Музыка в эфире

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Популярная музыка в эфире "Маяка"

23.02.2011 13:05
Александр Иванов √ гость Веры Кузьминой и Алины Снежиной слушать скачать
Александр Иванов √ гость Веры Кузьминой и Алины Снежиной

СНЕЖИНА: Мы встречаем гостя – Александра Иванова. Здравствуйте.

КУЗЬМИНА: Музыкант, легендарный рок-романтик, человек, который пришел сегодня к нам с замечательной черной пластинкой. Кстати, почему черная, Александр?

ИВАНОВ: Так человек, который оформлял, увидел эту пластинку. Она не то что черная, а просто человек сидит в автомобиле и смотрит в окно. Не всегда во время передвижения по Москве┘

КУЗЬМИНА: Мы видим яркие картинки.

ИВАНОВ: В машине горит свет. Да. Тяжело вести машину при включенном свете.

КУЗЬМИНА: Сегодня праздник. Вы как к нему относитесь, Александр?

ИВАНОВ: Непосредственно, так как служил в группе советских войск в Германии в танковых войсках. И поэтому считаю этот праздник своим.

СНЕЖИНА: Во-первых, как давно это было? Во-вторых, с кем служили? Поздравляйте, если вдруг кто-то слышит из ваших сослуживцев.

ИВАНОВ: С 1979-го по 1981-й годы моей службы были. Но так как наша часть была выведена, по-моему, в конце 1980-х или в 1990-х годах, точно не знаю, когда произошел вывод войск окончательно, но всех, кто служил со мной в городе Плауэн, на юге Восточной Германии, всех, конечно, своих сослуживцев хотелось бы поздравить с этим прекрасным праздником. Вспомнить, как мы заряжали сначала танки Т-55, а потом на смене Т-60. Сейчас, конечно, уже другие танки, и уже нет заряжающих, а все делает автомат. Но тогда вот мы, мальчишки 18-летние, учились левой рукой клин-затвор заталкивать. Очень такая серьезная тема. Потому что на левую руку приходилось порядка 30-40 килограмм. Вот. И нелегко в этих танках разворачиваться и вытаскивать кумулитивные снаряды по 30-40 килограмм. Тем более клин-затвор, который у тебя слева от уха выстреливал, мог размазать тебя сзади по башням.

СНЕЖИНА: Но мне кажется, что это вообще мечта, наверное, любого мальчишки. Вот все-таки танковые войска – это что-то такое очень романтичное. Нет?

ИВАНОВ: Не знаю. Мне кажется, что сейчас все мальчишки стараются увильнуть от армии.

СНЕЖИНА: А мне казалось, в танковые войска брали самых маленьких, потому что в танке умещались не двухметровые товарищи.

ИВАНОВ: В танке на самом деле служили высокие ребята. Независимо от роста призывались люди. И там, собственно говоря, решалось, кем ты будешь. Будешь заряжающий, будешь наводчиком или будешь механиком.

СНЕЖИНА: А я так понимаю, что для вас служба прошла достаточно легко, что касается взаимоотношений с сослуживцами, потому что вы же мастер спорта по дзюдо. То есть вас-то обидеть было: э, не подходи!

ИВАНОВ: Но вот шрамики на лице остались. Поэтому легко прошла служба. Весело, я бы сказал. Летали табуретки, выясняли отношения.

КУЗЬМИНА: Но о сложностях мы как бы поговорили. А сегодня вроде как праздник. Будем говорить о радостях.

ИВАНОВ: Так это ж радости были! Сейчас с позиции времени все это воспринимается как достаточно романтическая ситуация – дать кому-нибудь табуреткой по голове за то, что тебя заставляли делать. Это же святое дело, на самом деле. Поэтому тогда это казалось сложным, а сейчас достаточно весело. Два года прошли в полном веселье.

КУЗЬМИНА: Вам есть хоть что вспомнить. Говорят, сейчас "дедовщины" вообще нет.

ИВАНОВ: Есть. Все продолжается. Вот каких-то ребят на севере, по-моему, которые разместили свое видео в Интернете, привлекают сейчас к суду за избиение молодого человека, они пытались его головой в унитаз засунуть. Я вот смотрел в Интернете, удивлялся, что до сих пор это все продолжается, вся эта ерунда.

КУЗЬМИНА: А теперь давайте о хорошем. Какие-нибудь случаи, особенно запомнившиеся во время службы.

СНЕЖИНА: Про табуретку мы поняли.

ИВАНОВ: Приходилось становиться мужчиной. Как-то же надо было доказывать свою состоятельность. А вообще, конечно, много было воспоминаний и достаточно серьезных, такие серьезные марш-броски на 15 километров в противогазах. И первые портянки, полные крови. Потому что не умели поначалу их завязывать. Это и первые учения, где в наш танк врезался другой, пробив аккумуляторную батарею. У нас там все, собственно говоря, было пламенем объято, и пытались мы гасить эту ситуацию. А потом 15 километров АКБ тащили на район дислокации, а потом оттуда тащили новый АКБ, потому что танк без аккумуляторной батареи не работал.

КУЗЬМИНА: Саша, а вы сейчас встречаетесь или какую-то связь поддерживаете с теми, с кем служили? Может быть, остались знакомые?

ИВАНОВ: Периодически на гастролях кто-то приходит на мои концерты, вспоминаем старую добрую службу.

КУЗЬМИНА: О, Санек! Здорово!

ИВАНОВ: Но уже, конечно, все-таки столько лет прошло! Поэтому иногда и не узнаешь своих сослуживцев. Но, в принципе, со своим товарищем Сашкой Коробковым периодически мы встречаемся. Еще есть несколько ребят в Питере, которые приходят на мои концерты. Но так как-то вот судьба разбросала всех.

КУЗЬМИНА: Но перед тем, как мы говорим о новом альбоме, с которым ты сегодня пришел к нам в гости, на нашу центральную радиостанцию, может быть, напутственные слова? Сейчас огромное количество ребят нас слышат, и те, кто служат, и их мамы, и папы, и близкие.

СНЕЖИНА: И весна скоро. И призыв.

КУЗЬМИНА: Да уж!

ИВАНОВ: Хотелось бы всех поздравить с прекрасным праздником. И я могу сказать, что мне армия дала самое главное – это ощущение того, что ты действительно за эти два года стал настоящим мужчиной. Конечно, трудные эти два года были. Но армия научила самому главному – терпению и взаимоотношениям с сослуживцами. Самое главное – это тот социум, который ты для себя приобретаешь, это то, что ты впоследствии несешь по жизни. Это умение разговаривать, общаться. И, собственно говоря, в трудные минуты находить правильное решение. Я думаю, что любой уважающий себя мужчина обязательно должен пройти эту школу. Вот. Многие считают, что в этом нет необходимости. Но я, например, часто встречаюсь с какими-то мужчинами, и в каких-то ситуациях понимаешь, что служил человек или нет.

КУЗЬМИНА: То есть сразу же практически видно?

ИВАНОВ: Сразу понимаешь, конечно.

КУЗЬМИНА: Саша, а если вдруг случится сейчас что-то такое в стране, где нужна будет помощь ваша, вспомнить все, чему учили, и вы рванете?

ИВАНОВ: Сложно однозначно сказать, пригодится ли то, чему меня учили. Потому что, опять же повторюсь, сейчас уже заряжающих нет, уже танки сейчас на таком высоком уровне, что сами стреляют, сами заряжают.

КУЗЬМИНА: Ну, хорошо. А дисциплина? Технические вещи – это понятно. А навыки общения, навыки быстрого реагирования?

ИВАНОВ: Самое главное, это все-таки, наверное, правильное отношение к той стране, в которой ты вырос. И, несмотря на то, что у нас сейчас очень много сложностей с какими-то социальными условиями и вообще с тем, что мы видим много несправедливого в нашей стране, самое главное это, наверное, любовь к той стране, в которой ты вырос и которая тебе дала очень многое. Мне кажется, это очень важно.

СНЕЖИНА: А теперь, мне кажется, надо как-то плавно перейти к любви к музыке, ореол этого чувства витает вокруг Александра Иванова. Саш, вот о новом альбоме... Мне кажется, терпение – ведь тоже немаловажный фактор в вашем творчестве, поскольку пятый сольный альбом... А мы в этом году отмечаем 30-летие творческой деятельности Александра Иванова. У некоторых 25 дисков, никто ничего не помнит. Ваши-то песни на слуху все время. То есть такой штучный продукт сейчас мы увидим?

ИВАНОВ: Надо сказать, что есть еще и 15 альбомов группы "Рондо", помимо сольных. А эти пять – это мое, так сказать, начальное. Я так думаю, что еще все впереди. Самые главные песни еще все-таки не написаны, самый главный альбом еще предстоит выпустить.

КУЗЬМИНА: Давайте поговорим о пятом сольном, все-таки об этом.

ИВАНОВ: Но вообще мне не стыдно за свои альбомы. И поэтому пятый на сегодняшний день – он самый родной.

СНЕЖИНА: Но он выстрадан или как?

ИВАНОВ: Выстрадан, да. Он как раз был записан в очень непростой для меня период времени, когда я расстался с семьей своей. И, в принципе, исповедальный альбом о том как раз, что человек испытывает в такие непростые времена. Мне бы хотелось, может быть, рассказать о том времени, когда приходилось выживать, и, собственно говоря, этот материал мне именно и помог выйти из такого достаточно серьезного кризиса душевного и сердечного. В общем, где-то, может быть, какое-то лекарство и панацея тем людям, которые теряют родных и близких в какой-то сложный период.

КУЗЬМИНА: Так скажем, я не знаю, где презентовался этот альбом. И я так понимаю, что в "Олимпийском" как раз в ближайшее время, да?

ИВАНОВ: Нет, нет, не надо опережать события. Ни в каком "Олимпийском" пока ничего. Мы только в стадии переговоров с несколькими крупными площадками в Москве. Пока только переговоры.

КУЗЬМИНА: Но мы так, на всякий случай. "Олимпийский" нам нравится своей масштабностью.

ИВАНОВ: Давайте не будем делать рекламу "Олимпийскому". Когда у нас будет точная дата и точная площадка, мы, конечно, об этом расскажем и всех пригласим.

СНЕЖИНА: В этом году, да? Вам исполняется 50 лет 3 марта.

ИВАНОВ: 3 марта, да.

СНЕЖИНА: 25 лет группе "Рондо", 30 лет творческой деятельности. Ну, прям рубеж за рубежом.

ИВАНОВ: Да прям вот как-то в одно время все совпало.

СНЕЖИНА: И вот человек останавливается, оглядывается или вы все-таки только вперед смотрите?

ИВАНОВ: Конечно, без каких-то итогов человек не может двигаться. Все равно необходимо какой-то анализ проводить. Но, знаете, для меня что 49, что 50, я не знаю┘ Наверное, для человека, который находит какого-то очень серьезного спонсора и тогда выстраивает какую-то концепцию своего празднества, вот для него это, наверное, будет "Олимпийский", куда "я приглашу 25 своих друзей – суперпопулярных артистов, симфонический оркестр". Вот. А когда все так спокойно┘ Вот будем в Брянске 3 марта в ресторан-клубе "Августин" работать рядовой свой концерт. С ребятами будем ехать, наверное, в поезде, там и отметим. Как-то спокойно все.

СНЕЖИНА: По-домашнему.

ИВАНОВ: Меня всегда мои близкие и родные ругали: ты день рождения не любишь, он для тебя грустный праздник, а как же твои друзья, как же твои близкие, родные? Ну, вот, к сожалению, ничего с этим не могу поделать. Мне кажется, что день рождения – грустный праздник. Приближает он тебя к чему-то неизбежному. Поэтому, не знаю, никогда он для меня не был веселым, только, может быть, в раннем детстве, когда собиралось большое количество друзей, подруг, и родители устраивали какой-то праздник. А так для меня он всегда был достаточно грустным.

СНЕЖИНА: А мне кажется, когда такой серьезный юбилей, то, на самом деле, и нужно, чтобы было празднество потише. Потому что, представляешь, фанфары, все ярко, 25 друзей-звезд, симфонический оркестр, а потом – пустота.

ИВАНОВ: Не знаю. Это, наверное, от характера человека зависит. Кто-то любит широко праздновать, чтобы поздравляли, подарки ему дорогие дарили. А мне как-то грустновато всегда в дни рождения. Не люблю, что ли, вокруг себя какой-то суеты, находиться в центре внимания, когда все на тебе сосредоточено. Не знаю. Итак достаточно этого по жизни.

СНЕЖИНА: Но стразы на вашей бейсболке говорят о другом. Все-таки блестит очень ярко.

ИВАНОВ: Мне просто приятно было вас немножечко порадовать этими стразами, этой бейсболкой. Я знал, что две потрясающе красивые барышни будут сегодня вместе со мной на эфире. И ради вас я одел эту бейсболку.

КУЗЬМИНА: Ребята, хочет Александр Иванов быть центром события или нет, здесь он у нас в гостях. Саша, что для вас весна? Вот вообще наступление весны – это рубеж, это новые надежды? Это что? Или это тоже грустненько?

СНЕЖИНА: День рождения снова.

КУЗЬМИНА: Или скоро зима снова?

ИВАНОВ: Самое мое любимое время года. Хотя в пику тому, что творчество все как-то про осень, про осень, вот. А самое любимое время года – все-таки весна. Действительно. Во-первых, это ощущение. Ощущение, что все оживает после этой длинной зимы. Это какое-то внутреннее такое хорошее ощущение, что скоро будет замечательно, все расцветет, птицы запоют, и можно будет сбросить эти тяжелые оковы одежды зимней. Я вот сейчас из Таиланда прилетел┘

КУЗЬМИНА: Я хотела спросить, потом думаю: не буду.

ИВАНОВ: Представляете, сланцы, майка, шорты какие-нибудь и больше ничего. Отлично! Прекрасно себя чувствует организм! И вот когда ты приезжаешь из Сингапура, где кайф, где все великолепно, все очень легко, и ты одеваешь эти ботинки, ты одеваешь на организм эту огромную куртку, эту шапку, и организм просто кричит: на хрена тебе это все!

КУЗЬМИНА: А почему бы не переехать, Саш? Ведь хорошее место.

ИВАНОВ: Но мы чужие на том празднике жизни. Мы герои, к сожалению, сложившиеся в своей стране. Поэтому, я думаю, что, если переехать в Сингапур, например, и попробовать там начать в 50 лет свою музыкальную карьеру, я думаю, над этим будут смеяться не только китайцы.

КУЗЬМИНА: А вам не кажется, что творчество музыкантов во многом зависит и от времен года, потому что это настроение все-таки?

ИВАНОВ: Безусловно, безусловно. Потому что там больше лени. Все-таки светит солнце, жарко.

КУЗЬМИНА: Все-таки регги в основном такое.

ИВАНОВ: Регги, да. Такая папироса, и такое вот клеевое раскачивание. И ничего делать не хочется. И даже регги писать не хочется, а хочется просто поставить пластинку Боба Марли и просто кайфовать, сидеть в кресле-качалке.

СНЕЖИНА: Есть уже один парень, который все написал.

ИВАНОВ: А в России же надо выживать. Поэтому каждое время года по-своему достаточно сложным является, особенно для людей, подверженных каким-нибудь депрессивным настроениям. Поэтому весной надо писать веселые песни, летом – посредственные какие-то песни, а осенью надо грустить уже. А зимой, как папа Карло, под Новый год просто корпоративы пахать. Интересно живем.

СНЕЖИНА: И потом в Таиланд как раз.

ИВАНОВ: А потом уже, естественно, лечить, зализывать свои раны.

КУЗЬМИНА: У меня вопрос опять о творчестве. Вернувшись к пластинке новой, которая появилась. Был смысл выпускать диск как диск?

ИВАНОВ: Так как он номер один сейчас по продажам в сети "Союз". Был смысл, конечно.

СНЕЖИНА: А мы-то думали, что все давно уже умерло, и вы только с помощью концертов зарабатываете?

ИВАНОВ: Ну, вот! Ну, похоронили, значит. Похоронили артиста.

КУЗЬМИНА: Нет, минуточку. Идея в том, что выпускаешь диск как бы для себя, для друзей. Отчетный диск.

СНЕЖИНА: А все остальные его скачали.

ИВАНОВ: Если говорить о той проблеме, которая сейчас существует, она существует. Но огромное количество людей хочет буклетик полистать. И вообще есть люди, которые┘

СНЕЖИНА: Хотят потрогать и пощупать это.

ИВАНОВ: Да. Которые книги собирают, также собирают и диски, и пластинки, еще и винил не до конца умер. Поэтому тут вопрос, как человек вообще относится к этой эстетике. А кто-то не хочет скачивать и не хочет заниматься вот этой ерундой.

СНЕЖИНА: Это вот я.

ИВАНОВ: Например, по православным каким-то канонам ему стыдно этим заниматься. Он не хочет воровать. Он хочет жить честно. И вот не дает ему эта внутренняя позиция скачивать из Интернета, причем, не всегда качественные треки. А хочет человек пойти в магазин, купить пластиночку, чтобы артист расписался на этой пластиночке. А на пиратском диске я не буду расписываться.

КУЗЬМИНА: У нас не просто гость – музыкант Александр Иванов. Приятно, что уже какой раз мы его в компании приятной находимся.

СНЕЖИНА: Рок-романтик.

ИВАНОВ: Какими эпитетами только не награждают 23 февраля скромного московского музыканта.

СНЕЖИНА: Так о вас говорят все время.

КУЗЬМИНА: Вот где ни спросим, там и говорят.

СНЕЖИНА: Вы знаете рок-романтика? – Да, это Александр Иванов.

ИВАНОВ: Но вообще в свое время "последним романтиком" Валерия Меладзе объявили, когда он выпустил альбом "Последний романтик".

КУЗЬМИНА: Но это было давно и неправда. А сейчас стартует музыкальный квест. Саша, вы пока еще не принимали в нем участие в качестве героя. Вопросы были в отношении вашего творчества для других музыкантов. И, между прочим, очень хорошо показали себя эти музыканты в знании того, что делаете вы.

ИВАНОВ: Батюшки!

КУЗЬМИНА: Очень надеемся, что вы блеснете знанием об их творчестве. Так вот, у нас с Алиной есть 10 вопросов околомузыкальных. Так мы их назвали.

ИВАНОВ: Кто на последнем фестивале караоке города Урюпинска занял 1 место?

КУЗЬМИНА: Конечно. Это первый вопрос. Вы же знаете на него ответ, Александр.

СНЕЖИНА: Вычеркиваем.

КУЗЬМИНА: Так вот, товарищи! Саша принес свою новую пластинку. Мы готовы ее вручить тому, кто задаст лучший околомузыкальный вопрос. Желательно так, чтобы ответ, в принципе, был достаточно очевидным для музыканта среднестатистического. Ну, а уж если Александр вдруг на него не ответит, вы получите эту замечательную пластинку. Итак, первый вопрос. Как переводится с греческого слово "симфония"? Можно порассуждать, и мы готовы подсказывать. Между тем, вы же не один пришли? Вы пришли с другом и коллегой. Если что, то эти люди через стекло смогут вам подсказать или показать,..

СНЕЖИНА: Они прилипнут к нему.

ИВАНОВ: Они смогут паром подуть и написать пальцем.

КУЗЬМИНА: Вот, кстати говоря.

СНЕЖИНА: Смекалка!

КУЗЬМИНА: Но имейте в виду, что пару-тройку раз мы вам разрешим обратиться к вашим друзьям за подсказкой, но не более того.

СНЕЖИНА: Итак, как переводится с греческого слово "симфония"?

ИВАНОВ: Как переводится? Сложно сказать.

СНЕЖИНА: Ну, правильно! Симфония – она и есть симфония!

КУЗЬМИНА: Действительно. Давайте пропускаем первый вопрос. Вот и поиграли!

СНЕЖИНА: Нет, нет! Нам достается диск Александра Иванова!

КУЗЬМИНА: Как мы будем с тобой его делить? Вот это интереснее гораздо!

ИВАНОВ: Какой вокальный процессор вы применяете в своей записи, какой фирмы?

КУЗЬМИНА: Ну, вот смотрите. Есть, например, две похожие песни. Такое может быть. Или две мелодии. Они как бы похожи друг на друга.

СНЕЖИНА: И в них вот присутствует то самое┘

ИВАНОВ: Что?

КУЗЬМИНА: Слово, кстати, от слова "звук". С корнем "звук".

ИВАНОВ: Саунд, что ли?

КУЗЬМИНА: Почти. Созвучие. Симфония – это "созвучие" с греческого. Но это был самый сложный вопрос.

СНЕЖИНА: Не уходите, Александр! Пожалуйста!

ИВАНОВ: Я понял, да. Пластиночку хотелось бы...

КУЗЬМИНА: Верните Иванова! Какая нота появилась позже остальных? Вопрос ╧ 2.

ИВАНОВ: Ну, какая нота появилась?

СНЕЖИНА: Ну, полегче, чем "симфония", мне кажется.

КУЗЬМИНА: На первый я бы не ответила, на второй – постаралась бы, но ответила. Позже остальных.

ИВАНОВ: До.

КУЗЬМИНА: "До" позже остальных появилась?

ИВАНОВ: Да, позже.

СНЕЖИНА: "До" – оно априори, мне кажется┘

КУЗЬМИНА: "До" – оно раньше.

ИВАНОВ: Но оно же и потом, после остальных тоже "до".

КУЗЬМИНА: Слушайте, "там кольцевая – подумал Штирлец". Из известных нам семи нот какая нота появилась позже: до-ре-ми-фа-соль-ля?

ИВАНОВ: Си.

КУЗЬМИНА: Ура! Очень сложный вопрос от Алины Снежиной.

СНЕЖИНА: Что собирала смуглянка-молдаванка?

КУЗЬМИНА: Что собирала смуглянка-молдаванка в одной из известных песен?

ИВАНОВ: Вы ждете от меня, что я скажу, что она, наверное, собирала яблоки?

КУЗЬМИНА: Колбасу могла собирать.

ИВАНОВ: Или колбасу, растерянную бабушкой, которая порвала┘

КУЗЬМИНА: Нет, мы ждем правильного ответа.

ИВАНОВ: Я думаю, что виноград.

КУЗЬМИНА: И вновь аплодисменты.

СНЕЖИНА: Правильно!

КУЗЬМИНА: А вот теперь, кстати, сложный вопрос, но интересный, потому что с помощью этих ответов мы не только получаем правильные или неправильные ответы от вас, но мы и образовываемся.

СНЕЖИНА: Да, расширяем свой кругозор.

КУЗЬМИНА: Композитор Бетховен, известный всем, не отличался особой аккуратностью, и в его комнатах постоянно царствовал неописуемый беспорядок. Книги и ноты были разбросаны по углам. В одном месте стояла холодная закуска, в другом – закупоренные или пустые бутылки ┘

ИВАНОВ: Это недоброжелатели такой пиар ему создавали.

КУЗЬМИНА: На пульте – наброски нового квартета.

ИВАНОВ: Вранье все это! Не было такого.

КУЗЬМИНА: На столе – остатки завтрака, на полу – письма!

ИВАНОВ: Я помню, не было этого. Все это обман.

КУЗЬМИНА: Значит, вы однозначно сейчас ответите на вопрос, если вы помните. Но, кроме этого, у него была еще одна неприятная привычка. Какая? Есть три варианта ответа. Бетховен любил плеваться из окна? Или, может быть, Бетховен любил сидеть у окна голым? Или Бетховен ковырялся в носу? Вот три варианта ответа.

ИВАНОВ: Бетховен ковырялся в носу! Забавно выглядит. Или Бах, который плевался.

КУЗЬМИНА: Вы же помните! Как вчера.

СНЕЖИНА: Ну, значит, он или любил плеваться из окна, или любил сидеть у окна голым.

КУЗЬМИНА: Мне, конечно, вариант второй нравится. Все-таки творческий человек, свободы хочется. Сбросить, скинуть эти одежды.

ИВАНОВ: Мне кажется, что если бы ковырялся в носу, он писал бы более альтернативную музыку. Если бы плевался в окно┘

КУЗЬМИНА: А если бы сидел голым, он был бы каким-то панк-рокером и еще бы выбрасывал телевизоры, которых в те времена еще не было.

ИВАНОВ: По сути-то он был достаточно серьезным рокером, конечно.

КУЗЬМИНА: Поэтому┘

ИВАНОВ: Поэтому, наверное, он плевался из окна.

КУЗЬМИНА: И это правильный ответ. Слушайте, логика – железная штука.

ИВАНОВ: Ну, видимо, мешали какие-то прохожие сочинять и ловить вдохновение, поэтому он плевался.

КУЗЬМИНА: Конечно. Давайте романтичности этому поступку придадим таким образом.

СНЕЖИНА: А давайте, чтобы вот уж совсем Александр Иванов сегодня почувствовал себя, как дома, послушаем один звоночек.

ИВАНОВ: Как Бетховен.

СНЕЖИНА: Алло, здравствуйте.

КУЗЬМИНА: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Евгений.

КУЗЬМИНА: Евгений, мы рады вас приветствовать. Евгений – Александр. Александр – Евгений.

ИВАНОВ: Евгений, мы поздравляем вас с праздником.

СЛУШАТЕЛЬ: Александр, я вас тоже поздравляю.

ИВАНОВ: Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬ: Я был очень рад┘ Вот я слушал радио┘ Что мы служили с вами в одном городе, в одних войсках танковых ордена боевого Красного знамени, по-моему, Кутузова┘

КУЗЬМИНА: Евгений, а в какие годы служили вы?

СЛУШАТЕЛЬ: Я демобилизовался в 1979 году, 1977-1979.

ИВАНОВ: А я как раз был призван.

КУЗЬМИНА: Пост сдал – пост принял.

СЛУШАТЕЛЬ: Да. Вот маленько с вами разошлись. Но, скорее всего, может, офицеры у нас общие были.

ИВАНОВ: А у вас был тогда начальник штаба Зданович?

СЛУШАТЕЛЬ: Зданович? Вот не помню. Нет, по-моему.

КУЗЬМИНА: Но что же, все равно, Жень, большое вам спасибо.

СНЕЖИНА: Да, приятно, что люди встречаются.

ИВАНОВ: Конечно. Узнать о том, что в такой прекрасный день звонит настоящий такой тоже танкист и поздравляет меня – это очень приятно.

КУЗЬМИНА: Мне бы было очень приятно, если бы я знала, что я оставила службу в 1979-м, а Александр Иванов дослуживал после меня.

ИВАНОВ: Взял эстафетную палочку.

СНЕЖИНА: Сидел в том же танке, что и ты.

КУЗЬМИНА: Эстафетное дуло, я бы сказала так.

ИВАНОВ: Заряжал тот же снаряд вкладной маленький.

КУЗЬМИНА: Ну, что же, продолжается музыкальный квест. Проверяем на музыкальную грамотность и общее развитие музыкальное Александра Иванова, музыканта. Вопрос, товарищи! Какой инструмент может быть русским, гавайским, испанским? Больше нет пока вариантов. Хотя, мне кажется, он может быть и еще каким-то.

СНЕЖИНА: Список может быть длинным.

КУЗЬМИНА: Какой инструмент может быть и русским, и гавайским, и испанским?

ИВАНОВ: Гитара. Гавайская гитара, русская гитара, испанская гитара. "А музыкантом вы стали по призванию? – Да, призвали в армию, стал музыкантом. По призванию".

СНЕЖИНА: Так и было. На чем играл великий сыщик Шерлок Холмс?

ИВАНОВ: Ситар, бандурин┘ Наверное, он играл все-таки на скрипке.

СНЕЖИНА: Ну, дает Саша!

КУЗЬМИНА: Молодец, Саша! Он блеснул своим знанием некоторых музыкальных инструментов.

ИВАНОВ: Пытаюсь как-то, чтобы не очень выглядеть как-то┘

КУЗЬМИНА: Вот такой очень сложный вопрос┘

ИВАНОВ: Симфонию-то не отгадал.

КУЗЬМИНА: Ничего страшного. Зато теперь знаем. И если кто-то спросит┘ Что произошло 5 июля 1855 года в парижском театре?

СНЕЖИНА: Но вы помните, да?

ИВАНОВ: Я в Таиланде тогда был.

КУЗЬМИНА: Но, может быть, газеты читали?

ИВАНОВ: Газеты, да, читал.

КУЗЬМИНА: В парижском театре "Буф Паризьен" произошло это 5 июля 1855 года┘

ИВАНОВ: Отключили Интернет тогда за неуплату.

КУЗЬМИНА: Давайте сразу, мне кажется┘ Было дано первое представление. Первое представление чего могло быть дано в парижском театре "Буф Паризьен"?

ИВАНОВ: Сейчас вспомню. Так, выборы мэра города чуть позже прошли.

КУЗЬМИНА: 6-го.

ИВАНОВ: 6-го, да. День рождения у губернатора 8-го был. Вот. Так, что же было? Мне кажется, "Нашествие". Фестиваль "Нашествие".

КУЗЬМИНА: Практически то же самое, только времен 1855 года.

ИВАНОВ: Да, да.

КУЗЬМИНА: Было дано первое представление оперетты.

ИВАНОВ: Вот! Нашествие оперетты!

КУЗЬМИНА: Гениально!

СНЕЖИНА: С этого все и началось тогда.

КУЗЬМИНА: Не придраться. Очень сложный вопрос следующий от Алины Снежиной. На каком инструменте играл крокодил Гена?

ИВАНОВ: Сейчас я вспомню, в какой серии?

КУЗЬМИНА: А он во всех, по-моему, сериях играл на одном инструменте.

СНЕЖИНА: С Крысой.

КУЗЬМИНА: И с Шапокляк.

ИВАНОВ: Сейчас я вспомню. Он сидел на таком голубом вагоне, хотя был нормальной ориентации. Рядом сидел Чебурашка, хлопая ушами, выдавая ритм. А Гена растягивал меха гармошки.

СНЕЖИНА: Ура!

КУЗЬМИНА: На форуме есть вопрос: "Какой музыкальный инструмент появился первым?". Из Чувашии спрашивают, без подписи пришло сообщение?

СНЕЖИНА: А с ответом хотя бы?

КУЗЬМИНА: С ответом, да. Но я бы поспорила. Потому что, мне кажется, что это так давно было, что вряд ли┘ Кто сказал, что этот инструмент появился первый?

ИВАНОВ: Да. Дудук? Так до дудука был бубук. Вот. А до него гугук.

КУЗЬМИНА: Ответ – барабан. Мы счастливы, что этот человек наверняка принимает участие в археологических раскопках и точно знает, что барабан был первым. Будем знать.

ИВАНОВ: Причем, барабан индейца из племени┘

КУЗЬМИНА: Тумба-юмба.

ИВАНОВ: Да. Из его макушки...

КУЗЬМИНА: Сделанный. Да. Все правильно, конечно. Точно.

СНЕЖИНА: Мозги съели, а из головы сделали барабан. То есть верный ответ вновь дает Александр Иванов.

ИВАНОВ: Не пропал даром талант индейца.

КУЗЬМИНА: Вопрос от Алины Снежиной. Какой танец было принято танцевать с кинжалами? Вот танец с саблями есть. А этот танец, он даже название носит. Не просто танец с чем-то, вот танец с кинжалами. Что это за танец?

ИВАНОВ: Это танец с кинжалами. Вот. Да.

КУЗЬМИНА: Практически правильный ответ.

ИВАНОВ: Кинжал-денс.

КУЗЬМИНА: У него есть такое определенное название, и все мы его знаем. Танец с кинжалами. Вот эти бравые парни┘

ИВАНОВ: Кинжальный танец. Если мы скажем, что это "джига", то это будет неправильно. Потому что "джига" – это танец не с нашими кинжалами. А вот с нашими – это получается, наверное, аса! Вот этот! Как же этот танец называется? Надо позвонить товарищу из Дагестана.

КУЗЬМИНА: А, может быть, тебе покажут ребята, которые пришли вместе с тобой и попытаются рассказать через стекло, что это за танец?

ИВАНОВ: Джига?

КУЗЬМИНА: Нет, вы не умеете, Александр, читать по губам.

ИВАНОВ: Не умею.

СНЕЖИНА: Придется все-таки красивым девушкам, которые с вами пришли, подышать на наше стекло, чтобы кто-то написал правильный ответ.

ИВАНОВ: Лезгинка, наверное?

КУЗЬМИНА: Слушайте, умеет читать по губам Александр Иванов.

ИВАНОВ: Мне же надо как-то раскачать эфир предположениями. А что же я прям┘

СНЕЖИНА: И мы подошли к финальному вопросу. Десятый номер у нас на очереди. И здесь не обойтись без вокальных данных прекрасных Веры Кузьминой, которая споет этот вопрос.

КУЗЬМИНА: Ты знаешь, нет, я это обычно делаю по-другому.

ИВАНОВ: Можно было бы, кстати, приколоться, сказать: "мужские танцы на пуантах".

КУЗЬМИНА: В какой песне есть такие слова┘ Но мне нравится читать их по -другому: "Не пришла бы к нам метель на денек хотя бы, И снегирь не сел на ель, кабы, кабы..." В какой песне есть такие слова? И откуда она, кстати говоря?

ИВАНОВ: Кабы, кабы? Это о чем?

КУЗЬМИНА: Песня такая.

ИВАНОВ: А это что-то такое вещественное: как бы?

КУЗЬМИНА: Абсолютно точно. Кабы – это вещественное. В этой песне – точно.

ИВАНОВ: Забавная песня. Да! Честно говоря, вряд ли даже смогу угадать такое.

КУЗЬМИНА: Вы сейчас шутите или честно?

СНЕЖИНА: Шутит. Посмотри, какой прищур хитрый, как у лиса.

ИВАНОВ: Это у меня просто от папы. Папа меня всегда Лисенком называл.

КУЗЬМИНА: "Не пришла бы к нам метель на денег хотя бы, И снегирь не сел на ель┘"

ИВАНОВ: Как бы, как бы!

КУЗЬМИНА: Абсолютно точно. Так что же это за песня и откуда она?

ИВАНОВ: Мне кажется, это очень хорошая русская народная песня. Вот.

СНЕЖИНА: И мы ждем, просим!

ИВАНОВ: В смысле – откуда?

КУЗЬМИНА: Может быть, вы вспомните, откуда она?

ИВАНОВ: Кто ее пел?

КУЗЬМИНА: Кто пел – это слишком.

ИВАНОВ: Мне кажется, что это из каких-то народных русских современных песен, которые пели┘

КУЗЬМИНА: "А вашу маму и по телевизору, и вот здесь показывают". Вам не знакомо, откуда эти прекрасные слова?

ИВАНОВ: Маму мою?

КУЗЬМИНА: Мультфильм про кота Матроскина. "Кабы не было зимы" называется эта песня.

ИВАНОВ: Я так и знал!

СНЕЖИНА: Точно! Она!

ИВАНОВ: Она!

КУЗЬМИНА: Куда уж вещественнее, чем зима? "Кабы не было зимы" называется эта песня. "И тогда б не знали мы этих дней веселых!" Вот на этой позитивной ноте мы бы хотели┘

ИВАНОВ: Пролетел артист.

КУЗЬМИНА: Артист не пролетел, потому что артист пришел не только с диском, но и с песней, которую мы сейчас послушаем.

СНЕЖИНА: Это песня из нового альбома?

ИВАНОВ: Это песня из нового альбома, замечательная песня моего друга, который живет в Гамбурге, Александр Дзубин написал слова к этой замечательной песне. Поэтому мне бы хотелось, конечно, сегодня ее представить всем москвичам и гостям столицы.

КУЗЬМИНА: Ребята, а диск я предлагаю отдать Рассвету из Тамбовской области, который сказал, что последней нотой явилась "си-бемоль", если считать, что для нее последней появилось буквенное обозначение. Согласны?

ИВАНОВ: Согласны!

КУЗЬМИНА: Александр Иванов, музыкант. Спасибо тебе большое!

СНЕЖИНА: Счастливо!

ИВАНОВ: Спасибо. Низкий поклон вам всем.
Слушайте аудиофайл.