Ассамблея автомобилистов

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Из Праги в Минводы, от Octavia до Vesta

15.11.2010 12:05
Автор идеи и генпродюсер фильма "Брестская крепость" Игорь Угольников в гостях у Антона Комолова и Ольги Шелест слушать скачать
Автор идеи и генеральный продюсер фильма "Брестская крепость" Игорь Угольников о патриотическом кино и его интеграции в современную действительность.
ШЕЛЕСТ: У нас в студии Игорь Угольников. Будем говорить мы сегодня о фильме ╚Брестская крепость╩, но, надеюсь, не только об этом, а вообще о кинематографе, о патриотическом кино в нашей действительности современной. Здравствуйте, Игорь.
УГОЛЬНИКОВ: Здравствуйте.
ШЕЛЕСТ: Очень приятно вас видеть вновь в нашей студии. Где-то, наверное, года полтора назад вы приходили и как раз говорили о том, что у вас этот большой проект ╚Брестская крепость╩ начинается. И вот он, наконец, состоялся. Каковы отзывы, каковы результаты, как вы сами все это оцениваете со стороны?
УГОЛЬНИКОВ: Вот уже фильм с 4 ноября в прокате, 500 копий сделано для российского проката, 30 для украинского и 10 для белорусского. Мы надеялись на то, чтобы фильм правильно был показан и был увиден, прочувствован зрителями. Но такую оценку, какую мы получаем от зрителей, ошеломляющую, я, конечно, к этому не был готов.
КОМОЛОВ: Это удивительная вещь. Даже критики, которые всегда с удовольствием съедят отечественный кинематограф, полив его соусом предварительно, даже критики очень хорошие отзывы дают. Я пока не видел сам фильм, но читал критику.
УГОЛЬНИКОВ: Идите скорее, этот фильм надо смотреть на большом экране с хорошим звуком.
ШЕЛЕСТ: Мне просто говорят: вышибает слезу через каждые пять минут, и мне немножко становится прямо даже не по себе, что придется плакать весь фильм.
УГОЛЬНИКОВ: Ну, в общем, да, люди плачут.
КОМОЛОВ: Идите не накрашенная, Ольга. Вот один такой небольшой отклик от слушателя: ╚Игорю Угольникову огромное спасибо за фильм ╚Брестская крепость╩, не думал, что постсоветский кинематограф способен на такой проникновенный фильм о войне. По моему скромному мнению, ╚Брестская крепость╩ – лучший российский фильм за последние 15 лет╩.
ШЕЛЕСТ: Кстати, если бы чуть-чуть позже или, наоборот, раньше выпустили, может быть, попали бы на ╚Оскар╩ от России?
УГОЛЬНИКОВ: К счастью, мы можем подавать на ╚Оскар╩ в следующем году, потому что там было до 23 октября. Поэтому фильм ╚Край╩, который вышел до 23 октября, попадает в этот год, а мы будем, надеюсь, если так решит комиссия оскаровская российская, представлены на ╚Оскар╩ на следующий год.
КОМОЛОВ: А есть амбиции, есть желание?
УГОЛЬНИКОВ: Ну, было бы глупо сейчас говорить: нет, вы знаете, я сделал для российского проката кино и достаточно. Да, конечно, есть желание, и важно, чтобы этот фильм увидел, хотелось бы, весь мир. В Китае показывали, у них там есть такой ╚Золотой петушок╩, ну, типа китайский ╚Оскар╩. Китайцы очень серьезно восприняли картину, это тоже было очень приятно, вжались в кресла.
ШЕЛЕСТ: То есть, иностранный прокат будет тоже?
УГОЛЬНИКОВ: Да, мы сейчас начинаем этим заниматься.
ШЕЛЕСТ: А фестивали?
УГОЛЬНИКОВ: Фестивали? Ну, мы участвовали в нескольких фестивалях, но вне конкурса. Я просто считаю, что эта картина не должна конкурировать, не потому что она такая прекрасная и так хорошо сделана, а потому что тема этого фильма не для оценок, не для конкурса.
КОМОЛОВ: Если есть вопросы к нашему гостю, задавайте.
УГОЛЬНИКОВ: А лучший вопрос получит сегодня от меня билет в Дом кино, сегодня премьера фильма ╚Брестская крепость╩ в Доме кино.
ШЕЛЕСТ: И вот я задаю первый вопрос.
УГОЛЬНИКОВ: У вас-то билеты точно есть уже.
ШЕЛЕСТ: Спасибо большое. Конечно же, как сказал Антон, очень такая благостная критика была, очень понравился всем фильм, оценили, но тем не менее находятся и те, кто говорит о несовпадении исторических событий неких. Фильм поставлен по книге ╚Брестская крепость╩, и тем не менее все-таки есть какие-то расхождения даже с оригиналом. На эти вопросы как вы отвечаете?
УГОЛЬНИКОВ: Ну, естественно, мы же не документальную историческую повесть делали, а все-таки художественный фильм, об этом надо говорить. Но все основные действующие лица – реальные герои, защитники Брестской крепости. Мальчик у нас – это собирательный образ из нескольких мальчишек того времени Брестской крепости: это и Петя Клыпа, и Петр Котельников, кстати, ныне живущий. Поэтому мы решили сделать из роли мальчика собирательный образ. Что же касается ошибок, про которые мне все время пишут, что вот мы сказали в конце фильма, что майор Гаврилов был репрессирован, а он репрессирован не был, зачем же вы допускаете такие ляпы, я всем объясняю и, пользуясь случаем, через вашу прекрасную радиостанцию хочу сказать: друзья мои, когда человека после немецкого плена – в котором, кстати, его очень уважали за то, что он 30 дней в одиночку сражался, – после немецкого плена лишают звания сначала (потом, слава богу, вернули), исключают из партии и ссылают зэков охранять, и звание Героя Советского Союза он получает только в 1958 году, это разве не репрессия? Поэтому такие неточности, скажем так, я думаю, простительны в фильме. А сейчас столько историков мне на голову свалилось┘
КОМОЛОВ: Михаил из Томска спрашивает: ╚Наверняка, готовясь к съемкам, вы работали с историческими документами, что поразило вас больше всего?╩
УГОЛЬНИКОВ: Поразило меня больше всего то, что вот эти семьи защитников Брестской крепости, которые они отпустили в плен, дабы спасти их, меня поразил немецкий источник, который с пунктуальной точностью, по-немецки написал о том, как все эти женщины, даже маленькие дети и старики были расстреляны СД в начале 1942 года, в зиму. Вот это меня поразило просто до глубины души. Причем список такой подробный, где есть ребенок трехмесячный, – и это надо было сделать фашистам! Поэтому там много было потрясений.
ШЕЛЕСТ: То есть, защитники крепости специально отпустили свои семьи в плен, чтобы они были спасены, но тем не менее┘
УГОЛЬНИКОВ: Иначе они бы просто погибли, да. Их отдали в плен, и сцена расставания со своими семьями, конечно, здесь у нас в фильме самая жесткая, я не могу ее смотреть, как и не могу смотреть, хотя это моя любимая сцена, сцену с Почерниковым. Это я все говорю зрителям, которые должны придти в кинотеатр и посмотреть.
ШЕЛЕСТ: Да, и, кстати, Алексей из Волгограда уже пишет нам: ╚У меня даже не вопрос, а скорее благодарность. Вчера вместе с отцом ходил на ╚Брестскую крепость╩, отец был знаком с майором Гавриловым лично и был поражен потрясающим подбором актера на его роль. Точность деталей просто поражает, по его словам╩.
УГОЛЬНИКОВ: Спасибо большое.
ШЕЛЕСТ: То есть, это была тоже такая конкретная, четкая задача подобрать актеров.
УГОЛЬНИКОВ: Абсолютно. И актеров мы подбирали так, чтобы они были хоть внешне похожи, но еще и внутренне, самое главное.
ШЕЛЕСТ: А кто сыграл Гаврилова?
УГОЛЬНИКОВ: Коршунов Саша сыграл, по-моему, просто блестяще. Комиссара Фомина сыграл Паша Деревянко, мы рисковали, шлейф его комедийных ролей мог помешать, и мне мои друзья и коллеги говорили: что ты делаешь, не может Паша Деревянко играть комиссара Фомина! Так вот, идите, посмотрите в кино, как он это сделал. Он трижды пробовался, и нам с режиссером Сашей Коттом пришлось его взять, потому что он был настойчив и хотел получить эту роль, и это было глубоко и проникновенно. А лейтенанта Кижеватова сыграл Андрей Мерзликин, это вообще одна из побед наших.
КОМОЛОВ: Скажите, у вас ведь тоже шлейф юмористических и веселых всяких ролей, проектов, программ?
УГОЛЬНИКОВ: Да, про меня писали: ╚как это вы доверяете тему Брестской крепости какому-то шоумену, клоуну какому-то, пересмешнику, как вы можете?..╩ И вот, кстати, одна из таких дам, которая кричала, написала мне сейчас: ╚Я посмотрела ваш фильм, беру свои слова обратно╩.
КОМОЛОВ: Публично?
УГОЛЬНИКОВ: Публично, на сайт мне написала: ╚Я беру свои слова обратно╩.
КОМОЛОВ: Ну, это заслуживает уважения как минимум, когда люди свои ошибки признают.
ШЕЛЕСТ: Вот Татьяна тоже пишет, что понятно, как оценили критики, профессионалы, с большинством тех, кто давал оценку фильма, вы, наверное, знакомы. ╚А довольны ли вы зрительской реакцией?╩ – спрашивает она. Вы сами присутствуете в зале, смотрите, как реагируют люди?
УГОЛЬНИКОВ: Ну, я был, естественно, только на премьере, сейчас не могу бегать по кинотеатрам и подсматривать за зрителем. Но на наш сайт brestkrepost-film.ru, я специально хочу его назвать для тех, кто хочет обратиться к нам и какие-то пожелания высказать, так вот на наш сайт зрители присылают ежедневно свои отзывы и свою реакцию на фильм, и вот это самое главное. Особенно мне нравится, когда они пишут, как смотрит молодежь. Она приходит с пивом, с попкорном, и не пьет пиво, не ест попкорн, и потом в конце фильма просто молча смотрит титры и тихо выходит. Вот это то, что нужно.
А еще замечательно написал один молодой человек: ╚Мы так относились к этому, что, мол, пойдем посмотрим. После фильма вышли, подошли к буфетчице, она, не глядя на нас, налила нам водки, мы выпили. Она говорит: ╚С ╚Брестской крепости╩ вышли?╩ Мы говорим: ╚Да╩. Она говорит: ╚Вот все так выходят╩.
КОМОЛОВ: Да, это оценка. Я хотел спросить, Игорь, а почему такое малое количество копий в Белоруссии, всего 10 копий?
УГОЛЬНИКОВ: А там вообще кинопрокат неорганизованный, и то эти 10 копий сейчас я присылаю сам лично. И белорусы боролись и за право на фильм, теперь они боролись за прокат, сами ничего не смогли организовать, и поэтому я фильм-то снял в 2009 году, а не в 2008-м, как планировалось, потому что наши белорусские коллеги пили из меня кровь. Но в результате сработали хорошо, и съемочная группа российско-белорусская была как единое целое. Но все, что касается пробивания, юридических вопросов, организационных вопросов, с ними было очень тяжко.
ШЕЛЕСТ: А вообще это все уже позади, работа над фильмом, или она продолжается до сих пор, хотя фильм уже идет на экранах? Продюсерская работа?
УГОЛЬНИКОВ: По заказу Первого канала мы делаем четырехсерийную версию.
ШЕЛЕСТ: А, все-таки это можно будет увидеть и на телеэкране?
УГОЛЬНИКОВ: Да.
КОМОЛОВ: А хронометраж полного метра сколько?
УГОЛЬНИКОВ: 2 часа 13 минут идет картина, это многовато, как говорили прокатчики.
КОМОЛОВ: И наверняка еще половина не вошло, как часто бывает.
УГОЛЬНИКОВ: Да, первую версию Саша склеил 3 часа 50 минут. А потом пошли ножницы, ножницы, ножницы.
КОМОЛОВ: А не было желания сделать две части?
УГОЛЬНИКОВ: Нет. Если бы вы знали, какой скандал у нас всегда был с Сашей в монтажной, на озвучании, с компьютерной графикой. Мы долго работали над картиной, шла война продюсера с режиссером.
КОМОЛОВ: Очень большое количество отзывов, все как один положительные, даже нечего зачитать, чтобы какую-то шпильку вставить. Всем нравится фильм, очень хорошие отзывы. И вот такой, например: ╚Игорь, добрый день. Очень тяжелый фильм сделали, мозги потом полдня враскоряку были. Искандер из Казани╩.
ШЕЛЕСТ: А вот из Кировской области такой вопрос: ╚Сложно снять такой фильм, если нет духовных связей с тем временем. Игорь, а что связывает вашу семью с великой войной?╩
УГОЛЬНИКОВ: Мой дед, который, кстати, работал в ГДРЗ на радио, был радиоинженером, пошел в народное ополчение и погиб в июле 1941-го. Второй мой дед провоевал всю войну в авиаполку и много чего мне рассказал о войне. Для меня вообще, для всей нашей семьи тема Великой Отечественной войны свята, и никогда не думал, что мне удастся осуществить свою мечту, потому что занимался совершенно другими делами. Но вот когда мне удалось придвинуться к мечте, я уж тем более не думал, что будет такой результат. Я абсолютно устал, но счастлив неимоверно.
КОМОЛОВ: Такой вопрос Михаил из Краснодара задает: ╚Фильм смотрел – супер. В чем вы видите причину неудач Советской Армии в первые дни войны? Верите ли вы, что Советская Армия готовилась к освобождению Европы в 1941-м?╩ Ну, не столько, наверное, к освобождению, сколько хотела нанести удар первой.
УГОЛЬНИКОВ: Но и Брестская крепость по доктрине Сталина должна была быть крепостью, там должна была быть тюрьма и госпиталь. Но история не терпит сослагательного наклонения – если бы да кабы. Важны простые цифры, которые говорят сами за себя. Например, на фронте в начале войны было всего 600 истребителей. А у нас, вы знаете, сколько было вообще самолетов? 30 тысяч. Из них половину мы потеряли из-за того, что они просто не завелись, их разбомбило и так далее. Это цифры, но за ними люди, человеческие судьбы. Снимая фильм ╚Брестская крепость╩ и вообще изучая документы, я так до сих пор и не понимаю, как мы смогли победить в этой страшной войне. Кстати, один мальчик тоже, мне написал его отец: ╚Мой сын, – написал он, – ему 12 лет, и он посмотрел фильм и спросил меня после фильма: ╚А как же мы победили, когда все умерли?╩ Потом еще подумал-подумал и сказал: ╚А я буду тоже родину защищать╩.
КОМОЛОВ: Такой вопрос тоже по поводу возраста: ╚Уважаемый Игорь, можно ли смотреть этот фильм 8-летнему ребенку, если фильм такой драматичный? Есть ли какой-то возрастной ценз, с которого имеет смысл вести ребенка?╩
УГОЛЬНИКОВ: Я не советую смотреть детям младше 10 лет, скажем так. Но дети детям рознь.
КОМОЛОВ: Это безусловно.
ШЕЛЕСТ: Такое сообщение из Сахалинской области пришло, что фильм не понравился: ╚Натурализм некоторых сцен уж очень, мягко скажем, как будто бы прикрывает слабую драматургию. Ждал большего╩. Вот натурализм, тоже говорят некоторые про натурализм сцен, это сознательно же наверняка было?
УГОЛЬНИКОВ: Ну а как еще показать то, что там происходило? Мало того, мы, я думаю, что пятую часть не показали того, что действительно там происходило и по описанию, и по документам. Если бы я снял вместе с моим режиссером хотя бы половину из того, что произошло, вы бы вообще мою картину испинали бы ногами, потому что там было страшно. А вот просто снять про страшное нестрашно – зачем, какой смысл?
ШЕЛЕСТ: Геннадий спрашивает: ╚Игорь, скажите, подросток-эгоист что увидит в вашем фильме – пример для подражания или другое?╩ Как страшна война, как я не хочу идти в армию?..
УГОЛЬНИКОВ: Я бы хотел, чтобы подросток как раз увидел бы обратное, что я должен пойти в армию и я должен защищать свою родину, вот это должен понять подросток.
КОМОЛОВ: Такой вопрос: ╚Использовалась ли в фильме техника тех годов?╩
УГОЛЬНИКОВ: Использовалась, и вообще мы старались быть крайне точными и в костюмах, и в технике, и в оружии. Декорацию выстроили уникальную абсолютно в самой Брестской крепости. Кстати, надо говорить обязательно слова благодарности брестчанам, которые снимались, у них другие глаза, другое выражение лиц было, и каждое утро стояла очередь в массовку, хотели люди сниматься, им было это крайне важно. И очень еще я должен благодарить обязательно Сергея Вадимовича Степашина, без которого этот проект вообще бы не состоялся и меня бы не назначили на эту должность, и уж тем более фильма бы не было. Ну и, конечно, Владимир Владимирович Путин, который дважды поддержал картину в самый трудный момент, а 15 октября выступил на Совмине и призвал решить скорейшим образом все оргвопросы, чтобы фильм как можно больше зрителей, особенно молодежь, увидели.
ШЕЛЕСТ: Аркадий из Владивостока спрашивает: ╚Поступают ли отзывы от самих участников тех событий либо их потомков? Какие?╩
УГОЛЬНИКОВ: Ну, например, фильм видел сын комиссара Фомина, пожилой человек, и его мнение нам было тоже крайне важно, как и было важно мнение Петра Бондарева, одного из последних защитников Брестской крепости, ныне живущих. Эти люди посмотрели фильм, и их реакция была положительной, и для нас это тоже очень важно. А сегодня, кстати, в Доме кино фильм будут помимо Союза кинематографистов смотреть еще и кавалеры орденов Славы и Герои Советского Союза, мы с ними связались, и их сегодня на автобусе привезут. Для меня это тоже очередная сдача фильма.
КОМОЛОВ: Такой вопрос, я бы даже два вопроса в один объединил. Первое сообщение от слушателя: ╚Будет ли продолжение, есть ли о чем еще рассказать?╩ Ну, тут, я думаю, ответ очевиден. Вопрос от другого слушателя, Романа из Ростовской области: ╚Я еще не ходил на фильм, но обязательно схожу. А вопрос такой, не будет ли съемок других эпохальных битв или сражений истории России?╩
УГОЛЬНИКОВ: Ну, я не планирую, скажем так, в ближайшем будущем.
ШЕЛЕСТ: Ну, вы же поняли, что у вас патриотическое кино получается?
УГОЛЬНИКОВ: Я понял.
ШЕЛЕСТ: И вы должны, наверное, дальше по этой дорожке?
УГОЛЬНИКОВ: Я подумаю, но можно я пока комедию сниму небольшую, отдохну от войны, ладно?
КОМОЛОВ: А уже есть задумки следующей картины?
УГОЛЬНИКОВ: Есть, да. Я просто хочу отдохнуть от войны и снять кино, комедию в традициях нашего правильного комедийного кино времен 1980-90-х годов, даже, скажем так, 1970-80-х.
ШЕЛЕСТ: Роман спрашивает: ╚Планируете ли выход на DVD, так скажем, режиссерской версии, о которой вы говорили? √ имеется в виду версия 3 часа 50 минут по времени. – Будет ли диск blu-ray? Фильм – шедевр, смотрел неделю назад, до сих пор под впечатлением╩.
УГОЛЬНИКОВ: Blu-ray будет, DVD будет, причем DVD увидят в двух форматах – просто фильм и большое подарочное издание, в которое войдет и ╚Фильм о фильме╩, и, скорее всего, четырехсерийная телевизионная версия.
КОМОЛОВ: А когда будет DVD-релиз, тоже спрашивают?
УГОЛЬНИКОВ: Под новый год.
КОМОЛОВ: 2011-й?
УГОЛЬНИКОВ: Да.
КОМОЛОВ: Такой вопрос: как вас занесло на эту патриотическую стезю? И опять же вспоминают ваши предыдущие проекты: ╚Угол-шоу╩, ╚Оба-на╩ и так далее.
ШЕЛЕСТ: Идея, когда, почему?
УГОЛЬНИКОВ: Идея возникла в юности, когда я прочитал книгу Сергея Сергеевича Смирнова. Мне дал ее мой отец, и она меня просто потрясла до глубины души и всегда была некоей такой мечтой. Но еще раз повторюсь, никогда не думал, что я к этой мечте подойду вплотную, и когда мне было предложено стать председателем ТРО Союза, телерадиовещательной организации России и Беларуси, я согласился еще и потому, что это был первый шаг к осуществлению мечты. И удалось это сделать.
КОМОЛОВ: Вопрос задает слушатель: ╚Игорь, вы готовы взяться за поднятие российского кинематографа?╩ Вот ни много ни мало.
УГОЛЬНИКОВ: А что я делаю сейчас?
КОМОЛОВ: Ну а глобально, не только производя фильмы?
УГОЛЬНИКОВ: За это время уже чего только про меня не наговорили. И давайте, мол, идите в министры культуры. Слушайте, если с удовольствием, с сердцем, со всеми эмоциями делать фильмы, да еще чтобы все деньги на экране были, то тогда у всех моих коллег будет реальная возможность вернуть доверие российского зрителя к российскому кино, которое действительно во многом утеряно. Рецепт только такой, простой: с сердцем и как следует.
ШЕЛЕСТ: Дмитрий из Москвы спрашивает: ╚Консультировал ли вас кто-нибудь из участников тех событий или военные историки?╩
УГОЛЬНИКОВ: Главным консультантом фильма ╚Брестская крепость╩ был генерал Валерий Губаренко, директор мемориального комплекса ╚Брестская крепость╩, и все научные сотрудники были консультантами фильма. Причем некоторые были лично консультантами у Мерзликина, у Коршунова, мы очень серьезно готовились. И, кстати, они были нашими главными приемщиками. И они говорили: нет, вот бомба у вас, не в этот день ее бросили. Я говорю: ребята, это принципиально, что ее не в этот день бросили, эту огромную бомбу? Нет, не принципиально, потому что для нас важен результат. И какие-то мелочи мы с ними оспаривали, но не ссорились, слава богу. В целом картина принята консультантами от ╚А╩ до ╚Я╩.
ШЕЛЕСТ: А это правда, что до выхода книги советский народ даже не знал об этом подвиге Брестской крепости, пока не было написано литературное произведение?
УГОЛЬНИКОВ: Да, это правда. Сергей Сергеевич Смирнов совершил подвиг, человеческий подвиг, когда вернул нам память о защитниках Брестской крепости. Потому что действительно, если бы не он, мы бы вообще с вами не знали ничего о Брестской крепости. А можете себе представить, сколько эпизодов войны, которые мы с вами уже никогда не узнаем? Каких великих, трагических, ужасных эпизодов мы с вами уже точно не узнаем, потому что у этих эпизодов не было Сергея Сергеевича Смирнова.
ШЕЛЕСТ: Он был свидетелем этих событий?
УГОЛЬНИКОВ: Он не был свидетелем, он знал многих людей, которые были в Брестской крепости.
ШЕЛЕСТ: Значит, он восстановил просто по их рассказам эти события.
УГОЛЬНИКОВ: Да, он совершил человеческий подвиг.
ШЕЛЕСТ: А правда, что только после написания этой книги защитникам Брестской крепости присудили звания Героев Советского Союза?
УГОЛЬНИКОВ: Да, он добился лично этого. Причем это было не так легко сделать. Но, естественно, он добился этого только тогда, когда умер Сталин.
КОМОЛОВ: Такой вопрос по поводу Брестской крепости. У вас же там нет никакой, даже самой маленькой роли. А вы часто выступаете как актер. Слушатели спрашивают, будет ли в грядущем фильме, который комедия, роль для вас?
УГОЛЬНИКОВ: Да, будет. Поскольку я считал некорректным себя снимать в ╚Брестской крепости╩, – бывает такое, продюсер или режиссер хочет себя запечатлеть, – я считаю, что для этой картины это невозможно и неправильно было бы┘
КОМОЛОВ: То пришлось придумать отдельный фильм?
УГОЛЬНИКОВ: То в комедию я хочу позвать моих близких друзей-актеров, не буду говорить каких просто из суеверия, и сыграть для вас маленькую очаровательную семейную комедию.
КОМОЛОВ: Это оригинальный сценарий или переработка какого-то классического?
УГОЛЬНИКОВ: Оригинальный.
КОМОЛОВ: Когда примерно ждать?
УГОЛЬНИКОВ: Ой, не могу говорить, суеверный, только начинаем работу.
ШЕЛЕСТ: Тогда нам нужно выбрать, кому мы подарим билеты. Помните какие-нибудь вопросы?
УГОЛЬНИКОВ: Ну, особенного вопроса, конечно, не прозвучало, но были очень хорошие, теплые слова сказаны, и особенно мне понравилось по поводу того, что человек, когда увидел мою фамилию, хотел уйти из зала, потому что думал, что это будет какое-то издевательство над великой войной, но когда посмотрел, он решил остаться.
КОМОЛОВ: Спасибо тем, кто привязал его к сиденью зрительного зала.
УГОЛЬНИКОВ: Нет, я тогда не буду выделять особенно никого, хотя жалко, наверное. Ребята, я вам отдам два билета на два лица – всего четыре места, надеюсь, двумя вы воспользуетесь сами, а два других вы отдадите тому, кому вы посчитаете нужным.
ШЕЛЕСТ: Да. Спасибо вам огромное. Спасибо, что радуете нас на льду и на паркете, я так одним глазом слежу за вашей судьбой, и, конечно, спасибо за такой большой проект, который, я надеюсь, мы с Антоном действительно сходим посмотрим и обязательно выскажем вам свое мнение.
УГОЛЬНИКОВ: Спасибо.
Слушайте аудиофайл.