АудиоСторис

СЕЙЧАС В ЭФИРЕ

Любимые мелодии и много полезной информации

скоро в эфире

29.04.2008 12:05
Певица, актриса Кристина Орбакайте в гостях у Антона Комолова и Ольги Шелест слушать скачать
Певица, актриса Кристина Орбакайте о новом альбоме, съемках клипа и о роли в фильме ╚Любовь-Морковь-2╩.
КОМОЛОВ: Кристина Орбакайте у нас в студии. Добрый день.
ОРБАКАЙТЕ: Добрый.
КОМОЛОВ: Слушатели наши не верили, что вы доедете лично, и говорили, неужели будет человек с голосом, похожим.
ОРБАКАЙТЕ: Не знаю, что сказать на это.
ШЕЛЕСТ: А потому что вы редкий гость, мне кажется в нашей стране. Нет?
ОРБАКАЙТЕ: Я в нашей стране живу, даже по соседству.
ШЕЛЕСТ: А вы постоянно в таких разъездах, мы вас уже месяца 4 приглашаем, а вы все никак не доедете.
ОРБАКАЙТЕ: Наоборот, я сейчас так засела в Москве, потому что в кино снимаюсь, и просто совершенно нет времени. Я уже не езжу на гастроли месяца два, потому что сижу в Москве, снимаюсь в кино.
ШЕЛЕСТ: А мы думали, в разъездах где-то.
КОМОЛОВ: Кристина, давайте, может быть, тогда с разговора о кино и начнем. ╚Любовь-морковь-2╩ снимается фильм. У нас был Гоша Куценко, рассказывал про эту картину.
ОРБАКАЙТЕ: Ну, я думаю, что он в красках уже рассказал.
ШЕЛЕСТ: На самом деле, кратко очень рассказал.
КОМОЛОВ: Он не мог рассказать, потому что, когда он приходил, еще нельзя было раскрывать детали.
ОРБАКАЙТЕ: Я вас тоже сейчас не обрадую особо.
КОМОЛОВ: Ну, уже все знают, что вы меняетесь телами с детьми.
ОРБАКАЙТЕ: Ну, да, да.
КОМОЛОВ: Я в прессе это прочитал. Много сообщений, где вас и благодарят, и хвалят, и высокие твердые пятерки ставят за ╚Любовь-морковь╩, которая первая часть, что очень хороший фильм, что очень понравился, и так далее. Вторая картина, на ваш взгляд, хотя съемки пока что идут, но как, получается?
ОРБАКАЙТЕ: Всегда очень тяжело. Вроде, кажется, что получается, а зрители потом, это же главный критерий, главный судья это все равно зритель. И даже не кинокритики, и не гильдии всякие разные. А самое главное, что зрители – наши самые строгие судьи. И пока, мы в процессе еще, не закончились съемки, они в самом разгаре, и не каждая сцена дается, с каким-то, с трудом. Вы знаете, чем легче жанр, тем сложнее над ним трудиться, работать, потому что не устаю повторять, что рассмешить зрителя намного сложнее, чем заставить всплакнуть, погрустить. И поэтому каждый день мы с этим сталкиваемся, конечно. Чтобы не переступить грань какую-то.
КОМОЛОВ: А сложнее играть мужчину, когда вы вселялись в тело Гоши Куценко, он – в ваше, или все-таки ребенка? Такой, может быть, вопрос банальный.
ОРБАКАЙТЕ: Да, это сейчас один из самых распространенных вопросов, знаете, пару месяцев для меня, то было раньше – кем вы себя ощущаете актрисой или певицей, сейчас – кем, мужчиной или ребенком.
ШЕЛЕСТ: Гоша Куценко сказал, что ему сложнее было играть ребенка, потому что с женщиной ты чаще сталкиваешься, во-первых, уже во взрослой жизни, с детьми меньше. Поэтому вот эта непосредственность детская, ее очень сложно как-то спроецировать на взрослого человека.
ОРБАКАЙТЕ: Сложно, да. А с другой стороны мы все были детьми, мужчиной я не была, поэтому мне нужно было советчики, мне Саша Стриженов и Гоша меня как-то опекали в этом плане. А все-таки девочкой маленькой, мне кажется, это недавно было все, поэтому вроде такие свежие воспоминания. И просто стараешься в себе развить эту небольшую непосредственность, наивность, детскость. Как-то быть более юркой, что ли. Потому что с годами ты становишься таким медлительным. А дети все-таки более живо все воспринимают.
ШЕЛЕСТ: А свой жизненный опыт вы передаете актерам-детям, которые и вас должны играть, по сути?
ОРБАКАЙТЕ: Да, конечно.
ШЕЛЕСТ: Они-то не были взрослыми.
КОМОЛОВ: Они с вами советуются как-то?
ОРБАКАЙТЕ: Да, конечно. Если мы что-то не успеваем, то я маме девочки поручаю. Вы же знаете, вы же можете от себя по-женски что-то рассказать, как стихотворение произнести. И они нам тоже очень помогают. Потому что у них сейчас свой сленг, свои какие-то выражения. И сценаристы, они взрослые люди, они пишут, мы понимаем, что ребенок так не скажет, и мы меняем какие-то фразы, тексты, советуясь с нашими партнерами, с детьми, как бы они это сказали.
КОМОЛОВ: Еще ведь говорят, что ребенка и зверушек всяких невозможно переиграть в кадре или на сцене. В фильме нет такого опасения, что дети будут притягивать на себя все внимание в любом случае, как бы они ни играли?
ОРБАКАЙТЕ: Опасения есть во всем, везде, ну, как, и партнеры могут тоже всегда перетягивать. Но мне кажется, у нас такой дружный коллектив и такой альянс, мы так все за одну идею, ну, можно в каких-то моментах, тут кто-то ярче сыграл, тут кто-то на задний план отошел. Но все-таки опять, с детьми, конечно же, непросто, не просто играть, они тем более у нас очень такие талантливые, красивые дети, замечательные.
КОМОЛОВ: Мне интересно, а детей откуда берут?
ОРБАКАЙТЕ: Кастинг. Очень большой был кастинг.
КОМОЛОВ: Там какие-то актерские агентства, или это по знакомым, у кого талантливые дети, приводите?
ОРБАКАЙТЕ: По-разному. Но вот эти ребята, действительно прошли такую, мы даже репетировали с несколькими детьми, чтобы они как-то с нами похожи были что ли. А девочка буквально недавно Алина играла в телевизионном большом фильме про любовь ╚И все-таки я люблю╩, девчонку такую играла, дочку. Она уже в нескольких картинах. Мальчик играет в Театре Луны.
КОМОЛОВ: То есть актеры такие настоящие уже?
ОРБАКАЙТЕ: Да, они такие маленькие, но актеры.
ШЕЛЕСТ: А слушатели тоже спрашивают, ваш сын Никита старший, он тоже пошел по актерской, по крайней мере, у него был дебют, я так понимаю, актерский.
ОРБАКАЙТЕ: Он еще не был, он еще в процессе.
ШЕЛЕСТ: А вы уже что-то видели, он сам что-то рассказывает, есть возможность оценить его работу?
ОРБАКАЙТЕ: Ну, у нас как бы не то, что тактика в семье, такая привычка в семье не мешать друг другу. Все делают какие-то свои шаги первые и так далее сами. То есть мы не вмешиваемся совершенно в творчество друг друга. И уже смотрим итог, конечный результат. Поэтому съемки закончились, но впереди еще озвучка. И фильм выйдет осенью, ближе к зиме. У нас у всех, у нас зимой премьеры, у Никиты тоже. И я не могу, конечно, судить полностью о его появлении на экране, и только какие-то небольшие отрывочки мне показывал, трейлер какой-то там, нарезку из фильма. Ну, по крайней мере, выглядит он убедительно, такой симпатичный, необычный. Мы к нему привыкли, а на экране он совершенно какой-то, он, действительно, необычный. У него какая-то такая интересная внешность, рыжие волосы, он персонаж.
ШЕЛЕСТ: Три года был перерыв. Сейчас уже записан новый альбом, уже готов.
ОРБАКАЙТЕ: Мы ждем выхода. Но, на самом деле, время так быстро летит, что, кажется, когда будет новый альбом? Да вот только что был, а раз, уже три года прошло. И вроде песни еще не устаревшие. Просто я пишу альбомы не то, что надо их выпускать раз в год, а как накопится какой-то материал, который я могу уже представить для своих слушателей, зрителей. Вот такой момент произошел.
ШЕЛЕСТ: А что это будет за альбом? Это будут какие-то в вашем стиле выдержанные композиции, или будут какие-то экспериментальные?
ОРБАКАЙТЕ: Ну, у меня разные. Я периодически все равно экспериментирую. Ну, да, поп-музыка, она все равно является критерием. Но я выхожу все равно за какие-то рамки для интереса, потому что какое-то актерское начало и продолжение оно мне интересно, разные образы, разные темы. Поэтому будут такие, например, ╚Замуж╩ такая вещь.
КОМОЛОВ: Это название?
ОРБАКАЙТЕ: Да, это песня, она абсолютно такая, как фольклор, с фольклорным хохотом, она такая ярмарка. Ну, такие песни нужны для программы, чтобы ее разукрасить, чтобы можно было какой-то номер поставить. Чтобы был не просто такой ровный концерт с какими-то яркими пятнами, всплесками.
КОМОЛОВ: Дуэт, я слышал, дуэтные песни.
ОРБАКАЙТЕ: Да, кстати, ну, дуэт, это их таких нашумевших за последнее время, это опять ╚Метель╩ с Аллой Пугачевой. Причем она только что выпустила альбом, он там тоже есть, так что он может быть в нескольких альбомах этот дуэт. И дуэт с Сергеем Мазаевым, этому дуэту уже года два, но эту песню так никто и не слышал. Она попала в Нью-Йорк, и в Нью-Йорке ее знают, там русское радио есть, и ее очень часто там крутят. И когда у меня были там концерты, меня просили зрители, чтобы я ее спела. Я специально для Нью-Йорка ее выучила. А у нас ее не знают эту песню. Ну, как-то, жертва ротации называется.
ШЕЛЕСТ: То есть, она такая?
ОРБАКАЙТЕ: Нет, то есть не везде берут.
КОМОЛОВ: Первый клип на эту песню, которую мы послушали, она называется ╚Солнце╩, на нее уже отснят клип.
ОРБАКАЙТЕ: Отснят клип, я еще не увидела, потому что вот-вот, как бы все на днях выходит.
ШЕЛЕСТ: Я тоже прочитала релиз, и мне захотелось его увидеть. С каким-то эротическим подтекстом.
ОРБАКАЙТЕ: Ну, это все будет, конечно, очень эстетично и, я думаю, что┘Так все приукрашено очень сильно. Просто есть тот факт, что действительно я там как-то раскупориваюсь, то есть какая-то трансформация, все с себя снимаю и остаюсь вроде как в нижнем белье. Ну, я тоже придумала, как этого┘
КОМОЛОВ: Вот это типа как, конечно, немножко┘
ОРБАКАЙТЕ: Оно именно типа как получилось. Я очень постаралась, чтобы это было типа как.
ШЕЛЕСТ: А видите, с каким нетерпением мужская половина нашего дуэта ждет выхода этого, потому что вы не снимаетесь для мужских журналов?
ОРБАКАЙТЕ: Нет.
ШЕЛЕСТ: А почему? Валерия даже разделась.
ОРБАКАЙТЕ: Я вот тоже недавно была на одной передаче, у них первый вопрос, почему не сложилось как-то с юных ногтей, когда только-только начались у нас эти ╚Пентхаус╩, ╚Плэйбой╩, вот эти все, сейчас уже их огромное количество, я даже не знаю названий. И вот я как-то сказала себе: мне нечего показать зрителям, пусть лучше слушают мои песни, ходят в театр и кино. И как-то это у меня в голове кликнуло.
КОМОЛОВ: А Ирина Миронова, которая режиссер этого клипа, читала кусочки интервью, сказала, что планировала снимать в Лос-Анджелесе, но из-за загрузки, что съемок много, снимали в итоге в Москве. Но сценарий остался прежним? Как будто лосанджелесовский?
ОРБАКАЙТЕ: Раздевание. Не-не, реально была другая идея, которая там нужна была техническая такая сильная поддержка. Ну, она осталась, если будет еще какая-то песня подходящая, думаю, может, там снимем как-нибудь, или еще где-нибудь придумаем поблизости.
ШЕЛЕСТ: А вы сами как-то вмешиваетесь в процесс съемочный, или просто отдаетесь режиссеру и все?
ОРБАКАЙТЕ: Ну, мы сначала максимально все обсуждаем, чтобы просто друг другу не мешать во время непосредственно во время съемки. То есть, конкретный сюжет, костюмы, постановку, все-все. Чтобы во время съемки уже, режиссер спокойно себя чувствовал, видел картинку и знал раскадровку в голове. И я уже думала о своем образе, о том, как я выгляжу и так далее, чтобы не влезать в мозги друг друга, не мешать на площадке. Мы до этого все обсуждаем. И потом, когда естественно монтаж, уже, когда окончательный вариант, вот тут мы можем, могу вклиниться, что-то поменять.
КОМОЛОВ: Много вопросов от наших слушателей. Вопрос по электронной почте пришел: Кристиночка, вам большой привет из Перми. Очень ждем вашего приезда к нам. Вопрос такой – какое ваше любимое блюдо на столе, какую кухню вы предпочитаете?
ОРБАКАЙТЕ: Ну, на самом деле я люблю все, я всеядная. Но, естественно, приходится как-то переходить на здоровое питание. Просто я сама по себе не переношу что-то жирное, слишком мясное, поэтому в основном овощи, рыбу, что-то такое. А так я люблю все, и бутерброды с колбасой, и с сыром.
ШЕЛЕСТ: А вот Ангелина интересуется: Кристина, скажите, вы часто пользуетесь Интернетом, какие сайты посещаете? А есть какие-то ваши сообщества или сайты, кроме официального, и есть ли вы на ╚Одноклассниках╩?
ОРБАКАЙТЕ: Вы знаете, у меня есть какие-то самозванцы, двойники. Причем их, говорят, несколько, и мы пытаемся как-то с ними связываться, чтобы они прекратили это дело. Я даже не знаю, кто и что. На самом деле, нет. Я несколько лет пытаюсь себя приучить к Интернету, сама боюсь прямо невозможно. Дети прекрасно владеют. И Никита, и Дэни, у него прекрасно, Никита, он, не мешайте, я работаю, у него компьютер это работа. Поэтому он не подпускает совершенно к своему компьютеру. А Дэни мне помогает. На его e-mail мне приходят какие-то песни, фотографии. И он мне может в этом помочь. Или только мне в офис надо придти, что-то с этим разобраться. Сама я, конечно, не каждый день захожу. Но, по крайней мере, то, что посылают мне мои на сайт, на форум мои поклонники, фанаты какие-то, информацию, какие-то вопросы, я стараюсь на них отвечать и как-то реагировать. Поэтому на ╚Одноклассниках╩ меня нет. Ну, на какие сайты? Ну, опять же, если какая-то статья, если я что-то пропустила, что-то интересное, мне могут показать, я могу прочитать что-то.
КОМОЛОВ: Такой вопрос, Кристин, сейчас идут съемки ╚Любовь-морков-2╩. А вопрос такой, будут ли еще роли? Или вы последовательно, закончились одни съемки, только после этого можно┘
ОРБАКАЙТЕ: Да, одновременно я не тяну просто физически, это очень много уходит сил, времени и всего, что мне приходится даже сокращать гастроли, я никуда не езжу, вот только где-то в Подмосковье будет, и в Москве какие-то мероприятия, работа. А на гастроли невозможно. Поэтому какой-то второй проект, это надо быть действительно каким-то уникальным человеком. Я знаю таких артистов немало, которые умудряются из фильма в фильм приходить, сниматься сразу в нескольких фильмах и еще играть в театре. Я все-таки как-то ленивая в этом плане. И пока предложений не поступало.
ШЕЛЕСТ: Вот спрашивают еще про театральный ваш опыт. Вы же играли тоже и на сцене? Сейчас тоже ничего нет и не предвидится?
ОРБАКАЙТЕ: Я приостановила. Нет, решила свой роман с театром немножечко так затормозить. Ну, не знаю, жду, если будет какое-то интересное предложение, которое просто меня, не повернется душа, сердце не даст отказать, то будет. Сейчас пока ничего такого интересного на горизонте.
КОМОЛОВ: Ну, чтобы интересное появилось, и чтобы время появилось на все это интересное. Самая главная проблема, наверное, во времени.
ОРБАКАЙТЕ: Конечно, чем-то приходится жертвовать, да.
КОМОЛОВ: Спасибо большое. Кристина Орбакайте была у нас в гостях. Скоро, в середине мая выходит новый альбом.
ОРБАКАЙТЕ: Да, он будет называться ╚Слышишь, это я╩.
Подробности беседы слушайте в аудиофайле.