08.08.2018 09:15
В гостях у "ЭкоПланеты" слушать скачать
Орловский фермер Виктор Владимирович Коломиец когда-то возглавлял районную больницу, но семь лет назад пришло решение заняться сельским хозяйством. Сейчас он владеет 100 гектарами земли, на которых выращивает пшеницу, люцерну, клевер и кукурузу. 7 гектаров занимает озеро, возникшее в песчаном карьере, и на берегу обустроен пляж со всеми удобствами.

С.СТИЛЛАВИН: Друзья мои, я вчера у себя в Instagram опубликовал большой репортаж, ну, большой насколько, эта система позволяет только десять снимков разместить. Ну, и достаточно небольшой текст пришлось укладывать, так сказать, мысли компактно достаточно. И получил огромное количество и лайков несколько тысяч, и соответственно комментариев от вас, в том числе, с указанием на то, что простой фермерский стол, с которым мы познакомились в обед в понедельник, он, в принципе, вызвал у людей массу позитивных, мягко говоря, эмоций. Потому что сальце, огурчики малосольные, помидорчики, хлеб и, конечно, дистиллят. И, вы знаете, герой всего этого, первопричина всего этого Виктор Владимирович, о котором я рассказал, о его хозяйстве, куда мы действительно ездили в понедельник…

Р.ВАХИДОВ: «ЭкоОстров».

С.СТИЛЛАВИН: Да, мы его убедили, что надо прийти к нам сегодня в прямой эфир радио «Маяк», утреннего шоу здесь в Орле, чтобы народ услышал голос настоящего хозяйственника, хозяина. Виктор Владимирович, доброе утро.

В.КОЛОМИЕЦ: Доброе утро.

С.СТИЛЛАВИН: Виктор Владимирович настаивает, чтобы его звали просто Виктором.

В.КОЛОМИЕЦ: Да.

С.СТИЛЛАВИН: Но мы из уважения, Виктор Владимирович. История жизни Виктора Владимировича, она, в общем-то, очень непростая. Давайте я вкратце суммирую, что из семьи труженика, потому что папа у Виктора Владимировича строил в свое время Асуанскую плотину в Египте, и там трехлетним мальчишкой наш сегодняшний собеседник ездил в Египет. От Гамаля Абдель Насера всем строителям раздали памятные подарки – кожаные портмоне, наградили медалью за строительство Асуанской плотины. Потом, правда, произошел некоторый разрыв между Египтом и Советским Союзом и, как говорили – Гамаль Абдель Насер на всех насер, мы как-то разругались, но, тем не менее, память о наших строителях советских, российских и общенациональных советских строителях, она в Египте есть. Затем у Виктора Владимировича была большая такая жизненная школа и армия, и учеба на доктора в Саратове?

В.КОЛОМИЕЦ: Саратовский Ордена Трудового Красного Знамени медицинский институт.

С.СТИЛЛАВИН: И потом Виктору Владимировичу, так вот жизненные пути пролегли, что дали в управление, в руководство сельскую больницу районную, да?

В.КОЛОМИЕЦ: Районную, да.

С.СТИЛЛАВИН: Районную больницу, за которую никто браться кроме него не хотел.

В.КОЛОМИЕЦ: В то время не хотел, да.

С.СТИЛЛАВИН: Виктор Владимирович, за сколько лет вы ее привели в порядок?

В.КОЛОМИЕЦ: За пять лет, не быстро, за пять лет.

С.СТИЛЛАВИН: А потом соответственно появились другие люди, которые сказали, что…

Р.ВАХИДОВ: Как обычно это и бывает в нашей стране.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, вот отличная больница, почему бы ее не поручить своему человеку. И у Виктора Владимировича затем было несколько должностей тоже наемных.

В.КОЛОМИЕЦ: Ну, да, я закончил потом Академию государственной службы уже после этого всего, работал в частных компаниях и даже в банке работал.

С.СТИЛЛАВИН: Виктор Владимирович, не могу не спросить. Наши журналисты, которые пишут о событиях в стране, в мире, особенно любят писать про отток капитала, не учитывая, что система устроена так, что капитал сначала приходит, потом прибыль соответственно выкачивается. То есть нам говорят, что инвестиции это хорошо. Инвестиции хорошо, но прибыль они тоже будут забирать туда, откуда пришли инвестиции. Так что отток капитала не просто там, украл бревно и вывез деньги, это естественный процесс. Почему вы, я же понимаю, что ваши 100 гектаров?

В.КОЛОМИЕЦ: Да, почти 100, 92 гектара, если быть точным.

С.СТИЛЛАВИН: 92 гектара, ребят, я вчера об этом писал отдельно, это очень интересная такая коллаборация, я бы сказал, симбиоз между сельским производством и, грубо говоря, туристической зоной.

Р.ВАХИДОВ: Туристическими возможностями места.

С.СТИЛЛАВИН: То есть, условно говоря, в один сезон больше выстреливает один бизнес, в другой его помогает поддерживать на плаву другой, второе занятие. И вот это все вместе очень перекликается, кстати, с европейской историей, когда агротуризм, когда, например, старые виноградники, я сам однажды посещал много лет назад в Испании такое место, когда старый виноградник по местному законодательству обязан продолжать производство хотя бы номинальное винограда или вина, но в эти, так сказать, помещения могут приезжать туристы и здесь же, прямо на винограднике ночевать, отдыхать, ну, в общем, грубо говоря, погружаться в сельскохозяйственную такую историю. И то, что я увидел у вас, на ваших 92 гектарах, меня очень сильно порадовало, потому что это шаг в верном очень направлении. Потому что и одно дело продолжается, и другое. Виктор Владимирович является уникальным человеком, чуть ли ни единственным в стране, который стал собственником…

Р.ВАХИДОВ: Водоема.

С.СТИЛЛАВИН: Нет, давай так, не водоема, а моря.

В.КОЛОМИЕЦ: Вообще-то это озеро называется.

Р.ВАХИДОВ: Для нас это море.

С.СТИЛЛАВИН: Да, но собственником каким, дело в том, что были, я так понимаю, песочные карьерные разработки.

В.КОЛОМИЕЦ: Да, абсолютно верно.

С.СТИЛЛАВИН: Соответственно у этого водоема есть уникальный статус – в него ничто не втекает, ну, снаружи, и не вытекает. Поэтому по нашему законодательству такой водоем может быть приватизирован.

В.КОЛОМИЕЦ: Обособленный, в законодательстве написано, обособленный или замкнутый водоем. Это Водный кодекс Российской Федерации.

С.СТИЛЛАВИН: Да, да. И соответственно 7 гектаров занимает это озеро.

В.КОЛОМИЕЦ: 7,5.

С.СТИЛЛАВИН: 7,5 из 92. И вот по берегам, на одном из берегов этого достаточно большого озерца разбит песчаный пляж со всеми удобствами, с душевыми, с нормальными человеческими туалетами, с лежаками, зонтиками.

Р.ВАХИДОВ: С детскими площадками.

С.СТИЛЛАВИН: Куда могут приезжать соответственно люди, и они приезжают. Мы пока были, а потом вынесли дистиллят, соответственно еще решили посидеть немножко, люди все время приезжали на машинах. 150 рублей вы сделали цену вход, при этом вы можете пользоваться всеми удобствами за эти деньги, дети до трех лет бесплатно.

В.КОЛОМИЕЦ: До 7 лет 50 рублей.

С.СТИЛЛАВИН: И соответственно это все в 25 минутах всего лишь от Орла. Я так понимаю, другого такого же уровня места, где можно отдохнуть культурно, правильно, без рейверов, наркоманов проклятых…

Р.ВАХИДОВ: Не только культурно, без последствий для собственного здоровья.

С.СТИЛЛАВИН: Безопасно, да?

В.КОЛОМИЕЦ: Да.

С.СТИЛЛАВИН: Вы регулярно проверяете, давайте, может быть, сначала об отдыхе, регулярно проверяете днище, то есть дно?

В.КОЛОМИЕЦ: Да, я расскажу, но как бы рассказ будет идти не только от меня, потому что у меня семейный бизнес и я не разделяю себя со своим сыном, потому что это мой главный помощник и партнер. Ну, во-первых, он по-настоящему друг, у нас все – и беды, и радости, и победы все вместе. И, конечно, наша мама, она у нас мозг всего этого предприятия. Поэтому то, что мы собрались вместе, и получилось все абсолютно спонтанно, это не как-то специально, не готовились, ничего, потому что я по натуре сам рыбак любитель и везде объездил много мест, в том числе, Орловскую область, и куда не приедешь, везде, либо сети, либо электроудочки, ну, достало. Вообще нашему государству давно надо на это внимание обратить.

С.СТИЛЛАВИН: То есть браконьеры кругом?

В.КОЛОМИЕЦ: Абсолютно. Приезжаешь, накачаешь лодку, выплываешь, бросаешь – сеть, плывешь в другую сторону, бросил спиннинг – опять сеть стоит.

С.СТИЛЛАВИН: То есть варварский метод работы с природой.

В.КОЛОМИЕЦ: Это просто, почему-то государство не обращает на это внимание. И мы решили с сыном объехать, посмотреть по Орловской области какой-нибудь водоем взять, его окультурить, зарыбить его, чтобы люди приезжали и могли просто посидеть, отдохнуть с семьей. У нас все заточено только на семейный отдых.

Р.ВАХИДОВ: То есть изначально была идея в водоеме.

В.КОЛОМИЕЦ: Однозначно, никакого сельского хозяйства.

Р.ВАХИДОВ: Аквакультура, например.

В.КОЛОМИЕЦ: Да, да, и туристических таких поездок – выехать, мангал, чтобы было чистенько, удобно, все знали, что там нет ни сети никакой, ни электроудочки. Мы объехали много мест в Орловской области, но остановились на Кромском районе, потому что удаленность как бы близкая. Выбрали, посмотрели и без всяких там заднее крыльцо приехали к главе администрации района, говорим – так и так, вот мы бы хотели у вас вложить деньги. А на то время у нас был небольшой стартовый капитал, который нам предлагали инвестировать в китайских туристов или еще что-то, но мы решили его разместить здесь у себя в области. Мы объехали вместе с главой те места, которые он нам показал, а потом он говорит: «Ребят, а не взять ли вам вот этот водоем?» Ну, поехали смотреть. Приехали, посмотрели этот водоем и были очень удивлены, это была, скажем так, районная свалка там.

С.СТИЛЛАВИН: Все загажено.

В.КОЛОМИЕЦ: Абсолютно. Места отдыха, где массово обитают все, это было все, и в конце водоема была вообще уже строительная свалка, там битый кафель, строительный отходы, все возможное оттуда. Мы сначала отказались с сыном, потому что посмотрели, что там надо только работать год, чтобы это все вывезти оттуда. Ну, глава администрации как бы настаивал, хотел убить двух зайцев, потому что там уже на федеральном уровне это озеро прозвучало, что там захламлено все, и экологическая прокуратура приезжала.

С.СТИЛЛАВИН: Надо было найти уборщика.

В.КОЛОМИЕЦ: Да, абсолютно верно. Мы долго не решались с сыном на это, но потом все-таки решились и занялись.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, давайте скажем так, в принципе, это действительно место отдыха настоящее. Мы обошли все побережье, везде подстриженная трава и урны стоят, и вдали от основных туалетов сельские сделаны, везде чисто и, в общем-то, в принципе, мне это напомнило как-то одну мою прогулку вокруг озера в Австрии, по осени мы были, снимали там программу…

В.КОЛОМИЕЦ: Даже так? Спасибо.

С.СТИЛЛАВИН: И там не было ни одной банки из-под пива, ни бутылки, не нахаркано, не наложено, все чисто. Вот я скажу так, такое же ощущение, что земля под присмотром.

В.КОЛОМИЕЦ: Да, абсолютно, мы стараемся.

С.СТИЛЛАВИН: Но начали вот с этого.

В.КОЛОМИЕЦ: Да, и вывезли оттуда первично за осень и за весну собственно руками вывезли 68 КамАЗов только одного отхода.

С.СТИЛЛАВИН: Это 9-тонных.

В.КОЛОМИЕЦ: Да, большие КамАЗы.

С.СТИЛЛАВИН: 68 КамАЗов мусора. Кошмар какой-то. А потом, вот вывезли?

В.КОЛОМИЕЦ: Потом решили как бы, чтобы не только рыбалка, но нужен как бы постоянный доход, чтобы был, решили сделать туристическую базу там, то есть провести инфраструктуру.

С.СТИЛЛАВИН: Надо сказать, что у Виктора Владимировича, во-первых, полтора километра тянули газ, правильно?

В.КОЛОМИЕЦ: Да, это только среднего давления, потом переходим на низкое давление.

С.СТИЛЛАВИН: Давайте я нарисую общую картину. Построили несколько и строятся еще несколько уютных таких домиков на две семьи, коттеджи маленькие, микрокоттеджи со всеми удобствами, с кухнями.

В.КОЛОМИЕЦ: Ну, я бы не сказал, что микрокоттеджи. Одна половинка всего дома 100 квадратов и каждый номер 50 квадратов.

С.СТИЛЛАВИН: Там и для детей кровати есть, и для взрослых диваны, там и телевизор, и ванна, и соответственно кухонька сделана. Потом места для рыбаков отдельные.

В.КОЛОМИЕЦ: Помосты.

С.СТИЛЛАВИН: Через озеро кинули целый мост, чтобы с него можно было рыбачить посередине.

В.КОЛОМИЕЦ: И прогуливаться.

С.СТИЛЛАВИН: Да, да. И соответственно с другой, с противоположной стороны от коттеджа, потише чтобы было людям отдыхать, там соответственно пляж, инфраструктура, потому что озеро вытянутое. Ну, а между ними на другом берегу, между, грубо говоря, коттеджами и пляжем находятся зверофермы, там и кролики. Фотографии мимишные можете увидеть у меня в Instagram, опять же, рядом с салом кролики, бараны, эстонские свиньи, правильно?

В.КОЛОМИЕЦ: Вьетнамские.

С.СТИЛЛАВИН: Вьетнамские, курицы. Да, кстати, одна из свиней погнала меня, и я разбил об доску лоб, о чем сейчас подтверждает заживающая на лбу рана.

В.КОЛОМИЕЦ: Это метка.

С.СТИЛЛАВИН: Виктор Владимирович, вы обустроили соответственно рыболовные условия, и как пришла идея соответственно с пляжем?

В.КОЛОМИЕЦ: Мы решили как бы расширить, поскольку сам водоем, озеро было большое, решили на нем расширить и сделать часть услуг, доступных населению, в том числе, пляж.

С.СТИЛЛАВИН: Что у вас тут вообще с пляжным отдыхом в Орле? Тут же реки есть, правильно?

В.КОЛОМИЕЦ: Да. Ну, насколько я знаю, официальное разрешение на пляж есть только у нас по всей Орловской области.

С.СТИЛЛАВИН: Да вы что?

В.КОЛОМИЕЦ: Да, официальное. У нас и водолазное обследование дна, и МЧС, и Роспотребнадзор. Хотел бы помянуть их хорошим словом, когда мы начинали, это единственная организация, которая нам помогла. Мы пришли, думали пляж сделать, как, с чего начать и пришли к ним посоветоваться. Все бумаги нам открыли, как, что должно быть, что должно быть на пляжной территории, на каждый сантиметрик, все.

С.СТИЛЛАВИН: То, что видим, мы видим снаружи. А то, что внутри, что надо было сделать?

В.КОЛОМИЕЦ: Внутри надо было сделать, взять донные отложения водоема, анализы воды неоднократные, все это они сами приезжали, все брали по заказу. Водолазы перед тем, как открыть пляж, приезжают, обследуют, ныряют.

С.СТИЛЛАВИН: Глубокий у вас получается карьер?

В.КОЛОМИЕЦ: Самая большая глубина 5.70 где-то, а там, где пляж, там постепенный сход, там большой глубины нет, выставлены буйки как бы на территории пляжа, и вот это место обязательно водолазы должны обследовать. Потом приезжает МЧС, они общее заключение потом дают, обследуют, стенды, что должно быть, спасательные круги, все это они фотографируют и потом дают официальное разрешение на открытие.

С.СТИЛЛАВИН: Сколько времени занимает?

В.КОЛОМИЕЦ: Весь май месяц это точно занял процесс подготовки и обследования, и периодически все эти структуры приезжают, внеочередные проверки, проверяют. Вот недавно МЧС приезжало, внеочередная проверка, наверное, дней пять или семь назад приезжали, тоже проверяли.

С.СТИЛЛАВИН: А вы кроме того занялись зарыблением вот этого водоема, да?

В.КОЛОМИЕЦ: Да.

С.СТИЛЛАВИН: Кто у вас там живет?

В.КОЛОМИЕЦ: Ну, у нас живет там из белой рыбы все практически, леща мы…

С.СТИЛЛАВИН: Сибас неужели?

В.КОЛОМИЕЦ: Нет сибаса. Белой рыбой, я имею в виду, которая на нашей территории живет – плотва, уклейка, густера, красноперка.

С.СТИЛЛАВИН: А из съедобных?

В.КОЛОМИЕЦ: А это все съедобные рыбы. Мы леща завозили из Липецкой области, судака завозили Нового Оскола.

С.СТИЛЛАВИН: Судак есть?

В.КОЛОМИЕЦ: Да, вот был у нас три года мораторий на ловлю судака.

С.СТИЛЛАВИН: Чтобы они размножились.

В.КОЛОМИЕЦ: Да, мы запрещали, контролировали, следили. Он начал уже браться у рыбаков на удочку и на зимнюю удочку, но был небольших размеров.

С.СТИЛЛАВИН: Виктор Владимирович, но вот вы, я так чувствую, рыбак увлеченный. А каким еще может быть рыбак? Но не могу не спросить, есть как бы среди потребителей, тех, которые со льда рыбу берут в Metro всяких…

Р.ВАХИДОВ: Это вы про себя сейчас, Сергей? Нет, вы проходите мимо, но вы посещаете Metro.

С.СТИЛЛАВИН: Да, да. Там история такая, что…

Р.ВАХИДОВ: Просто лед берете.

С.СТИЛЛАВИН: Куда еще городскому жителю податься. Так вот, смотрите, история такая, что люди разделяются, говорят, что, мол, мы берем только благородную рыбу – палтус, сибас и так далее, морскую. А то, что речная в пресной воде, она вонючая, пахнет тиной.

Р.ВАХИДОВ: И там живут солитеры.

С.СТИЛЛАВИН: Солитеры, то есть глисты. Вот, что вы ответите товарищам?

В.КОЛОМИЕЦ: Ну, я отвечу, если за водоемом следить, то никаких болезней в водоеме не будет. Во-первых, это правильно балансировать подбор рыбы, чтобы она соответствовала, и хищник там был, и все, тогда не будет появляться никаких болезней. А заносчик солитера…

С.СТИЛЛАВИН: Хищник соответственно пасет слабых, правильно?

В.КОЛОМИЕЦ: Да, абсолютно.

С.СТИЛЛАВИН: И он естественным путем выбраковывает.

В.КОЛОМИЕЦ: Абсолютно верно, Сергей, все так и происходит. А чтобы не было солитера, основной заносчик солитера это наша чайка любимая.

С.СТИЛЛАВИН: Чайка?

В.КОЛОМИЕЦ: Абсолютно.

С.СТИЛЛАВИН: То есть чайка заносит гадость?

В.КОЛОМИЕЦ: Да, она помет свой выбрасывает в воду.

С.СТИЛЛАВИН: А в нем и сидят…

В.КОЛОМИЕЦ: Совершенно верно, личинка, потом поедают ее рыба.

С.СТИЛЛАВИН: Слушайте, а до вас что, долетают чайки? Они же вообще морские птицы?

В.КОЛОМИЕЦ: Нет, мы контролируем, у нас люди по территории все время ходят.

С.СТИЛЛАВИН: С ружьями?

В.КОЛОМИЕЦ: Нет, не с ружьями. Птица пугливая, поэтому она живет только там, где близко нет человека. Она его считает, как за опасность, поэтому она не прилетает. Бывает, прилетят, покружатся и улетают.

С.СТИЛЛАВИН: А на тему качества мяса, я имею в виду вкусового качества, что вот спор между морскими, так сказать, гадами и соответственно речными?

В.КОЛОМИЕЦ: Я вам скажу, самое вкусное мясо, какую рыбу я люблю, это судак и окунь. Ничего лучше и вкусней нет. И те, кто едят сибас заграничный, забугорный, я приглашаю к себе, я приготовлю пару блюд, и они перестанут просто этот ужас есть.

С.СТИЛЛАВИН: Вот так, ребята.

Р.ВАХИДОВ: Сибас и дорадо.

С.СТИЛЛАВИН: Но давайте мы так будем вести экскурсию плавно, выходя как бы из воды, как 33 богатыря. На берегу у Виктора Владимировича оборудована настоящая коптильня.

В.КОЛОМИЕЦ: Миникоптильня. А то люди подумают, что большой цех стоит.

С.СТИЛЛАВИН: Но там история такая, что мы с Рустамом Ивановичем бывали на производствах промышленных, где коптят…

Р.ВАХИДОВ: У нашего большого друга Вадима Дымова. Он коптит в промышленных масштабах.

С.СТИЛЛАВИН: У него щепа, там чего-то дымится.

Р.ВАХИДОВ: Ну, там тонны коптится колбасы.

С.СТИЛЛАВИН: А у Виктора Владимировича, у него соответственно работает печь, а оттуда идет труба по воздуху, соответственно дым этот охлаждается, там она идет метров десять, наверное, может быть, больше.

В.КОЛОМИЕЦ: Почти, девять метров.

С.СТИЛЛАВИН: Вот, все четко, 92 гектара, 9 метров. Идет в отдельный домик, а там соответственно крюки, и там коптятся всякое мясо и соответственно рыбы могут коптиться, да?

В.КОЛОМИЕЦ: Да.

С.СТИЛЛАВИН: Виктор Владимирович, нас, честно говоря, постоянно пугают, одни впаривают, а другие пугают – канцерогены. Что, мол, копченое, жареное все это нельзя, потому что все это гадость какая-то, от нее клетки бесятся и так далее организма. Вот, что вы про копчение естественное скажете?

В.КОЛОМИЕЦ: Скажу вам, что надо правильно использовать дым и никаких канцерогенных веществ не будет. Ни в коем случае продукт нельзя перекапчивать, передымливать. Для этого у нас в коптильне, если вы заметили, существует множество заслонок регулируемых. И, во-вторых, мы берем натуральную ольху, которая у нас растет на территории, мы периодически делаем санитарную выбраковку деревьев, сухие забираем, и только из этой ольхи сушим и делаем щепу. Никаких других, ни сосновых, ни ольху, ни елку мы не добавляем. У нас только чисто ольха, натуральная ольха. Она у нас растет, мы не покупаем ее.

С.СТИЛЛАВИН: Когда вы в эту маленькую коптильню все завешиваете, то 20 суток она там?

В.КОЛОМИЕЦ: Ну, это большие окорока. А так обычно, если прикапчивать рыбу горячего копчения это 30 минут, 40 минут, холодного копчения – это от 5 до 7 часов.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, хорошо, это подсобное хозяйство. А что появилось вслед за пляжем у вас, получается? Вот рыбное хозяйство, пляж.

В.КОЛОМИЕЦ: Вслед за пляжем у нас появилось садковое хозяйство. Мы поставили садки, поставили туда аэратор, построили хранилище для кормов.

С.СТИЛЛАВИН: Это кто там живет в садках?

Р.ВАХИДОВ: Аквакультура.

В.КОЛОМИЕЦ: Да, аквакультура. Это мы выращиваем…

С.СТИЛЛАВИН: Устриц?

В.КОЛОМИЕЦ: Нет, карпа и карася, которого переселяем к себе в водоем, когда он подрастет. И два садка у нас было на продажу. Это отдыхающие приезжали, друзья приезжали и прямо, кто не любит рыбную ловлю, прямо из садка сачком доставали, живого.

С.СТИЛЛАВИН: Для самых ленивых.

В.КОЛОМИЕЦ: И тут же делали уху или жарили, или тушили, кто как.

С.СТИЛЛАВИН: А потом после того, как рыбу всю освоили?

В.КОЛОМИЕЦ: А потом появилась идея у нас с сыном земли, прилежащие к озеру, мы узнали, что они на паях, решили их выкупить, они были частично заброшены.

С.СТИЛЛАВИН: Сельхозназначения?

В.КОЛОМИЕЦ: Да, они сельхозназначения земли все. Решили их выкупить, чтобы не приобретать зерно для рыбы, для хоздвора всего, решили их выкупить. Выкупили земли, ну, и естественно встал вопрос, надо какое-то сельское хозяйство поднимать.

С.СТИЛЛАВИН: Вы имели опыт и сын?

В.КОЛОМИЕЦ: Абсолютно никакого, ни я, ни сын, даже близко, люди городские, даже близко ничего.

С.СТИЛЛАВИН: Чем вы решили заняться вот на этих площадях?

В.КОЛОМИЕЦ: На этих площадях мы решили поставить фермерское хозяйство, вырастить баранов, кроликов, курочек, уток, вот, что вы видели, а им нужны корма, поэтому мы часть полей засеяли клевером и люцерной, а часть полей пшеницей и кукурузой.

С.СТИЛЛАВИН: Но я понимаю так, что вот мы вчера были в гостях, я уже сегодня это слово затаскал, латифундисты, у ребят действительно своя техника, там много оборудования хорошего, красивого, нового и комбайны там, и все дела. А вы, я на ваших владениях не видел даже трактора. Как вы обрабатываете столько гектар, если нет машин никаких?

В.КОЛОМИЕЦ: Ну, техники у нас вообще никакой нет, потому что деньги имеют такое свойство, они кончаются когда-то. Мы все в инфраструктуру внесли, электросети, канализация, вода скваженная, газ, на технику денег нет пока. Поэтому у нас соседи друзья фирмы аграрные, они сеют нам, убирают, пашут, мы с ними продукцией рассчитываемся, они себе берут, нам отдают, сколько надо по потребностям. Симбиоз такой, скажем.

С.СТИЛЛАВИН: То есть такие батраки 21 века.

В.КОЛОМИЕЦ: Ну, может быть, да, можно так сказать.

Р.ВАХИДОВ: Кооперация, Сергей, кооперация.

В.КОЛОМИЕЦ: А так в планах, ну, да, конечно, на таких землях надо иметь трактор, надо иметь плуг, сеялку, косилку, пресс-подборщик надо иметь.

С.СТИЛЛАВИН: Это, который формирует брикеты уже?

В.КОЛОМИЕЦ: Да, да.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, вот, если брать по минимуму, может быть, бэушная, может быть, техника гуманного при ваших объемах, такие инвестиции сколько могли бы составить? Ну, вот то, что вам надо обрабатывать?

В.КОЛОМИЕЦ: То, что вот на технику нам надо, 2,5 миллиона примерно сейчас. Трактор сейчас «Беларусь МТЗ-82» стоит 1 миллион 300, три года назад он стоил 700, а сейчас уже 1 миллион 300. Пресс-подборщик минимально 300-320 тысяч.

С.СТИЛЛАВИН: Это чье производство?

В.КОЛОМИЕЦ: Это все отечественное, мы не берем импортное. Ну, белорусы, братья белорусы делают.

Р.ВАХИДОВ: Надо объяснить нашим слушателям, что вчера, посещая угодья и владения латифундистов 21 века, мы видели, например, прицеп для жатки. Ребят, прицеп оригинальный стоит для хорошего комбайна…

С.СТИЛЛАВИН: Нет, надо пояснить, что это такое. Есть комбайн, это такой огромный трактор-танк, а у него спереди висит вот эта штука широкая, которая скашивает и соответственно там, как у снегоуборочной машины все это поступает внутрь, условно говоря. Так вот, чтобы ездить по дорогам общего назначения, общего пользования, надо эту штуку откреплять, снимать, на прицеп сзади, как катер, и соответственно поехал. Так вот прицеп, который возит эту косилку…

В.КОЛОМИЕЦ: Жатку эту.

С.СТИЛЛАВИН: Оригинальную, стоит около 700 тысяч рублей, а уже наши поднаторели и делают то же самое за 3.300. Виктор Владимирович, спасибо вам огромное, что вы в вашем непростом графике, это не пустые слова. Знаете, договариваешься с кем-то из людей, ну, давай посидим, сам так часто говорю, кто-нибудь говорит: «Давай посидим», я говорю: «Не могу». Через неделю не могу, через месяц не могу, через год не могу, не вырваться. Но это, на самом деле…

Р.ВАХИДОВ: Вырвемся на свадьбу Андрея.

С.СТИЛЛАВИН: Но в большинстве случаев вот такие просто от лени отговорки или от нежелания перестроить свой привычный рутинный график, в котором люди живут. А вот действительно Виктору Владимировичу было непросто к нам уехать, потому что лето, нужно все контролировать, нужно все проверять. Не потому что жулики, ворье, хотя их достаточно, и мы сталкивались с этим, что трудно с персоналом обстоят дела трудно. Потому что вот рассказывали ребята, что устраивается на работу человек, даже не спрашивает, сколько будут платить. Смотрит и думает, а где бы можно стырить. Понимаете, да?

И вот не то, чтобы надо с этой психологией бороться, но ее действительно нужно изживать. И когда человек растет с умонастроением и вырастает в такого проворного профессионального вора в широком смысле этого слова, смотрит на жизнь не как на маневр для реализации своих способностей, а на место, где можно что-нибудь стырить, вот это, конечно, мешает очень во многом. Виктор Владимирович, так вот вы при помощи соседей начали засевать свои площади, с ними по бартеру рассчитываться, ну, и соответственно то, что оставалось по договору вам, соответственно пускаете на корм животным.

В.КОЛОМИЕЦ: И рыбе.

С.СТИЛЛАВИН: И сегодня у вас уже получается сколько? Значит, во-первых, надо сказать, бессчетное количество кроликов, которые живут в норах, потому что они живут в земле. А главный крол…

Р.ВАХИДОВ: Царь кролик.

С.СТИЛЛАВИН: Да, царь кролик живет на самом высоком месте, у него десять наложниц, от которых соответственно отпачковываются постоянно новые кролики. У них какой период беременности, у крольчих?

В.КОЛОМИЕЦ: У крольчихи 30 дней.

С.СТИЛЛАВИН: Всего?

В.КОЛОМИЕЦ: От 28 до 30.

С.СТИЛЛАВИН: Елки зеленые, это же постоянно просто прибывают.

Р.ВАХИДОВ: Давайте вы заведете кролика себе, Сереж.

С.СТИЛЛАВИН: Ну, так один-то не сможет.

Р.ВАХИДОВ: Ну, хорошо, двух.

С.СТИЛЛАВИН: Короче говоря, они все время растут и такая проблема, которая есть при житье-бытье кроликов в реальных условиях, а мы с Виктором Владимировичем об этом поговорили, о том, что мясо, например, кролика, который не в клетке сидит, условно говоря, или в инкубаторе каком-то, а постоянно бегает, оно соответственно имеет другие свойства.

В.КОЛОМИЕЦ: И цвет, и запах немножечко отличается, вкусовые качества.

С.СТИЛЛАВИН: Потому что, человек сказал, животное в движении, по-другому циркулирует кровь по венам. Так вот, и соответственно очень большая напасть со стороны всех тех бездельников…

Р.ВАХИДОВ: Хищников.

С.СТИЛЛАВИН: Которые соответственно, как и люди некоторые, где-нибудь что-нибудь стырить. И соответственно, во-первых, коршуны, правильно?

В.КОЛОМИЕЦ: Да, это хищная птица.

С.СТИЛЛАВИН: И прочие всякие лисы, кто там еще?

В.КОЛОМИЕЦ: Лисы, куница, норка, очень много сейчас норки развелось, а мы живем вблизи реки и водоема и по всем этим оврагам у них очень много там нор.

С.СТИЛЛАВИН: И пришлось, ребята, вы представляете, вот забор, сетка рабица, которая полутораметровая защищает от бегства самих кроликов, но, с другой стороны, она еще на полтора метра уходит под землю.

В.КОЛОМИЕЦ: 1 метр 20, если быть точным.

С.СТИЛЛАВИН: Спасибо. Так вот уходит под землю, потому что вот эти все сволочи, они могут прорыть.

В.КОЛОМИЕЦ: Копают лисы особенно.

С.СТИЛЛАВИН: И я так понимаю, что периодически даже приходится пользоваться услугами охотника, который борется со всеми этими вредителями, их выслеживает, потому что нападения постоянные.

В.КОЛОМИЕЦ: Да, особенно в осенне-зимний период.

С.СТИЛЛАВИН: Когда нечего жрать.

В.КОЛОМИЕЦ: Да, они активизируются.

С.СТИЛЛАВИН: А сверху соответственно устроено средство, ну, может быть, примитивное…

Р.ВАХИДОВ: Противовоздушной обороны.

В.КОЛОМИЕЦ: Совершенно верно.

С.СТИЛЛАВИН: ПВО, да, от тех коршунов, которые кидаются сверху, но боятся постоянно на ветру движущихся полосок пластика или бумажек каких-то белого цвета. И все это наука, правильно?

В.КОЛОМИЕЦ: Да.

С.СТИЛЛАВИН: Виктор Владимирович, ну, а скажите, пожалуйста, вы крольчатину продаете? Потому что я разместил очень много таких трогательных, замечательных снимков с этим замечательным животным, потому что он как меня лапками своими тепленькими обнял, честно говоря, рука не поднимается, хотя Виктор Владимирович говорит: «А давай зарежем, зажарим». Я говорю: «На надо, стоп, все, не надо». Одного спас точно позавчера. Куда вы их деваете?

В.КОЛОМИЕЦ: Гости приезжают отдыхать к нам в коттеджи, некоторые просят, заказывают свежее мясо.

С.СТИЛЛАВИН: А вы им, как Цукербергу говоришь: «Хочешь? Сам давай режь».

В.КОЛОМИЕЦ: Нет, ну, идея-то была как бы, чтобы сами охотились на них, увеличить площадь диких кроликов, которые в загороде живут. Но потом как-то от этой идеи отказались мы. Поэтому мы самостоятельно этих кроликов доставляем, тушку уже отдаем отдыхающим или гостям, или друзья, или родственники приезжают.

С.СТИЛЛАВИН: Виктор Владимирович, ну, вот, смотрите, вы были врачом, потом Академия госслужбы и так далее, сегодняшний период вашей жизни, он счастливый?

В.КОЛОМИЕЦ: Очень.

С.СТИЛЛАВИН: Что вы чувствуете сегодня в своей жизни?

В.КОЛОМИЕЦ: Соитие с природой, просто находишься на высшей степени блаженства. Это занятость весь день, целый день, активность. Ну, я вам скажу, если в пять часов утра встаешь и в 11, в 12 ложишься, кажется, утром будет трудно подняться. Но когда ты утром просыпаешься уже без будильника и знаешь, что тебе надо покормить, попоить.

С.СТИЛЛАВИН: И опять новый день. Виктор Владимирович, с вами время пролетело просто незаметно.

Р.ВАХИДОВ: Спасибо вам огромное.

С.СТИЛЛАВИН: Спасибо вам огромное за ваш труд, за гостеприимство.

В.КОЛОМИЕЦ: И вам спасибо, Рустам, Сергей.

С.СТИЛЛАВИН: Надеюсь, увидимся еще раз.

Р.ВАХИДОВ: Приглашаем всех слушателей на Шаховское озеро, правильно?

В.КОЛОМИЕЦ: Да, и в баню.

С.СТИЛЛАВИН: И в баню. Спасибо.

00:00
00:00
</>