Сергей Стиллавин и его друзья

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Основано на реальных событиях. Поэма Анны Ахматовой "Реквием" и годы репрессий

06.05.2009 15:05
Татьяна Устинова в гостях у Тутты Ларсен и Константина Михайлова слушать скачать
Автор детективных романов Татьяна Устинова в гостях у Тутты Ларсен и Константина Михайлова
ЛАРСЕН: У нас в гостях Татьяна Устинова. Здравствуйте, Татьяна!
УСТИНОВА: Здравствуйте!
МИХАЙЛОВ: Наши слушатели могут выиграть в очередной раз книжку с автографом Татьяны Устиновой, которая поставит автограф прямо под нашим чутким руководством. Книга называется: ╚Там, где нас нет╩. Татьяна, вопрос сразу в лоб.
УСТИНОВА: Там хорошо.
МИХАЙЛОВ: А кто убил?
ЛАРСЕН: Я так понимаю, что это на том свете, да?
УСТИНОВА: Не знаю.
ЛАРСЕН: Мы книжку еще не читали, но, судя по тем отрывкам, которые мы цитируем┘
УСТИНОВА: Нет, нет, тот свет тут решительно ни при чем.
ЛАРСЕН: Там с покойника все начинается.
УСТИНОВА: Там, конечно, начинается все с покойника, но там для меня, что любопытно в этой книжке, что там три повести. Не один длинный какой-то роман детективный, то есть законченная такая история на 300 с лишним страниц, а три маленькие такие повестюшки, никогда я так не делала. Я писала или рассказы, или такие длинные.
МИХАЙЛОВ: Я думал, вы сейчас скажете слушателям: никогда так не делайте, начинающие писатели.
УСТИНОВА: Дорогие слушатели, делайте, как хотите, пишите, что хотите, лишь бы вам это доставляло удовольствие.
МИХАЙЛОВ: Вообще, если труп в начале, по законам драматургии он в конце должен выстрелить? Или я что-то путаю?
УСТИНОВА: Нет, труп в начале если, то в конце должен быть феерический финал, просто феерический. Или он должен ожить, или у Агаты Кристи изумительный есть совершенно пример, когда, на самом деле, труп – не труп. То есть судья-то в ╚Десяти негритятах╩, он так и не стал трупом. И там масса может быть вариантов.
ЛАРСЕН: А стал, наоборот, тем, кто стал убийцей.
УСТИНОВА: Убийцей, совершенно верно.
МИХАЙЛОВ: Татьяна, мне хочется задать вам вопрос, чтобы интересно было читать вашу книгу. Кто убийца-то?
УСТИНОВА: Да не скажу я вам, кто убийца.
ЛАРСЕН: Там, вообще, самоубийство поначалу.
УСТИНОВА: Неправда, там, конечно, чего там только поначалу нет. Там есть подозрение, что самоубийство, а во второй повестушке, которая называется: ╚Третий четверг ноября╩, там вообще загадочное исчезновение прекрасной красавицы, да еще и в городе на Неве.
МИХАЙЛОВ: Скорее всего, самоубийство мясорубкой.
ЛАРСЕН: Утопили.
УСТИНОВА: Не правда, вот опять вы не догадались.
ЛАРСЕН: Как интересно, я только предполагаю, поскольку, к сожалению, я не являюсь автором криминальных романов, и, главное, я очень невнимательный местами человек. А зачем писателю, который пишет детективы, нужно быть именно внимательным? Ведь он же пишет, это же не реализм, это же вымысел.
УСТИНОВА: Но у меня это, в моем случае это – не внимательность, а наблюдательность. То есть, я такой человек любопытный и очень наблюдательный. Не потому, что это связано как-то с моей работой, а так по определению. И мне это иногда мешает. Но я, когда приезжаю домой, я точно знаю, был ли у нас в гостях друг моего сына Димон или, напротив, мой муж привел с работы компанию неизвестных. К сожалению, я точно знаю, когда человек мне врет.
МИХАЙЛОВ: Вы страшный человек.
УСТИНОВА: Да.
Подробности беседы слушайте в аудиофайле.