Музыка в эфире

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Лучшие музыкальные композиции в эфире "Маяка"

31.05.2010 19:05
Игорь Угольников в гостях у Максима Ковалевского и Лены Батиновой слушать скачать
Игорь Угольников в гостях у Максима Ковалевского и Лены Батиновой
КОВАЛЕВСКИЙ: Здравствуйте, друзья. У нас в гостях сегодня Игорь Угольников.
БАТИНОВА: Здравствуйте, Игорь.
УГОЛЬНИКОВ: Добрый вечер, уважаемые радиослушатели радиостанции "Маяк".
БАТИНОВА: Как красиво!
КОВАЛЕВСКИЙ: Я вот думал, как вас объявить, как вас представить?
БАТИНОВА: Актер, продюсер?
КОВАЛЕВСКИЙ: Но вы сейчас, в первую очередь?
УГОЛЬНИКОВ: Вот в эту данную минуту? В эту данную минуту я председатель телерадиовещательной организации Союзного государства. Да, да! Есть у нас такое Союзное государство российско-белорусское. Вот уже четыре года я руковожу вот этим. ВГТРК Союзного государства, если можно так назвать.
КОВАЛЕВСКИЙ: Я об этом знаю, естественно. Но все равно представлять Игоря Угольникова как председателя телерадиовещательной организации?..
УГОЛЬНИКОВ: Мне самому смешно до сих пор. Уже смеюсь четыре года.
БАТИНОВА: А почему?
УГОЛЬНИКОВ: Ну, потому что, действительно, вот так вот.
БАТИНОВА: Что, люди с юмором не могут быть председателями такого союза?
УГОЛЬНИКОВ: Чиновниками в сознании людей, конечно, артист не может быть чиновником, неправильно это. Что-то в этом есть неверное, неправильное. Однако же, мне эта работа нравится. Есть, чем похвастаться, есть, о чем погоревать. Поэтому я не чувствую вместе с собой себя нехорошо.
КОВАЛЕВСКИЙ: А вы посерьезнели за истекшие четыре года?
УГОЛЬНИКОВ: Ужасно! Сам себе не нравлюсь. Смотрю в зеркало, надеваю галстук и думаю: "Господи! Зачем мне это все?!"
КОВАЛЕВСКИЙ: Чиновники – это же люди серьезные. Правда, Игорь. Чиновники как-то, я не знаю, то ли работа накладывает этот отпечаток, становятся какими-то такими┘ Сейчас давайте без юмора, сейчас посерьезней излагайте, что у вас там?
УГОЛЬНИКОВ: Это смотря чем чиновник занимается. Я занимаюсь тем же самым творчеством, чем и занимаюсь всю свою жизнь. Создал телевизионный канал Союзного государства, позитивный. На нем нет ничего такого, что нам с вами подчас не нравится на других каналах. Это такой позитивный телеканал. Создал фильм "Брестская крепость". 22 июня будет премьера.
БАТИНОВА: Да, мы о нем хотим поговорить. Скажите, а этот канал, его можно посмотреть только на спутниковом? Где?
УГОЛЬНИКОВ: Спутник, кабель, да. В системах "Акадо", "Стрим" и, я надеюсь, через какое-то время будет и в "Триколоре ТВ", и в НТВ-плюс.
КОВАЛЕВСКИЙ: А чего там нет, что нам не нравится на других каналах?
УГОЛЬНИКОВ: давайте перечислим, что нам не нравится на других каналах?
БАТИНОВА: Мне не нравится: "Вашего ребенка съела кошка!"
УГОЛЬНИКОВ: Этого у нас нет, точно!
БАТИНОВА: Слава богу!
УГОЛЬНИКОВ: Или "Она не доела вашего ребенка, тогда обращайтесь к нам!"
КОВАЛЕВСКИЙ: "Я ем козявки моей собаки. Что мне делать?"
БАТИНОВА: Ну, да. Да еще много чего, конечно!
КОВАЛЕВСКИЙ: Этого нет ничего, да?
УГОЛЬНИКОВ: Мы даже из известных фильмов подчас вырезаем сцены насилия, жестокости, ненужного эротизма и так далее.
КОВАЛЕВСКИЙ: Но это же опасная практика, Игорь.
БАТИНОВА: Это цензура?
УГОЛЬНИКОВ: Это цензура. Просто я хотел бы, чтобы этот канал люди смотрели вместе с детьми, чтобы смотрели старики и дети, и взрослые люди. И чтобы у них этот канал вызывал позитивную реакцию.
КОВАЛЕВСКИЙ: Но фильмы со сценами жестокости, как правило, показывают ночью. Так, если все правильно делается.
УГОЛЬНИКОВ: А дело в том, что канал-то выходит и на Дальний Восток. Здесь понятие ночи и дня не существует.
КОВАЛЕВСКИЙ: Но еще раз, возвращаясь, ведь таким образом можно далеко зайти. То есть, вы решаете, что будет вырезано, да?
УГОЛЬНИКОВ: Я и моя команда.
КОВАЛЕВСКИЙ: Ну, и таким образом, можно решить, что какие-то там сцены, которые не связаны с насилием, тоже не обязательно должны присутствовать в том или ином фильме, например. Или вы жестко ограничили, что "мы вырезаем только сцены насилия"?
УГОЛЬНИКОВ: Вопрос просто собственного ощущения. Что бы я хотел бы увидеть. Это я навязываю нашему зрителю.
БАТИНОВА: Да. Потому что, если вдруг будет другой председатель этого канала┘
УГОЛЬНИКОВ: То, наверное, канала вообще не будет. Потому что другой председатель вряд ли сможет за те деньги, на которые, собственно, существует этот канал, вряд ли другой человек сможет это сделать. Бюджет всей организации – ТРО Союза – около 200 миллионов рублей в год. Как говорит мой учитель Анатолий Григорьевич Лысенко: "Вообще удивительно, это бюджет одной телевизионной программы еженедельной", по сути.
КОВАЛЕВСКИЙ: По-хорошему, да.
УГОЛЬНИКОВ: А у нас там есть и радиопрограммы, которые выходят на различных радиостанциях, и есть телевизионный канал, и производство документальных фильмов.
КОВАЛЕВСКИЙ: А развлекательные программы есть?
УГОЛЬНИКОВ: Развлекательные? Скажем так, там не развлекают ради того, чтобы всеми путями добиться┘
КОВАЛЕВСКИЙ: Чисто поржать, да?
УГОЛЬНИКОВ: Вот поржать. Или любыми путями добиться интереса у зрителя. Развлекательно, умно, на мой взгляд, познавательно. Много исторических, развлекательных, в том числе, программ. Сделан большой цикл документальных программ, посвященных 65-летию Победы и так далее, и так далее.
БАТИНОВА: А вы участвуете как ведущий?
УГОЛЬНИКОВ: Я веду программу "Время Союза". Мы снимаем ее в БГУ в Минске. Президент Белоруссии создал в БГУ телевизионный центр, который мало используется. И вот в этом телевизионном центре мы снимаем вместе с будущими телевизионными журналистами факультета тележурналистики БГУ, мы снимаем телепрограмму, которая называется "Время Союза". Программу "Время Союза" я предоставляю нашим гостям в студии Белорусского государственного университета.
БАТИНОВА: Как же повезло.
КОВАЛЕВСКИЙ: А где вы живете, Игорь?
УГОЛЬНИКОВ: Я живу в машине, в поезде, в самолете. И редко появляюсь дома.
КОВАЛЕВСКИЙ: Перед вами лежит колода карт. Слушатели делают ставки на несколько карт, которые вы вытащите из колоды. Если кто-то угадает эти карты, то слушатель получает приз. Вы с собой ничего вкусненького не принесли?
УГОЛЬНИКОВ: Вряд ли это можно передать через радиостанцию. Может быть, можно разыграть билет на фильм "Брестская крепость"?
БАТИНОВА: Отличный подарок.
КОВАЛЕВСКИЙ: Вот это отличный подарок. Игорь, раз уж такая история. Давайте тогда две пары билетов. Одна пара – если кто-то угадает карты. А другая пара – за самый лучший вопрос, за самый оригинальный вопрос. А теперь расскажите нам, пожалуйста, про "Брестскую крепость".
УГОЛЬНИКОВ: Большой проект. Мы его делали вот уже больше двух лет, делаем. Сейчас он уже готовится к премьере. Я бредил этим фильмом еще даже до вступления в должность председателя ТРО Союза. И когда мы думали, какой же проект будет для пропаганды идеи строительства Союзного государства, для того, чтобы зримо люди ощутили, что оно, действительно, у нас существует, Союзное государство. Думать долго не пришлось. И мое предложение о создании фильма, основанного только на документальных фактах о защитниках Брестской крепости, был поддержан. Мы долго писали сценарий, долго согласовывали, в том числе, и с белорусской стороной, каким должен быть в результате этот фильм, и стоит ли оставлять в сценарии тот или иной эпизод? Например, белорусским нашим коллегам не нравилось, в том числе и ветеранам, что есть эпизод, в котором советские солдаты сдаются в плен. Ну, такого быть не могло! Я же делал фильм только по документам. Да, действительно, такое было. Но для того, чтобы показать героизм тех людей, которые остались до конца, нужно было показать и тех, кто сдался. Другое дело, что не надо педалировать это. И мы постарались этого не делать. И съемки прошли в Брестской крепости летом прошлого года. В самой Брестской крепости была построена большая декорация. И во всех массовых сценах снимались жители города Бреста. Для них это было очень важно. И я понимаю, что их взгляд, их лица, которые зрители увидят в этой картине, говорят сами за себя. Трудно было бы снимать московских┘
БАТИНОВА: Да, таких лоснящихся.
УГОЛЬНИКОВ: Да, да, Вот. И даже таксист меня вез со съемок на вокзал, он говорит: "Ой, жалко! Я не успел сняться в этой картине! А для меня это так важно!" И это важно было для нас также. Все происходило именно там. И это тоже ценно. Мы даже занимались раскопками. Когда делали декорации и кое что там накопали. Там земля нашпигована железом, нашпигована кровью защитников. Много историй мы узнали. И для меня это очень важно. 22 июня два года назад ночью мы помолились у могилы защитников Брестской крепости и попросили у них разрешения снимать про них фильм. И когда нужно было солнце, было солнце.
БАТИНОВА: Ах, магия!
УГОЛЬНИКОВ: Мы уходили в подвалы снимать – шел дождь. Мы возвращались – было солнце. А 15 октября, в заключительный день, мы хотели снять финальный кадр, чтобы был снег. Ну, откуда 15 октября в Бресте снег? В 6 утра я просыпаюсь в гостинице у меня каскадеры, взрослые мужики и пиротехники заплаканные. Я говорю: "Вы чего?" – "А ты в окно посмотри!" 15 сантиметров снега лежит.
БАТИНОВА: О, у меня мурашки!
КОВАЛЕВСКИЙ: У меня тоже.
УГОЛЬНИКОВ: Мы сняли, и днем снег растаял.
КОВАЛЕВСКИЙ: Потрясающе! А уже есть день премьеры? Известно?
УГОЛЬНИКОВ: 22 июня в 2 часа ночи прям в Брестской крепости мы ставим экран у Тираспольских ворот. Показываем фильм. Он закончится в 4 утра. И там торжественное мероприятие, оно каждый год там происходит. И после этого вся съемочная группа и официальные лица возвращаются в Москву. И 22 июня в рамках Московского международного фестиваля состоится гала-премьера фильма "Брестская крепость" в кинотеатре "Октябрь".
БАТИНОВА: А в широкий прокат 4 ноября?
УГОЛЬНИКОВ: С 4 ноября. Надо подготовиться, надо напечатать копии. Сейчас мы просто премьерную версию картины сделали. А уже к прокатной будет долго-долго качественно готовиться.
КОВАЛЕВСКИЙ: Игорь, я слышал, что┘ Может быть, это и сплетни, конечно. Что премьера "Брестской крепости" подвинула премьеру "Утомленные солнцем-2", точнее – 3.
УГОЛЬНИКОВ: Это не совсем так. Прокат "Утомленных солнцем-2" второй части планировался, действительно, с 4 ноября. Но Никита Сергеевич Михалков вместе с прокатчиками с этого времени прокат своей второй части "Утомленных солнцем-2" снял. Соответственно, прокатчики предложили мне это время для проката фильма "Брестская крепость".
БАТИНОВА: Никто никого не двигал?
УГОЛЬНИКОВ: Ничего, никто никого не двигал. И все произошло само собой.
КОВАЛЕВСКИЙ: Ну, прекрасно, что мы это из первых уст услышали.
УГОЛЬНИКОВ: Вот такого Леонида Агутина, я думаю, вы не слышали ни разу. Он записал эту песню с оркестром Сергея Скрипки, оркестром Госкино. И вы, кстати, слышали сейчас такой саундтрек со взрывами, с эффектами. Но этот клип уже можно в Интернете. Правда, он еще не в окончательной версии. Но уже можно посмотреть нашу работу, в том числе на нашем сайте: brestkrepost-film.ru.
КОВАЛЕВСКИЙ: А премьера 22 июня?
УГОЛЬНИКОВ: 22 июня, на этом сайте, кстати, есть уже отсчет времени: до премьеры осталось столько-то дней, столько часов. Кстати, на сайте можно зажечь свечу памяти, собственную, именную свечу памяти защитникам Брестской крепости. Я буду благодарен вам, если вы это сделаете.
КОВАЛЕВСКИЙ: Потрясающе! А много музыки в фильме вообще?
УГОЛЬНИКОВ: Музыка, практически, там не останавливается. Музыку написал петербургский композитор Юрий Красавин и Леонид Агутин свою тему написал.
КОВАЛЕВСКИЙ: Вот эту финальную, да?
УГОЛЬНИКОВ: Финальную тему. И мы много думали, что должно идти впереди. Военный трейлер, на чем Костя Эрнст настаивает, мой друг и, надеюсь, еще и сопродюсер в будущем этой картины. Или же должен идти клип Агутина? Потому что он лирический. И когда меня Леня спросил: "А какую бы ты хотел песню?" Я говорю: "Ни в коем не случае не про войну в финале должно быть. Мы настолько устанем от этого всего! Хочется такую колыбельную для наших главных героев". – Он говорит: "Я все понял".
КОВАЛЕВСКИЙ: Какая-то светлая грусть.
УГОЛЬНИКОВ: Да. Он никогда не писал для кино и был поражен, счастлив. И я поражен и счастлив его работе. И через радиостанцию "Маяк" позвольте ему принести слова благодарности. И спасибо тебе, Леня, большое.
КОВАЛЕВСКИЙ: Действительно, слов нет. Великолепный, на мой взгляд, трек. Вам пришло уже большое количество вопросов от наших слушателей. Из Москвы без подписи вопрос: "Какое у вас самое важное достижение в жизни? Может ли быть этот фильм самым важным достижением?"
УГОЛЬНИКОВ: Думаю, что хотелось бы, чтобы этот фильм, в общем, остался после меня. Как и, собственно, программа "Оба-На!", как фильм "Ширли-мырли" или программа "Добрый вечер". А вообще, самое достижение большое в моей жизни, что я остался самим собой.
КОВАЛЕВСКИЙ: Это правда?
УГОЛЬНИКОВ: Абсолютно.
БАТИНОВА: Нет, это неправда, Максим.
КОВАЛЕВСКИЙ: Нет, нет. Еще очень много вопросов: "Не хотелось ли вам вернуться к программам в стиле "Оба-На!"?"
УГОЛЬНИКОВ: Скажу так, даже лукавить не буду. У меня есть такой ежедневный тренинг. Утром я начинаю с чашки кофе и с собакой на руках. Сажусь за компьютер и пишу в компьютер все, что в голову взбредет. И до сих пор, вот уже прошло много лет после тех времен, все равно пишу какие-то маленькие зарисовочки, скетчики. И компьютер этим изобилует. Но делать программу, подобную "Оба-На!", сейчас уже бессмысленно. Во-первых, тогда других программ не было. Была такая одна. И после этой программы возникло много-много других программ. Сейчас работают талантливые молодые, рьяные, зубастые, которым хочется прорваться на экран, которым хочется славы, денег и всего прочего, что связано с успехом на телевидении. Вот им туда и дорога. А мы будем заниматься несколько другими делами, потому что мы немножко повзрослели, по-моему.
КОВАЛЕВСКИЙ: Ну, не знаю. Мне кажется, вы некоторым молодым можете дать сто очков вперед.
БАТИНОВА: Но мне не хватает тоже "Доброго вечера" с вами. Ничего личного.
УГОЛЬНИКОВ: А вот видите, как! Вообще, могу признаться, 97-ой год, год "Доброго вечера" был самый лучший в моей жизни. Потому что я каждый день знал, что я буду сегодня делать вечером. И каждый день встречался со зрителями и чувствовал уже его. И у меня было ощущение, что я каждый день общаюсь с большим количеством людей.
КОВАЛЕВСКИЙ: Игорь, давайте с картами разберемся. Вытяните 4-5 карт.
УГОЛЬНИКОВ: Итак: туз, король, шестерка, семерка и десятка.
КОВАЛЕВСКИЙ: Уже много сообщений пришло по поводу песни Агутина, что безумно красивая песня. А ее можно где-то скачать наверняка?
УГОЛЬНИКОВ: Уже можно в Интернете даже клип увидеть. А саундтрек Леня выложит на свой сайт. Но он сейчас будет крутиться.
КОВАЛЕВСКИЙ: А вы будете выпускать саундтрек, кстати?
УГОЛЬНИКОВ: Вы понимаете, фильм того не требует. Я думаю, что песни Агутина будет достаточно. Если, действительно, зритель захочет иметь еще и саундтрек после проката картины, естественно, мы его выпустим.
КОВАЛЕВСКИЙ: А как знать, захочет зритель или не захочет?
УГОЛЬНИКОВ: Написано час симфонической музыки. 75 человек оркестра. Писали несколько дней музыку к фильму. От акцентов до больших тем, до лирических тем, до военных тем. Там очень много музыки написано.
КОВАЛЕВСКИЙ: Как-то в России не распространены саундтреки не понятно, почему.
УГОЛЬНИКОВ: В России не распространены саундтреки. У нас нет этой отрасли пока вообще. У нас более-менее телевидение в сторону сериалов и информации развивается. А вот фильмы, прокатной, скажем так, большой компании, которые занимались бы этим профессионально, и поддержка государства была бы выражена правильно, пока у нас этого нет. Есть устремление в эту сторону. Но назвать кинобизнес бизнесом пока не приходится.
КОВАЛЕВСКИЙ: Ну, это бизнес, скорее, для одного-двух-трех человек.
УГОЛЬНИКОВ: И тех, кто сумел урвать у государства хоть какую-то помощь.
КОВАЛЕВСКИЙ: Ну, да.
УГОЛЬНИКОВ: А снимать просто так фильмы и надеяться на то, что они себя окупят, это надо снимать малобюджетные фильмы. Кстати, это неплохо. В сторону комедий надо развиваться, на мой взгляд. Только комедии должны быть с душой. Они не должны быть – просто так показать язык или другие причинные места.
КОВАЛЕВСКИЙ: Я нашим слушателям скажу, просто не могу не сказать, про "Казус Бэлли". Мы забыли про этот фильм ваш, Игорь. Я всем слушателям настоятельно рекомендую фильм "Казус Бэлли". Какого он года?
УГОЛЬНИКОВ: 2002.
КОВАЛЕВСКИЙ: 2002 года. Он мне и тогда понравился. Но вот вы сейчас за эфиром сказали, что тогда его критики не приняли, друзья сказали, что "ы-ы-ы". Мне кажется, надо фильм этот посмотреть сейчас. Я уверен, что он попадет просто в десятку.
БАТИНОВА: Вы как режиссер там были?
УГОЛЬНИКОВ: Это мой режиссерский дебют. С этой поры я кино не снимал в качестве режиссера, только продюсировал. Но не скрою от вас и от радиослушателей: сценарий следующего фильма написан. И я надеюсь, что я смогу его после всех этих дел с "Брестской крепостью" осуществить уже в качестве режиссера.
КОВАЛЕВСКИЙ: Это комедия будет?
УГОЛЬНИКОВ: Это комедия.
БАТИНОВА: Наконец-то!
УГОЛЬНИКОВ: Комедия про нас, дураков таких, которые живут сегодня.
БАТИНОВА: Здорово! Это хорошо!
КОВАЛЕВСКИЙ: Скажите, Игорь, а у белорусов есть, чему поучиться? Или, скорее, мы их можем чему-то научить?
УГОЛЬНИКОВ: Я бы не стал так говорить.
КОВАЛЕВСКИЙ: Мы, я имею в виду, русские.
УГОЛЬНИКОВ: Я бы не стал так говорить. Мы различаемся, мы различны. Хотя бы потому, как мы относимся к настоящему. Мы такие большие, у нас такие просторы в душе, что нам наплевать на настоящее, не думаем о будущем и не помним прошлого. У них немножко наоборот. Они такие приземленные. И поэтому все помнят и думают. Но, с другой стороны, в этом есть такая вот┘ Они очень задумчивые. Им не хватает нашей русской широты.
БАТИНОВА: Интересно!
КОВАЛЕВСКИЙ: А в смысле телевидения, кино?
УГОЛЬНИКОВ: Это глухая провинция по сравнению с нами. Они это сами признают.
БАТИНОВА: Хорошо. Зато, видишь, если бы у них не было Союза, было бы еще хуже.
УГОЛЬНИКОВ: Они так не считают.
БАТИНОВА: Да?! О, какие! Давайте про юмор поговорим, потому что у нас тут есть несколько сообщений.
КОВАЛЕВСКИЙ: Да, у нас, во-первых, есть победительница, Игорь. Зовут ее Анна. Давайте познакомимся.
УГОЛЬНИКОВ: Она отгадала эти┘ Ух, ты!
БАТИНОВА: Здравствуйте, Анна.
АННА: Здравствуйте.
КОВАЛЕВСКИЙ: Поздравляем вас.
АННА: Огромное спасибо. Я так счастлива! Я просто ушам не поверила, когда мне сказали, что я выиграла эти билеты. Вы знаете, у меня просто потянулась рука к телефону и я по наитию как-то. Я редко что-то угадываю в лотерею или тому подобное. Видимо, душой почувствовала. И огромную благодарность хочу Игорю Угольникову передать. Очень люблю и как актера. И настолько умный человек, настолько душевно мне близок, что огромный привет хочу передать. И огромное спасибо Леониду Агутину за песню. Мне его творчество всегда нравилось. Я была недавно на концерте. И очень приятно было услышать новую песню такую тоже, которая слезу вышибает.
БАТИНОВА: Молодец! Хорошо выступила. Умничка.
КОВАЛЕВСКИЙ: Спасибо, Анна. Два билета. В широкий прокат картина выходит 4 ноября, если я не ошибаюсь.
БАТИНОВА: На Московском кинофестивале он будет.
УГОЛЬНИКОВ: Это гала-премьера. Мы показываем фильм гостям фестиваля, официальным лицам, ветеранам и нашим родственникам и друзьям. И потом будет большая подготовка к прокату.
КОВАЛЕВСКИЙ: И билеты Анна выиграла на премьеру?
УГОЛЬНИКОВ: На 22-е в 22.00 в кинотеатре "Октябрь".
КОВАЛЕВСКИЙ: Потрясающе!
УГОЛЬНИКОВ: Я возьму у вас ее телефон. Или она может зайти на наш сайт и оставить свои координаты.
КОВАЛЕВСКИЙ: А мы сейчас свяжемся с Анной.
УГОЛЬНИКОВ: И мы ей передадим эти два билета обязательно.
КОВАЛЕВСКИЙ: Потрясающе! Отлично!
БАТИНОВА: Здорово, да. И еще два билета получат на премьеру те, кто пришлет хороший вопрос.
КОВАЛЕВСКИЙ: Ло Вао Шу спрашивает вас: "Карьера Угольникова стремительна. От злого и страшного Серого Волка до председателя телерадиовещательной организации. Игорь, сознайтесь, вы в душе злой и страшный, как в детском саду? Или добрый и красивый, как сейчас?"
УГОЛЬНИКОВ: Я не злопамятный. Я просто злой и память у меня хорошая. Я шучу. Да нет, я не изменился, по-моему, за эти годы. Хотя не воспринимаю уже свой возраст. Мне кажется, я все еще тот самый мальчик, который говорил "Я злой и страшный Серый Волк, я в поросятах знаю┘". Хотя я сам это не очень помню.
КОВАЛЕВСКИЙ: Кстати, извините, редактор мне сказал сегодня перед эфиром, что Угольников просил не говорить об этом в эфире, потому что уже обрыдло, но я вам, опять же, по секрету, между нами, должен сказать, что я этого факта не знал.
УГОЛЬНИКОВ: Ну, и слава богу.
КОВАЛЕВСКИЙ: И вы для меня сегодня открылись еще с одной удивительной стороны.
УГОЛЬНИКОВ: Вы говорили о юморе. Я бы хотел сказать хорошие слова, прежде всего, в сторону Харламова и Мартиросяна. Гарик Мартиросян, к слову сказать, работал у меня спичрайтером в "Добром вечере" в те годы. Да. А продюсер "Comedy Club", мой близкий друг Артур Джанибекян работал исполнительным продюсером.
БАТИНОВА: Чудесно! Отличная школа у них!
КОВАЛЕВСКИЙ: То есть, они ваши ученики, в принципе.
УГОЛЬНИКОВ: Я счастлив, что они выросли в таких больших серьезных телевизионных дядек и что у них все хорошо. Другое дело, что подчас ниже пояса опускаются шутки. Хотя Гарик себе таких вещей позволяет мало. И, конечно, я должен сказать слова восхищения Ивану Урганту. Мы с его отцом капустничали в Доме актера давным-давно. И Ваня просто the best, он фантастический.
КОВАЛЕВСКИЙ: Он с годами очень на отца похож становится.
УГОЛЬНИКОВ: Да. Ну, вот, и это хорошо тоже. Семейка у них замечательная.
КОВАЛЕВСКИЙ: А как назывался театр, в котором?..
УГОЛЬНИКОВ: "Летучая мышь" у нас назывался театр. Вы про какой говорите?
КОВАЛЕВСКИЙ: Где Андрей Ургант играл? "Кеды-полукеды" – вот это все.
УГОЛЬНИКОВ: "Четвертая стена".
КОВАЛЕВСКИЙ: "Четвертая стена", совершенно верно.
УГОЛЬНИКОВ: Да. Рифмы: кеды-полукеды. ┘ А еще же были "Веселые ребята" тогда. Ну, ладно, чего уж вспоминать?
КОВАЛЕВСКИЙ: А еще была "Оба-На!"
БАТИНОВА: Спрашивают у вас слушатели, какое, по вашему мнению, состояние юмора в нашей стране?
УГОЛЬНИКОВ: К сожалению, видите, теперь зритель диктует свои правила, свой рейтинг. И чем он больше смотрит программу, тем больше денег у тех, кто пользуется рекламой. Ну, что я вам рассказываю? Поэтому чем ярче, чем она ниже пояса, тем больше зрителей. Это печально.
БАТИНОВА: А, все-таки так?
УГОЛЬНИКОВ: Тем самым получается, из кого же состоит наш зритель? Если он предпочитает смеяться над этим и не думать ни о чем? Но, с другой стороны, все-таки 1-2 % нормальных людей есть, которые хотят другого. Но на них телеэфир не рассчитан.
БАТИНОВА: Да.
УГОЛЬНИКОВ: Поэтому мы пока не будем работать для этого телезрителя.
КОВАЛЕВСКИЙ: Ну, видите, всегда находится человек, который обязательно где-нибудь скажет: "Ну, слушатели или зрители хотят видеть вот это и не хотят вот это". То есть, есть такой человек, который знает, чего хочет зритель?
УГОЛЬНИКОВ: Не будем называть его имя.
БАТИНОВА: Маркетолог?
УГОЛЬНИКОВ: Нет, у него другая фамилия.
КОВАЛЕВСКИЙ: Из Москвы вопрос к вам пришел: "Что в жизни кардинально меняло ваши убеждения, принципы, о чем вы ранее даже и предположить не могли?"
УГОЛЬНИКОВ: Вот что сейчас поменяло принципы?
БАТИНОВА: Что в жизни кардинально меняло ваши убеждения, принципы?
УГОЛЬНИКОВ: Ну, конечно, обстоятельства меняют наши убеждения и принципы, если они вообще таковые существуют. У меня есть несколько таких правил, которым я стараюсь следовать. Первое, не надо торопиться со своим решением, может быть, оно неправильное. Второе, нет человека, у которого нечему научиться. Поэтому я присматриваюсь к людям даже к тем, которые, на первый взгляд, этого не заслуживают. И самое главное, почаще улыбайтесь. Этот принцип нам когда-то оставил Олег Иванович Янковский.
БАТИНОВА: Игорь, у вас есть дача?
УГОЛЬНИКОВ: Я живу на ней. У меня нет квартиры. Я удрал из Москвы от соседей, от этого нервного стресса, который был связан с ежедневной жизнью в Москве. И поэтому живу на даче постоянно.
КОВАЛЕВСКИЙ: Игорь, есть один вопрос, который я не могу вам не задать. Когда же мы, наконец, увидим вас вновь, как актера? Когда вы вернетесь в актерскую профессию?
УГОЛЬНИКОВ: Этот же вопрос задал мне недавно мой друг Игорь Толстунов. Хватит тебе всем этим заниматься, давай-ка ты вернешься в актерскую профессию. Я говорю: так с удовольствием, только сценарий был бы интересный. И хотелось бы роль какую-то интересную. Он говорит: ну, ты понимаешь, смотри, какой ты толстый. А я говорю: я похудею. Взял и похудел на 14 килограмм, бросил есть мясо и, в общем, приготовился к актерской карьере. И тут же появилась роль, начали снимать фильм под названием "╧ 13", кстати, сценарист, один из сценаристов тот же, который написал "Ширли-мырли", Виталий Москаленко.
БАТИНОВА: "╧ 13"?
УГОЛЬНИКОВ: Называется, пока фильм называется "╧ 13". Я играю там главного редактора очень серьезного гламурного журнала. Думаю, что это будет смешное кино.
БАТИНОВА: Я представляю.
КОВАЛЕВСКИЙ: А я не представляю Угольникова, сколько лет уже прошло.
УГОЛЬНИКОВ: Вот и хорошо. Зритель забыл обо мне, а тут мы раз, и появились.
КОВАЛЕВСКИЙ: Когда вы последний раз снимались?
УГОЛЬНИКОВ: Ой, давно. Хотя нет, были какие-то приглашения, но я не считаю это ролями, в некоторых сериалах тоже так по дружбе. Звонил мне продюсер, говорит: слушай, у меня слетел актер, я тебя прошу, приезжай, помоги. Я говорю: сейчас я все брошу и к тебе приеду. И приехал, и сыграл. Новые роли проходные, я не могу на них останавливаться. Думаю, что серьезная роль у нас еще впереди, как это говорится обычно.
КОВАЛЕВСКИЙ: Игорь, а есть какой-то такой фильм из последних, что вы смотрите этот фильм и думаете: а вот это я бы хорошо бы сделал бы.
УГОЛЬНИКОВ: Практически каждая картина вызывает у меня именно такие эмоции.
КОВАЛЕВСКИЙ: Нет, ну, правда.
УГОЛЬНИКОВ: Нет, есть, конечно, такие фильмы, в которых бы я с удовольствием сыграл.
КОВАЛЕВСКИЙ: Ну, вот какие фильмы на ваш вкус и взгляд могли бы стать вашими?
УГОЛЬНИКОВ: Которые мы с вами уже видели?
КОВАЛЕВСКИЙ: Да.
УГОЛЬНИКОВ: Ну, что ж, "Спасая рядового┘", сейчас. Вы знаете, не удалось сняться в "Неуловимых мстителях", в "Операции "Ы".
КОВАЛЕВСКИЙ: А посвежее какие-нибудь?
УГОЛЬНИКОВ: Какие, ну, перечислите.
КОВАЛЕВСКИЙ: Нет, это мы вас спрашиваем.
УГОЛЬНИКОВ: Я бы с удовольствием в "Шреке" снялся.
БАТИНОВА: Вы бы котика сыграли?
УГОЛЬНИКОВ: Вы знаете, что бы я хотел с удовольствием сделать, это озвучивать какие-нибудь фильмы. Мне бы это было очень интересно. Но занятость не позволяет это. Но я бы с удовольствием кого-нибудь озвучил. Я обладаю разными голосами. Могу говорить вот так: здравствуйте, дорогие друзья. Тогда меня никто не узнает, жалко.
КОВАЛЕВСКИЙ: Это вам мультяшки надо озвучивать.
УГОЛЬНИКОВ: С удовольствием озвучивал бы какие-нибудь мультяшки.
КОВАЛЕВСКИЙ: Еще один вопрос, который не могу вам не задать. Что у вас с рукой?
УГОЛЬНИКОВ: Сломал пальчик на спектакле. Новый спектакль "Ловушка для мужа" умудрился, был спектакль "Оскар", мы его закрыли, сыграли больше 100 раз, потому что нет уже моей партнерши Алены Бондарчук, а без нее спектакль играть не могу. Мы сделали новый спектакль "Ловушка для мужа" с Лидой Вележевой и Дашей Сагаловой. И вот осветитель не включил дежурный свет, когда я должен был в темноте уйти со сцены, и я как бабах и сломал себе палец на руке.
КОВАЛЕВСКИЙ: А где можно вас увидеть в этом спектакле?
УГОЛЬНИКОВ: Как говорится, следите за рекламой. Ну, наверное, где-то есть реклама этого спектакля. В следующий раз мы играем, по-моему, в ЦДКЖ.
КОВАЛЕВСКИЙ: 3 июня. То есть, это не то, что раз в полгода спектакль?
УГОЛЬНИКОВ: Да, а мы, кстати, хотели разыграть билет на фильм для тех, кто задаст самый лучший вопрос. Извините, что подсказываю.
КОВАЛЕВСКИЙ: Мне кажется, что самый лучший вопрос сегодня задали мы.
УГОЛЬНИКОВ: Так, вы получаете два билета на 22 июня на фильм "Брестская крепость".
КОВАЛЕВСКИЙ: Мне кажется, что это самое справедливое решение.
УГОЛЬНИКОВ: Договорились.
КОВАЛЕВСКИЙ: Про спектакль, Игорь, все-таки есть еще спектакль? Работа в театре, вы ее не затерли?
УГОЛЬНИКОВ: Я не могу без актерской жизни, я на это учился.
КОВАЛЕВСКИЙ: Почему не можете, потому что необходим тренинг?
УГОЛЬНИКОВ: Необходим драйв, это ощущение ни с чем несравнимое. Выход на сцену, когда ты готов, когда ты понимаешь, что делаешь, когда сильные партнеры и очень хорошая пьеса, грамотная постановка, и выход на сцену, ощущение зрителя. У меня такое ощущение, что я его чувствую, вижу каждого, хотя там темно и я плохо вижу, зрение у меня неважное. Так вот ощущение, почти эротическое ощущение. И когда получается, что ты со зрителем вместе занимаешься именно этим, это стоит самого дорогого в жизни.
КОВАЛЕВСКИЙ: Я не понимаю, как вы все это успеваете, каким образом?
УГОЛЬНИКОВ: А я не тороплюсь никуда.
КОВАЛЕВСКИЙ: От всей души я желаю всем нашим зрителям, чтобы мы поскорее вас увидели в кино, и чтобы мы вас видели чаще.
БАТИНОВА: И, пожалуйста, снимите для нас комедию.
УГОЛЬНИКОВ: И я вам желаю, дорогие мои, желаю радиослушателям, еще раз повторюсь, улыбайтесь, что бы ни было, улыбайтесь, в этом есть смысл нашей жизни.
КОВАЛЕВСКИЙ: Спасибо огромное.
БАТИНОВА: Спасибо.

Слушайте аудиофайл.