Винные наперсточники 14 Сентября 2017 18:46
Винные наперсточники

Санкционная война России и Запада пошла на пользу отечественному сельскому хозяйству - это факт. На фоне новостей о митингующих фермерах Европы, оказавшихся на грани разорения, в России стали подниматься фермерские хозяйства. В стране выросло производство овощей и фруктов, на новый этап развития вышли птицеводство и мясоперерабатывающая промышленность.

Но осталось одна отрасль, которая не попала под санкционное регулирование, - производство алкогольной продукции. Не желая мириться с такой несправедливостью, ряд российских виноделов активно взялись за поэтапное исправление «оплошности» правительства.

Логика правительства при принятии решения была абсолютно понятна - российские виноделы не способны пока составить реальную конкуренцию своим коллегам из классических винодельческих стран. Именно поэтому европейские вина не попали в список запрещенных к ввозу продуктов.

Интриги вместо инвестиций

Но сейчас наши виноделы решили под лозунгом борьбы за тотальное импортозамещение добиться ограничения на поставки элитных европейских вин и, используя административный ресурс, обеспечить себе рынок сбыта, не инвестируя в улучшение качества и конкурентоспособности своей продукции.

Первым шагом на этом пути стало обращение саморегулируемой организации «Виноградари и виноделы Юга России» в Федеральную антимонопольную службу с требованием проверить и наказать компанию «Аэрофлот».

Виноградарей оскорбил тендер, объявленный авиакомпанией на поставку 1 млн. бутылок вина производства Франции, Италии и Испании для пассажиров бизнес-класса. Такая закупка, по мнению президента Союза виноградарей и виноделов Леонида Поповича, - непатриотична, «тот, кто принимает такие решения, не верит в российских виноделов».

Но качество вин не может определяться критерием «верю-не верю». Не может человек, хоть капельку разбирающийся в вине, пить вина Тамани и верить, что они ничем не хуже вин Медока.

Более того, виноделы знают, что тот же «Аэрофлот» закупает российские вина: есть на рейсах и игристое «Абрау-Дюрсо», и даже летал столь импозантный сорт, как вино от Никиты Михалкова.

Но точно так же виноделы знают, что полностью заменить весь ассортимент импортной алкогольной продукции на российские аналоги невозможно. В отрасли все еще хорошо помнят прошлогодний скандал с поставками отечественного вина для экономкласса «Аэрофлота». Огромный по объемам тендер выиграла новороссийская «Фирма Сомелье», которая, по сути, провалила его. Не сумев наладить поставки вина в необходимом для перевозчика количестве, она занялась фальсификацией продукции. Проверка Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка выявила: напитки «ШардонеСемигорье резерв» и «Мерло», выпускаемые «Сомелье», не соответствуют термину «вино» - в них обнаружены спирты невиноградного происхождения и добавленная вода.

Лицензия у «Сомелье» была аннулирована, но это решение Росалкогольрегулирования руководство фирмы попыталось оспорить в суде. Основной довод - угроза вреда жизни и здоровью граждан в случае употребления исследуемой продукции не подтверждена. То есть, если никто не умер, значит, «это» можно пить. Суд такой довод не принял.

Сейчас таким же казачьим наскоком южные виноделы пытаются занять еще один рынок сбыта - нишу премиальных вин, поставляемых в бизнес-класс.

«Это нереально, - комментирует позицию коллег исполнительный директор Российской ассоциации сомелье Анатолий Корнеев. - Российским виноделам вполне по плечу произвести ограниченную партию вина, соответствующую лучшим международным стандартам, однако обеспечить стабильную поставку сотен тысяч бутылок такого качества им пока не под силу».

Дорогой бизнес

Российское «высокое» виноделие как отрасль находится на стадии становления, поясняет Анатолий Корнеев. Элементы производства зачастую сильно разбросаны территориально, технологическое и логистическое обеспечение процесса проходят этап «подгонки». Это и еще целый ряд факторов априори делают российское вино категории «премиум» весьма дорогим даже по себестоимости. «Ценовая модель российского вина гораздо дороже, чем, к примеру, у вин европейских производителей, где устойчивые связи и инфраструктура в отрасли отработаны веками» - таков вывод эксперта. То есть при равном качестве вино российских производителей выйдет значительно дороже.

Согласна с Анатолием Корнеевым и представитель группы «Абрау-Дюрсо» Дарья Домостроева: «В России есть премиальные вина, но пока в небольшом количестве. Российское вино объективно дороже - производство требует больших инвестиций, предложение ограничено, смысла снижать цены нет. Например, премиальное вино «Усадьба Дивноморское» стоит более 2000 руб. за бутылку, говорит она. Не так много компаний может подтвердить и качество - получение лицензий на производство вин защищенного географического указания и наименования места происхождения началось совсем недавно.

А что произойдет, если «Виноградари и виноделы Юга России», чисто гипотетически, продавят авиакомпанию и в бизнес-класс будут поставляться пусть не премиальные, но зато российские вина средней по цене и качеству категории?

Для «Аэрофлота», как и других премиальных перевозчиков, бизнес-класс - источник огромной доли доходов. Прежде всего это залог более высокой доли налоговых поступлений от «Аэрофлота» в бюджеты всех уровней. С учетом того, что компания является крупнейшим налогоплательщиком в российской авиатранспортной отрасли, на кону - значительные суммы.

Во-вторых, авиакомпания за счет того, что зарабатывает на бизнес-классе, по сути субсидирует перевозки в классе экономическом. Это общеизвестный факт. Снижение спроса на перелет в бизнес-классе приводит к росту стоимости билетов в экономе.

А качество - потом

Ну потеряет «Аэрофлот» доходы, а государство - налоги. Может быть, это будет нивелировано для казны ростом доходов от виноделия?

Ну вырастут цены на авиабилеты, но, может, в этой ситуации в стране появятся премиальные отечественные вина по доступной цене? В конце концов вино мы пьем чаще, чем летаем на самолетах.

В том-то и дело, что это не так. В условиях ограничения конкуренции и наличия гарантированного рынка сбыта проблема совершенствования качества перестает быть актуальной для производителей. Наоборот, «именно тот факт, что крупная авиакомпания обходит их стороной, может служить стимулом российским виноделам улучшать качество продукции», - уверен владелец производителя и дистрибутора вина «Легенда Крыма» Михаил Штырлин.

По информации президента Союза виноградарей и виноделов, в стране выпускается в год 9 млн. бутылок вина, которое сам Леонид Попович характеризует как «премиальное по доступной цене». Как его реализовать в условиях, когда оно не конкурентоспособно? Миллион бутылок пристроить в «Аэрофлот», затем, ловко жонглируя понятием патриотизма, вынудить крупные розничные сети и рестораны делать выбор в пользу российских вин. При таком подходе объемы производства могут быть и 90, и 900 млн. бутылок в год, повторив масштабы, существовавшие в СССР. И если от содержания в некоторых образцах продукции невиноградных спиртов и добавленной воды никто не умрет, появится веская причина распространить эмбарго на зарубежные вина.

Оптимальный цикл развития виноградника составляет не менее 7 лет. Но в России, оказывается, есть способ вырастить плодоносящую лозу гораздо быстрее.

Первоисточник: https://www.kp.ru/daily/26731/3758004/.

последние новости (все)
В Нагорном Карабахе вступил в силу режим прекращения огня 07:15
В Нагорном Карабахе вступил в силу режим прекращения огня
О достижении соответствующей договорённости говорится в совместном заявлении США, Армении и Азербайджана, которое распространил американский госдепартамент.