Музыка в эфире

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Популярная музыка в эфире "Маяка"

22.03.2011 11:05
Тимати о российском Hip-Hop и R'n'B слушать скачать
Артист, музыкальный продюсер, бизнесмен Тимати в эфире шоу "Ранеты" рассказал о российском Hip-Hop и R'n'B и выходе на международную сцену.
подкаст: Маяк. 55 лет

РАДЦИГ: Мы приветствуем человека, которого мы так долго ждали! И его ждали не только мы, но еще те, кто еще со вчерашнего дня, с вечера, как только узнали, что у нас будет в гостях Тимати, начали уже присылать свои вопросы и забили весь форум, куда, кстати, вы тоже можете заходить и задавать свои вопросы. Итак, тот самый Тимати у нас в гостях.

КОВАЛЕВСКИЙ: Привет, Тимур.

ТИМАТИ: Всем привет! Доброе утро, Москва.

КОВАЛЕВСКИЙ: Тима, тебе повезло, ты попал в великое шоу великой страны! Кирилл почему-то забыл об этом сказать.

РАДЦИГ: Ну, Максим, на то ты здесь и присутствуешь, чтобы напомнить...

КОВАЛЕВСКИЙ: Значит, смотри, Тимур, очень много вопросов по поводу "Карреры-тур-2011".

ТИМАТИ: Да, у нас намечается очень большой тур, который начнется с апреля совместно с большим брендом "Каррера", которая производит солнцезащитные очки, которые я, кстати, очень люблю и ношу и днем, и ночью.

КОВАЛЕВСКИЙ: Но сейчас ты в других очках.

ТИМАТИ: Наше слияние, оно весьма органично. Но у нас большой всероссийский тур наконец-то объявлен.

РАДЦИГ: А почему наконец-таки?

ТИМАТИ: А потому что как-то до этого не получалось консолидировать и сделать один большой всероссийский тур.

РАДЦИГ: Кто вставляет палки в колеса?

ТИМАТИ: У меня очень много концертов в Европе. Мы то в Европе, то в России, то уедем в Америку. А так, чтобы сделать один большой российский тур, вот последние, наверное, полтора года такого не было.

РАДЦИГ: Капиталисты мешают.

ТИМАТИ: Так как постоянно локально выездами все было разорвано, а теперь объединились в одну большую историю.

КОВАЛЕВСКИЙ: Планируешь кого-то привлечь из западных топовых рэповцев, как их называют?

ТИМАТИ: Нет, это исключительно мой тур √ "Тимати и Black Star Band", у меня полный живой состав музыкантов, 11 человек на сцене, полный лайф. То есть я думаю, что это просто даже не надо...

КОВАЛЕВСКИЙ: Но это все-таки шоу-программа или презентация нового альбома твоего?

ТИМАТИ: Это новый материал плюс новое шоу. С нами, с командой выезжают светотехники, видеоинсталяторы и так далее. То есть будет по-взрослому.

КОВАЛЕВСКИЙ: Я вот читаю пресс-релиз, тут написано: "Первый гастрольный тур по России, впервые с живым звуком". Как это?

ТИМАТИ: Ну, это, видимо, интерпретация. Мы последние, наверное, три года работаем с живым составом "Тимати и Black Star Band", то есть все время играем лайф.

КОВАЛЕВСКИЙ: То есть я вычеркиваю "впервые с живым звуком"?

ТИМАТИ: Это можно вычеркнуть, да.

КОВАЛЕВСКИЙ: Хорошо. Премьера состоится в Москве. То есть старт┘

ТИМАТИ: Ну, старт, конечно же, в столице, в моем родном городе, безусловно.

КОВАЛЕВСКИЙ: А почему┘ Я задал вопрос относительно вот этих вот американских Puff Daddy и прочих Xzibit... Ты же записал с ними треки. Почему не хочешь их пригласить? Я думаю, что это было бы отличной рекламой и для тебя, и для них. На них пришло бы очень много народу, они не так часто нас посещают.

ТИМАТИ: Да, безусловно. Однажды мы сделаем большой совместный концерт, к которому я привлеку всех тех, с кем я записал совместные треки. Просто составить такого плана тур практически невозможно. И у меня есть большой скепсис на тему того, насколько российские прокатчики смогут потянуть пять или шесть звезд премьер-лиги американской. То есть это очень тяжело просто организовать физически.

РАДЦИГ: Ты же сам продюсер. Ты не потянешь, что ли?

КОВАЛЕВСКИЙ: Но он будет петь, когда ему тянуть?

ТИМАТИ: Мы же исходим из собираемости, из окупаемости этого проекта. То есть так вот, если представить, наверное, пять топ-звезд, то это просто неокупаемо будет – тур по России сделать. Это будет очень тяжело. В Москве еще можно сделать, в Питере, а вот дальше тяжеловато. И надобности в этом нет, поскольку это мой сольный тур.

РАДЦИГ: Зачем отвлекать от себя? Я понял! Правильно, правильно!

ТИМАТИ: Зачем отвлекать от себя, любимого, в первую очередь? Во-вторых, конечно же, это мой тур, тур Тимати.

КОВАЛЕВСКИЙ: Тима прав, на фига они здесь нужны. Москва, Санкт-Петербург, Нижний Новгород, Воронеж, Ростов-на-Дону, Краснодар, Волгоград, Самара, Уфа, Екатеринбург.

ТИМАТИ: Миллионники все.

КОВАЛЕВСКИЙ: И концерты на больших площадках, стадионы? Или нет?

ТИМАТИ: В основном, большие площадки. Я не могу назвать это стадионами, но я думаю, что тысячи две – это минимальная площадка. До четырех тысяч.

РАДЦИГ: Вот задают вопросы наши радиослушатели: Тим, зачем ты отдал свои часы за миллион рублей Вивьен Вествуд?

ТИМАТИ: Это слухи.

РАДЦИГ: Вот, кстати, о слухах. Мы, в принципе, тоже достаточно известные товарищи, мы тоже распространяем слухи. Правда, не так быстро, как ты. И периодически читаем всякую "желтую" прессу: то Тимати женился, то он не женился, то он развелся, то опять что-то такое┘ Женился или нет?

ТИМАТИ: Достаточно забавная ситуация. Больше полугода назад я прислал на подтверждение своей девушке статус "замужем". То есть такие┘

КОВАЛЕВСКИЙ: В социальные сети, имеется в виду?

ТИМАТИ: Да. Внутренние социальносетийные игры наши. И это висело полгода. И почему-то через полгода кто-то из СМИ это нарыл и решил распространить везде информацию о том, что уже была свадьба и так далее. Нет, это просто статус, не больше, в Фейсбуке.

РАДЦИГ: То есть пока девушки могут еще вздыхать, да? И думать о том, что могут выскочить за тебя замуж?

ТИМАТИ: Думать можно все, что угодно, но пока что я холост.

КОВАЛЕВСКИЙ: Но давайте, ребята, может быть, о личной жизни потом. Сейчас больше о музыке. Вот у меня вопрос, знаешь, какой? Как вообще воспринимают русский рэп? Смеются над ним американцы?

ТИМАТИ: Все зависит, наверное, от того, кого и как они слушают. То есть все понимают, особенно американские исполнители, что есть немецкий рэп, есть японский рэп, есть и русский рэп, и индийский рэп.

РАДЦИГ: Французский очень смешной.

ТИМАТИ: Французский. И везде это знание распространяется, и везде эта музыка достаточно популярная. Это уже такой здравый сегмент, присутствующий на рынке. Никто не смеется, просто все с интересом смотрят, слушают. Но, я думаю, что мою музыку нормально воспринимают, так как у меня нет акцента. И я 50% музыки делаю на английском, 50% – на русском. То есть англоязычный продукт абсолютно нормально воспринимается, и у нас неплохие позиции в европейских чартах. Сейчас потихонечку начинаем Америкой заниматься.

РАДЦИГ: Скажи, а вот в рэпе, в принципе┘ Я вот все пытаюсь понять. Я не могу слушать русский. Вот, честно говоря, мало я видел и слышал каких-то представителей русского рэпа, которые так же звучат, как, допустим, американские. Хотя я ничего не понимаю, что они быстро говорят по-английски. Но мне все равно это очень нравится почему-то. Но я не понимаю текста. Что основное, этот вот бит, который идет, ритм стиха или что? Как рождается?

ТИМАТИ: Изначально рэп переводится, как "rhythmic аmerican poetry". Соответственно, во главе рэпа, наверное, речитатив. Но позже все больше и больше рэп – музыка заимствования. То есть появился R▓n▓B, где есть лирические какие-то моменты, мелодийные. То есть все смешивается. Сейчас хип-хоп (hip-hop) очень много черпает из электронной музыки. То есть все смешалось. В чистом виде рэп уже не столько популярен даже в Америке. То есть это такая уже квинт-эссенция и мелодии, и речитатива. То есть сейчас это все больше и больше принимает мейнстрим, такое направление, когда хип-хоп-артисты поют с поп-артистами, с альтернативными артистами, то есть все перемешалось.

РАДЦИГ: Jay-Z вместе с "Линкольн-парк", насколько я понимаю, выступает?

ТИМАТИ: Jay-Z с "Линкольн-парк" выступает, читает вместе с Боно из "U2" на последних каких-то┘ И так далее. То есть все совместно работают.

РАДЦИГ: Когда мы услышим твое какое-нибудь сотрудничество, я не знаю┘.

КОВАЛЕВСКИЙ: С группой "Земляне"?

РАДЦИГ: Неожиданно так!

ТИМАТИ: Я думаю об этом, на самом деле. Я думаю, что следующая моя пластинка, в ней будут какие-то другого формата группы и другого формата артисты однозначно. И не молодые, а, наверное, те, кто постарше. У меня уже есть некоторые идеи на этот счет.

КОВАЛЕВСКИЙ: Тим, но вот тебе самому не обидно, что рэп становится более популярным, каким-то гламурным? Потому что мы-то с тобой одного возраста, и мы полюбили рэп как раз за то, что он был такой андеграундный, это было не так, как все. Это было немножко подпольно, немножко запретно. А сейчас, действительно, эти золотые цепи, огромные самолеты, блондинки, бассейны, жизнь удалась... И, в общем, философия поистрепалась?

ТИМАТИ: Изначально все понимают, что как только любое из направлений начинает приносить хотя бы немного денег, оно все больше и больше становится коммерческим, приобретает большие обороты. Если рэп раньше был больше андеграунд, то сейчас он выходит в мейнстрим-сегмент. Меня это, на самом деле, очень радует, что это направление присутствует на рынке наряду с другими и также имеет право на жизнь и на то, чтобы зарабатывать деньги, как и рок-музыка, как и поп-музыка, как классическая музыка. То есть это полноценный сегмент. И почему бы и нет? Просто есть разные направления, есть андеграунд-хип-хоп, есть мейнстрим, есть R▓n▓B. Каждый теперь выбирает свое.

РАДЦИГ: Скажи, как тебе нравится, когда тебя представляют на сцене? Вот конферансье выходит и говорит: а вот сейчас там┘

ТИМАТИ: Меня обычно не представляют. У нас выходят музыканты, играют интро, видеоинсталяция – все понятно.

РАДЦИГ: Просто сейчас прозвучит песня "I`m On You", вместе с Puff Daddy. Как бы ты хотел, чтобы тебя представили вместе с ним на сцене? Вот сейчас, на огромной сцене радиостанции "Маяк"?

ТИМАТИ: Наверное: "Встречайте Тимати, он же мистер Black Star, и Puff Daddy"!

РАДЦИГ: Встречайте, вот это сейчас и прозвучит.

КОВАЛЕВСКИЙ: Тимур, тебе большой привет от Гены Верника.

ТИМАТИ: Ему тоже.

КОВАЛЕВСКИЙ: Он был у нас в пятницу и очень жалел, что вы не совместились. Для слушателей расскажу просто: Гена Верник – это человек, который помогал делать VIP77. Слушай, но ты же сам не сидишь за компьютерной программой и сам же не делаешь аранжировки? Есть какой-то человек, для этого поставленный?

ТИМАТИ: Но у меня есть музыкальное образование. Я закончил музыкальную школу по классу скрипки, фортепьяно. То есть с нотной грамотой так или иначе знаком. Помимо этого, у меня есть команда, еще есть весь мой живой состав музыкантов. Если мне что-то нужно из живого звука, они всегда придут, пропишут. Помимо этого есть команда продюсеров, которая вместе со мной сидит. И когда я делаю свои альбомы, я в основном не покупаю продакшн, а делаю его сам. То есть сижу и контролирую весь процесс. Если что-то хочешь сделать хорошо, как нужно тебе, сделай это сам.

КОВАЛЕВСКИЙ: Естественно. Но для этого надо сутки проводить в студии. Правильно я понимаю?

ТИМТИ: Фактически я это и делаю.

РАДЦИГ: Слушай, у меня такое ощущение складывается, вообще, в принципе, у нас ситуация с музыкой в России – что мы всегда идем за┘ То есть мы не идем впереди. Когда классическая музыка, мы были впереди планеты всей. Естественно, после Моцарта. Но сейчас вся музыка идет за какими-то примерами, которые приходят оттуда.

КОВАЛЕВСКИЙ: Говорят "это русский Тимберлейк" или "это русская Мадонна", постоянно сравнение, ориентация на Запад...

РАДЦИГ: Но можно что-то сделать с этим? Я просто смотрю, стало модным – перетянутый малый барабан. Был нормальный такой, сочный большой барабан. А теперь он модный такой, перетянутый. А! Услышали – значит это надо сделать. Потом вот сейчас битбокс, вот сейчас во всем мире модно, давай все битбоксить. И все идем за┘ Почему не сделать что-то такое, что мир скажет: "Ух ты! Откуда это взялось?"

КОВАЛЕВСКИЙ: Аутентичное.

ТИМАТИ: Так получилось, что западные артисты задают направление, и многие за этим следуют. Но иногда даже бывает наоборот. У нас как-то появилась группа "Та-Ту", потом появилась еще сотня таких же проектов в Японии, в Европе, которых хотели копировать. Кто первый фишку придумает, за тем люди и будут следовать. То есть так просто получилось исторически, что Голливуд – он в Америке. Самые лучше блокбастеры идут оттуда.

РАДЦИГ: Но весь Голливуд работает по школе Михаила Чехова актерской. Наша! Наша!

ТИМАТИ: В основном, весь Голливуд – это люди совершенно из разных точек. То есть это и французские режиссеры, и польские, и русские.

РАДЦИГ: Там даже есть люди с фамилией Шварценеггер.

ТИМАТИ: Абсолютно, да.

КОВАЛЕВСКИЙ: Сколько стоит записать трек с Puff Daddy?

ТИМАТИ: На самом деле, это вопрос даже не цены. Это вопрос того, вообще будет ли он записывать с тобой трек или нет.

КОВАЛЕВСКИЙ: Естественно. Понятно.

ТИМОФЕЕВ: Puff Daddy просто очень крутой. Надо поменьше...

ТИМАТИ: По статистике этого года, Puff Daddy возглавил среди хип-хоп-артистов первые позиции журнала "Форбс". Поэтому я не думаю, что есть такая сумма, которой можно было бы заинтересовать его и которая была бы рентабельна для вложения с точки зрения того, чтобы потом отбить...

КОВАЛЕВСКИЙ: Это все понятно. Но вот пришли к договоренности┘

ТИМАТИ: Как мне сказал Puff Daddy, у него было за последние два или три года из России три предложения. Максимальная сумма предлагаемого гонорара была около миллиона долларов.

КОВАЛЕВСКИЙ: За трек?

ТИМАТИ: Да, за трек вместе с Puff Daddy, и он на это не подписался. С ним мы записали трек, исходя из нашего трехлетнего общения, исходя из того, что я из себя что-то представляю и потихонечку выхожу на мировую сцену. Делаю треки с большими звездами. Поэтому ему, наверное, это интересно, так как ему интересна Россия.

КОВАЛЕВСКИЙ: Тим, а вот можно его заказать на корпоратив, как ты думаешь?

ТИМАТИ: Я думаю, что безусловно. Да, конечно. Это просто вопрос цены. Можно любого артиста заказать на корпоратив. Весь вопрос условий. То есть это не проблема, это нормально. То есть люди зарабатывают деньги, а кто-то хочет тратить деньги...

КОВАЛЕВСКИЙ: Они на то и артисты, чтобы выступать. Чем корпоратив отличается от концерта?

ТИМОФЕЕВ: Понимаешь, первое место в списке "Форбс" среди рэповцев┘ Тимати тоже достаточно состоятельный человек. Но уже можно получать удовольствие – где-то там на острове попивать кокосовое молоко, покуривать сигарку. Да и отдыхать уже! Зачем это┘

ТИМАТИ: Для этого просто надо знать Puff Daddy! Если есть возможность┘ По дороге с одной площадки в аэропорт есть перестык полчаса, и вместо того, чтобы поесть, он остановится на бензоколонке и будет петь там. Изначально парни из гетто на это заточены. Если есть где-то возможность заработать пять баксов, он поедет туда и заработает, нежели чем потратит время на отдых. То есть черные, они очень сфокусированы на деньгах. И если есть где-то маленькая возможность урвать, он однозначно не упустит этого шанса.

КОВАЛЕВСКИЙ: Слушай, у тебя очень хороший английский. Так, во всяком случае, в песне, вообще в голову не придет, что ты┘

ТИМАТИ: Я очень много времени провожу там. И в детстве три с половиной года жил в Лос-Анджелесе. И там, наверное, полностью отточил язык. И он у меня без акцента.

КОВАЛЕВСКИЙ: Слушай, а другие артисты, которые поют с акцентом по-английски, зачем они это делают? Я вот у них спрашивал, никто не может ответить.

ТИМАТИ: Но им кажется, что вдруг, может быть, вот – раз, и получится. Но это звучит ужасно. Это слышно.

КОВАЛЕВСКИЙ: Ну, правда же? И зачем? И что? И какие они ставят перед собой задачи?

ТИМАТИ: Это надо, наверное, у них спросить.

КОВАЛЕВСКИЙ: Но они не отвечают. Я поэтому у тебя, как у эксперта, спрашиваю.

ТИМАТИ: Они думают, что, наверное, это круто. И вдруг кто-то услышит и понравится. Но чудес же не бывает таких!

РАДЦИГ: Ты знаешь, мы тоже планируем занять олимп российской эстрады. Сейчас это группа "Ранеты". Мы уже записали одну песню вместе с группой "Ласковый май" и Андреем Разиным. Она пользуется очень большой популярностью по скачиванию. Но мы планируем еще и рэп записать. Мы сейчас думаем, какую песню... Как вообще выбирается тема для написания рэпа?

ТИМАТИ: У всех по-разному. В основном, это какая-то жизненная правда. То есть очень важно для хип-хоп-артиста, чтобы не быть фальшивым и так далее, говорить правду о своей жизни. То есть если в моей жизни нет наркотрафика, перестрелок, если я ничего не ворую, никого не убиваю, соответственно, этих тем в моей лирике не будет. То есть я читаю какую-то свою правду жизни о том, как я живу. То есть очень важно говорить правду. Как рождаются темы? Ты просто слышишь бит, слышишь трек, слышишь мелодическую пачку, и в зависимости от этого у тебя появляется какое-то настроение, и ты думаешь, о чем ты хочешь написать. И ты пишешь.

КОВАЛЕВСКИЙ: Знаешь, какая основная к тебе претензия?

РАДЦИГ: Ух, ты! Ты обернись, посмотри на охранника!

КОВАЛЕВСКИЙ: Я видел, суровые ребята! "Любая телка – цена вопроса", понимаешь? Вот эта философия, которую ты┘ Не пропагандируешь, доносишь, как историю своей жизни. Ну, они не совсем ложатся на моральные какие-то принципы, которые были.

ТИМАТИ: Нет, это нормально. Просто надо послушать и разобраться. И любая телка – это есть телка, есть девушка...

КОВАЛЕВСКИЙ: Есть королева. Я понял.

ТИМАТИ: Есть женщина и так далее. Это немножко разные понятия. Но на самом деле, так или иначе, телочки, живущие в мегаполисе, они такие весьма меркантильные и достаточно корыстные. И местами даже продажные. Отсюда и рождается тема.

КОВАЛЕВСКИЙ: Я спросил одного своего товарища, с которым мы были в каком-то очень престижном клубе, там соотношение мужчин к женщинам примерно 70 на 30. 70 женщин, 30 мужчин. А я тогда только приехал в Москву, и я смотрел на все это, конечно, с открытыми глазами. И я говорю товарищу своему: "А это что, все проститутки, что ли?" Более наивного вопроса было не задать. Он мне говорит: "В Москве это понятие очень размыто".

ТИМАТИ: Абсолютно, да.

КОВАЛЕВСКИЙ: Поэтому это тоже по-честному.

ТИМАТИ: Каждая приезжает за своей мечтой в Москву. Каждая хочет жить хорошо, нельзя их за это судить.

КОВАЛЕВСКИЙ: Да, абсолютно.

ТИМАТИ: Если девочка хочет жить хорошо, необязательно, что она проститутка.

КОВАЛЕВСКИЙ: Но можно работать, правильно? А можно идти в клуб и┘

ТИМАТИ: А можно просто родиться красивой и хотеть жить хорошо.

КОВАЛЕВСКИЙ: Вот именно! И можем ли мы их за это осуждать? Я думаю, что нет.

ТИМАТИ: И я думаю, что нет.

РАДЦИГ: Сейчас самое время задать вопрос от радиослушателей, которые давным-давно ждут встречи.

КОВАЛЕВСКИЙ: Можно я сначала?

РАДЦИГ: Ну, давай.

КОВАЛЕВСКИЙ: Нет, тут девочка Весна спрашивает: "Скажите, Тимур, как вы ощущаете себя в компании столь известных людей?"

ТИМОФЕЕВ: Это про нас!

ТИМАТИ: Замечательно.

КОВАЛЕВСКИЙ: Не смущает?

ТИМАТИ: Я немножечко волновался сначала, но сейчас я уже расслабился.

КОВАЛЕВСКИЙ: Слушай, Тимур, по поводу татуировок. Ты знаешь, на днях мне пришла в голову мысль сделать татуировку. Но такую масштабную, чтобы она всем запомнилась. И я, естественно, сразу же подумал о тебе. Все знают, что у тебя много татуировок.

РАДЦИГ: Кстати, он уже сделал себе татуировку. Леш, открой, пожалуйста, на Ранеты.Ру крупный план татуировки, которую Максим себе сделал. Сейчас оценит Тимати.

КОВАЛЕВСКИЙ: Сейчас оценишь татуировку, которую я себе сделал. Я хотел тебя спросить, что у тебя вытатуировано, на самом деле? Потому что все знают, что у Тимати много татуировок. А что там? Наверняка же за этим всем есть какая-то идея, мысль? И ты же тоже, наверное, думал┘ Сейчас выпал в осадок, да? Посмотрел татуировку?

ТИМАТИ: Замечательная русалка.

КОВАЛЕВСКИЙ: С рыбой, которая держит розочку во рту. Чувствуешь, какой глубокий смысл?

ТИМАТИ: Такая полузоновская, полуморяцкая.

КОВАЛЕВСКИЙ: Моряцкая!

ТИМАТИ: Для меня татуировка много значит. Это не просто какой-то рисунок, это как книга жизни. Тут какие-то мои лозунги, постулаты, события, утверждения. То есть память о многих вещах и событиях. И это понятно и доступно только мне. То есть я смотрю и вспоминаю, что связывает меня с той или иной работой. Ни один символ не делается просто так, то есть все имеет значение.

ТИМОФЕЕВ: А если потом жалеешь, допустим, о чем-то или не бывает такого, что вот набил, что-то сделал, связанное с каким-то событием, а потом, повзрослев, просто пересмотрел свои взгляды на это событие, и это не стало таким важным?

ТИМАТИ: Я первую татуировку сделал, когда мне было 13, сейчас мне 27. Пока ни об одной не пожалел. Может быть, дальше? Но вряд ли.

КОВАЛЕВСКИЙ: Слушай, а ты завещал свою кожу уже?

ТИМАТИ: Нет. Об этом не думал.

РАДЦИГ: А застраховал?

КОВАЛЕВСКИЙ: Я уверен, что у тебя на теле не последняя татуировка. Если тебе сейчас всего 27, а у тебя еще впереди огромная, длинная, наполненная событиями жизнь, я думаю, что татуировки еще будут. И очень часто, между прочим, люди, которые делают из своего тела настоящий объект искусства, они завещают свою кожу потом.

РАДЦИГ: Вот о чем ты мечтаешь, Максим!

КОВАЛЕВСКИЙ: Нет! Я просто говорю о том, что объективно жалко положить такую красоту потом просто в гроб, чтобы там все это сгнило, к чертовой матери!

ТИМОФЕЕВ: Какая, кстати, веселая утренняя программа!

КОВАЛЕВСКИЙ: Позитрон!

РАДЦИГ: Спрашивает на форуме у нас Данила Олегович Андронович: "Ты бы смог приехать в Саранск на встречу с фан-клубом?"

ТИМАТИ: Безусловно. Практически каждый раз, когда я приезжаю в тот или иной город, я встречаюсь со своими фан-клубами. В зависимости от того, как себя чувствую и насколько я устал. Но обычно, в 70% я всегда встречаюсь со своими клубами, мы общаемся и проводим время.

РАДЦИГ: Про Луганск то же самое спрашивают.

ТИМОФЕЕВ: А вы – разные ребята или все-таки нет? Что объединяет вот тебя, успешного, состоявшегося парнягу на самых дорогих автомобилях с двумя парнями-охранниками, с ребятами, которые приходят к тебе на концерт?

ТИМАТИ: Нас объединяет любовь к музыке, раз. Но даже, скорее, не это. Скорее, нас объединяет единая идея. Идея self-made и идея того, что любой парень, любая девочка, когда у нее есть мечта, когда она над этим работает и трудится, она может и он может добиться большого успеха. Соответственно, это основная идеология. Идеология отказа от курения, алкоголя, идеология спорта, правильная музыка – вот что нас объединяет. И почему молодежь приходит ко мне на концерты, потому что они разделяют со мной единую со мной идеологию. Им интересно. Кому-то просто интересно придти и посмотреть.

КОВАЛЕВСКИЙ: Еще один очень важный вопрос про банк спермы. Это мулька или это правда?

ТИМАТИ: Это было давно, но было.

КОВАЛЕВСКИЙ: Было, да? Очень дорого, сказали, около 3 тысяч долларов стоит пробирка.

ТИМОФЕЕВ: Евро.

КОВАЛЕВСКИЙ: Евро, да? В общем, цена недешевая. Это правда?

ТИМАТИ: Да, где-то года три назад у меня был собственный банк. Но сданные туда ампулы по истечении трех лет кончились. Кончились как уже полтора года назад.

КОВАЛЕВСКИЙ: А холодильник не купили, что ли, в банке?

ТИМАТ: Нет, там криокамера.

КОВАЛЕВСКИЙ: А много купило народу? Подожди, а там только твоя была сперма или твоих друзей, может быть?

ТИМАТИ: Я не знаю про других, знаю только про себя. Был прецедент такой. Но эта ситуация уже кончилась.

КОВАЛЕВСКИЙ: Давай сделаем ремейк. Давай сольемся.

ТИМАТИ: Уже не стоит.

КОВАЛЕВСКИЙ: Сделаем, я имею в виду, настоящий банк. Но, знаешь, когда сперма одного человека – это как-то жиденько.

ТИМОФЕЕВ: Бенефис такой.

КОВАЛЕВСКИЙ: Женщина хочет придти и выбрать. Давай сделаем.

ТИМАТИ: Нет, не только один... Другие, наверное, сами придут к вам на программу, расскажут о том, как это было.

КОВАЛЕВСКИЙ: Я все-таки хотел бы в музыке тогда уж слиться.

ТИМОФЕЕВ: Вот мы с Разиным, между прочим, записали песню за один день. Вот он пришел, посидел┘

КОВАЛЕВСКИЙ: За один день, за 30 минут.

ТИМОФЕЕВ: За 30 минут. Все. Потом встретились, записали песню, на следующий день у нас было 500 дисков с хитом.

РАДЦИГ: Ну, Тимати, ответь, можем мы записать вместе за 30 минут какой-нибудь хит?

ТИМАТИ: Записать-то мы можем, просто надо тему понять, послушать, вникнуть, так сказать.

ТИМОФЕЕВ: А вот без этих сложностей всех нельзя?

ТИМАТИ: Без сложностей не бывает в наше непростое время. Просто надо понимать, о чем песня, что за песня, послушать...

КОВАЛЕВСКИЙ: Вот так вот! В принципе, да! Чем вы недовольны? Вам уже практически сказали "да". А дальше в дело вступает нормальный профессиональный рабочий процесс.

ТИМОФЕЕВ: Но ты забываешь о том, что мы умеем петь, и ты забываешь том, что у нас нет текстов.

КОВАЛЕВСКИЙ: Это неважно. Мы умеем читать с листа. Это уже немаловажно. Тимур, у нас есть еще одна проблема. У нас плохо со шмотками.

ТИМАТИ: Так!

КОВАЛЕВСКИЙ: У тебя же еще есть линия одежды.

ТИМАТИ: Да. Интересная ситуация с линией одежды. Очень всегда много вопросов по этому поводу. Мы перешли к новому немножечко концепту. Вместо того, чтобы открывать бутики одежды и делать мультибренды, как мы это делали раньше, теперь мы продаем вещи через Интернет. И это оказалось очень удобным и очень экономичным с точки зрения бизнеса. Не приходится нести арендные издержки, содержание огромного количества персонала оплачивать и так далее. То есть, заходишь на сайт, выбираешь понравившуюся модель, оплачиваешь в WebMoney, если нет, то звонишь, и тебе по адресу привозят домой. И ты прям вот с порога, не отходя от дивана┘

КОВАЛЕВСКИЙ: Эта система по всей стране работает?

ТИМАТИ: Да, работает абсолютно сейчас по всей стране, курьерская доставка бесперебойная.

РАДЦИГ: А есть пункт такой: хочу с подписью Тимати? С автографом Тимати?

ТИМАТИ: Безусловно. На этот счет вам привозят сертификат, подписанный лично мной. Каждую неделю подписываю сотни тысяч экземпляров этих сертификатов.

ТИМОФЕЕВ: Да ладно! Лично?

ТИМАТИ: Конечно.

КОВАЛЕВСКИЙ: Человек работает с утра до вечера.

ТИМОФЕЕВ: А когда петь-то, когда сотни тысяч сертификатов подписывает?

ТИМАТИ: Я быстро научился.

КОВАЛЕВСКИЙ: Вообще это уникальная способность и работоспособность Тимати. Я должен сделать просто настоящий искренний комплимент, потому что за всей вот этой кажущейся такой легкостью шагания по жизни стоит огромная работа. Это и музыка, это и┘ А, самое главное, это же надо всем этим хозяйством управлять. В твоих руках не только вот эти два парня огромных, которые сидят┘ Кстати, все спрашивают, зачем ты ходишь с охраной?

ТИМАТИ: Это просто друзья. Они поклонники творчества, говорят: мы хотим поучаствовать в процессе, помогать.

КОВАЛЕВСКИЙ: Давайте дружить. Лицо дружбы!

ТИМАТИ: Я говорю: я не против, в принципе. Место в машине есть, есть еще вторая машина. Можем как-то вместе двигаться.

КОВАЛЕВСКИЙ: А! Две машины ездят. То есть в одной ты, в другой – друзья.

ТИМАТИ: По-разному.

ТИМОФЕЕВ: А впереди светомузыка синяя с красным мигает туда-сюда.

ТИМАТИ: И такое бывает, да.

КОВАЛЕВСКИЙ: Спрашивают про Казань. Будет ли что-то в Казани? Ждут тебя там.

ТИМАТИ: С огромным удовольствием приеду в Казань. В ближайшее обозримое время, я думаю, до лета точно приеду в Казань.

КОВАЛЕВСКИЙ: И Сахалин тоже интересуется.

ТИМАТИ: На Сахалине последний раз был года четыре назад. Но с удовольствием опять же вернусь туда.

КОВАЛЕВСКИЙ: Слушай, вот сейчас "Фабрика звезд" возвращается. Ты не возвращаешься?

ТИМАТИ: Я не "Фабрика звезд" больше.

КОВАЛЕВСКИЙ: Понятно. Они тоже нет... Но как бы вот этот ремейк всю эту историю┘ Тебе не интересно или тебя не позвали?

ТИМАТИ: Меня приглашали на этот проект, просто у меня не получилось, раз, по гастрольному графику. У меня как раз в это время тур начинается мой. А, во-вторых, просто как-то я немножко перерос эту историю. И из всех тех, кто закончил вот этот проект, я единственный, кто пошел дальше, вперед и стал правильно, органично развиваться. То есть как-то клеймо мы стерли, к нему возвращаться не очень хочется.

РАДЦИГ: Молодец!

ТИМОФЕЕВ: Правильно!

КОВАЛЕВСКИЙ: А вот эта тусовка с Домеником? Дружишь, нет?

ТИМАТИ: Да, мы общаемся, видимся часто.

КОВАЛЕВСКИЙ: Спасибо огромное. Время вышло. Последний момент: тут существует старая добрая традиция с гостями обмениваться часами. Сейчас на тебе какие часы? Вообще никаких?

ТИМОФЕЕВ: Ты смотри! Он знал эту традицию!

КОВАЛЕВСКИЙ: Все, друзья! У нас в гостях был Тимати.

ТИМОФЕЕВ: Максиму еще телефон нужен!

КОВАЛЕВСКИЙ: Спасибо огромное, хорошего тура, удачных концертов.

ТИМАТИ: Всем мира, респект и уважение. Спасибо, что пригласили. С вами был ваш брат Тимати, он же мистер Black Star.
Слушайте в аудиофайле.

00:00
00:00
</>