14.09.2010 12:05
Продюсер и телеведущий Александр Цекало в гостях у Антона Комолова и Ольги Шелест слушать скачать
Продюсер и телеведущий Александр Цекало о юморе в жанровых телепроектах, формате и планах на грядущий сезон.
ШЕЛЕСТ: У нас в гостях человек и пароход – Александр Цекало.
ЦЕКАЛО: Здравствуйте.
КОМОЛОВ: Привет, Саша.
ШЕЛЕСТ: Здравствуй, Саша. Мы с Александром давно знакомы, поэтому будем на "ты", если он не возражает, сколько лет прошло. Может быть, у тебя какие-то должности. А я даже не знаю твоего отчества.
ЦЕКАЛО: Я сбежал от всех должностей. Евгеньевич.
ШЕЛЕСТ: Александр Евгеньевич. Саш, начался телевизионный сезон, с чего он для тебя начался, какие проекты главные, новые или старые перезапущены в новом сезоне телевизионном?
ЦЕКАЛО: Ну, есть проекты, в которых я участвую просто, как участник, а есть проекты, в которых я участвую, как производитель.
ШЕЛЕСТ: Ну, давай начнем, как участник. "ПрожекторПэрисХилтон" вышел на этих выходных первый раз, да?
ЦЕКАЛО: "ПрожекторПэрисХилтон" вышел, да.
КОМОЛОВ: Все подстриглись, все обратили внимание.
ЦЕКАЛО: Я, наоборот, не успел подстричься.
ШЕЛЕСТ: То есть, они не сговаривались?
ЦЕКАЛО: Нет, Светлаков просто в кино снимается, и он в связи с этим подстригся, Ваня, по-моему, всегда такой стриженый, Гарик подстригся. Ну, осталось только мне подстричься. Про "Прожектор" что говорить, он вышел, он будет выходить и единственное, что мне понравилось в начале телевизионного сезона, какое промо было придумано для проекта. Я считаю, что это произведение искусства, потому что это как бы смешную программу можно промоутировать грустно. И это низкий поклон.
ШЕЛЕСТ: Ну, как грустно? Грустно-смешно. Вроде бы и плачешь, но сквозь смех. Дуденков Владислав про "Прожектор" спрашивает, будет ли как-то эта программа разбавляться чем-то новым? Есть ли у кого-либо шанс разбавить вашу компанию? Или заменить одного из вас?
ЦЕКАЛО: Я не думаю, что кто-то боится быть замененным. С другой стороны, такой комплект странных мушкетеров является некоей моделью, неким срезом, поэтому там всех все устраивает не в смысле, что не будет ничего нового. Вообще, такой вопрос не по-настоящему провокационный вопрос. А что будет новенького? Да ничего не будет новенького.
ШЕЛЕСТ: Каким образом, собственно, будет видоизменяться? Это по-прежнему будет четверка сидеть и обсуждать новости или будут добавляться какие-то видеосюжеты? Раньше были какие-то скетчи придуманы, что-то в таком виде будет вкрапляться?
ЦЕКАЛО: Видеосюжеты будут в новом проекте Первого канала "Yesterday Live", а у нас видеосюжетов не будет. Мы читаем газеты и журналы, все.
КОМОЛОВ: А другой наблюдательный наш слушатель Хью Моррис пишет: "Примечательно, что и Александр Цекало, и Ольга Шелест занимают за столами в своих передачах крайнее левое место. Случайно ли это совпадение?"
ШЕЛЕСТ: Я думаю, да. По аналогии с "Девчатами" я специально сказала: я хочу быть, как Александр, модератором. Да, Саш, ты же занимаешь должность, по сути, модератора, да? То есть, ты закругляешь эти новости, ты их начинаешь?
ЦЕКАЛО: Да, серый модератор.
ШЕЛЕСТ: Я сказала: я хочу быть главной, и заняла место Саши Цекало. На самом деле, в этой программе, которая будет записываться, я буду сидеть с другой стороны, со стороны Гарика Мартиросяна.
КОМОЛОВ: Это просто снимали, наверное, в зеркальном отображении.
ЦЕКАЛО: А что касается того, что я произвожу, как производитель, то из нового, это можно назвать новым, сама программа выйдет в воскресенье ближайшее, – "Большая разница". А в пятницу будет первый день фестиваля "Большая разница", который мы проводили в Одессе.
КОМОЛОВ: Расскажи, кстати, много самородков, есть?
ЦЕКАЛО: Мы просмотрели 500 человек, кастинги были в Киеве, Минске и Москве. Мы ездили – и я, и Руслан Сорокин, мой партнер, – мы смотрели, там целая команда. Посмотрели 500 человек, отобрали 30. И эти 30 были разделены на два конкурсных дня. Уже эта есть в прессе информация, кто победил, в принципе, я ничего такого не скажу, потому что уже напечатали.
КОМОЛОВ: А это кто-то известный?
ЦЕКАЛО: Нет, они никто не известные. Причем это люди в возрасте от 18 до 60 лет, при этом 18-и – он как раз обладатель гран-при, молодой парень Андрюша Баринов из Екатеринбурга. Екатеринбург продолжает снабжать Москву талантами.
КОМОЛОВ: Своих, наверное, проталкивает Светлаков.
ЦЕКАЛО: Из Уфы был дядечка по фамилии Чистяков, известный, понятно, был конферансье и пародист Чистяков, и он с такими пародиями на Утесова, на Никулина, что-то такое советское, а парень молодой. Нет, талантов невероятное количество. Мы вынуждены были создать три номинации разные, потому что они были несравнимы, эти пародии. И даже одна была номинация, которую мы назвали "Альтернативная пародия". Объяснять сложно. Глупо это – рекламировать свои какие-то изделия и поделки телевизионные. Но проще, действительно, увидеть, о чем я говорю. Там два клоуна сделали пародию, я не знаю, что это такое, я не знаю, как это вообще назвать, это антипародия, но пародия.
ШЕЛЕСТ: Что ждет победителей этого шоу, просто какие-то призы?
ЦЕКАЛО: Контракт в труппе "Большая разница", он получил и машину. Мы вручили ему машину. Поскольку фестиваль пародийный и "красная дорожка" была пародийная, то подарили ему пародию на автомобиль "Ладу". Настоящую, просто это машина-пародия, поэтому мы ее пародировали.
КОМОЛОВ: Скажи, а участники сами писали себе тексты, то есть, они просто как пародисты выступали или полностью номер?
ЦЕКАЛО: Процентам 70 из участников мы корректировали номера. Мы их переодели, мы им чего-то дописали, актуализировали текст. У нас, может быть, один-два человека, которых можно назвать чудаками, чтобы не произносить слова "фрик", а в остальном это люди, у которых в руках профессия. И просто мы сейчас им какой-то дадим такой толчок. В общем, все загребаем под себя, монополизируем жанр пародии.
ШЕЛЕСТ: Просто парень приедет в Москву и будет работать в "Большой разнице".
ЦЕКАЛО: Парень сначала доучится, мы не собираемся пугать его родителей. Он в колледже учится на экономиста, он доучится, а потом приедет и поступит в театральный институт. При этом будет сниматься у нас в труппе и готовить разные пародии. У него уникальный голос. Он сам такой маленький, тоненький и при этом может делать пародию на Варум, понятно, тонкий высокий голос, но когда он стал разговаривать голосом Аллы Пугачевой, басить: ну, ладно, Ваня, Цекало, отдай деньги┘ У меня не получается, у меня не похоже, но это такой эффект. Мы даже вынуждены были с Иваном его просить поговорить, потому что у людей сложилось впечатление в зале: да нет, фонограмма. Ну, точно фонограмма.
ШЕЛЕСТ: Ничего себе. Это был первый и единственный или дальше будет?
ЦЕКАЛО: Нет, каждый год будем шалить в Одессе.
ШЕЛЕСТ: Именно в Одессе? А другие города не предлагают вам свои площадки?
ЦЕКАЛО: А другие города уже заняты разными фестивалями, а в Одессе уже давно ничего, как бы Одессе по такому мифологическому статусу, соответствующего давно ничего не было. И мы в Оперном театре, в национальной Опере всю эту шалость и устроили.
КОМОЛОВ: А соответственно эти ребята могут быть из России, и из Украины?
ЦЕКАЛО: Да, и из Белоруссии. И был один парень из Нью-Йорка. Он русский, но он сейчас живет в Нью-Йорке.
КОМОЛОВ: А он давно в Нью-Йорке живет? Просто, знаешь, одно дело пародировать, когда ты видишь в таком ежедневном режиме людей, объектов пародии, другое дело┘
ЦЕКАЛО: Я расскажу, он специфический пародист, потому что его пародия была даже такая трибьютная что ли, она не юмористическая. Так вышло, его природа одарила таким образом или не одарила, не знаю, он один в один Виктор Цой внешне, и он поет голосом Цоя, и у него такой внутренний в связи с этим патриотизм. Он прислал такую заявку, и мы не смогли его не привезти оттуда, это было дорого, хлопотно, не выгодно, но так вышло, что так. То есть, он, по сути, двойник, но мы не играем в двойников, которые рядятся в Брежнева. Он так серьезно, и такой текст сделали, так что все это с уважением. Текст мы ему дописали, потому что он просто поет свои песни. А мы сделали такой текст на песню "Мы ждем перемен".
КОМОЛОВ: Ничего святого.
ЦЕКАЛО: Нет, все достаточно свято было.
ШЕЛЕСТ: А девушки-пародистки были на этом конкурсе?
ЦЕКАЛО: Да, была из Киева девушка свершено сумасшедшая, Алина Цыбан, по-моему, ее зовут. Она за 7 минут номера поменяла, 10 певиц. Причем, встык она меняет голоса, и наши, и всякие Шер, и прочие. Какой-то аппарат невероятный, то есть, переключается так, даже не нужно никаких музыкальных "трын", и пошла следующая пародия, просто встык. Была тетечка, смешно разговаривает разными голосами. У нее такое тирольское пение, голос переводчика Володарского и все такое намешано.
ШЕЛЕСТ: Но мужчин все-таки больше?
ЦЕКАЛО: Больше, это вообще мужское дело, как выяснилось.
КОМОЛОВ: А насколько по качеству, если брать даже победителей, как идеал, наверное, среди наших пародистов – Сергей Бурунов, который делает просто, на мой взгляд, некоторые пародии гениальные.
ЦЕКАЛО: Сергей Бурунов находится на другой планете. Ну, нет Сергея Бурунова больше нигде. Я не знаю, как он это делает.
КОМОЛОВ: Я просто скажу нашим слушателям, что он делал то, что мне больше всего понравилось: Масляков, Александр Гордон, он же делал Бондарчука, Штирлица. Он сделал Штирлица, который разговаривал голосом Машкова в пародии на сериал "Ликвидация". То есть, у него внутри включается какая-то штука, и после этого он разговаривает голосом того человека, и пластика┘ Не знаю, как он это делает.
ШЕЛЕСТ: Брюса Уиллиса он делал невероятно, причем говорил на русском языке.
ЦЕКАЛО: А сейчас он еще и запел. То есть он раньше не пел. У нас есть Володя Кесаров, который поет разными голосами, а сейчас Сережа Бурунов сделал пародию на Лепса и внешне, и голосом, и на Розенбаума. Ну, я вообще не понимаю, как, что это, где это, Сережа, боже мой, на колени становлюсь перед тобой, талантливый очень человек. Мне не дано абсолютно. Нет таких людей, он реальный король.
ШЕЛЕСТ: Саша, занимаясь таким количеством проектов, нужна профессиональная команда, которая будет везде следить за тем, что происходит, или тебе нужно, сам не сделаешь, никто не сделает, постоянный контроль?
ЦЕКАЛО: Нет, это само собой, это же как с детьми, не сделаешь, значит, не будет. Есть команда, есть компания, "Среда" называется, у меня есть очень надежные товарищи и партнеры, Руслан Сорокин, с которым мы начинали работать еще на СТС. Он из необычных талантливых авторов стал и бизнесменом, и партнером, и продюсером всех проектов. Поэтому там работает у нас большая компания. То есть она не большая, но там есть все стадии и фрагменты настоящей компании. Но мы не стремимся как-то расширяться, у нас не так уж много проектов, у нас ровно столько, сколько можем выдерживать качество. Кроме того, сейчас еще несколько кино запускается, поэтому это еще отнимает время.
ШЕЛЕСТ: Я хотела спросить, только телевизионный бизнес и, собственно, нахождение в кадре или еще есть помимо этого что-то?
ЦЕКАЛО: Нет, есть еще кино, сейчас будем делать кинокомедию, ну, извините, совместно с Первым каналом. С Василием Львовичем сопродюсировать будем это кино.
ШЕЛЕСТ: Кстати, здесь тоже спрашивают про театр. Александр, вы играли в театре вместе с Гришковцом, что это был за спектакль, почему вы ушли?
ЦЕКАЛО: Я играл с Женей спектакль "По По". Я не ушел, просто Жене надо играть, это его одна из основных ипостасей после писательской, ему надо было играть. А у меня то это, то то, и он ввел Игоря Золотовицкого, и я уверен, что Игорь прекрасен.
КОМОЛОВ: Вы немножко с Игорем разные.
ЦЕКАЛО: Да, мы разные, а кто не разен? Кто не Андрей? И я очень хочу пойти посмотреть. Если Жене захочется на какой-то юбилейный спектакль меня позвать, я с удовольствием это сделаю и вспомню, тем более что в этом спектакле очень много было импровизации, потому что там, по сути, вольный пересказ рассказов Эдгара По в моем исполнении и в Женином. Женей этот текст не писался, там нет никакой пьесы. Женя мне рассказал, попросил не читать Эдгара По, а просто рассказал рассказы, а дальше мы их друг другу пересказываем. Был еще "День выборов". Ппять мы вчера встречались с "Квартетом И", они говорят: когда будешь играть? Я говорю: сейчас могу играть. Мы теперь "Прожектор" снимаем в пятницу, а не в четверг, как раньше, то есть, я по четвергам, в принципе, могу играть спектакль. Не знаю, конечно, нет времени. Потом ребенок родился и любое свободное время я бегу домой. Потому что это: папа, не надо, не надо┘ Это хочется видеть, слышать.
КОМОЛОВ: Спрашивает слушатель: "Александр, не устаете ли от юмора? Сами ведете юмористические передачи, продюсируете юмористические? Есть ли что-то в жизни, что заставляет вас расхохотаться?" Или уже к юмору такой профессиональный интерес?
ШЕЛЕСТ: Я думаю, это "не надо, не надо" заставляет улыбаться.
ЦЕКАЛО: Этот колобок, он хохочет с утра до вечера, и это такие крылышки. По-моему, от хорошего трудно устать, по-моему, больше устаешь, если начинаешь телевизор смотреть или иногда радио слушать, потому что загружают всякими событиями плохими, происшествиями. У меня нет никаких маленьких фобий или мания величия в смысле, что мое предназначение – людей радовать. Я делаю то, что у меня получается, наверное, лучше, чем что-либо другое. Мне это делать нравиться, веселиться мы не перестаем ни с Иваном, ни с ребятами другими, с кем мы соприкасаемся. И тут как раз такой удивительный случай, когда мы продолжаем дружить вне кадра, то есть, не мешает нам.
ШЕЛЕСТ: И Маша Машенцева у нас на форуме такой тебе респект: "Александр, примите мои заверения в совершеннейшем к вам почтении".
КОМОЛОВ: Но она же и спрашивает: "Александр, а есть ли у вас хобби? Может быть, вы шикарно готовите, выпиливаете лобзиком или пишите книгу?" И другой слушатель спрашивает: "А не планируете ли вы написать книгу? Будет неправильно, если из всего шоу-бизнеса вы останетесь один, кто не издал книгу".
ЦЕКАЛО: Припадаю в книксене перед Марией: о, благодарю вас, Мария! Книгу писать не буду так же, как и не планирую фотографироваться дома с ребенком и с женой, так, чтобы в кадр попала случайно иконка или дорогое покрывало на диване, или так, чтобы рядиться в леопардовые платья или жилетки. Не буду фотографироваться в Таиланде на отпуске. Не планирую тайное бракосочетание с фотосессией при этом в церкви. Не буду фотографироваться, держась рукой за святыню какую-то. Ну, в общем, это в мои планы не входит.
КОМОЛОВ: ТЭФФИ если дадут, то святыню-то┘
ЦЕКАЛО: Нет, ТЭФФИ – это часть профессии. А специальные┘ При всем уважении к "7 дням" или другим изданиям, но эти милые фотографии┘ Друзья мои, стыдно! Артисты, стыдно это делать!
КОМОЛОВ: Наш слушатель из Москвы (он так подписывается) спрашивает: "Александр, скучаете ли вы по красной кнопке на "Слава богу, ты пришел!"
ЦЕКАЛО: Я еще доотвечу Оле. Я тоже это делал. Я тоже это раньше делал.
ШЕЛЕСТ: А, то есть с возрастом приходит.
ЦЕКАЛО: Да, это приходит с изменением ценностей. Потом ты расхочешь это через пару лет. По красной кнопке. Смотрите, я в свое время на телевизионном рынке нашел у компании "Фримантл" проект, который придумала замечательная австралийская команда – "Догс ворк" ("Собачья работа"). Они придумали формат импровизационный. И я уговаривал пару месяцев Александра Ефимовича Раднянского, о ту пору генерального директора канала "СТС". И уговорил. И этот проект я очень любил, и он мне нравился. И всем было хорошо.
КОМОЛОВ: Слушай, извини, а он в оригинале ведь выходит, по-моему, в прямом эфире у австралийцев или где-то в Европе. Нет такого?
ЦЕКАЛО: Нет-нет, он не выходит в прямом эфире, нигде он не выходит в прямом эфире.
КОМОЛОВ: То есть это все равно монтажная история?
ЦЕКАЛО: Есть монтажная история. Но там ничего страшного, потому что там не надо доказывать, что это – импровизация. Я скажу так: скоро (трепещите, конкуренты!), скоро появится одна программа, в которой будет и импровизация, и кнопка, может быть, и я. Не знаю, не знаю.
ШЕЛЕСТ: Ага! Не хотелось бы просто быть одному в кадре?
ЦЕКАЛО: Ну, на самом деле мне больше сейчас интересно что-то создать, там где-то себе находить и выкраивать какую-то штуку. Ну, казалось бы, и доступ на все каналы, и прекрасное отношение, и никаких нет там врагов. Я – свободный производитель. У меня только контракт как с лицом у 1-го канала. Но тут есть возможность что-то предлагать, но интереснее родить, что самому еще раз родиться. Скажем, сейчас мне это интереснее, что не исключает моего участия в каких-то проектах.
КОМОЛОВ: Наш слушатель Михаил Леонов (он, видимо, не только слушатель, но и читатель разнообразной прессы) спрашивает: "Александр, это правда, что вы с Ургантом открыли ресторан русской кухни и сами подаете там блинчики, щи и квас? Наверное, чаевых у вас надо оставлять больше, чем стоимость съеденных блюд".
ЦЕКАЛО: Ах, какой забавный шутник, Михаил. Поправляя свой пробор посредине, который обычно бывает у половых в русских ресторанах, хочу сказать, что с Иваном мы еще не открыли ресторан, он откроется чуть позже, видимо, в конце сентября – начале октября. А открылся ресторан, в котором я один, без Ивана. Вернее, там есть еще два партнера, это итальянские. Они Александр и Алексей. Итальянский ресторан. Да, он есть, он открылся, он работает.
КОМОЛОВ: Такой вопрос: "Александр, много ли пародий видели на себя?" Кстати, в том числе и на фестивале пародий. Потому что в свое время председателем жюри "Народного артиста" была Лариса Александровна Долина и люди рисковали, когда пели ее песни. Это, конечно, было смело. Как, пародировали тебя?
ЦЕКАЛО: К сожалению, к Ивану уже подобралась "Большая разница". То есть мы уже подобрались, и Слава Манучаров, актер наш, делает на него пародию. Он какие-то вещи уже поймал. Но, безусловно, трудно найти актера, чтобы такого роста был, как Иван, и с таким баритональным голосом. У Славы получается, можно сказать. Мы делаем пародии на СМАК и так далее. А со мной проблемы. И многие, наверное, думают, что я, как такой удельный беспредельный князек, даю понять: не надо делать на меня пародии┘ На самом деле пробовали, и даже они были в эфире, а они были неудачные, я могу сказать. Значит, что-то не так. Значит, нету такого прямо ярко выраженного дефекта, специфики какой-то. Ну, мы же не на дефекты делаем пародию, но чего-то не получается.
ШЕЛЕСТ: А ты знаешь, я пожалела Нону Гришаеву, которая делала на меня пародию в "Девчатах", потому что я действительно, наверное, не обладаю какими-то┘
КОМОЛОВ: Человек без дефектов ты, невозможно сделать.
ШЕЛЕСТ: Нет, не дефектами, а какими-то характерными такими нюансами. Нет, понятно, что они есть, но, мне кажется, у кого-то они действительно ярко выражены и можно спародировать. А у кого-то не очень, и, наверное, действительно сложно это сделать. От телевизионных проектов подальше. "Алеша Попович" спрашивает: "Александр, когда вы, наконец, выпустите сольный альбом?" Когда вы займетесь музыкой, в конце концов? А то все телевидение и телевидение.
ЦЕКАЛО: А, это тоже пройденный этап, это мы оставили нашим питерским юнцам, Иван готовит свой сольный альбом. А мне сейчас это не очень интересно – сольный альбом. Возможно, танцевальный проект у меня будет. Но сольный с песнями – нет.
КОМОЛОВ: А как сессионный музыкант у того же Ивана? Он не приглашает?
ЦЕКАЛО: Как сессионный бас-гитарист? Просто я слишком дорог для Ивана. Он набирает таких же, как и он, – юных и беспечных оболтусов.
ШЕЛЕСТ: Спрашивают: "Было ли вам когда-нибудь стыдно за то, что вы когда-то сделали в своей творческой жизни? И о чем предпочитаете забыть?"
ЦЕКАЛО: Ну, безусловно. Да зачем забывать? Я могу сказать, что, наверное, были какие-то песни и были какие-то наряды во время исполнения этих песен, которые сейчас если бы я где-то увидел, меня бы перекосило. Было участие в эпизодической роли в фильме с удивительным названием "А спать с чужой женой хорошо?", где я играл какого-то нелепого итальянца с Еленой Прокловой в одном эпизоде. Это было в году 92-м. Конечно, есть какие-то вещи, которые бы не делал. Но прямо такого, чтобы настолько стыдно, чтобы я каялся по утрам, чтобы я расцарапывал себе спину ногтями или ходил в церковь, замаливал грехи, уходил в Тибет на обед, и куда-то еще, такого, конечно, не было. Нет, я думаю, всем есть в жизни чего┘ Может, не скелет в шкафу, но какой-нибудь маленький скелетончик у всех же есть. Тем более бабушка в белой гвардии у меня не служила. Я приехал из Киева, там провинциальность какая-то, она, конечно, сохраняется.
ШЕЛЕСТ: "Алеша Попович" спрашивает: "Александр, какие развлекательные передачи на других каналах вы могли бы отметить? И вообще, находится ли время смотреть телевизор?" Смотреть конкурентов, грубо говоря.
ЦЕКАЛО: Я смотрю развлекательные программы конкурентов, я смотрю и на 1-м канале. Это не конкуренты, но все равно все стараются там┘ Я смотрю все, что имеет отношение к развлекательным программам, не только юмористическим. Новости я не смотрю, какие-то информационные программы, поскольку они без комментариев, как правило, просто констатация факта, то перестает быть интересно. Я смотрел Харламова шоу на "НТВ", я смотрю новый "Камеди клаб", что они делают там. Я смотрел "Yesterday live" – новый проект на Первом канале. Я, наконец, посмотрел программу "Девчата" на канале "Россия". Я недавно смотрел "10 миллионов" с Максимом Галкиным. Поскольку мы делаем пародию, готовим на этот проект.
КОМОЛОВ: Уже? То есть программа только-только вышла, а уже┘
ЦЕКАЛО: Да, мы должны реагировать. Но она все равно выйдет не раньше ноября, потому что у нас тоже съемочные производственные процессы. Мне надо было посмотреть, интересная программа.
КОМОЛОВ: Слушатель спрашивает: "А можно ли, запуская проект, просчитать его успешность? И было ли такое, что вы были уверены в успехе, а успех ожидаемый не пришел?"
ЦЕКАЛО: Нет, ну можно быть более или менее в чем-то уверенным. Я не думаю, чтобы были такие расчеты. Я даже в свое время достаточное количество литературы изучил про запуски всяких популярных форматов в Америке. Не было ни одного формата, когда прямо пришел человек и сказал: у меня есть идея. И все, ему упали в ноги продюсеры телевизионные и сказали: да-да, это то, что мы искали┘ Везде всегда сложности, проблемы. Не верили, конкуренция. Поставили, чтобы убить конкурента, а убились сами. Закрыли проект, открыли, а потом продюсер сказал: не отдам, перешел на другой канал. То есть это все есть. Я так скажу, был проект в моей жизни, который я знал, что он будет предан анафеме. Это на канале "НТВ" – "Чета Пиночетов" – проект с черным абсурдным юмором. И да, тут же началась битва. Да, началась битва титанов, телекритики набросились и так далее. Когда "Большую разницу" запускали, казалось бы, такой жанр, во-первых, приубитый немножко, его вроде как и не было уже┘ Вы посматриваете на время, поэтому я закрываю тему "Большой разницы".
ШЕЛЕСТ: Начал и не закончил.
ЦЕКАЛО: Ну и все. Мы запускали, и все.
ШЕЛЕСТ: Запустили – и оглушительный успех – этим закончилась "Большая разница".
ЦЕКАЛО: Да, пришлась ко двору, так скажем.
КОМОЛОВ: Александр Цекало – телеведущий, телевизионный продюсер, кинопродюсер был у нас в гостях.
ШЕЛЕСТ: Киноактер в конце концов, музыкант.
ЦЕКАЛО: Танцор еще.
ШЕЛЕСТ: И, может быть, автор будущей книги.
ЦЕКАЛО: Быть может, писатель?
КОМОЛОВ: Саша, спасибо тебе большое.

Слушайте аудиофайл.