Музыка в эфире

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Любимая музыка в эфире "Маяка"

18.05.2010 19:05
Певица Севара Назархан в гостях у Лены Батиновой и Максима Ковалевского слушать скачать
Певица Севара Назархан в гостях у Лены Батиновой и Максима Ковалевского
КОВАЛЕВСКИЙ: У нас сегодня в гостях потрясающая певица Севара Назархан. Здравствуйте, Севара.
НАЗАРХАН: Добрый день.
КОВАЛЕВСКИЙ: Это прямо подарок, для некоторых присутствующих в студии прямо настоящий подарок.
НАЗАРХАН: Спасибо большое. Прослушала историю.
КОВАЛЕВСКИЙ: А что произошло, расскажите?
НАЗАРХАН: Ну, то, что вы транслировали свою любимую музыку, оказывается, и рассказали. И вдруг мы приезжаем сюда с нашими концертами, такое совпадение.
БАТИНОВА: Просто Максим недавно живет в нашей стране, он у нас в гостях, поэтому те, кто живет здесь, они знают о вашем творчестве.
НАЗАРХАН: Я к тому говорю, что привязывала к тому, как совпало все это.
БАТИНОВА: А, совпало-то, конечно. Это здорово. А у вас уже был концерт в Москве?
НАЗАРХАН: В ╚16 тоннах╩ прошел в клубе в Москве, и в Питере тоже был концерт, буквально вчера вернулись
КОВАЛЕВСКИЙ: Как сборы?
НАЗАРХАН: Эмоционально, оказывается, это так прибивает хорошо, когда видишь реакцию всего, что происходит и там, и здесь на сцене, думаешь, не зря живешь, оказывается. Все было очень красиво и в Москве, и в Питере, просто восторг.
КОВАЛЕВСКИЙ: Севара, я читаю вашу автобиографию, это нам наши редакторы подготовили, я с ней был знаком и до того. Когда читаешь, у меня, в частности, написано: в 2000 году Севара была замечена легендарным рок-музыкантом Питером Гэбриэлом и получила приглашение на запись сольного альбома на его лейбле. Как это происходит, что вы были замечены? Как это так? Вы шли по улице, навстречу идет Гэбриэл, и говорит: ой, девушка. Как это происходит, как случаются такие встречи?
НАЗАРХАН: Нет, конечно, я думаю, что нельзя сказать, что именно так все было. Мы приехали на фестиваль 10 лет тому назад, на фестиваль в Вумад, который проходит каждый год в Рейдинге, недалеко от Лондона. Он и по сей день он происходит, то есть, столько разного там материала, столько разных артистов там играет, шесть сцен, и на одной из них отсутствовал артист. Три дня был фестиваль. А мы приехали, как гости. То есть, я с моим другом, мы были вдвоем. А там прослышали о том, что есть такая певица из Узбекистана, поет, как современную музыку, так и что-то народное. Они сразу нас нашли, это было не трудно абсолютно, и спросили: Севара, как вы думаете, вы могли бы заменить, у нас артиста нет. Ну, конечно, напала, конечно, все сделаем. А у меня был инструмент дутар, мы приехали из-за того, что у нас там были небольшие записи, я взяла с собой дутар в Лондоне. Все, быстро побежали в паб ближайший, нашли артистов, замечательный басист был.
КОВАЛЕВСКИЙ: Вот это мне тоже нравится – побежали в паб, нашли артистов, как будто в каждом пабе сидят прямо артисты, которых можно тут же пригласить поиграть.
НАЗАРХАН: Там, на фестивале есть свои кафешки, пабы, где тусуются артисты, их очень много. И там мы зацепили столько удивительных музыкантов! Мы быстренько объяснили ситуацию, они сразу подключились, молодцы, то есть, у нас времени там оставалось, может быть, час. Вообще, не было времени никакого. Я стала на пальцах объяснять какие-то квадраты, музыкальные фразы, чтобы построить хотя бы элементарно программу. То есть, мы на квадратах, на импровизации вытянули 30-45-минутный блок, потом стали хлопать, просить, мы стали еще что-то придумывать по ходу пьесы, в общем, такой был пятиугольник музыкальный на сцене. И так получилось, среди зрителей сидел Питер со своей камерой и за всем этим потихонечку наблюдал.
КОВАЛЕВСКИЙ: А он был на отлове новых талантов, да? То есть, он приехал на фестиваль, чтобы посмотреть, кто, что и что-то, может быть, выбрать для себя.
НАЗАРХАН: Я думаю, что это очевидная вещь, потому что он там один из организаторов, их там 2-3 человека, которые постоянно там находится, им нужны эти имена. Ну, по крайней мере, тогда, 10 лет тому назад так было. А потом уже, когда по прошествии времени мы появлялись там два-три раза, мы его обязательно видели, как с семьей, так он и один с камерой. Но он настолько скромный, что невозможно даже понять, он сидит среди людей, никак не выделяясь. Когда он подошел, мы познакомились, и к моему стыду я его просто не знала на тот момент, кто он, насколько он личность, большая личность, и впоследствии уже понимаешь, как это все здорово. То есть, пригласили они нас в студию, поговорили и буквально в течение года стали записывать альбом. Ну, стали подключать людей, кто будет заниматься всем этим и так далее, то есть, помогать в продвижении.
КОВАЛЕВСКИЙ: И кто занимался всем этим? Мы сейчас о каком альбоме говорим?
НАЗАРХАН: Это первый, нет, это же русский альбом. То есть, мы двигаемся от этого Вумада, то есть, ваш вопрос. На том лейбле, на лейбле Питера Гэбриэла мы до сих пор, получается, 10 лет, как сотрудничаем. Вышел тогда, в 2002 году, в течение двух лет, вышел мой первый альбом ╚Yol Bolsin╩, совсем другой немножко, там на узбекском языке, означающий в переводе ╚Куда держишь путь╩. Вот такая короткая история. И этим альбомом занимался превосходнейший музыкант Гектор Зазу, француз, который уже как пару лет ушел из жизни, очень талантливый.
БАТИНОВА: А потом был тур уже с Питером?
НАЗАРХАН: Вот, абсолютно верно, да, мы просто движемся по такой траектории, чтобы понимать, откуда, вообще, ветер дует. Буквально через 3 года, в 2003 году, после того, как вышел этот альбом, и было награждение на ╚Би-Би-Си╩ радио ╚Авард╩, и получается вот так, шаг за шагом, буквально внезапно поступило предложение суппортом быть, то есть, поддерживающей группы на все концерты, сколько их было, 60 концертов в Европе и в Америке. После европейского тура они вдруг решили нас и в Америку забрать, и вот так вот все.
БАТИНОВА: Вы учились в Ташкенте?
НАЗАРХАН: В Ташкентской консерватории.
БАТИНОВА: И вы были очень известной там певицей? Или не так? Просто, смотрите, был Ташкент, вы там начали играть на народном инструменте.
НАЗАРХАН: Если совсем так брать конкретно, основательно, то, ну, конечно, родилась в Андижане, росла, жила в Ташкенте, участвовала в ансамбле великих дутаристок, там их 40 штук было, и есть, дай, бог, чтобы они жили долго, работала с ними я в течение 4 лет, была тогда подросток, училась в школе. Потом поступила в консерваторию, параллельно, да, я начала сольную свою карьеру в 2000 году. То есть, начала петь.
БАТИНОВА: И потом сразу Лондон.
НАЗАРХАН: Нет, не Лондон, он параллельно был, и здесь в Ташкенте я выпускаю свои альбомы. В 2003 году, кстати, интересная была дата, потому что тогда мне вручили Заслуженная артистка Узбекистана, такую медаль. И параллельно этот тур потом в Лондоне. Не взаимосвязанные вещи просто, в Ташкенте просто ташкентская жизнь, а там другая, параллельно все происходило. В общем, вот так все, ничто ничему не мешало.
КОВАЛЕВСКИЙ: Я накануне думал, какую песню взять, то ли ╚А он не пришел╩, то ли ту, что я сыграл тогда, это как раз была с Питером Гэбриэлом, я, к сожалению, не помню, как она называется, простите.
НАЗАРХАН: ╚Ин ер айз╩.
КОВАЛЕВСКИЙ: Нет.
НАЗАРХАН: Это моя личная песня какая-то? ╚Yol Bolsin╩. На узбекском, да?
КОВАЛЕВСКИЙ: Да, совершенно верно. А, на самом деле, я очень хотел познакомить слушателей с еще одной песней, просто не было для этого возможности и времени. Сегодня вы принесли с собой новый диск, это последний ваш диск.
НАЗАРХАН: Это мы сейчас уйдем от той истории, это русский альбом, который издан здесь, ╚Гала рекордс╩.
КОВАЛЕВСКИЙ: Называется ╚Севара и эльф╩.
НАЗАРХАН: Это мое сценическое имя здесь ╚Севара и эльф╩, причем Севара так и осталась, и альбом называется ╚Так легко╩.
КОВАЛЕВСКИЙ: Я бы хотел, собственно, мы об этом уже договорились, послушаем песню ╚А он не пришел╩. Эта песня встречается под разными названиями ╚А он не пришел╩, ╚Собирала девочка малину╩, ╚Зеленые колготки╩, все, что угодно. Поэтому, если будете искать, друзья, у этой песни есть несколько названий, хотя в оригинале она называется ╚А он не пришел╩. Это русский альбом.
НАЗАРХАН: Написал песню ╚А он не пришел╩ Сергей Михалок, группа ╚Ляпис Трубецкой╩, кому я благодарна.
БАТИНОВА: Вообще, у вас над этим альбомом и Борис Гребенщиков работал.
НАЗАРХАН: Так сложилось просто.
КОВАЛЕВСКИЙ: Вот как это, вы так это говорите, так сложилось.
КОВАЛЕВСКИЙ: А аранжировки, кто делает?
НАЗАРХАН: Аранжировки делают разные люди. Но так получилось, видимо, так опять сложилось, по доброй традиции, когда мы были уже в Лондоне 10 лет тому назад, мы накопили такие дружеские отношения, то есть, люди есть, с которыми комфортно, которые понимают. Над этим альбомом, например, работал человек, который мою предыдущую пластинку выпустил, то есть, буквально пару лет тому назад вышла вторая моя пластинка на том лейбле. И этот же человек, зовут его Бруно Эллингем, подключился на русский альбом. Теперь после этого русского альбома ожидается узбекский традиционный альбом, который мы, надеюсь, тоже вам пришлем, и вы будете слушать, если захотите. То есть, он очень такой народный, очень традиционный. И я очень рада, что этот человек, Бруно, подключается везде, никаких разграничений. У него столько разной музыки, что он только ни делал┘
КОВАЛЕВСКИЙ: Севара, хочу спросить, а какое у вас гражданство?
НАЗАРХАН: Мое гражданство узбекское, узбекистанское, да.
КОВАЛЕВСКИЙ: Вы просто столько времени проводите за границей, это же нужны визы. Или у вас какой-то есть особый статус, особые взаимоотношения с Великобританией?
НАЗАРХАН: Очень дружеские отношения, вообще, со многими посольствами.
КОВАЛЕВСКИЙ: То есть, вас уже знают, вам не морочат голову.
НАЗАРХАН: В основном, нет, потому что так и получается, что нас зачастую приглашают в посольства на какие-то праздники. Даже иногда, случается, в посольствах поешь, когда берешь визу, и так хорошо, споешь песню┘
КОВАЛЕВСКИЙ: То есть, вы везде поете. Мы сейчас слушали песню, вы сначала сказали, что вы не любите себя слушать, потому что у вас что-то с горлом происходит, и через две секунды уже сидит, поет.
НАЗАРХАН: Ну, я так подпеваю, я вам серию 3D создаю, чтобы со всех сторон было слышно.
БАТИНОВА: Почему вы все-таки в России выходите под именем ╚Севара и эльф╩? Почему не оставили фамилию?
НАЗАРХАН: Поскольку, опять-таки, чтобы не запутать зрителя, все очень просто. Когда приходят люди на концерт, чтобы они знали, что сегодня ╚Севара и эльф╩ выступает, то есть, Севара с русской программой, с русскими песнями, с русским альбомом. А если у нас идет уже что-то действительно такое, хотя я не сильно понимаю, что это такое, ну, мировая музыка, традиционная программа, то это Севара Назархан однозначно. Поэтому так все просто, чтобы никого не запутать, если честно.
КОВАЛЕВСКИЙ: А мне как раз кажется, что, наоборот, так можно запутаться.
НАЗАРХАН: Нет, нет.
БАТИНОВА: Просто Севара говорит о том, что, если люди хотят услышать русскую музыку, но будут думать о том, что она будет петь узбекскую, этническую.
НАЗАРХАН: Ну, мы можем бонусом что-то исполнить.
БАТИНОВА: Это нужно обязательно сделать.
НАЗАРХАН: А почему бы и нет, вот даже в этих выступлениях, в этой поездке в ╚16 тоннах╩ или в Питере, мы обязательно что-то приурочивали, а как без этого. Я, например, этим горжусь.
КОВАЛЕВСКИЙ: Все равно же приходится смешивать, так или иначе.
НАЗАРХАН: А почему бы и нет, пускай. Как мой узбекский родной мне язык, так и русский, я таких разграничений не ставлю в этой области. Ну, просто от того, что программы разные.
БАТИНОВА: Я думаю, что это напутали в вашей компании что-то.
КОВАЛЕВСКИЙ: Да, я тоже подумал, что самое простое было бы, если бы вы были просто Севара.
БАТИНОВА: Ну, ладно, мы просто любим посоветовать.
НАЗАРХАН: И, тем не менее, я думаю, что это правильный ход.
БАТИНОВА: ╚Как у вас обстоят дела с эстрадой на родине?╩ Журналюка спрашивает.
НАЗАРХАН: Отличный вопрос, спасибо Журналюке. Дела обстоят отлично, у меня очень много товарищей, я просто не буду говорить близких друзей, потому что их не бывает сильно много, но вот без всякого пафоса, без преувеличения заявляю, что я практически со всеми нашими артистами в очень хороших отношениях.
КОВАЛЕВСКИЙ: Между прочим, я бы сказал нашим российским слушателям, что в Узбекистане высочайший музыкальный уровень. Я не понаслышке знаком с тем, что делают музыканты в Узбекистане, есть несколько очень достойных имен, действительно. Кого бы вы назвали?
НАЗАРХАН: Имен действительно много. Может быть, я скажу такое имя, как, ну, они, правда, уже┘
КОВАЛЕВСКИЙ: Не только узбекские.
НАЗАРХАН: Нет, нет, они не живы, но лучше из живых назвать, мне кажется. Шерали Джураев. Это замечательное имя, он как бы соль нашей земли, андижанский артист, певец, которому уже 60 лет скоро. Сейчас будем сравнивать. Очень много имен. Насиба Абдуллаева, прекрасная артистка, которая уже столько лет.
КОВАЛЕВСКИЙ: Пилигрим.
НАЗАРХАН: Ой, ди-джей Пилигрим, это уже наши такие, я считаю, молодняк все равно. Я беру из именитых людей. А какие у нас макомисты, вы не представляете, то есть, очень много людей, и тот же Пилигрим.
КОВАЛЕВСКИЙ: Пока молодняк, а пару лет┘
НАЗАРХАН: Да, есть и юные артисты, музыканты.
КОВАЛЕВСКИЙ: Севара принесла только русский диск, который называется ╚Так легко╩, всем настоятельно рекомендую, это новый диск, русский диск.
НАЗАРХАН: Ну, да, он уже вышел, знаете, столько пота у нас снялось.
КОВАЛЕВСКИЙ: А почему же?
НАЗАРХАН: А сколько летал этот диск, и в Москве, и в Лондон, и в Америку даже успел слетать.
КОВАЛЕВСКИЙ: А почему так сложно? Почему нельзя было выбрать хорошее место, хорошую студию?
НАЗАРХАН: Нет, как сложно, я имею в виду, столько вложилось сил, усилий, мы очень переживали. Команда-то хорошая участвовала.
КОВАЛЕВСКИЙ: А что за команда, хотел спросить? Где вы набрали этих людей?
НАЗАРХАН: Ну, если говорить об аранжировке, мы уже это обсудили, Бруно Эллингем наш англичанин, очень хороший, затем авторы стихов Николай Якимчук, например, ╚Я люблю тебя╩ песня называется, замечательная песня, или Екатерина Файн. Очень скромные, довольно талантливые, но скромные люди, вернее, довольно скромные, но очень талантливые люди, это она написала песню ╚Я устал╩, то есть, я уже об альбоме говорю конкретно. Сергей Михалок ╚А он не пришел╩, потом Вадим Степанцов ╚Бахыт компот╩ замечательный мой товарищ, написал несколько песен в этом альбоме┘
КОВАЛЕВСКИЙ: Да, но это авторы слов, а сами музыканты?
НАЗАРХАН: Музыканты мои ребята, с которыми мы очень много лет работаем, то есть, вместе играем, кто еще? Если брать, получается же там все аранжировочно выполнено, то есть, и ребята, которые играют на альбоме, они мои, мой состав, моя банда, которые вместе со мной гастролируют, концертируют и со мной на сцене находятся.
КОВАЛЕВСКИЙ: Эта же банда принимает участие и в русском┘
НАЗАРХАН: Как в русском альбоме, так и в остальных других узбекских.
КОВАЛЕВСКИЙ: То есть, команда одна?
НАЗАРХАН: Абсолютно, да. Не добавляется, не вычитается, все мои.
КОВАЛЕВСКИЙ: Сейчас мы еще песню послушаем.
НАЗАРХАН: Давайте ╚Доброй ночи╩, Иосиф Бродский написал эти замечательные слова.
КОВАЛЕВСКИЙ: Потрясающе, просто класс.
НАЗАРХАН: Человек так подыгрывал, я уж сидела, млела.
БАТИНОВА: По субботам в метро ╚Новогиреево╩ барабанит.
НАЗАРХАН: То-то ручища такие. Хорошо все так прозвучало.
БАТИНОВА: У нас вопрос: ╚А вы мистичная девушка?╩
НАЗАРХАН: Надо спросить вот у мужчины.
КОВАЛЕВСКИЙ: Вне всякого сомнения.
КОВАЛЕВСКИЙ: А ты этот, гадаю, ворожу по субботам в метро?
КОВАЛЕВСКИЙ: Севара, просят рассказать несколько слов о культурно-гастрольной жизни Ташкента, бывают ли там мировые знаменитости, бывает ли там ╚Дип пепл╩ и так далее?
НАЗАРХАН: Ну, да, приезжают, это был Род Стюарт, недавно Стинг приезжал.
КОВАЛЕВСКИЙ: А вы можете какой-нибудь мировой звезде сделать предложение творческое?
НАЗАРХАН: А зачем?
БАТИНОВА: Хотите ли?
КОВАЛЕВСКИЙ: Вот, хотите ли?
НАЗАРХАН: Ну, я бы только с Бьорк спела, если честно. У меня такие вкусы странные, мне нравятся такие странные песни и артисты, очень люблю. Нравится команда ╚Кукуруза╩, может быть, слышали.
КОВАЛЕВСКИЙ: Ташкентская Бьорк – так называют вас.
НАЗАРХАН: Ну, не может быть.
КОВАЛЕВСКИЙ: Это случайное совпадение? Или кто-то просто из журналюк это украл, вы где-то уже, наверное, говорили, что хотите спеть с Бьорк.
НАЗАРХАН: Ну, вообще, мне кажется, многие жизни каких-то людей, артистов или актеров, многое строится на комментариях, на их критиках.
КОВАЛЕВСКИЙ: А вы себя сравниваете с Бьорк как-нибудь?
НАЗАРХАН: Разве только в том, что мне нравится, что она делает, может быть, в этом.
КОВАЛЕВСКИЙ: А сами кому-то подражаете?
НАЗАРХАН: Севаре Назархан.
КОВАЛЕВСКИЙ: Я имею в виду даже не буквально, есть там кто-то, вот я так сделаю, а, понимаете, у вас же большой музыкальный багаж, это, может быть, даже на подсознательном уровне происходить. Просто кто-то вам близок помимо Бьорк?
НАЗАРХАН: Ну, очень нравится Шадэ по сей день, все ее работы. Вообще, слушаю много музыки, просто можно назвать какие-то имена, делать выводы.
КОВАЛЕВСКИЙ: Вот какие?
НАЗАРХАН: Кроме двух Бьорк и Шадэ мне нравится, например, особенно последние альбомы и ранние ╚Депеш мод╩, потом мне нравится Роджер Уотерс который сделал неимоверное количество, все шикарные.
КОВАЛЕВСКИЙ: Фантастика, ╚Пинк флойд╩.
НАЗАРХАН: Да, певец оттуда, такой очень с характером товарищ. То есть, люди мне нравятся более сильные, которые делают разную музыку. Опять-таки та же ╚Кукуруза╩, послушайте, две девочки замечательные, одна басистом, басом поет.
КОВАЛЕВСКИЙ: Вы будете смеяться, ╚Кукурузу╩ я хотел тоже представить в одной из программ.
НАЗАРХАН: Да, ладно, ╚Кукурузу╩, видите, Максим, мы будем дружить, ничего не знаю, это уже надолго. И так далее. Очень имен много, и кому-то подражать, наверное, не до этого, и потом мыслей не было таких, если честно. Надо будет просто музыку мою прослушать, и, может быть, и вы там что-то найдете, не знаю.
БАТИНОВА: А вы когда идет запись альбома, например, или вы работаете над треком, над песней, вы властный человек, вы спорите? Вам надо, чтобы сделали, как вы хотите? Или нет?
НАЗАРХАН: Это было давно, когда, может быть, когда мне 20 лет было, наверное. Ну, такое, конечно, бывает, что и резко можешь накричать или что-то. Сейчас я не могу такого позволить, так не строятся отношения никакие, даже музыкальные. Я всегда говорю моим пацанам, что они моя стена, что я за ними стою, не они за мной, а они за мной, они мои главные, а я как бы помогаю, чтобы все это получалось.
БАТИНОВА: Восточная женщина.
НАЗАРХАН: Не знаю, что касается музыки, я все равно такая жесткая, и если что-то не выполняется, могу и покричать, конечно. Но, в принципе, очень хорошие люди вокруг меня, и такие специалисты, профессионалы своего дела, они не заставляют, чтобы я как-то, а споры присутствуют всегда, это абсолютно хорошая, здоровая вещь.
БАТИНОВА: Интересно, а в Узбекистане будет продаваться ваш диск русскоязычный?
НАЗАРХАН: Да, там будет презентация буквально 24 мая, будет презентация в этих магазинчиках, как их называют, где продают музыку, мы будем играть, презентуя, все так по-человечески, то есть, люди придут.
БАТИНОВА: Просто в России ваше творчество появилось на пиратских дисках.
НАЗАРХАН: Не может быть.
БАТИНОВА: А все, откуда узнали о вас? Кстати, Питеру Гэбриэлу, он не заморачивается на эту тему, что в России пиратство?
НАЗАРХАН: Нет, ни в коем случае, он, наоборот, говорит: Севара, нравится, надо делать. Он такой человек, не ставит каких-то кабальных условий, у них там все хорошо.
КОВАЛЕВСКИЙ: Севара, вы будете смеяться, у нас есть победитель. Здравствуйте, Петр.
ПЕТР: Здравствуйте.
КОВАЛЕВСКИЙ: Поздравляем вас. Вы, конечно, хотите познакомиться с Севарой Назархан?
ПЕТР: Да, хочу, спасибо большое.
НАЗАРХАН: Здравствуйте, я вас поздравляю.
ПЕТР: Спасибо.
КОВАЛЕВСКИЙ: Вы получаете компакт-диск, который называется ╚Так легко╩.
НАЗАРХАН: Да, пожалуйста.
ПЕТР: Я уже не первый раз выигрываю, кстати говоря.
КОВАЛЕВСКИЙ: Хвастун.
БАТИНОВА: А вот это вы зря. В черный списочек!
НАЗАРХАН: Фортовый вы человек, молодец.
КОВАЛЕВСКИЙ: Еще вопрос с нашего форума, Алексей спрашивает: ╚Скажите, пожалуйста, вы поедете на фестиваль B2Gether с 25 по 27 июня в Литве, где будет проходить этот фестиваль. Один из организаторов Олег Нестеров╩.
НАЗАРХАН: Я, вообще, честно говоря, впервые об этом слышу о таком фестивале, к сожалению своему. Нет, ну, в Интернете посмотрим, проверим.
КОВАЛЕВСКИЙ: Ну, Олега Нестерова вы знаете?
НАЗАРХАН: Ну, конечно, слышала, я просто о фестивале не знаю, что такой есть.
КОВАЛЕВСКИЙ: Мне кажется, вы с Нестеровым тоже могли бы сдружиться.
НАЗАРХАН: Да? Надо, будем дружить.
КОВАЛЕВСКИЙ: На творческой стезе.
БАТИНОВА: А вы в апреле были, ездили в Швейцарию с туром?
НАЗАРХАН: Да, у нас было 9 концертов по Швейцарии и один концерт во Франции завершающий. Кстати, это было в момент, когда этот вулкан возник, помните?
КОВАЛЕВСКИЙ: Ну, конечно.
НАЗАРХАН: Самое интересное, в нашем аэропорту и в аэропорту прилета в Женеве, это был единственный рейс, который полетел. Больше рейсов не было никаких абсолютно. Вы же в курсе, сколько было застоев, там же в аэропортах все закрыли. Мы просто до сумасшествия были рады, что так нам повезло.
БАТИНОВА: Рады? А я бы боялась очень сильно.
НАЗАРХАН: Нет, ну, то есть, это позволительно было, это безопасность была стопроцентная.
КОВАЛЕВСКИЙ: Мы сейчас будем слушать песню или отложим на попозже?
НАЗАРХАН: Давайте попозже.
КОВАЛЕВСКИЙ: Севара, ну, не знаю, насколько моя информация достоверна, но мне кажется, что в России вас не знают так, как знают певицу Валерию, может быть.
НАЗАРХАН: А зачем? Это же нормально.
КОВАЛЕВСКИЙ: Нет, я ничего не говорю, конечно, нормально. Для вас имеет значение, мое ощущение, что вы уже давным-давно человек мира, то есть, вас трудно, ну, конечно, прописка у вас наверняка ташкентская.
НАЗАРХАН: Ну, это такого большого значения не имеет.
КОВАЛЕВСКИЙ: И то это условно, правда?
НАЗАРХАН: Почему? Нет. Я живу там, у меня моя семья, мои лучшие друзья.
КОВАЛЕВСКИЙ: Все-таки дом у вас там?
НАЗАРХАН: Конечно. Я люблю быть дома, и, вообще, это мое самое любимое место. Хотя, честно говоря, когда много путешествуешь, понимаешь, что очень, ну, как бы везде можно найти что-то родное, честно, если не заморачиваться сильно.
КОВАЛЕВСКИЙ: Ну, в Швейцарии, что можно родное найти?
НАЗАРХАН: Ну, в Швейцарии, если получаешь очень много стрессов, то отдыхаешь там на полную катушку. Просто нужно знать места в любой точке мира, куда захаживать. Как бы правильные места выбирать.
КОВАЛЕВСКИЙ: Да, я в Швейцарии так один раз ушел в горы, и думаю, ну, наконец, я оказался вдали от цивилизации, от всего, вообще, захотелось пить, и тут же на высоте 1,5 тысячи метров кран, и там написано: можно пить, вода питьевая. Ну, отлично, ушел от цивилизации.
НАЗАРХАН: Ой, здорово. То есть, только в этой области, а так там жить тяжеловато в том плане, что слишком все идеально.
БАТИНОВА: Да нормально там, живут наши, все хорошо там, не переживай, Макс.
КОВАЛЕВСКИЙ: Ну, а вам, где комфортнее больше всего живется?
НАЗАРХАН: Ой, честно говоря, во многих странах, ну, Лондон, наверное, приоритет, все-таки не зря мы там столько времени бываем.
КОВАЛЕВСКИЙ: И почему все-таки Лондон, с чем связано? С тем, что там самые лучшие музыкальные студии? Люди, которые умеют?
НАЗАРХАН: Как так можно говорить? Ну, нет, очень достаточно, даже в Москве сколько звукорежиссеров, я, вообще, была приятно удивлена, как все двигается.
КОВАЛЕВСКИЙ: Да, только почему-то в Москве никто ничего не записывает.
НАЗАРХАН: Хотя многие привыкли жаловаться, ой, как все плохо.
КОВАЛЕВСКИЙ: Нет, записывают в Москве, а сводят все равно в Лондоне.
НАЗАРХАН: Я говорю о живом сведении, то есть, когда я на сцене, и мне нужно, чтобы звуковик нас понял быстро. То есть, зачастую так и происходит, я, вообще, ошарашена в буквальном смысле этого слова, потому что я не думала, что все так хорошо. И это приятно удивляет, поскольку мы любим играть живьем, нам нужны живые люди.
КОВАЛЕВСКИЙ: Значит, в Германии не очень, не по душе.
БАТИНОВА: Почему не по душе? Там женщина в юбке воспринимается, как проститутка.
НАЗАРХАН: Вот, видите, как все, понятно, он открыто, без всякого.
КОВАЛЕВСКИЙ: Вас спрашивает Камчатский край: занимаетесь ли вы благотворительностью?
НАЗАРХАН: Конечно, как без этого? Только этим не нужно хвастаться, потому что это все так от души, это должен человек сам знать.
КОВАЛЕВСКИЙ: ╚Севара, когда вас еще можно услышать в Москве или в России?╩ Потому что в Москве только-только, да?
БАТИНОВА: Если у вас 1 июня, я читаю по рукам, шеф подсказывает.
НАЗАРХАН: Самый главный мой помощник.
КОВАЛЕВСКИЙ: Так что 1 июня концерт в Москве? Просто в июне, возможно, клуб ╚Икра╩, это подсказки из соседнего кабинета.
НАЗАРХАН: Это, видимо, зачем мне это знать.
КОВАЛЕВСКИЙ: А вас это не интересует?
НАЗАРХАН: Как это не интересует? Очень даже интересует. Нас хлебом не корми, нам лишь бы поиграть.
КОВАЛЕВСКИЙ: Нет, я имею в виду, вас график не интересует?
НАЗАРХАН: Нет, график интересует, просто, поскольку у меня проектов много, я загружена тем, что мне нужно сочинять много.
БАТИНОВА: Сейчас вы готовите еще следующий альбом?
НАЗАРХАН: Да, у меня сейчас выходит традиционный узбекский альбом, и я готовлю английскую оперу, ╚Городскую╩, называется, поэтому это такие большие немножко дела, которые очень меня заглатывают.
КОВАЛЕВСКИЙ: Секундочку, про оперу интересно.
НАЗАРХАН: Да, я месяц жила в Лондоне со всей своей командой, с семьей, мы находились там по причине того, что мы искали авторов, которые будут писать слова для этой оперы. Называем ее временно ╚Городская╩, поскольку название еще не придумано. О чем она будет, тоже не буду говорить, потому что это все собрание эмоций, и просто такая одна будет человеческая честная история, поэтому это все будет очень актуально. И мы нашли этих людей. Абсолютно безбашенные, молодые, порыв такой, что, будь здоров, они написали и пишут еще, дописывают свои текста, которые присылают мне либо по Интернету, либо, когда мы были в Лондоне, мы там уже собрали достаточно треков, которые мы там же и записывали, то есть, со всей своей музыкой мы туда поехали. Так что в течение года дай, бог, она будет готова.
КОВАЛЕВСКИЙ: Для оперы нужен симфонический оркестр?
НАЗАРХАН: Это все, конечно, поэтому я и говорю, большое дело. В жизни стоит такое тоже сделать.
КОВАЛЕВСКИЙ: И есть такой оркестр, с которым вы уже ведете переговоры?
НАЗАРХАН: Конечно, когда есть идея, все работает.
БАТИНОВА: А мы сможем его увидеть, или только те, кто живет в Лондоне?
НАЗАРХАН: Нет, это все я хочу на суд всего.
КОВАЛЕВСКИЙ: Лондонский филармонический?
НАЗАРХАН: Мы об этом не┘
КОВАЛЕВСКИЙ: Да, да, серьезно, Лондонский филармонический оркестр? Это один из лучших оркестров в мире, на секундочку.
БАТИНОВА: А почему бы и нет.
КОВАЛЕВСКИЙ: Так, для справки.
НАЗАРХАН: Вот Максим нас, конечно, терроризирует, я чувствую в течение года надо будет уже точно картинка, чтобы вырисовывалась конкретная.
БАТИНОВА: А где вас можно найти в Интернете, у вас есть сайт или страничка?
НАЗАРХАН: Есть, конечно, сайт, очень простой сайт, правда, потому что все только задвигалось для русского альбома, ╚Севара и Эльф точка ру╩, вот такой простой.
КОВАЛЕВСКИЙ: А у вас есть приоритеты, что для вас важнее, русский альбом, скажем, ротация на российских радиостанциях или ╚Городская╩ опера в Лондоне?
НАЗАРХАН: Для меня приоритет моя, вообще, музыка в целом, я не разделяю. Конечно, опера это просто следующий шаг, за оперой есть еще один проект, поэтому, я же говорю, мне нравится, что столько направлений в моей жизни, и вот в этом теле умещается, я этому очень сильно благодарна. Мне кажется, что хорошо, когда все получается неплохо, скромно я заявила.
КОВАЛЕВСКИЙ: Ну, а что, очень даже неплохо получается.
НАЗАРХАН: Ну, я люблю, как традиционную песню люблю петь, улетаю я, так и русские песни.
КОВАЛЕВСКИЙ: А с русскими звездами, с кем-нибудь вас интересует сотрудничество, я имею в виду, с певцами или с певицами, если такие есть, вообще, на ваш взгляд?
НАЗАРХАН: Ну, хотелось бы, да, может быть, с Хворостовским.
КОВАЛЕВСКИЙ: А, вы берете сразу вот так вот?
НАЗАРХАН: Ну, вы спросили, я говорю. Мне нравится очень много артистов здесь, просто вы тут живете, вам, наверное, уже многое наскучило или что, не знаю.
КОВАЛЕВСКИЙ: Я бы даже сказал обрыдло.
НАЗАРХАН: Плохое слово, да?
БАТИНОВА: Севара, а можно мы вас попросим для наших слушателей комплимент, чтобы вы что-то пожелали или, может быть, исполнили что-то коротенькое.
КОВАЛЕВСКИЙ: А мы можем сейчас исполнить еще одну песню.
НАЗАРХАН: Ну, конечно, ╚Маяку╩ всему хочу пожелать, доброй ночи рано еще желать, хочу пожелать доброго здоровья, и, чтобы, если честно, не болели, потому что вся жизнь в этом заключается.
БАТИНОВА: И сейчас будет песня, которую вы исполняете с Вадимом Степанцовым.
НАЗАРХАН: ╚Мы приходим╩. Я вас люблю.
КОВАЛЕВСКИЙ: Спасибо, Севара.
НАЗАРХАН: Вам спасибо большое.

Слушайте в аудиофайле.

00:00
00:00
</>