Пока вы спали

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Лучшее из эфира, новости и анонсы шоу Маяка

15.09.2011 14:05
Певец Сергей Пенкин в гостях у Лены Батиновой и Вадима Тихомирова слушать скачать
Певец Сергей Пенкин в гостях у Лены Батиновой и Вадима Тихомирова
в гостях: Сергей Пенкин
 
ТИХОМИРОВ: Дорогие друзья, в нашей студии появился (боже, розан практически, куст розы!) Сергей Пенкин. Здравствуйте, Сергей.
 
ПЕНКИН: Добрый день.
 
БАТИНОВА: Здравствуйте, Сергей.
 
ТИХОМИРОВ: Сергей, вы понимаете, что вы пришли в студию, где на самом деле месте намоленное. Мы здесь обсуждаем постоянно социальные проблемы, политические проблемы, физиологические проблемы┘
 
ПЕНКИН: Я готов ко всему.
 
ТИХОМИРОВ: Да, Сергей. Поэтому сегодня вы у нас будете экспертом по очень многим вопросам. Правильно я говорю, Лена?
 
БАТИНОВА: Да. Мы будем вам разные вопросы задавать, и слушатели наши тоже.
 
ПЕНКИН: А я на разные вопросы отвечать, да?
 
ТИХОМИРОВ: Конечно, конечно.
 
БАТИНОВА: По-разному только, пожалуйста, Сергей Михайлович.
 
ТИХОМИРОВ: Сергей, если Елена называет кого-то по отчеству - берегитесь, значит, впереди будет большой укус.
 
БАТИНОВА: Неправда. Я, знаете, просто слушала ваши песни и подумала: ведь вы в Гнесинку поступали сколько - 11, 10 раз?
 
ПЕНКИН: 11 раз.
 
БАТИНОВА: Я думаю: это как такое вообще может быть? Или это люди, которые ничего не видят и не слышат? Кто там работает?
 
ПЕНКИН: Ну, а теперь предлагают преподавать мне в академии.
 
БАТИНОВА: Да вы что, правда?
 
ТИХОМИРОВ: А это всегда так, это нормальное состояние.
 
ПЕНКИН: Я прочитал интервью одной очень известной балерины. И она сказала, что те люди, вот однокурсницы, когда она поступала в Мариинку, прошли сразу в хореографическое училище, и как-то они остались посредственностями в жизни. А те люди, которые поступают несколько раз, которых считают не актерами, ведь много происходило таких ситуаций - и с Никулиным, и с Раневской, и со многими другими артистами┘
 
ТИХОМИРОВ: Хороший видеоряд - Раневская, Никулин┘
 
ПЕНКИН: Те люди, которые не с первого раза поступали в театральный или в музыкальный, они потом становились личностями. Поэтому мне где-то немножко, может быть, сбоку тоже приятно - все-таки я 11 лет поступал.
 
БАТИНОВА: Просто я думаю: а не хотелось ли вам бросить это все? Ведь столько попыток! Это какую силу воли надо иметь.
 
ПЕНКИН: Нет, конечно, хотелось. Я и плакал, и страдал. И когда я получил все пятерки на одиннадцатый год, меня на ╚скорой помощи╩ увезли.
 
БАТИНОВА: Да вы что?
 
ПЕНКИН: Да. Потому что желудок так сразу не выдержал у меня┘
 
ТИХОМИРОВ: Фашисты, просто фашисты какие-то! Сергей, ну давайте начнем. У нас есть такая рубрика, где мы боремся с весом. Мы знаем, что вы практически почетный член нашей академии сбрасывания веса. Насколько я понимаю, вы сейчас опять находитесь в состоянии практически Аполлона Бельведерского. Чем вы этого добились?
 
ПЕНКИН: Ну, худею. Строжайшая, конечно, диета. Хочется иногда выйти за рамки, немножко оторваться.
 
ТИХОМИРОВ: Расскажите о диете. Потому что многие наши женщины сейчас вздрогнули, да и мужчины в том числе, они хотят законспектировать, что это за диета.
 
ПЕНКИН: Ну, это диета у Маргариты Королевой.
 
ТИХОМИРОВ: Знаете, Сергей, не надо нам рекламировать. Мы знаем Маргариту Королеву, она тоже говорит: почитайте мою книжку, зайдите ко мне в кабинет, мой прайс: 222-33-222┘
 
ПЕНКИН: Зайдите к ней в кабинет и похудеете.
 
ТИХОМИРОВ: Да, и похудеете. Ну, поделись, пожалуйста. Ты же был в этом кабинете уже.
 
ПЕНКИН: Надо просто исключить те вещи, которые┘ Спиртное, торты.
 
БАТИНОВА: О, нет, это нам не подходит!
 
ТИХОМИРОВ: Нет, это какая-то неправильная диета.
 
БАТИНОВА: Как это вообще? Как без тортов и без спиртного?
 
ПЕНКИН: Нет, хорошо. Тогда можно по-другому, тогда пенкинская диета. Можно тогда оторваться, допустим, в один день съесть торт, я не знаю, и много всего сделать, но потом после этого надо как бы разгрузку дать организму.
 
ТИХОМИРОВ: Разгрузка - что это? Кефир, я не знаю, чай зеленый?
 
ПЕНКИН: Кефир однопроцентный, чай зеленый, мед с чаем, там всякие каши на воде. А потом можно есть мясо, рыбу, курицу, но все на пару.
 
ТИХОМИРОВ: Сергей, но вы знаете, глядя в ваши шаловливые глаза, я думаю: а как же вы без спиртного? Простите, я ведь тоже, например, с трудом представляю себе свою жизнь без этого напитка.
 
ПЕНКИН: Ну, вот я сейчас хочу сказать, что я┘
 
ТИХОМИРОВ: Вы подготовили тезисы, да?
 
ПЕНКИН: Нет, я просто хочу сказать, за 20 лет первый раз меня пригласили на Гала-концерт конкурса в Ялте "Крым фест", и я там, конечно, чуть-чуть выпил. Дал расслабухи после концерта. Потому что, во-первых, мне было приятно, что весь зал встал, я его так немножко протряс┘
 
ТИХОМИРОВ: Ну, ты умеешь. Прости, что на "ты".
 
ПЕНКИН: Мне, во-первых, это понравилось. Во-вторых, мне понравилось, как меня встречала молодежь - конкурсанты. Там много было: из Ямайки, из Греции, из Америки┘
 
БАТИНОВА: Это международный конкурс, да?
 
ТИХОМИРОВ: Да-да-да. Сергей, а можно вопрос сразу? Кто тебя пригласил на этот конкурс: Алла Пугачева или София Ротару?
 
ПЕНКИН: Ну, обе пригласили. Потому что София Ротару была председателем жюри, а Алла Пугачева - художественным руководителем.
 
ТИХОМИРОВ: Да, я знаю, да. Нет, это просто хорошо, что, по крайней мере, наконец нашлись люди, которые пригласили тебя на фестиваль. Потому что я смотрю, например, на прибалтийский фестиваль, там кто угодно - в подтяжках, в перетяжках┘ Нету Сергея Пенкина! А тут наконец-то свершилось чудо.
 
ПЕНКИН: Вот. И как бы немножко расслабился, выпил после концерта, потому что было очень холодно, 13 градусов всего было, и дождик.
 
ТИХОМИРОВ: В Ялте?
 
ПЕНКИН: Да.
 
ТИХОМИРОВ: Это не самая лучшая реклама курорту.
 
ПЕНКИН: Ну, такая ситуация была в этот день. И поэтому если бы я немножко не выпил, то я бы, наверное, простыл бы.
 
ТИХОМИРОВ: Так, все, с этим мы разобрались.
 
БАТИНОВА: А вам кто-то понравился на этом конкурсе? Вы могли бы кого-то выделить? Может быть, это будущие┘
 
ПЕНКИН: Из Чили мне певица очень понравилась, мне понравился испанец, мне понравились две сестры из Ямайки, в общем, две девочки, две сестры очень здорово пели. Вообще конкурс был сильный, сильные конкурсанты были, да.
 
ТИХОМИРОВ: Сергей, скажи мне, Алла Борисовна тоже шампанское потом пригубляла? Нет?
 
ПЕНКИН: Я не знаю. Мы жили в одной гостинице "Вилла "Елена"┘
 
ТИХОМИРОВ: Но пили в разных компаниях. Ой, я имею в виду, что общались просто┘
 
ПЕНКИН: Нет, мы в одной компании были, но так получилось, что мы как-то вот не видели друг друга.
 
ТИХОМИРОВ: Из-за угла┘ Сергей, теперь у нас физиологический вопрос. Очень многие исполнители в последнее время, естественно, как бы сберегая талант свой и, скажем так, сберегая уши своих любителей, публики, поют под фонограмму. И делают, мне кажется, это правильно. Ты один из немногих, которые постоянно поют живьем. Смысл, Сергей? Смысл? Когда люди уже привыкли слушать именно┘
 
ПЕНКИН: Нет-нет-нет.
 
ТИХОМИРОВ: Что "нет-нет"? Ты тоже под фонограмму теперь поешь?
 
ПЕНКИН: Нет, я хочу сказать, живьем - это совсем другое дело.
 
ТИХОМИРОВ: Но зачем, Сережа?
 
ПЕНКИН: Живьем - это практика, это профессионализм, это ты растешь профессионально. Если врач-хирург будет делать операцию раз в месяц, у него не будет практики. А в Институте Склифосовского, я считаю, что самые лучшие врачи, потому что они постоянно находятся в таком напряженном ритме.
 
ТИХОМИРОВ: Ну да, в тренинге.
 
ПЕНКИН: Поэтому это здорово.
 
ТИХОМИРОВ: Ну, вот ты, например, так говоришь. А мы общаемся с другими исполнителями, они говорят┘
 
ПЕНКИН: Ну, это говорят те, наверное, которые не любят свою профессию. Ну как петь┘ Те, кто были на конкурсе, вот иностранцы, они вообще удивлялись: а что такое фонограмма? Просто для них это непонятно было.
 
БАТИНОВА: Да, тем более конкурс.
 
ТИХОМИРОВ: Ничего-ничего, мы скоро завоюем полмира, и они узнают, что это такое. Сергей, не волнуйся, это были самые сложные вопросы, потом вопросы пойдут полегче. И один маленький вопрос: почему именно сегодня одежда этого цвета? Правильно я говорю: фуксия, да?
 
БАТИНОВА: Думаю, да. Или лиловый?
 
ПЕНКИН: Нет, я вообще люблю все яркое. Бабье лето наступило, поэтому я хочу в яркое время ходить в ярких одеждах, а не в черном.
 
ТИХОМИРОВ: Отлично! Напоминаем, дорогие друзья, что в студии находится Сергей Михайлович Пенкин. Ты, кстати, заслуженный, народный? Что со званием?
 
ПЕНКИН: Нет, я ни одного звания не имею.
 
ТИХОМИРОВ: Как тебе не стыдно! Это просто┘
 
ПЕНКИН: В угол меня, в угол┘
 
ТИХОМИРОВ: В угол Сергея Пенкина! Сергей, огромное количество вопросов, которые тебе приходят. Конечно, спрашивают и про твой парфюм, и про твой голос, и про твою диету.
 
БАТИНОВА: И часы ваши понравились. У нас же видеотрансляция идет. Рассмотрели вас от и до.
 
ТИХОМИРОВ: Конечно. И, кстати, сказали: вы знаете, Сергей, вам очень пошел бы вот такой же веер, как у Лагерфельда. Потому что Сергей сейчас обмахивался┘ ну этой, как ее┘
 
БАТИНОВА: Резиновым ковриком.
 
ТИХОМИРОВ: Ковриком для мышки, да.
 
ПЕНКИН: Бесподобный резиновый коврик┘
 
ТИХОМИРОВ: Да, Сергей, а у нас вопросы, конечно, гораздо более сложные. Или мы дадим слушателю шанс?
 
БАТИНОВА: Да, у нас Роман давно уже ждет.
 
ПЕНКИН: Да, пожалуйста.
 
ТИХОМИРОВ: Здравствуйте, Роман. Слушаем вас.
 
СЛУШАТЕЛЬ: Всем добрый день. Спасибо, что пригласили золотой голос России.
 
ТИХОМИРОВ: Бриллиантовый.
 
СЛУШАТЕЛЬ: Ну, золотой и бриллиантовый. И у меня к Сергею два вопроса. Прошу не обижаться на вопросы, Сергей. Первая ваша работа, как известно, вы даже сами рассказывали, это уборка дворов, дворник. Как вы считаете, когда было лучше - когда вы работали или сейчас? Улучшилась ли работа?
 
ТИХОМИРОВ: Отличный вопрос.
 
СЛУШАТЕЛЬ: И второй вопрос. Борис Моисеев - это ваш друг, конкурент? И планируется ли с ним дуэт у вас? Спасибо.
 
БАТИНОВА: Спасибо, Роман.
 
ПЕНКИН: Ну, отвечу на первый вопрос. Дело в том, что все зависит от человека.
 
ТИХОМИРОВ: Но твой участок был чистый?
 
ПЕНКИН: В принципе, я хочу сказать, двор у меня всегда был чистый. У меня были цветы, я поливал┘
 
ТИХОМИРОВ: Сергей, заметьте, мэр Собянин слушает нас иногда.
 
ПЕНКИН: Кстати, к Собянину у меня есть интересное предложение по поводу, чтобы пробок не было на дорогах.
 
ТИХОМИРОВ: Сейчас мы тоже это обсудим. Так.
 
ПЕНКИН: Я хочу сказать, что, если на одном участке работают десять таджиков, конечно, двор будет чистым. Десять человек. А раньше, когда один человек работал┘
 
ТИХОМИРОВ: Ты представляешь┘
 
БАТИНОВА: Тяжело им было. Вот Вадичка тоже хвалился, что он работал.
 
ТИХОМИРОВ: Я тоже работал. Но я плохо работал, ты знаешь. Я работал тоже дворником, но я халтурил.
 
ПЕНКИН: Нет, я хорошо работал. Но вот из-за того, что я снег чистил мокрый, у меня сейчас из-за этого болит спина. Вот. А на второй вопрос┘ Ну как можно назвать - конкурент, друг? Он просто┘
 
ТИХОМИРОВ: Коллега.
 
ПЕНКИН: Мой коллега, да. А дуэт мы с ним спели, есть дуэт.
 
ТИХОМИРОВ: С Борисом?
 
ПЕНКИН: С Борисом, да.
 
ТИХОМИРОВ: А почему его не видели до сих пор? Почему вы скрываете его?
 
ПЕНКИН: А потому, что он болел. Он сейчас начинает гастролировать, и этот дуэт потом покажут на "Русском радио".
 
ТИХОМИРОВ: Ну, на "Русском радио", наверное, дадут послушать. А покажут, видимо, по телевидению.
 
ПЕНКИН: Послушать, да. Ну, я имею в виду в образе.
 
ТИХОМИРОВ: Сергей, скажи мне, пожалуйста, вот коль ты вспомнил опять-таки о первой своей профессии - дворника, насколько мне известно, тогда в твоей маленькой каптерке собиралось огромное количество известных людей, и несколько даже хвастались мне во время эфира о том, что они заходили к Сергею Пенкину, так было весело┘ Но они этим хвастались исключительно тогда, когда микрофон был выключен. Такое ощущение, что их не было в твоей жизни, а тебя в их жизни. Теперь они, конечно, народные, заслуженные, они снимают кино, блокбастеры┘ С чем это связано? Они, может быть, как-то стесняются? А ведь в свое время не вылезали, насколько я понимаю, от тебя. Ну, прости.
 
ПЕНКИН: Нет, я согласен. Я даже не знаю, как ответить на этот вопрос, не знаю. Может быть, боятся, потому что я сильный человек.
 
ТИХОМИРОВ: А чего тебя бояться-то?
 
ПЕНКИН: Ну, боятся, например, признаться в том, что я пробивался-то своим трудом, а они не своим трудом.
 
ТИХОМИРОВ: Ну да, папы все-таки┘
 
ПЕНКИН: Ну да. Может быть, из-за этого.
 
ТИХОМИРОВ: А скажи мне, кто были эти люди? Если это, конечно, не военная тайна. Я, конечно, могу выдать, но┘
 
ПЕНКИН: Нет. Дочь Юлиана Семенова, Егор Кончаловский, Степа Михалков, Бабкина, Жанна Агузарова, внук Леонида Брежнева┘
 
БАТИНОВА: Классная компания!
 
ПЕНКИН: Ну, много народу было.
 
БАТИНОВА: А вы правдолюб? Вы говорите правду, когда что-то хотите?
 
ПЕНКИН: Ну да.
 
ТИХОМИРОВ: Сергей - это настоящий правдолюб.
 
БАТИНОВА: Да? Я просто думала, что вы больше дипломатичный, поэтому и спросила.
 
ПЕНКИН: Нет, я как бы не стараюсь обижать людей, но я говорю честно. Правда есть правда, и кто обижается - тот обижается, получается, да.
 
БАТИНОВА: Его проблемы, да.
 
ПЕНКИН: Я говорю это не хамски, а корректно.
 
ТИХОМИРОВ: Ну да. Сережа, у нас еще один вопрос, давай послушаем. Алло, здравствуйте.
 
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Сергей.
 
ПЕНКИН: Добрый день.
 
СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день всем, добрый день всем ведущим. Спасибо большое за такого прекрасного гостя в эфире. Не скажу, что я являюсь сильным поклонником творчества, но суперталант, спасибо огромное! Я был на концерте в Самаре, просто феерия! Спасибо огромное.
 
ТИХОМИРОВ: Так. Вопрос?
 
СЛУШАТЕЛЬ: Вопрос, наверное, не в тему музыки, не в тему творчества. Меня интересуют политические взгляды. Сергей, как вы относитесь к тому, что происходило до недавнего времени в Ливии? И вообще к ситуации с Муамаром Каддафи. Спасибо большое.
 
ТИХОМИРОВ: О, спасибо большое. Внезапный вопрос. Сергей?
 
ПЕНКИН: Ну, вы знаете, я хочу сказать, что, мне кажется, не стоит лезть в чужую страну. И до этого, мне кажется, была богатая страна, они довольно-таки нормально жили (ну, это мое личное мнение).
 
ТИХОМИРОВ: Ну да.
 
ПЕНКИН: А когда все так развалили: вот занимайтесь теперь сами, разгребайте, что нужно┘ Я считаю, что, наоборот, надо помогать странам, чтобы меньше было голода, меньше было всего ужасного, наоборот, надо к чему-то хорошему стремиться. Ну, я считаю, что это очень плохо - то, что сделали с Ливией. Это мое личное мнение.
 
ТИХОМИРОВ: Сережа, ну да. Ты знаешь, я вот смотрю в твои глаза и понимаю, что ты действительно очень честный человек. А тебя, скажем так, не приманивали зайти в какую-нибудь партию? Вот сейчас заметил: что не артист, то, понимаешь, партия на лбу.
 
ПЕНКИН: Нет-нет-нет-нет! Я считаю, что это не для меня, потому что все эти партии говорят красиво, а потом, когда выборы происходят┘ Ну что, я могу сказать: очень много живет людей за чертой бедности, очень много┘
 
ТИХОМИРОВ: Откуда ты знаешь?
 
ПЕНКИН: У меня сестры мои родные получают по 4 тысячи рублей пенсию. Что можно на 4 тысячи сделать? Если бы не я помогал, то┘ Я езжу в провинцию, я общаюсь с людьми. Я могу быть, например, сегодня где-то в скромной компании, где люди просто концы с концами сводят, а завтра выступать в Кремле, в Кремлевском Дворце съездов. То есть разница┘ Я человек самодостаточный, но тем не менее я на стороне людей, которые просто бедствуют и нищенствуют. При том, что наша страна богатая. Я этого не понимаю! Не по-ни-ма-ю!
 
ТИХОМИРОВ: Смотри, у тебя активная политическая позиция, оказывается!
 
ПЕНКИН: Нет-нет, я в политику никогда лезть не хочу и не собираюсь. Мое дело - быть на сцене.
 
БАТИНОВА: Гражданская позиция. Почему политическая?
 
ТИХОМИРОВ: Ну, это тоже хорошо.
 
ПЕНКИН: Я могу, например, сделать какой-то концерт в поддержку людей, больных лейкемией, или там в поддержку, скажем, дома престарелых или детского дома.
 
ТИХОМИРОВ: И что, все деньги отдать?
 
ПЕНКИН: Ну и что? Я давал концерты в той воинской части, где я служил, бесплатно. Я давал концерт в Пензенской области, у себя на родине, где надо было восстанавливать памятник архитектуры. Ну что, меня это тянет. Меня некоторые ругают: мы тебя не понимаем┘
 
ТИХОМИРОВ: Я знаю, это директор, скорее всего, да?
 
ПЕНКИН: Притом никакого ни телевидения, ни радио не было, я нигде об этом ничего не говорил, и не было у меня такого, как вот некоторые кичатся, что они помогают, а сами перед этим телевидение, радио┘
 
ТИХОМИРОВ: Ну да, притащат камеры, подарят холодильник.
 
ПЕНКИН: Нет, я, наоборот, стараюсь┘ Вот вы знаете, есть такая пословица: "Человека можно обмануть, а бога не обманешь никогда", поэтому я придерживаюсь этой позиции.
 
ТИХОМИРОВ: Сергей, слушай, меня просто удивило, что ты был там, где служил. Неужели такие приятные воспоминания? Или ты решил сделать подарок офицерам той части?
 
ПЕНКИН: Нет, подарок вообще всей части, где я участвовал. Но просто я сделал двойной подарок. То есть я выступал в части, для всех военных было бесплатно, а все остальные гражданские были, они платили деньги, и эти деньги пошли на восстановление дома Воейковых, он был купец┘ В общем, не знаю, что сейчас с этим домом, мне кажется, что его даже и не восстановили, но все равно те деньги я оставил┘
 
БАТИНОВА: Это где, в Пензе?
 
ПЕНКИН: В Пензенской области, город Каменка. А в Пензе я построил два храма: в память о маме с папой и городу подарил.
 
БАТИНОВА: Да, это я знаю.
 
ТИХОМИРОВ: А я что-то не знаю об этом. Вот видите, как происходит в жизни все странно┘
 
БАТИНОВА: Наши слушатели спрашивают: после дуэтов с Питером Габриэлем, с Сарой Брайтман вы планируете еще какие-то дуэты с такой величины звездами? И любите ли вы петь с оркестрами? - спрашивает Карлуша.
 
ПЕНКИН: Я люблю петь дуэты даже не столько со звездами┘ У нас такое понятие - звезды, а я люблю петь с профессионалами. Это те люди, которым действительно от бога дан голос, а не те, которых часто показывают по телевизору. И с оркестром я часто пою. Но не только с оркестром, я еще пою с органом.
 
БАТИНОВА: Правда?
 
ПЕНКИН: Специально приглашали органиста из Германии, пели две песни: "Аве Мария" Баха и трио из "Дон Жуана" Моцарта - под орган. Была гробовая тишина в зале. Я думал: господи, зачем я начал петь с органом? Лучше бы я этого никогда не делал┘ И несколько секунд прошло, для меня это показалось целым часом, и, в общем, потом был шквал аплодисментов. И я для себя понял, что я все-таки эту планку перешел. Но это страшно было. Я всегда стремлюсь к чему-то страшному, всегда нужны какие-то проблемы. И вообще у меня почему-то┘ У других артистов есть спонсоры, меценаты, а меня всегда почему-то окружают люди: помогите┘ Бомжи, малоимущие┘
 
ТИХОМИРОВ: Ну так это хорошо.
 
ПЕНКИН: Я музыкант, я же не Абрамович!
 
ТИХОМИРОВ: Да. Сергей, вы знаете, в последнее время многие исполнители, понимая, что таланта не хватает, зритель как-то начал отвыкать от них, они для того, чтобы поддержать себя, каким-то образом умудряются приспособиться к власти - к какому-нибудь министерству, ведомству. Ну, например, становишься любимым певцом председателя какого-нибудь комитета.
 
ПЕНКИН: Вы знаете, я никогда не был┘
 
ТИХОМИРОВ: Почему? Что, скрывают тягу к вашему искусству?
 
ПЕНКИН: Я не хочу, я не хочу быть придворным шутом перед кем-то, я человек откровенный.
 
ТИХОМИРОВ: А, вот почему звания нету!
 
ПЕНКИН: Я пою - я получаю деньги за свое выступление. Я никогда не делаю дорогих билетов, потому что я хочу, чтобы зрители слушали меня.
 
БАТИНОВА: О, а это правда, что у вас был какой-то концерт, и вы сказали, что все билеты за полцены? Где-то писали о том, что был концерт, по-моему, в период кризиса, и вы сказали: все билеты на мой концерт за полцены.
 
ПЕНКИН: Ну, может быть. Я не делаю дорогих билетов, как другие делают. Я стараюсь, чтобы как-то┘ ну, если зал больше, то еще дешевле сделать билеты. Вот 10 февраля я отмечаю день рождения, у меня концерт будет в "Крокус-Сити-холле"┘
 
ТИХОМИРОВ: А, вот это сейчас пошла рекламная пауза!
 
ПЕНКИН: Ну, я красиво так подошел.
 
БАТИНОВА: Вам позволительно. Маэстро может.
 
ТИХОМИРОВ: Да-да-да┘
 
ПЕНКИН: И вместе со зрителями я 10 февраля, в "Крокус-Сити" будет мой сольный концерт.
 
ТИХОМИРОВ: Ну, если вы нас пригласите, Сергей, забесплатно┘
 
БАТИНОВА: То мы будем трещать три недели, да, Вадя?
 
ТИХОМИРОВ: Мы три недели будем рассказывать об этом.
 
ПЕНКИН: Я вас приглашаю. Вы знайте, что я теперь всегда могу пригласить на любой концерт.
 
ТИХОМИРОВ: Хорошо. Сережа, сейчас очень сложный вопрос. У нас есть программа для пенсионеров. Тебе, конечно, далеко, ты в самом расцвете сил, и все-таки┘
 
ПЕНКИН: Нет, ну если бы в застойное время, я бы уже был пенсионер, все-таки как-никак мне уже 50 лет.
 
ТИХОМИРОВ: Подожди, ты что, балерун, что ли, чтобы в 50 лет на пенсию?
 
ПЕНКИН: Размечтался!
 
ТИХОМИРОВ: Да. Нет-нет-нет, в 60 лет.
 
ПЕНКИН: Ну, если доживу, то да.
 
ТИХОМИРОВ: Прекрати. Сережа, и все-таки, ты знаешь, глядя на нашу эстраду, я в последнее время понимаю, что это┘ ну, если не "мумия возвращается", то какое-то┘ Мне страшно делается иногда.
 
БАТИНОВА: Как будто один хирург у всех, да?
 
ТИХОМИРОВ: Да, во-первых, один хирург. Во-вторых, как-то всех немножечко присыпали нафталином. И они все поют и поют! А там, сзади, никого нету. Я вот думаю, и ты тоже готовишься к тому, чтобы в 70 лет выйти и?..
 
БАТИНОВА: А, есть ли смена, ты имеешь в виду, ученики?
 
ПЕНКИН: Нет, я хочу петь до последней минуты, насколько на меня будет народ ходить. И у меня, я когда начинал, у меня ни музыкантов не было, никого, у меня, наоборот, с каждым годом идет расцвет (тьфу-тьфу-тьфу, не сглазить!). Я, наоборот, стараюсь┘ Хочу сделать с симфоническим оркестром, хочу сделать, может быть, с симфоническим оркестром, но ближе к року, сделать в костеле концерт, как у Сары Брайтман. Мне хочется идти вперед, что-то сделать такое необычное.
 
ТИХОМИРОВ: Подожди, Сергей, минуточку, откуда такое либидо?
 
ПЕНКИН: Я посмотрел концерт Сары Брайтман в костеле, мне очень понравилось.
 
ТИХОМИРОВ: Нет, я вообще говорю: откуда такое влечение, откуда такое желание постоянное, вы в такой находитесь крутой потенции, в отличие от┘
 
ПЕНКИН: Мне так хочется┘ Я вспомнил, когда я сейчас в Крыму выступал, ведущая сказала┘ Значит, Галкин объявил меня, а она сказала, ведущая (не помню, как ее фамилия, красивая девушка такая стояла), сказала: ╚Сергей, наверное, выращивает яблоки молодости┘╩ То есть я хочу сказать, что ни одной пластической операции я не делал и не собираюсь делать. Я считаю, что быть настоящим - это лучше, нежели ходят фарфоровые куклы. Поэтому я┘
 
ТИХОМИРОВ: То есть мы не увидим вас на плакате какой-нибудь клиники: зайдите сюда, и вы будете такой же, как я?
 
ПЕНКИН: Нет-нет-нет!
 
ТИХОМИРОВ: Какая неприятность!
 
ПЕНКИН: У меня даже зубы свои. Нельзя вокалисту менять зубы, потому что идет звукоизвлечение другое. Ведь Лучано Паваротти мог бы поменять зубы, у него не очень были красивые.
 
БАТИНОВА: Да, да.
 
ПЕНКИН: Но это есть звукоизвлечение, сразу звук меняется.
 
БАТИНОВА: Конечно, некоторые же вот так и поют, как сделали.
 
ТИХОМИРОВ: А я-то думал! Слушай, я просто нескольких наших певцов услышал как-то живую речь, и я подумал: что с ними произошло-то?
 
ПЕНКИН: Да, нельзя, нельзя, "только после свадьбы"┘
 
БАТИНОВА: Кстати, наши слушатели уже подхватили: "Так вот почему Шура зубы не вставлял - для звука!"
 
ТИХОМИРОВ: Конечно, для звукоизвлечения. Сергей, я понимаю, что, конечно, вы, скажем так, эстрадный певец. И все-таки, глядя, например, на мировую обстановку, я понимаю, что в опере можно заработать гораздо больше, особенно на Западе. Может быть, пора переквалифицироваться уже на какие-то арии?
 
ПЕНКИН: Ну почему, я же пел в Днепропетровском театре оперы и балета арию Ленского. У меня даже есть запись.
 
ТИХОМИРОВ: А можно сейчас хотя бы чуть-чуть услышать?
 
ПЕНКИН: "Куда, куда, куда вы удалились┘" Ну и так дальше. Я не могу, здесь-то с микрофоном, а там-то без микрофона надо было.
 
ТИХОМИРОВ: Сергей, как вы переживали, когда в вас целился Онегин? Это же просто какая-то нервическая дрожь┘
 
ПЕНКИН: Ну, там другое было. Там, когда я выходил на дуэль, в этот момент сломалась дым-машина, и я сел в этой шубе, в пару, народ смеется.
 
ТИХОМИРОВ: Это в бане. А, кстати, неплохая сцена - Онегин и Ленский в бане стреляются.
 
ПЕНКИН: Это римейк уже пошел.
 
ТИХОМИРОВ: Ну, фантазия работает. У нас скоро будет Бархатов Вася, очень известный молодой оперный режиссер, и мы у него спросим: может быть, действительно пора переквалифицировать как-то Онегина по-новому? Римейк сделать. Так, вернемся к вашему творчеству.
 
ПЕНКИН: Ну, сейчас заканчивается документальный фильм обо мне, тур 2011 года, где я прошел 186 городов на гастролях┘
 
ТИХОМИРОВ: Вот зачем этот документальный фильм? Сергей, понимаете, в чем дело, как только снимаются документальные фильмы, художественные фильмы, сразу после этого человека отправляют на покой. Ну зачем это?
 
ПЕНКИН: Зачем? Это просто начало, начало всех начал. Это же первый документальный фильм такой вот, о гастролях.
 
ТИХОМИРОВ: Я видел документальный фильм о тебе, когда ты┘
 
ПЕНКИН: ╚Одиннадцатая попытка╩ - все это ерунда, это было так, какой-то детский сад, а вот сейчас все по-взрослому.
 
ТИХОМИРОВ: А, кстати, на роликах ты не катаешься? Все, уже завязал с роликами?
 
ПЕНКИН: На роликах, на велосипеде катался в этом году.
 
ТИХОМИРОВ: Где? Я просто думаю: где можно увидеть Сергея Пенкина на роликах?
 
БАТИНОВА: Не говорите, а то сейчас все побегут туда.
 
ПЕНКИН: Здесь нельзя говорить, да, там и так много народу.
 
ТИХОМИРОВ: А, то есть это дорожка какая-то такая волшебная┘ Так, об этой дорожке ни слова.
 
БАТИНОВА: А этот фильм мы увидим по телевидению?
 
ПЕНКИН: Он будет продаваться на концертах. А может быть, на телевидении будет, на каком-то из каналов.
 
ТИХОМИРОВ: Ну да, мы посоветуем тебе канал. Сергей, все-таки пока мэру Москвы еще, видимо, не доложили о том, что ты готов бороться с пробками, ты тогда поделись, пожалуйста.
 
ПЕНКИН: Да, я хочу внести лепту, что можно сделать с пробками. У нас есть девять вокзалов, наверху железнодорожное полотно. Сверху сделай автобаны, выведи их за МКАД, и все - пробка решена! Это у нас будет еще девять проспектов. Потому что Москва - несколько проспектов, это же мало! Вот и все, будет решено все.
 
БАТИНОВА: То есть железные дороги┘
 
ПЕНКИН: Они снизу, а сверху автобаны.
 
БАТИНОВА: А, сверху автобаны.
 
ПЕНКИН: Конечно. Там же гектары земли, там же никакой архитектуры нет. И сверху будет┘ Во-первых, и шума будет меньше от поездов, и широкие, просто широченные будут дороги.
 
ТИХОМИРОВ: Проспекты!
 
БАТИНОВА: Отличная идея!
 
ПЕНКИН: Павелецкий, Казанский, Ярославский, Киевский, Ленинградский, Рижский, Курский┘
 
ТИХОМИРОВ: А кстати, Сергей, ты на чем любишь путешествовать больше - на самолетах, на пароходах, на поездах? Вот твой любимый, скажем так, вид передвижения, транспорт?
 
ПЕНКИН: Нет, ну если на поездах, то по Европе, потому что там другие поезда, типа "Сапсан", двухэтажные, красивые.
 
ТИХОМИРОВ: Да-да-да, не наши, у которых запах┘
 
ПЕНКИН: Ну а так, в принципе, на самолетах.
 
ТИХОМИРОВ: На самолетах, да?
 
ПЕНКИН: Потому что это быстро. Если ехать куда-то недалеко, то можно же ехать и в поезде, там и "Советского" шампанского┘
 
ТИХОМИРОВ: Сергей, и все-таки я не могу понять. Ты состоявшийся человек, состоятельный человек все-таки, но ты зарабатываешь своей кровью и потом, почему ты так экономишь на отдыхе? Я понимаю, люди, например, ездят отдыхать куда у нас?..
 
ПЕНКИН: Так, секундочку. В этом году я был: Греция, Финляндия, Швеция, Австрия, Прага, Париж, Монте-Карло, Ницца, Канны┘
 
ТИХОМИРОВ: Что, все на отдыхе?
 
ПЕНКИН: Венеция, Милан, Лион┘
 
ТИХОМИРОВ: Когда вы успеваете работать, Сергей?
 
БАТИНОВА: Это другой вопрос.
 
ПЕНКИН: А я летом не работаю, я летом отдыхаю.
 
ТИХОМИРОВ: Подождите, а как же? У вас есть директор, у вас есть группа┘
 
ПЕНКИН: Зачем? Мы все в отпуск, и я еду отдыхать.
 
ТИХОМИРОВ: Нет, я понимаю, что вы отдыхать, у вас есть деньги. А они же без работы остаются на три месяца, на четыре. Это как-то не по-человечески. Вы представляете, как вздрогнуло ваше окружение всё, они сразу поняли, в чем, как говорится, подвох┘
 
ПЕНКИН: Ну, у нас были гастроли в 186 городах, я думаю, что они заработали за этот год, и поэтому отдохнуть можно. Никто же не говорит, что надо летать бизнес-классом им или там┘
 
ТИХОМИРОВ: Экономика должна быть экономной.
 
ПЕНКИН: Да, совершенно верно.
 
ТИХОМИРОВ: Хорошо. Сергей, и все-таки, возвращаясь┘
 
БАТИНОВА: Про ближайшие концерты спрашивают люди, где можно увидеть вас?
 
ПЕНКИН: А можно зайти на сайт ко мне: www.penkin.ru.
 
ТИХОМИРОВ: Конечно, и все узнать.
 
ПЕНКИН: Со 2 октября начинается у меня гастрольный тур.
 
ТИХОМИРОВ: Активный гастрольный тур.
 
ПЕНКИН: Да. И опять же с Дальнего Востока. Ну, где-то в том районе.
 
ТИХОМИРОВ: Ну, это хорошо. Сергей, в последнее время очень многие исполнители, опять-таки понимая, что надо расширять рынки сбыта, кто-то начинает вести телевизионные программы, кто-то начинает сниматься в кино. Вот у тебя нет такого желания, скажем так, немножечко поменять вектор?
 
ПЕНКИН: Нет, я музыкант, и я хочу оставаться на своем. Единственная моя мечта (не знаю, насколько она осуществится) - я хочу иметь свой театр, чтобы мэрия мне бы дала, как Бабкиной дали, как Рюминой, как Камбуровой, какой-то кинотеатр, чтобы я там сделал вокальную школу и концертный зал.
 
ТИХОМИРОВ: У тебя нет какой-нибудь песни про Москву?
 
БАТИНОВА: Нет, почему, по бартеру: вы - проект дорог, а они вам - театр.
 
ПЕНКИН: Да.
 
ТИХОМИРОВ: Нет-нет, а про Москву у тебя нет песни? ╚Москва-ква-ква╩, например, какая-нибудь? Тебе надо просто песню про Москву сочинить, про мэра┘
 
ПЕНКИН: Зачем сочинять, когда можно петь: "Не слышны в саду даже шорохи┘"
 
ТИХОМИРОВ: Вот видишь!
 
ПЕНКИН: "┘Всё здесь замерло до утра. Если б знали вы, как мне дороги подмосковные вечера!" О-е-е-е!
 
ТИХОМИРОВ: Вот это лишнее, вот это лишнее┘
 
БАТИНОВА: Классно было!
 
ПЕНКИН: Никогда не лишнее. Всегда нужно дополнять чем-то интересным.
 
БАТИНОВА: Вот именно!
 
ТИХОМИРОВ: Да, в принципе, у нас новый мэр, он продвинутый, мне нравится. Он даже в Твиттере появился. Поэтому, мне кажется, что надо, надо вот так точно и бить, понимаешь?
 
ПЕНКИН: Точечно.
 
ТИХОМИРОВ: Точечно. И все, и будет тебе счастье!
 
БАТИНОВА: Просто тех людей, которые могут преподавать вокал, очень мало.
 
ТИХОМИРОВ: Да, Сережа.
 
БАТИНОВА: Мы вам желаем, чтобы все-таки у вас получилось с театром, мы приведем туда наших детей.
 
ПЕНКИН: Мне бы хотелось. Вы знаете, когда приезжаешь в Москву, в принципе много ресторанов, но везде одна и та же музыка: тынц-тынц-тынц┘ А пойти-то в принципе некуда, кроме театров. А надо сделать вот такое, чтобы у нас было что-то типа "Лидо", "Мулен Ружа". Мои концерты, в конце концов, с вокальной школой┘
 
ТИХОМИРОВ: Сергей, извини, что я тебя перебиваю, все-таки последний вопрос┘
 
ПЕНКИН: Нет, секундочку, Вадик, не мои концерты, а концерты моих учеников, чтобы люди услышали новых красивых певцов и певиц.
 
ТИХОМИРОВ: Молодец, вот не зажимаешь таланты.
 
ПЕНКИН: Бездарности пробьются сами, талантам надо помогать.
 
ТИХОМИРОВ: Сережа, и все-таки, вот тебя жизнь тюкала-тюкала, тюкала-тюкала, пинков тебе давали-давали, а ты все равно сохраняешь такую детскую непосредственность и оптимизм в глазах. Ты, может, на чем-то сидишь? Вот раскрой тайну.
 
ПЕНКИН: Ну конечно! Ля-ля-ля, жу-жу-жу, никому не расскажу┘
 
БАТИНОВА: Открой тайну!
 
ТИХОМИРОВ: И все-таки, Сережа, почему ты сохранил┘
 
ПЕНКИН: Потому что я в принципе добрый человек и я никому зла не желаю.
 
ТИХОМИРОВ: Так нет, я тоже был добрый когда-то┘
 
ПЕНКИН: Почему когда-то?
 
БАТИНОВА: Нет, Вадя, ты не такой добрый, Сергей более добрый по сравнению с тобой.
 
ПЕНКИН: Вадя добрый, добрый, он просто┘
 
ТИХОМИРОВ: Трезвый.
 
ПЕНКИН: Нет-нет-нет, все зависит еще от окружения. Я хочу пожелать, чтобы было больше окружения теплого, и он всегда теплый будет в этом окружении.
 
ТИХОМИРОВ: Спасибо большое, Сережа. До встречи!
 
БАТИНОВА: Спасибо вам, Сергей, большое.
 
ПЕНКИН: Спасибо. Я желаю всем здоровья, счастья, любви и всего самого-самого доброго. Приятного дня!
 
Слушайте аудиофайл.