14.04.2011 21:05
Народный артист РФ Юрий Стоянов в гостях у Антона Комолова слушать скачать
Народный артист РФ Юрий Стоянов в гостях у Антона Комолова
в гостях: Юрий Стоянов
 
КОМОЛОВ: В гостях на "Маяке" народный артист России Юрий Стоянов. Юрий Николаевич, добрый вечер.

СТОЯНОВ: Привет.

КОМОЛОВ: Много вопросов поступает от наших слушателей, я буду их постепенно задавать. Одно сообщение наша слушательница прислала еще даже до того, как началось сегодняшнее это шоу. Она написала, Вера ее зовут: "Добрый вечер. Меня дома не будет, когда придет Юрий Стоянов, но вы скажите ему, что я восхищена фильмом "Человек у окна", что, действительно, это роль очень его. Я знаю, что писалась специально, Юрий рассказывал в какой-то передаче. И сыграно великолепно, так трогательно. Спасибо ему и поздравляю".

СТОЯНОВ: Спасибо Вере большое.

КОМОЛОВ: Вообще фильм "Человек у окна", я тоже читал ваше интервью, что это, если не под вас конкретно и чуть ли ни с вашим участием писалась эта роль, но, по крайней мере, она для вас очень важна. Скажите, тот факт, что фильм блокбастером не стал, что наш зритель предпочитает фильмы западные, но не отечественные, как-то задевает вас или все равно, вы понимаете, что работа сделана и сделана хорошо?

СТОЯНОВ: Нет, не задевает, потому что это фильм, а он ведь не был в прокате.

КОМОЛОВ: А как же девушка посмотрела?

СТОЯНОВ: Она посмотрела его, во-первых, на канале "Россия". А во-вторых, как и большинство людей сейчас┘

КОМОЛОВ: На торрентах?

СТОЯНОВ: Ну, конечно, а как же еще, в хорошем качестве скачали, да посмотрели. Либо где-нибудь, где написано "легальное видео", это сейчас очень модная подпись в Интернете. Ну, мы находимся в здании ВГТРК и этот фильм снят по заказу и на деньги канала "Россия", и поэтому у канала было это право просчитать все риски. Я ловлю себя на мысли, что я рассуждаю сейчас не как артист Юрий Стоянов, который сыграл главную роль, а как какой-то начальник подразделения нашего холдинга. Я всегда стараюсь, как приличный артист, оправдать поступки других людей. Я думаю, что, просчитав все риски, понимая, что, в конечном счете, много попкорна не продашь на такой картине, или, не желая рисковать, или имея этот опыт и зная уже точно, на что ходят, к сожалению, а на что нет, решили сделать этой картине то главное, ради чего сейчас снимается, в общем, кино, чтобы его видели. Чтобы у него был эфир телевизионный. Потому что, в конечном счете, я помню, когда мы снимали эту картину, оператор Сережа Мачильский сказал одну фразу, где-то проводок торчал, и они очень долго мучились с этим проводком, который нужно было убрать, а потом он говорит: "Господи ты боже мой, вылизываешь, вылизываешь картинку, а в конечном счете, все равно работаешь на ящик". В конечном счете, все равно все, что не дособирается в этих залах, последняя надежда и главная надежда, не последняя, все равно на телевидение. И канал, который потратил приличные деньги, решил, что то главное, ради чего кино снимается, давайте с него и начнем, покажем его в прайм-тайм на канале.

КОМОЛОВ: А у вас есть ответ на вопрос, почему наши люди не ходят на отечественные фильмы?

СТОЯНОВ: Вы знаете, у меня парадоксальный будет ответ, он, конечно, будет противоречить общепринятой точке зрения. Знаете, какая страна, такое и телевидение. Что вы к нам пристаете по поводу форматов, чего больше, почему хорошее кино после двух ночи и так далее. А я считаю, что какое телевидение, такая и страна. У нас говорят, какой зритель, такая и политика, а я считаю, что наоборот: какая политика в прокате, такой и зритель. Такого зрителя востребовали, такого зрителя воспитали, такого зрителя призвали. Я вырос в городе Одессе, в таком пролетарском районе под названием Пересыпь. Паустовский разве что о нем один раз написал, больше никто. "Белеет парус одинокий", все, больше не будет упоминаний. И там был клуб завода "Продмаш", и в нем было всего два сеанса в день. Как я умудрился, одесский мальчик, благодаря этому кинотеатру не просто полюбить кино, а стать кинозависимым человеком, начиная с четырех лет. Как я мог отсмотреть весь немой кинематограф Макса Линдера, Чаплина, неореализм, итальянское кино, фантастические фильмы? Потому что никто не говорил: почему сегодня такая маленькая касса. И моя бабушка, кассир этого кинотеатра, естественно, делала так, что я смотрел все это бесплатно. Один человек пришел в кино из любви к нему, потому что его можно было видеть, то кино, которое можно было полюбить. Я думаю, диктат проката беспрецедентный, такой, которого нет, наверное, нигде в мире, - в России. Ну, это знаменитое процентное деление невероятное.

КОМОЛОВ: Что половину прокатного сбора забирают прокатчики.

СТОЯНОВ: Ну, да, что любую цифру надо умножать на два. В конечном счете, для меня важно, что канал "Россия" пошел на огромный риск, что артисту, который не должен в его возрасте уже обманывать ожидания зрителей, а они очень определенные с моей персоной, они ждут смеха, они имеют на это право, их нельзя за это винить, потому что я приучал их к этому очень-очень много лет, уже десятилетий. И им предложили этого человека совершенно в другом качестве, нормальном, даже в странном. Таком близком в чем-то между "Человеком дождя", Деточкиным и князем Мышкиным, где-то между этими тремя людьми этот человек. Это риск очень большой и я очень признателен. Но, в конечном счете, эта роль стала для меня, знаете┘ Может, я надеюсь, что будут еще хорошие роли. Конечно, это главная роль в моей жизни, безусловно. Это такой творческий отчет перед самим собой, если уж не перед зрителями, хотя, к счастью, и перед ними.

КОМОЛОВ: А вы сказали, что есть стереотипы и у зрителя, и у телевизионных продюсеров.

СТОЯНОВ: Я с уважением об этом говорю.

КОМОЛОВ: Да, да, естественно. А вы как-то пытаетесь бороться с этим?

СТОЯНОВ: Я не должен бороться. Величайшее заблуждение всех комиков, что они трагики, знаете, потенциальные. Я никогда не считал себя комедийным артистом. Тут же вопрос не просто позиционирования, а того самовосприятия себя самого. Я просто приличный артист, который востребован в этом качестве, и сам все для этого сделал. Но я очень надеюсь, что в программе "Городок" всегда было видно, и мой партнер Илюша Олейников, и я, что это два просто профессиональных актера, которые могут и это. Этот формат, он же появился, он не купленный, он не лицензионный. Лицензия этого формата это жизнь и все, что в ней не получилось. Такой формат возникает от маленьких умений, от всего несыгранного, не спетого, не сделанного, не выплаканного в кадре и на сцене, в котором все, и хорошее, и плохое, в конечном счете, зависит только от тебя. Поэтому какой формат? Биография, и все.

КОМОЛОВ: Слушатель прислал вопрос: "Что с "Городком"? Снимаются ли новые выпуски или идут повторы?"

СТОЯНОВ: Нет, сейчас я объясню. Очень тяжело посчитать. Есть такая линейка у канала "Россия", это линейка понедельников этого времени, в которое раньше выходил ушедший, к сожалению, Виталий Вульф, это время называется 22 часа 45 минут. Михаил Михайлович Жванецкий выходит в это время с "Дежурным по стране", и программа "Городок" выходит в 22.45. Эта премьера всегда бывает в третий понедельник каждого месяца. Естественно, он плавающий, его надо поймать. Но он анонсируется, и на сайте всегда видны анонсы, и в эфире. А то, что наши зрители раньше смотрели по воскресеньям, теперь смотрят по субботам, это повторы. Но это повторы не очень поздних передач. Вперемешку, можно всегда увидеть последнюю программу. Но они хитрые - эти повторы. Премьера выходит 46 минут, а повтор - 24 минуты, просто потому что премьера состоит из двух программ "Городок", а повтор - из одной. Ну, есть такая возможность.

КОМОЛОВ: "Городку" уже через два года будет 20 лет.

СТОЯНОВ: Да, будет 20 лет. А каналу "Россия" в следующем году будет 20 лет.

КОМОЛОВ: А будет что-то, какие-то праздники, концерт в Кремле?

СТОЯНОВ: Мы даже не думали, мы никогда не думали об этом. Знаете, когда-то к моему 50-летию и Илюшиному 60-летию канал "Россия" сделал замечательную картину. Фильм документальный, который назывался "Парни из нашего "Городка". И Сергей Шумаков, который инициировал эти съемки, сказал: "Знаешь, проблема юбилеев и всего, что снимается к юбилеям, очень серьезная. Она состоит в чем, что, как правило, такой фильм можно показать только два раза. Либо в день юбилея и еще в один день". Им удалось снять приличную картину. В этой юбилейности что-то есть, не знаю, я ужасно боюсь этих вещей. Мне так нравится, когда о нас что-то говорят, а мы ничего не делаем.

КОМОЛОВ: Нет, это же понятно, что многие юбилеи не для тех, кто юбиляр, а для тех, кто любит юбиляра.

СТОЯНОВ: Если будет предложена какая-то такая форма, где мы сидим и чего-то такое происходит, и мы на лаврах, и нам поют осанну, но, главное, делают подарки, я бы от такого не отказался. Нет, правда, никаких планов таких юбилейных мы не строим. У нас в следующем году мне будет 55 лет через год, Илье - 60, это можно все объединить, и 20 лет программе, это такая очень круглая дата. Правда, мы пока не думали об этом. В этом есть что-то такое, извините, принуждение к любви какое-то.

КОМОЛОВ: Ну, да, немножко что-то такое существует. Юрий Николаевич, многие спрашивают про "Городок" и при этом слушатель говорит: "С "Городком" вы едва ли не самый титулованный и не самый премированный артист. Есть ли аналогичные стимулы получать награды и как актеру?" Потому что у "Городка" четыре ТЭФИ, по-моему, да?

СТОЯНОВ: Да, четыре. Но мы ничего ведь для этого не делали специально, мы просто делали хорошую передачу. Есть такой принцип, я его называю принципом Билла Гейтса, может быть, неграмотно, я это распространяю на деньги: когда ты нечто придумываешь из любви, маниакально этим занимаешься, а вдруг сзади начинают догонять деньги, тебе за это еще и начинают платить, тебя это поначалу очень смущает и настораживает. Потому что это не было целью, ты делал это. И, как правило, самые успешные проекты в мире такие. Ну, придумали что-то, и вдруг какие-то миллионы. А мы не делали ничего ради наград и, может быть, не было тогда большой конкуренции, может быть, мы поэтому это все получали в свое время. В кино происходят совершенно другие вещи. У меня есть "Золотой орел", я даже получил как "актер года" за "Человека у окна" награду на российском фестивале в Онфлере во Франции. Но нет такой цели. И, вы знаете, я не думаю об этом никогда. Поэтому я боготворю оскаровский зал, и для меня это критерий. Ну, если они это играют, если они играют эту доброжелательность, этот проходящий мимо них Оскар, пролетевший к другому человеку, эту любовь друг к другу, тогда они, действительно, фабрика грез и гениальные все артисты. Почему у нас это не получается, почему эта аура на всех фестивалях?

КОМОЛОВ: А у нас зато честные люди.

СТОЯНОВ: У нас честные┘ Не знаю, но цели этой нет. Сниматься в кино, да, безусловно, потому что я любил кино всегда больше, чем оно меня, и я надеюсь на взаимность. Но "Городок" - это мой дом, но это не альтернатива.

КОМОЛОВ: Телефонный звонок у нас. Максим, добрый вечер.

СТОЯНОВ: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Не так давно я познакомился с творчеством Хью Лори и Стивена Фрая, английское шоу. По формату, насколько я понимаю, они несколько похожи на ваш "Городок", который я очень-очень люблю, и который оказал на меня, может быть, какое-то влияние. Я хотел уточнить, когда создавался "Городок", знали вы что-то о Фрае и Лори.

СТОЯНОВ: Ну, конечно, нет. Конечно, не знал, я обожаю этих артистов.

СЛУШАТЕЛЬ: И какие-то параллели сейчас вы проводите? Потому что, я думаю, что в нашей стране вы - звезды, наверное, все-таки первой величины. Что-то вы видите у Фрая и Лори, что, может быть, не сделали вы, или, наоборот, вы видите, что вы сделали лучше? Если возможно.

СТОЯНОВ: Спасибо за замечательный вопрос. Я ничего не знал об этих двух удивительных артистах, абсолютно ничего. Сориентированы мы были, скорее, на классику такую киношную и немую классику. Скорее, все-таки на Чаплина. Хотя он никак в "Городке" не востребован впрямую, скажем так. Это удивительное шоу, один из них - гениальный артист, второй тоже потрясающий артист, кроме этого еще и драматург, и писатель. Англия подарил очень много шоу, которые у нас и клишированы, и со слегка переделанными названиями, "Little Britain" - "Наша Раша" и так далее. Но что мы сделали в отличие от них, мы сделали передачу о России, а не об Англии. Мы сделали передачу, которая никак не может быть похожа, потому что будут проходить десятилетия, но я надеюсь, что по тому, что происходит в кадре, а не по фамилиям тех, кто нами руководил в то время, вы будете узнавать время. По людям.

КОМОЛОВ: Нет, по большому счету, вы правы. Действительно, за 15 лет до "Нашей Раши" вы начали цеплять таких персонажей узнаваемых.

СТОЯНОВ: Энциклопедия узнаваемой, родной, больной и веселой жизни одновременно. Не самоцельно поржать, скажем так. Есть потрясающие шоу, особенно в Англии, безусловно. Мы выходили в такое время потрясающее, тогда можно было делать вообще все, что угодно. Вы даже себе не можете представить, что на телевидении происходило в 1993, 1994 и 1995 годах. Но почему я говорю о Чаплине, потому что природа юмора чаплинского и его величайшие открытия┘ Знаете, очень простой пример: человек играет на скрипке и все время вокруг люка открытого крутится, и он никак не падает в этот люк. По идее, по стандартному мышлению такому комическому человек должен навернуться в этот люк, и мы должны смеяться от того, как он туда упал. А смешно смотреть, как он не падает. А уж если Чаплин падает, то он падает так, что ты смеешься только в первую секунду, понимая, что всегда смешно, когда человек по-дурацки упал на пятую точку, но, глядя на Чаплина, ты понимаешь, что это еще и больно, когда человек падает. Это сочувствие к человеку, которое есть всегда у него, это то, чему мы у Чаплина учились, не только у него, вообще у хорошего кино, скажем так. Может быть, это хоть чуть-чуть отличает нас от большинства, в том числе, и замечательных первоклассных шоу, которые есть там. Если вы меня спросите сразу, что мне нравится у нас, мне очень нравится шоу "Уральских пельменей", я ржу невероятно, когда вижу этих ребят.

КОМОЛОВ: Абсурдный немного юмор.

СТОЯНОВ: Это очень смешно и очень талантливо бывает. Спасибо вам за вопрос.

КОМОЛОВ: Такой вопрос, слушательница Светлана: "Я слышала, что вы играете в театре у Табакова. Так ли это, если да, то где и в какой роли вас можно увидеть?"

СТОЯНОВ: Пожалуйста, да, я играю в МХТ имени Чехова и чуть ли у Табакова. Это спектакль называется "Женитьба", естественно, это пьеса Гоголя, я играю Кочкарева, одну из главных ролей. Спектакль этот поставил мой друг, замечательный педагог, артист и режиссер Игорь Золотовицкий. Потрясающие артисты. И я, действительно, после 18 лет службы и театральной каторги в Санкт-Петербурге, где просто отдана жизнь была, 19 сезонов в театре, я, действительно, хожу в театр, как на праздник, как бы это банально ни звучало. Я в этот день не снимаюсь в кино, я не принимаю никаких предложений, я не делю в этот день театр ни с чем. Это репертуарный, очень хороший и очень востребованный, очень смешной и очень грустный спектакль.

КОМОЛОВ: Такой вопрос: "Когда известность приходит к взрослому человеку - это плюс или минус?"

СТОЯНОВ: Это в нашем случае, безусловно, плюс по одной очень простой причине, мне было хорошо за 30, когда мы начали это делать, моему партнеру день в день на 10 лет больше, поскольку мы родились с ним в один и тот же день. Я считаю, что я не был хорошим артистом, я был очень неровным артистом в молодости, и я по-настоящему белой завистью завидую всем этим мальчикам, которые пришли в кино, и я сразу вижу, что есть мастерство. Я безумно им завидую, я за них рад, но мне мой педагог сказал еще в 1974 году: "Юра, все будет очень непросто и очень нескоро, но обязательно будет". Ну, так и случилось.

КОМОЛОВ: Угадал.

СТОЯНОВ: В нашем случае это правильно и справедливо, хотя и немножко обидно.
 
КОМОЛОВ: Юрий Николаевич, огромное количество вопросов, и просто реплики, и вопросы конкретно. Во-первых, вот такая реплика-пожелание: "Желаю вам не только дарить людям улыбки, но и самому чаще улыбаться". Такой занятный, как мне кажется, вопрос, Анатолий спрашивает: "Уважаемый Юрий Николаевич, как вы думаете, кем вы будете в следующей жизни?"
 
СТОЯНОВ: Я бы очень хотел, чтобы она была.
 
КОМОЛОВ: Все-таки хотя бы какая-то.
 
СТОЯНОВ: Сегодня Мамонов гениально ответил, вот 60 лет, надо его поздравить, потрясающий артист и музыкант, и он говорит в этой своей манере, слегка заикаясь: ╚Опять будет гнать про бога. А как же не гнать? Вот, братан, если умрешь в среду, чего будешь делать в четверг?╩
 
КОМОЛОВ: Смешно. Слушатель на форуме спрашивает: ╚Юрий Николаевич, вы же болельщик ╚Спартака╩, как кривые ноги хотя бы на сегодня можно выпрямить?╩
 
СТОЯНОВ: Чьи? Это без намека, надеюсь.
 
КОМОЛОВ: Нет, я думаю, это спартаковские ноги.
 
СТОЯНОВ: Нет, я не болельщик ╚Спартака╩, я болею за другие виды спорта, если я вас расстроил, я фехтовальный болельщик.
 
КОМОЛОВ: Да вы что? А вы занимались?
 
СТОЯНОВ: Я фехтовальщик в прошлом очень серьезный.
 
КОМОЛОВ: Сабля, рапира?
 
СТОЯНОВ: Сабля.
 
КОМОЛОВ: То есть за наших переживаете, за Позднякова?
 
СТОЯНОВ: Да, конечно, и знаю всех ребят отлично.
 
КОМОЛОВ: Такой вопрос Илья задает из Петербурга: ╚Юрий, есть гениальный драматург Григорий Горин. Мне кажется, он очень актуален сейчас и будет актуален всегда, но его сейчас почему-то не ставят. Вы бы могли и хотели бы реанимировать его пьесы в новых театральных постановках?╩
 
СТОЯНОВ: Слово реанимирование не очень правильное по отношению к тому, что делал Григорий. Во-первых, есть потрясающие фильмы, снятые Марком Захаровым, и Горин все-таки был автором этого театра. У меня есть бесконечное желание смотреть кино, которое сделано по его сценариям, и смотреть спектакли по его пьесам. Вы знаете, я не думал об этом, спасибо, что подсказали.
 
КОМОЛОВ: Борщов спрашивает: ╚Юрий Николаевич, а куда из ╚Городка╩ исчез Модест? И был ли реальный прототип Моди?╩
 
СТОЯНОВ: Нет-нет, он никуда не исчез, просто я понимаю, что его ждут, и я хочу, чтобы его появление всегда было результативным, чтобы он не стал общим местом. Вот то, что есть такой вопрос, это замечательно. Я вам гарантирую, что через одну передачу обязательно будет. Никакого прототипа нет, мы играли какую-то историю, и был очень несмешной человек написан, и я стал просто валять дурака, приделал себе какой-то горб, сделал какую-то идиотскую рожу, придумал какую-то манеру говорить, приклеил какие-то усики. И я говорил: нет имени, я не могу играть, у него нет имени. Ну, такого дал капризного артиста чуть-чуть. На что наш оператор сказал: типичный Модест. И появилось это имя. У него нет мамы, нет папы, он от рекламы. Такой человек мог появиться только из рекламы, которая была в то время. Будет Модест обязательно, я очень люблю его, потому что смешно. Когда его играешь, смешно самому.
 
КОМОЛОВ: Такой вопрос, Вторая теща пишет: ╚Название вечернего эфира ╚Маяка╩ переводится ╚Не курить╩. Знаю, что вы курите, а если последить кадры съемок, то одну от другой прикуриваете. Сколько времени вам удавалось продержаться без никотина в период бодрствования? А во сне? Сумеете продержаться без затяжки, например, по рыжей ветке в метро?╩
 
СТОЯНОВ: Ну, во-первых, я летаю в Нью-Йорк и не курю, даже электронные сигареты.
 
КОМОЛОВ: А это 10-11 часов.
 
СТОЯНОВ: Да, я езжу в ╚Сапсане╩ бесконечно и не курю. Вторая теща написано? Господи, я подумал, это у меня вторая теща, у меня есть и вторая, и третья у меня есть, которая сама, кстати, курит, и я всех тещ очень люблю. Я передаю ей привет, как и всем остальным моим тещам. Я могу не курить, но недолго. Вы знаете, какая у меня позиция? Во-первых, в кадре я курю согласно распоряжению, которое существует на телевидении. Это не может быть общим местом, курить должны отрицательные персонажи.
 
КОМОЛОВ: И мерзко как-то курить.
 
СТОЯНОВ: Либо расстреливают тебя, перед смертью же можно закурить, или ты негодяй конченый. Поэтому количество этих сюжетов бесконечно увеличивается в программе ╚Городок╩ - людей, которых расстреливают и которые негодяи, - потому что просто элементарно хочется покурить. Я ненавижу, когда курят при мне, мне это не нравится, но курю сам. Я курю, потому что я получаю от этого удовольствие. Если сказать: господи, спасибо, я выкурил эту сигарету с удовольствием, мне было хорошо, - она не принесет тебе вреда, извините за эту пропаганду.
 
КОМОЛОВ: Алексей из Королева дозвонился до нас. Алексей, здравствуйте.
 
СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. У меня вопрос к замечательному актеру Юрию Николаевичу.
 
СТОЯНОВ: Здравствуйте, слушаю вас.
 
СЛУШАТЕЛЬ: Юрий Николаевич, как вы относитесь к современным ремейкам, то есть к фильмам, которые пытаются воссоздать шедевры на новый лад?
 
КОМОЛОВ: Вы имеете в виду ремейки советских фильмов или вообще, в принципе?
 
СЛУШАТЕЛЬ: Да, советских фильмов.
 
СТОЯНОВ: А какие, скажите?
 
СЛУШАТЕЛЬ: Ну, ╚Ирония судьбы, или С легким паром╩.
 
КОМОЛОВ: А, ╚Ирония судьбы-2╩, ╚Служебный роман╩.
 
СЛУШАТЕЛЬ: Да, да.
 
СТОЯНОВ: Спасибо вам за вопрос. Мне безумно стыдно, потому что я не видел ни ╚Иронию судьбы╩, ни ╚Служебный роман. Наше время╩. Я не видел, поэтому я не могу априорно это обсуждать. Я снимался в замечательном фильме ╚12╩, который является ремейком замечательного американского фильма.
 
КОМОЛОВ: Но все создатели сказали, что это не ремейк, включая Никиту Сергеевича.
 
СТОЯНОВ: Не ремейк, но изначально лицензия же покупалась, и ситуация сходная, никто этого не отрицал. Просто в результате того, как развивались съемки, стало понятно, что это не ремейк в чистом виде. К сожалению, не могу вас порадовать ответом на вопрос. Вообще сейчас важно, чтобы кино снималось. Но все предложения последнего времени, вы точно названия подцепили, все, что я вот, например, читаю и что лежит у меня на столе, везде написано жанровое определение одно и то же: либо просто ╚комедия╩, либо ╚лирическая комедия╩. Лирические посимпатичнее, я других сценариев в последние полтора года не читал.
 
КОМОЛОВ: Константин Шихамов: ╚Юрий, спасибо вам за фильм ╚Человек у окна╩. Я увидел вас глубоко отличным от ╚городковского╩ стиля комедийно-трагичным актером. Очень потрясает. Спасибо. Планируете ли вы дальше такую работу в будущем?╩ К вопросу о том, что вот, пожалуйста, вам приходят только лирические комедии.
 
СТОЯНОВ: Дорогой мой человек, неужели это вопрос ко мне? Я планирую, я-то планирую, а планирует ли кто-нибудь меня в этом качестве, это очень большая проблема. Мне нечего ответить на это.
 
КОМОЛОВ: Такой вопрос достаточно серьезный, Сергей спрашивает: ╚Юрий, а смеховая культура не вредит? У Тарковского в фильме ╚Андрей Рублев╩ есть сюжет, где дружинники наказали Скомороха (Ролана Быкова) за искушение грехом, ведь в православной культуре зубоскальство - грех╩. Я, правда, не слышал, что зубоскальство┘
 
СТОЯНОВ: Ну, зубоскальство и чувство юмора √ это все-таки разные вещи. И я не помню в ╚Андрее Рублеве╩, чтобы очевидно автор был на стороне этих трех людей, которые вошли и которые его со всей силы о столб, разбили гусли потом. Там сыгран очень талантливый человек Быковым. Вы знаете, я как-то был в церкви, и батюшка (я не буду говорить кто), проходя мимо меня - на следующий день после программы ╚Городок╩, - тихонько сказал: ╚Лицезрел вчера, смешно╩. И дальше пошел заниматься своим святым богоугодным делом. Если это талантливо, если это не оскорбительно, чувство юмора - это физиологически необходимое и должно быть присуще человеку. Люди, которые не обладают - не зубоскальством, не стебом бесконечным, что возведено в целую культуру, в смешную трепотню, когда не знают уже, что сделать: как это ужасно, прошло 15 минут эфира, а я ни разу не пошутил, и на этом построены целые программы, эфиры и форматы, - меня это абсолютно не беспокоит в этой жизни, - а те, кто не обладает истинным народным, природным, естественным чувством юмора, эти люди не только должны проходить детектор лжи, но и некие тесты. Потому что, например, крупный политик или силовик, человек, от которого зависят судьбы других людей, не обладающий чувством юмора, которое является прежде всего свойством ума, для меня очень подозрителен.
 
КОМОЛОВ: Чувством юмора и самоиронией, я бы добавил.
 
СТОЯНОВ: Безусловно, а это предполагает. Это уже производное. Человек с чувством юмора не может очень серьезно относиться и к себе в том числе.
 
КОМОЛОВ: А вы говорили про ╚Уральских пельменей╩, что вам нравится, вот, пожалуйста, получите вопрос, Олег спрашивает: ╚Ваше мнение о ╚Comedy Club╩?
 
СТОЯНОВ: Оно разное. В целом, как явление, очень приветствую, потому что чем больше, тем лучше. Это юмор такой продвинутой, я бы сказал, молодежи для людей, которые пытаются ассоциировать себя с такой буржуазной, успешной, стремящейся к чему-то молодежью. Это замечательно, что это есть. Он парадоксальный. Я всегда говорю, там бывают очень смешные и очень талантливые вещи авторские, прежде всего. И есть ребята, которые очень выросли, а есть, которые очень опустились. Разные просто. Ну, это ВГТРК, поэтому не могу произнести этого слова вслух. Если есть шутка и внутри этой шутки есть слово - синоним пятой точки, на которой мы сидим на стуле, которое часто звучит в ╚Comedy Club╩, вот если из шутки вычлените это слово и шутка растает и умрет, значит, шутки не было, ее не было. Если только это является цементом и основой┘
 
КОМОЛОВ: Если из человека изъять это слово, знаете┘
 
СТОЯНОВ: Если из человека изъять это место, не будет человека. А если изъять из шутки и шутка останется, значит, шутка была, значит, это связано так, ну, такое подмигивание. К счастью, там юмор разный.
 
КОМОЛОВ: Такой вопрос: ╚Какую музыку вы любите, поете ли, планируете ли записать альбом?╩
 
СТОЯНОВ: Ой, а если поете, у нас же сразу надо альбом записывать.
 
КОМОЛОВ: Обязательно, кстати, очень многие артисты ведь записывают.
 
СТОЯНОВ: Нет. Посмотрите фильм ╚Человек у окна╩, пожалуйста, там есть всего полторы минуты, ради которых я не появлялся очень долго в эфире с гитарой. Посмотрите или наберите в Интернете такую строчечку: ╚Стоянов играет на гитаре╩. Я надеюсь, что я вам отвечу очень внятно на этот вопрос.
 
КОМОЛОВ: Такой вопрос: ╚Юрий, для вас существует такое понятие, как пенсия, и что вы планируете на ней делать?╩
 
СТОЯНОВ: Не существует, как для большинства артистов. Я с ужасом думаю о том, чтобы я как-то ассоциировал себя с пенсионером. Мой партнер Илюша, он уже пенсионного возраста, он получает пенсию какую-то, по-моему, 4,5 тысячи рублей. Ну и что, и как бы он на нее жил?
 
КОМОЛОВ: Как артист театра?
 
СТОЯНОВ: Нет, просто как человек, который долго работал на эстраде, я думаю так. Я не знаю, из чего они вычисляли эту пенсию. Не представляю себе. Артист должен умереть действующим артистом. Я хочу дожить до того, чтобы умереть работающим артистом. Но чтобы это было как можно позже. Пенсия - это страшная штука в нашей стране. В нашей стране пожилые люди оскорблены по факту принадлежности к определенному возрасту. Они всегда читают исследования о том, что у нас продолжительность жизни у мужчин 57 лет, и многие из них умирают рано не от болезней, а от сознания того, что они обуза стране, что им все время говорят: "Вас, гадов, на нас, работающих - трое на одного". И, наверное, надо умереть, чтобы был один к одному счет. А еще лучше, чтобы были одни работающие, вот тогда бы мы рванули вперед. Это тяжелое ожидание старости не как времени, в которое можно отдыхать, видеть мир и заниматься своими детьми и своей семьей, а как ожидание того, что ты становишься обузой стране, которой ты отдал жизнь. Это страшно.
 
КОМОЛОВ: От Людмилы вопрос: "Юрий Николаевич, очень люблю ваши женские роли, такое прямое попадание. Спасибо за вашу многогранность. А скажите, чего вы вообще делать не умеете?"
 
СТОЯНОВ: Я очень плохо готовлю, раз, не очень хорошо. Дайте я, раз про женщин, расскажу короткий анекдот. Женщина перед Новым годом у зеркала прихорашивается и напевает: "Маленькой елочке холодно зимой". Что-то поправила: "Маленькую елочку взяли мы домой". Подкрасила губы: "Бусы повесили, встали в хоровод, весело, весело┘ А сколько же я в прошлом году весила?.." Вот и все женщины.
 
КОМОЛОВ: Спасибо большое.
 
СТОЯНОВ: Спасибо вам.
 
 
Слушайте аудиофайл.
00:00
00:00
</>