Музыка

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Любимые мелодии и ритмы

05.02.2009 21:05
Михаил Калатозишвили и Олег Долин в гостях у Дмитрия Мириманова и Гии Саралидзе слушать скачать
Михаил Калатозишвили и Олег Долин в гостях у Дмитрия Мириманова и Гии Саралидзе.
САРАЛИДЗЕ: У нас в гостях сегодня, как мы и обещали Михаил Калатозишвили и Олег Долин. Добрый вечер. Начнем с поздравления. Для вас это событие? Очень долго обсуждалось в прессе, что Михаила Калатозишвили не было на вручении ╚Золотого орла╩ и это очень волновало журналистов. ╚Наверное он не ожидал!╩, – говорили они. Как было на самом деле?
КАЛАТОЗИШВИЛИ: Могу честно признаться, что не ожидал. Дело даже не в этом и не было меня не поэтому. Хочу сказать спасибо тем, кто за нас голосовал и поддерживал. Конечно, это важное событие и важная награда. В любом случае, это приятно.
САРАЛИДЗЕ: Валентина с форума пишет: ╚Фильм потрясающий. Не про деградацию интеллигенции, а про жизнь, как она есть. Все остальное напускное. Есть только ты, степь, небо и холмы. Ничего ложного и лишнего. Спасибо Михаилу и Олегу╩. Вот такое приятное послание. По поводу обсуждения проблемы, которую мы начали обсуждать еще до начала эфира. Меняет ли вручение таких наград на прокатную судьбу фильма?
КАЛАТОЗИШВИЛИ: К сожалению, думаю, что не очень. Это что-то прибавляет, но минимально. Все-таки основную роль в этом деле играет прямая реклама. Никакой фантазии в этом нет. Кино банально рекламируется точно также как памперсы и шоколад.
САРАЛИДЗЕ: С другой стороны, вручение премии – это тоже реклама.
КАЛАТОЗИШВИЛИ: Мы же не планировали. Если бы мы четко спланировали выход в прокат под ╚Орла╩, то, скорее всего, я бы присутствовал на церемонии. Да, произошел вроде бы такой информационный повод, но одно издание ухитрилось написать репортаж с ╚Золотого орла╩, не упоминая фильма.
САРАЛИДЗЕ: Это мне напомнило историю о том, как команда ЦСКА стала чемпионом страны, а одна большая спортивная газета, к этому времени поругавшаяся с Газаевым, умудрилась написать про победу, ни разу не упомянув имя главного тренера этой команды. Это история того же порядка.
КАЛАТОЗИШВИЛИ: Это же высшее мастерство! Надо так ухитриться, чтобы в отчетном репортаже не упомянуть фильм, который получил награду, как лучший.
МИРИМАНОВ: Благо, что это только одно издание. Я бы расширил вопрос. На счет фильма – понятно, а российская награда меняет как-то жизнь режиссера и актера, в данном случае. Понятно, что если человек получает награду ╚Оскар╩, то сразу же вырастают его гонорары в десятки раз. Его сразу приглашают на ток-шоу и так далее. В России как с этим обстоят дела?
КАЛАТОЗИШВИЛИ: Если после вашего ток-шоу последуют предложения с космическим гонораром, я вам позвоню и даже возьму вас в долю.
ДОЛИН: В моей жизни мало что изменилось, честно говоря.
МИРИМАНОВ: Платить больше не стали?
ДОЛИН: Пока я только больше плачу по всем счетам. Может быть это связано с изменениями финансовой системы?
КАЛАТОЗИШВИЛИ: Олег прав. Он пока не очень может определить изменения в своей жизни. Я думаю, что на актере это не может не отразиться. Думаю, что платить ему будут больше и обсуждать будут его гонорар с более высокой цифры. Кино снимают сейчас меньше. Думаю, что с этим тоже многое связано. Наступит все-таки время, когда начнут снимать кино. Тогда Олега позовут, и он это ощутит.
САРАЛИДЗЕ: Олег, вы снялись в фильме, который получил очень хорошую прессу кинокритиков, о котором очень хорошо говорят и пишут наши слушатели. Это не первый разговор. Спрашивают, не является ли вам братом наш кинокритик Антон Долин?
ДОЛИН: Сразу хочу развеять все сомнения. Антон Долин – мой старший брат. Он подстроил, чтобы я попал в эту картину, а я подстроил, чтобы он работал на ╚Маяке╩.
САРАЛИДЗЕ: Сейчас есть определенная планка – участие в фильме определенного художественного уровня. Если последуют какие-то предложения, где вы будете понимать, что на уровне сценария это не совсем то, но вы должны играть. Как вы это будете для себя решать?
ДОЛИН: Это сложный и важный вопрос. На самом деле, можно об этом сделать отдельную передачу, потому что существует проблема – есть кино, а есть КИНО. Есть серьезные работы, независимо от жанра, а есть не вполне серьезные. Все, берясь за эту работу – продюсеры и режиссеры, понимают, что дело не стоящее, но за это будут платить какие-то деньги. Приходится идти на компромисс. Я очень надеюсь на очень серьезные истории, в которые я буду попадать, а не те, о которых не хотелось бы рассказывать. Надеюсь, что будет так.
МИРИМАНОВ: В какую историю тебе не хотелось бы попадать?
ДОЛИН: Есть много историй в жизни артиста, в которые не хочется попадать.
МИРИМАНОВ: Мы говорим о фильме ╚Дикое поле╩.
ДОЛИН: Наконец-то название сказали.
МИРИМАНОВ: Мы не этот глянцевый журнал и мы говорим не о том фильме. Я бы начал не с вопроса форума, а с восхищения: ╚Лично я впервые лет за десять не поглядывала на часы во время сеанса. ╚Дикое поле╩ смотрится на одном дыхании. Музыкальный ряд тоже на отлично╩.
САРАЛИДЗЕ: Как вы выбрали композитора? Алексей Айги много писал для кино. Я даже слышал от людей, близких к киномузыке, что минимализм, куда не подложи, ко всему подходит. Как произошел выбор? На мой взгляд, очень хорошая музыка, которая украсила фильм.
КАЛАТОЗИШВИЛИ: Если говорить о минимализме, то тут, как раз, история обратная. Мы с Лешей очень быстро нашли общий язык. С ним это легко, потому что он замечательно понимает суть происходящего в том смысле, что все работает на кино. Не может быть в кино музыка ради музыки. Айги сначала написал симфоническую музыку. Потом стало понятно, что лучше использовать инструменты, которые можно слышать в степи. Тогда Леша привел человека, который сыграл на владимирском рожке. Тогда ушли в минимализм. Дело не в том минимализме, куда хочешь подложить, а в том, что музыка там точно сделана. С Лешей работать одно удовольствие. Думаю, что это мое приобретение сотоварища на будущие времена.
Подробности беседы слушайте в аудиофайле.