АудиоСторис

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Популярные музыкальные композиции и интересные факты

26.05.2008 08:05
Пако Рабанн в гостях у Сергея Стиллавина слушать скачать
Мастер высокой моды Пако Рабанн в гостях у Сергея Стиллавина.
в гостях: Пако Рабанн

 

СТИЛЛАВИН: У  нас сегодня гений высокой моды Пако Рабанн.

ПАКО: Совершенно верно. Во-первых, здравствуйте. Действительно, я предпочитаю, чтобы меня называли Пако.
 
СТИЛЛАВИН: Вы же бывали у нас не один раз и в детстве?
 
ПАКО: Да, очень-очень давно.
 
СТИЛЛАВИН: В России к человеку, убеленному сединами, принято обращаться по отчеству. А, как вашего папу звали?
 
ПАКО: Франциско.
 
СТИЛЛАВИН: Пако Францискович?
 
ПАКО: Пако и Франциско - это одно и то же.
 
СТИЛЛАВИН: Типа Иван Иванович?
 
ПАКО: Совершенно верно.
 
СТИЛЛАВИН: Я удивлен именно тем, что Пако пришел даже на полчаса раньше времени, потому что обычно мы воспитаны так, что звезды или те, кто называет себя звездами, приходят позже, а иногда вообще не приходят.
 
КОЛОСОВА: Могут позволить себе задержаться.
 
ПАКО: Это просто потому, что я не звезда и не созвездие. Я просто мужчина, который уважает других людей.
 
СТИЛЛАВИН: Большое спасибо.
 
КОЛОСОВА: Проснуться так рано, это норма? Легко это или нет?
 
ПАКО: Моя бабушка была шаманкой.
 
СТИЛЛАВИН: Сепаратисткой?
 
ПАКО: Все бабушки сепаратистки (смеется). Она заставляла нас подниматься рано утром, до восхода солнца. В дань уважения солнцу, которое нам дает жизнь.
 
СТИЛЛАВИН: Бабушка не отбрасывала тени?
 
ПАКО: Я с тех времен привык вставать очень рано. Я встаю в пять утра.
 
КОЛОСОВА: А ложится?
 
ПАКО: Очень рано. В 10-11 часов вечера.
 
СТИЛЛАВИН: Очень хорошо, это наш стиль. Мы работаем с 7 утра и нужно быть в форме. А, как же модные показы, которые обычно по вечерам происходят?
 
ПАКО: Нет, нет, нет. Во Франции дефиле могут проходить даже в 1-й половине дня или после обеда. Вечер - это вечеринки, отдых, чтобы пойти потанцевать, девочек закадрить.
 
КОЛОСОВА: Что вы предпочитаете? Чай или кофе?
 
ПАКО: Я пью цикорий. Это лучше для здоровья.
 
СТИЛЛАВИН: А, для чего именно? Для сердца? Для сосудов?
 
ПАКО: Для сердца, да.
 
СТИЛЛАВИН: В советское время, когда кофе у нас было мало и нам нужно было строить ракеты, был кофе с цикорием везде, в любом магазине. И люди были здоровее.
 
ПАКО: А, во Франции, во время немецкой оккупации, нацисты забирали весь кофе для Германии и мы пили поджаренный овес. Это был ужасный напиток.
 
СТИЛЛАВИН: Пако, вы пришли и начали вспоминать 1999 год, когда в августе месяце, 11 числа, вся  наша радиостанция, а тогда я жил в Петербурге, мы вышли в условленное время на улицу, задрали головы и смотрели, когда же на нас свалится луна или солнце.
 
ПАКО: Это не я, а пророк Нострадамус.
 
СТИЛЛАВИН: Я был тогда новостником,  я делал новости, а не только разговаривал. Недели за три до нашего выхода, пришла новость, что есть уникальный человек в мире, это Пако Рабанн, который убежал в лес прятаться от конца света.
 
ПАКО: Ну, это был не конец света. Я никогда не говорил о конце света.
 
СТИЛЛАВИН: Ну, вы же  знаете журналистов!
 
ПАКО: Журналисты говорят о книгах, которых никогда не читали. Они говорят о людях, с которыми  никогда не встречались. Я просто сказал, что существует такой риск, что ╚Мир╩ упадет на Париж. Но, ╚Мир╩ это как большой автобус. Если бы он упал, он разрушил бы один или два автобуса. Это русская станция ╚Мир╩.
 
СТИЛЛАВИН: Вы верили, что это случится?
 
ПАКО: Да. Я так думал. Русские ученые решили предоставить станции ╚Мир╩ возможность упасть самостоятельно.
 
СТИЛЛАВИН: Это фикция.
 
ПАКО: Нет, нет. Книга произвела такое впечатление, что российские ученые много денег затратили на то, чтобы добавить топливо на станцию ╚Мир╩ и чтобы направить ее в Тихий океан.
 
СТИЛЛАВИН: Вы приехали в офис управления лагерей. Правда. Здесь раньше было управление. У нас тут ходят внутренние легенды, что это здание, действительно, было зданием управления лагерей. Где находится кабинет Берии, мы, правда, не знаем. За то время, пока я здесь работаю, кошмары мне не снились. Мы крупнейшая радиостанция в России.
 
ПАКО: Здесь, на самом деле, фантомасов нет. Я их чувствую, но, здесь их нет. Бабушка моя была шаманкой. Она сказала, что после ее смерти все ее способности перейдут ко мне. Да, я вижу фантомов.
 
СТИЛЛАВИН: Где вы их видели в России в этот приезд?
 
ПАКО: В мой самый первый приезд в Россию в 1949 году, фантомы были в Кремле, но они были живыми.
 
СТИЛЛАВИН: Пако у нас является сыном героя испанского сопротивления?
 
ПАКО: Нет. Мой отец был командиром батальона, который назывался ╚Россия╩. Моя мама была подругой Долорес Ибаррури,  а я был молодым комсомольцем.
 
СТИЛЛАВИН: О! Это хорошо. Меня не приняли в комсомол, я был хулиганом.
 
ПАКО: Нет, я был образцовым марксистом.
 
СТИЛЛАВИН: А, что вам больше всего нравилось в марксизме?
 
ПАКО: Многое. Благородство и щедрость.
 
СТИЛЛАВИН: Когда нет денег, можно быть щедрым.            
 
ПАКО: Все должны работать, все должны стараться заработать деньги. Не путайте марксизм и сталинизм. Сталин был сложным человеком и он немножко перемодифицировал и преобразовал марксизм. Я состоял в делегации молодых комсомольцев, приехавших из французской провинции Бретань. Это была ужасная авантюра и приключение. Пересечь ╚железный занавес╩ - мы это делали на поезде, потом пешком, потом опять на поезде и опять пешком. Чтобы доехать до Москвы, у нас это заняло неделю.
 
СТИЛЛАВИН: А, путь к коммунизму не близкий!
 
ПАКО: Да, он был очень сложный.

Подробности беседы слушайте в аудиофайле.