЕНКО: Очень много сообщений от слушателей. «Катя, как вам Дмитрий Губерниев, вы дружите?» - спрашивает вас опять Вовочка.

 

ЮРЬЕВА: Вовочка, какой осведомленный Вовочка.

 

НЕЦЕНКО: Любопытный.

 

ЮРЬЕВА: Да. Вы знаете, да, мы с Дмитрием Губерниевым знакомы, и отчасти даже не просто как комментатор и спортсменка, мы и комментировали одно время вместе соревнования.

 

ЗАГДАЙ: В «Мафию», наверное, играли.

 

ЮРЬЕВА: Нет, в «Мафию» мы не играли. Я знаю, что я точно бы проиграла, играя с Дмитрием Губерниевым. Достаточно разговорчивый молодой человек.

 

ЗАГДАЙ: Его называют самым известным биатлонистом, ужас.

 

ЮРЬЕВА: Вы имеете в виду среди?..

 

ЗАГДАЙ: Среди биатлонистов. То есть человек, комментирующий биатлон, порой известнее тех, чью работу, чье выступление он оценивает.

 

ЮРЬЕВА: Я такого не слышала, честно скажу.

 

ЗАГДАЙ: То есть вы не считаете, что он отбирает кусок славы у вас?

 

ЮРЬЕВА: Нет, вы знаете, свою славу мы не отдадим никому, даже таким громилам, гигантам медиа. Поэтому я не могу сказать, что он прямо…

 

НЕЦЕНКО: Это заметно, что кусок славы Катя никому не отдаст, потому что очень много сообщений. Я сейчас прямо в строку буду зачитывать. «Екатерина, срочно возвращайтесь в большой биатлон. Без вас труба, мы соскучились по вашим победам за сборную. Верим в вас», - это из Краснодарского края. Дальше из Республики Карелии Гарри пишет: «Катя, переживаю за вас, слежу за вашими выступлениями по мере возможности и люблю вас». Дальше из Москвы: «Катя, это Олимпиада (Липа)… - наверное, вы должны понять, о ком речь, - рада тебя слышать и болею за тебя. Есть вопрос: самый бесполезный подарок, который ты получала?» Было такое?

 

ЮРЬЕВА: Самый бесполезный подарок? Видимо, он был настолько бесполезен, что я его просто не запомнила.

 

ЗАГДАЙ: Буквально недавно новогодние каникулы были у всей страны, а у некоторых и сейчас продолжаются. Много подарков-то было на Новый год?..

 

ЮРЬЕВА: Было, не так чтобы много, но они были все очень приятные.

 

НЕЦЕНКО: Естественно, вам желают олимпийских побед. Дальше вопрос такой, из Белгородской области Елена пишет: «Пробовали ли вы себя в других видах спорта?» Про другие виды спорта мы знаем, про греблю, вы упали из лодки и решили на этом закончить.

 

ЮРЬЕВА: Я не из лодки упала, я перевернулась в лодке, потому что упасть из лодки нереально.

 

НЕЦЕНКО: Перевернулась в лодке. Ну да, ты там сидишь, и нужно очень грамотно владеть веслами.

 

ЮРЬЕВА: Ну, там было неприятно, честно.

 

ЗАГДАЙ: Сидишь и крепко держишься.

 

ЮРЬЕВА: Там не главное веслами водить, а главное держать равновесие.

 

НЕЦЕНКО: С греблей не удалось, что называется. А, кстати, долго занимались или нет?

 

ЮРЬЕВА: Я занималась, получается, полгода.

 

НЕЦЕНКО: Ну, достаточно долго.

 

ЮРЬЕВА: Ну да, пока не наступило лето. Я летом перевернулась, а до этого там был период...

 

НЕЦЕНКО: Физподготовка, тренажер соответственно?

 

ЮРЬЕВА: Да.

 

НЕЦЕНКО: А еще какие другие виды спорта?

 

ЮРЬЕВА: Легкой атлетикой занималась, лыжами занималась более-менее профессионально. А так люблю горные лыжи, дайвинг люблю…

 

НЕЦЕНКО: Кстати, я вот пробовался в дайвинге, и как-то не покатило.

 

ЮРЬЕВА: Инструктор плохой был.

 

НЕЦЕНКО: Инструктор плохой? Понятно. Я понял.

 

ЗАГДАЙ: Нам дозвонился Роман. Роман, наверняка у вас есть что спросить, добрый вечер.

 

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Да, у меня есть два вопроса, один спортивный, другой, если можно, личный. Начну со спортивного. Я поздравляю с прошедшими праздниками, во-первых, желаю всем творческих успехов…

 

ЗАГДАЙ: Очень спортивный, да.

 

СЛУШАТЕЛЬ: Первый вопрос. А почему именно биатлон, а не другой вид спорта, не бокс, не какие-нибудь другие виды единоборств, например? И второй вопрос личный: вы замужем? Спасибо.

 

ЮРЬЕВА: Я начну с личного.

 

НЕЦЕНКО: Придется все рассказывать.

 

ЗАГДАЙ: Роман очарован.

 

ЮРЬЕВА: Нет, я не замужем.

 

ЗАГДАЙ: Я думаю, что многие сейчас у радиоприемников выдохнули: «Это мой шанс!»

 

ЮРЬЕВА: Я сейчас выйду, включу телефон и, чувствую, там начнется. Отвечаю на первый вопрос… правда, я забыла, какой он был.

 

ЗАГДАЙ: Почему биатлон?

 

ЮРЬЕВА: А, почему я выбрала биатлон, а не другой вид спорта. Единоборства сразу вычеркиваются ввиду того, что я очень уважительно отношусь к соперникам. Лыжи, палка - можно, но руками - никак.

 

ЗАГДАЙ: Хорошо.

 

ЮРЬЕВА: Биатлон, он настолько тонкий психологически вид спорта, где можно совместить несовместимое, и он очень азартен. Предугадать итог соревнования здесь практически нереально. И вот эта игра отчасти, она завораживает очень сильно не только болельщиков, но и спортсменов.

 

НЕЦЕНКО: А то, что он настолько непредсказуемый вид спорта, разве не ухудшает шансы? Условно говоря, погода же очень сильно влияет на биатлонном стрельбище, снег, ветер и прочие дела. Или настолько велик азарт, что на это не обращаешь внимания?

 

ЗАГДАЙ: Судя по взгляду, ты какую-то ерунду спросил.

 

ЮРЬЕВА: Да, чуть-чуть так.

 

НЕЦЕНКО: Да? Я завернул, хорошо.

 

ЗАГДАЙ: Я бы так же спросил.

 

НЕЦЕНКО: Хорошо, вопрос такой, не знаю, поставит в тупик или нет. Евгения спрашивает: «Екатерина, как прошло ваше детство? В лагеря пионерские любили ездить?»

 

ЮРЬЕВА: Детство прошло у меня очень весело, у меня очень большая семья, поэтому было чем заняться в детстве. Папа, мама, я, еще два брата - естественно, у нас было очень весело. И в детские лагеря я ездила с удовольствием, так как я была очень энергичным ребенком, таким энерджайзером. Естественно, было интересно, и нужно было познавать, где-то себя пробовать, с кем-то общаться, что-то откидывать или, наоборот, к чему-то прилипать.

 

ЗАГДАЙ: В одном из ваших интервью я прочитал, что очень любили школу именно в тот момент, когда ее прогуливали.

 

ЮРЬЕВА: Не прогуливала, я ездила на соревнования или на сборы.

 

ЗАГДАЙ: Значит, переврали в интервью. Там было именно так, мне эта цитата очень понравилась: «Очень любила школу, когда прогуливала».

 

ЮРЬЕВА: Прогуливать приходилось не так много ввиду того, что ее было не много.

 

ЗАГДАЙ: Слово какое хорошее – «приходилось». Прогуливать приходилось. Ну, заставляли.

 

ЮРЬЕВА: Заставляли, меня тренер вез на соревнования, я же не по своей воле.

 

ЗАГДАЙ: Уважительная причина. Многие школьники с завистью нас слушают.

 

НЕЦЕНКО: «В Чайковском построили отличный стадион. На открытие не ездили? - спрашивают вас. - Есть ли желание тренироваться в Чайковском?»

 

ЮРЬЕВА: Да, я могу сказать одно, что официального открытия не было как такового, с помпой и с приглашенными звездами и чинами. Было пробное проведено соревнование, и все были очарованы нашим стадионом. Я там была осенью, тоже тренировалась, после чемпионата России я поехала в Чайковский протестировать трассу, мне там очень понравилось, честно скажу, и буквально на днях я планирую тоже туда уехать, начать подготовку, тренировку.

 

НЕЦЕНКО: Отлично, значит, тренироваться будете! Вопрос про официальный сайт. Смотрю официальный сайт - последняя новость датирована январем прошлого года. Куда делся энтузиазм, что происходит с официальным сайтом?

 

ЮРЬЕВА: Могу сказать честно и откровенно: да, я не курирую свой официальный сайт, есть люди, кто там живет, модерирует, те же администраторы. Не знаю, моя ли оплошность или не моя, я сама лично веду только свой блог и отвечаю за него, а на сайте именно энтузиасты, фанаты… ну, не фанаты, я не люблю это слово, для меня фанатик - это какой-то сумасшедший человек...

 

ЗАГДАЙ: Болельщики.

 

ЮРЬЕВА: Болельщики, да, и те, кому нравится моя творческая деятельность, так скажем.

 

ЗАГДАЙ: Кстати, блог - это публичность. Для мужских журналов один раз снялась и всё, и осталось где-нибудь в домашнем архиве. А блог - это постоянно публичность, эмоции, переживания какие-то, наизнанку душу выворачиваешь.

 

ЮРЬЕВА: Да, но у меня блог, если вы заметили, он идет не ежедневно, даже не еженедельно, а раз в месяц.

 

ЗАГДАЙ: Это очень эмоционально, даже порой трепетно.

 

ЮРЬЕВА: Да, лучше один раз качественно, чем много и ни о чем.

 

ЗАГДАЙ: Хорошая фраза.

 

НЕЦЕНКО: А вот, кстати, спрашивает на форуме Бурашка Че (видимо, «Чебурашка» наоборот): «Как скоро обновите свой блог?»

 

ЮРЬЕВА: Ввиду того, что я уже много чего наговорила на радио, теперь нужно будет искать новый информационный повод, для того чтобы обновить свой блог. Но, думаю, скоро.

 

НЕЦЕНКО: Отлично. И, собственно говоря, без пожеланий не обойтись. Бурашка Че пишет: «Катя, во-первых, мы вас очень-очень ждем, несмотря ни на что, возвращайтесь скорее, пожалуйста, без вас биатлон не биатлон. Хочется снова видеть вашу улыбку на финише и слышать усталое «люблю» в камеру».

 

ЮРЬЕВА: А пока так смотрите.

 

НЕЦЕНКО: Михаил нам дозвонился в прямой эфир. Здравствуйте.

 

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. У меня, Екатерина, к вам вопрос. Вы сказали, что биатлон вы полюбили за то, что он непредсказуемый вид спорта. А могли бы вы сказать, насколько вы бываете непредсказуемой в своих поступках в личной жизни? И второй вопрос, как часто возникают романы между биатлонистами, мужчинами и женщинами? Возможно, иностранные спортсмены как-то с нашими или наоборот?..

 

ЗАГДАЙ: Ну, так прямо сейчас вам про романы и расскажут, ждите.

 

НЕЦЕНКО: Нет, но были же прецеденты?

 

ЮРЬЕВА: Романы или свадьбы?

 

НЕЦЕНКО: Романы и свадьбы.

 

ЮРЬЕВА: Вы знаете, я не могу сказать статистику точную…

 

ЗАГДАЙ: Пятнадцать человек в сборной, у пяти были романы на стороне.

 

ЮРЬЕВА: Но я могу сказать однозначно, что такая вещь присуща спортсменам, которые занимаются одним видом спорта, но это ввиду того, что у нас нет реальной личной жизни как таковой. Не бывает такого, что полгода я живу дома, на неделю уезжаю, нет, мы постоянно в разъездах, и очень сложно.

 

ЗАГДАЙ: Я представляю: привозят в лес, и живи там, тренируйся.

 

ЮРЬЕВА: Одна из причин, почему иногда возникают романы.

 

ЗАГДАЙ: Любви-то хочется.

 

ЮРЬЕВА: Ну, естественно, все же люди, слава богу. А по поводу того, насколько я непредсказуемая, я думаю, нужно не меня спрашивать, потому что я-то для себя нормальная.

 

ЗАГДАЙ: Так вы же не замужем, некого спрашивать.

 

ЮРЬЕВА: Ну, подождите, у меня есть друзья, которые могут ответить на эти вопросы.

 

ЗАГДАЙ: Был бы муж, к нему пришли бы и сказали: предсказуемая?

 

ЮРЬЕВА: Нет.

 

ЗАГДАЙ: Так бы он и ответил, ждите.

 

НЕЦЕНКО: Вопрос на злобу дня. Насколько я знаю, вы в первую очередь вернулись в большой спорт, чтобы пробиться на Олимпиаду в Сочи. Для вас это главная задача, вы даже снялись в ролике, посвященном Сочи-2014. Собственно говоря, когда нам вас ждать на лыжне и когда за вас болеть-то?

 

ЮРЬЕВА: Вот тогда и ждите. Если честно, это такой очень трепетный вопрос, и говорить точно, конкретно дату, что вот там 5 февраля я буду выступать на соревнованиях, это будет неправильно по отношению к болельщикам, к спортсменам ввиду того, что сейчас у меня не такая форма, чтобы знать конкретно дату своей оптимальной формы для выступления на соревнованиях.

 

ЗАГДАЙ: Но тем не менее тренироваться вы уже начали.

 

ЮРЬЕВА: Да. Уже вторая тренировка прошла на лыжах.

 

ЗАГДАЙ: Вот можно чуть-чуть подробнее? Вторая тренировка…

 

ЮРЬЕВА: На лыжах.

 

ЗАГДАЙ: И как ощущение? Не тренировались, пауза большая, и выходишь. Это как прогулка по лесу на лыжах или это полноценная тренировка?

 

ЮРЬЕВА: Вы знаете, это настолько мне уже присуще профессионально, что спокойно не получается кататься. Где-то на 5-6 километре я ловлю себя на мысли, что я достаточно уже разогнала пульс, что мне охота бежать-бежать, и приходится себя останавливать ввиду того, что была большая пауза, чтобы просто не загнаться.

 

ЗАГДАЙ: И как оцениваете свою форму? После любой травмы, тем более если было какое-то хирургическое вмешательство, испуг появляется.

 

НЕЦЕНКО: У кого-то появляется, у кого-то нет. Испуг есть?

 

ЗАГДАЙ: Ну, травма и восстановление - такое очень трепетное…

 

НЕЦЕНКО: Тонкий процесс.

 

ЮРЬЕВА: У меня трепетное отношение было, когда сделали операцию, я реально боялась наступать на ногу, потому что не знала, чего ожидать. А потом прошла первая неделя, вторая, когда уже на третьей неделе я начала делать какие-то движения, при которых нагрузка идет на коленку, я поняла, что испуг здесь уже просто не нужен.

 

НЕЦЕНКО: Отлично. Я предлагаю на этом закончить и хочу пожелать, Катя, вам большого здоровья, больших успехов. Мы всем «Маяком» всегда отправляемся на большие соревнования, мы желаем вас видеть в Сочи. И соответственно, коли там встретимся (а я очень надеюсь, что мы там встретимся), мы ждем вас в прямом эфире «Маяка» во время Сочи-2014.

 

ЮРЬЕВА: А это как? С лыжни?

 

НЕЦЕНКО: С лыжни, да, будете рассказывать о своих золотых медалях.

 

ЗАГДАЙ: Вы знаете, до чего дошли технологии – прикрепляем микрофончик на старте и…

 

ЮРЬЕВА: «Я прохожу пятый километр, тяжело, но бегу…»

 

НЕЦЕНКО: Вот-вот.

 

ЮРЬЕВА: Отлично.

 

ЗАГДАЙ: Упражнения из йоги есть, наверное?

 

НЕЦЕНКО: Есть.

 

ЮРЬЕВА: У нас нет.

 

ЗАГДАЙ: Как нет? А дыхание? Язык вокруг шеи, бежишь, стрелять нужно, а как дыхание-то опустить?

 

ЮРЬЕВА: Опустить? Привести в норму.

 

ЗАГДАЙ: Хорошо. Спасибо за поправочку.

 

ЮРЬЕВА: Ну, это все тренируется.

 

НЕЦЕНКО: Отлично, будет нам о чем поговорить. Катя, приходите к нам еще раз. Естественно, мы не вызываем вас прямо завтра, набирайте форму.

 

ЗАГДАЙ: Можно и завтра. И завтра, и послезавтра.

 

ЮРЬЕВА: Ну, тогда нужно будет поговорить о другой стороне.

 

НЕЦЕНКО: Отлично, поговорите, Никита поговорит о другой стороне и Михаилу сольет всю нужную информацию. Всем счастливо!

 

ЮРЬЕВА: Спасибо!